А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не пугай ежа голым задом" (страница 7)

   Глава 8. САША. ПАРТИЗАНСКАЯ ВЫЛАЗКА

   Вечером мы с женой сидели на веранде, причем с наглухо закрытыми окнами, чтобы музыка, визг девиц и гогот парней звучали хоть немного тише – благо на улице было прохладно, – и печально обсуждали ждущие нас впереди безрадостные перспективы, а перед нами стоял во весь свой неприятный рост заданный еще Николаем Гавриловичем Чернышевским вопрос: «Что делать?» Все реальные, нереальные и даже фантастические варианты были уже перебраны, и ни один не подошел. Я задумчиво смотрел в окно, когда увидел, что от калитки участка Богданова вдруг отделилась какая-то тень и быстро скрылась в темноте.
   – Как бы кто-то из этих подонков Сергею Сергеевичу какую-нибудь пакость не устроил, – встревожился я и встал. – Пойду посмотрю, что там.
   – Не имеет смысла, – спокойно ответила жена. – Эти негодяи так увлечены собой, что им ни до кого другого нет никакого дела.
   – Но у него явно кто-то был! – настаивал я.
   – Ну и что? А вдруг это женщина? Лариса-то в отъезде, – заметила Маруся.
   – Не думаю, – с сомнением сказал я. – Он ее так любит!
   – Одно другому не мешает! – отмахнулась она.
   – Значит, ты и меня можешь подозревать в том, что я тебе изменяю? – возмутился я.
   – Ну что ты? Я тебе верю! – воскликнула она, хотя о ее ревности можно слагать легенды. – Ты на такое не способен!
   Я, конечно, мог бы ей напомнить несколько случаев, когда она бесилась, причем без всякого повода, так, что впору смирительную рубашку надевать, но зачем обострять семейные отношения без необходимости? Но Маруся, видимо, поняла, о чем я подумал, – правильно говорят, что когда люди долго живут вместе, то начинают понимать друг друга с полмысли, – и начала горячо убеждать меня в том, что никогда не сомневалась в моей верности, а я слушал ее и изо всех сил старался не улыбнуться. Внезапно она остановилась на полуслове, да и я удивленно застыл – музыка резко оборвалась, и ночь огласили встревоженные крики разудалой компании. Мы с женой мигом выскочили в сад и бросились к забору, разделявшему наш и Мажора участки, и увидели, что его дача погружена в темноту.
   – Наверное, у них что-то перегорело, – предположила жена.
   – Хорошо, если это не короткое замыкание, а то ведь и пожар может начаться, – обеспокоенно заметил я.
   – Да гори она ясным огнем, эта дача! Тогда они отсюда уж точно уберутся! – не сдержалась она.
   Тут я увидел во дворе Мажора нескольких парней и крикнул им:
   – Эй! Ребята! Что у вас с электричеством? Пожара не будет?
   – А черт его знает! – получил я в ответ.
   – Может, просто пробки выбило? – спросил я.
   – Да уже проверили! Там все нормально! – крикнули мне.
   – Ну и слава богу! А то ведь если у вас пожар начнется, то и на нас может перекинуться, – с облегчением сказал я.
   Когда мы с женой вернулись на дачу, то увидели на веранде спокойно сидевшего Богданова – дверь-то мы не закрывали.
   – В случае чего я был у вас! – предупредил он нас, а потом кивнул в угол и попросил: – Саша! Спрячь подальше!
   Повернувшись туда, я увидел на полу допотопные «кошки», длинные насадки на обувь, напоминающие серпы.
   – А что это такое? – удивленно спросила Маруся.
   – Приспособление нехитрое, но очень полезное, под названием «кошки», – ответил ей Сергей Сергеевич. – В середине прошлого века, когда столбы были деревянными, все электромонтеры носили их с собой, потому что с их помощью они могли вскарабкаться на столб и держаться там сколько угодно. Очень удобная штука, потому что надевается на любые ботинки.
   – А откуда это у вас? – спросила Маруся.
   – Отец у меня электромонтером был, да я и сам ему помогал, еще когда подростком был, – объяснил Сергей Сергеевич. – А как его не стало, я их себе на память оставил. Как видите, пригодились!
   – Партизанская вылазка? – практически уверенный в ответе, спросил я.
   – Да, вспомнил молодость, – усмехнулся он.
   – Господи! – всплеснула руками Маруся. – С вашим-то ростом под два метра взобраться на столб!..
   – А потом перерезать электропровод, ведущий к даче Максима, причем очень приличный кусок, который я хорошенько спрятал, – закончил за нее Богданов и довольно улыбнулся: – Хоть пару ночей поспим спокойно!
   – А не проще было вам в свой туристический центр переехать или в гостиницу, которую вы для домашних животных держите? – спросил я, подхватывая «кошки», которые отнес в комнату для гостей и спрятал внутрь дивана. – Мы-то с Марусей тут из принципа остаемся, чтобы не показать, что поддались шантажу этих подонков.
   – А я что, по-вашему, хуже вас? – возмутился Богданов. – Сбежать и этим доказать подонкам, что я слабее их?
   Честно говоря, такой решительности мы от Сергея Сергеевича никак не ожидали, потому и ответить нам на это было нечего. Маруся налила нам всем чай, который мы и пили, наслаждаясь давно забытой тишиной. Тут у нас во дворе раздался шум шагов, а потом кто-то без предварительного стука рванул нашу дверь.
   – Кто там? – спросил я.
   – Открывай, и увидишь! – раздался наглый голос Жеки.
   – Вообще-то, ты мог быть и повежливее, – неприязненно заметил я, но дверь открыл. – Чего надо? За свечкой пришел? – спросил я.
   – Засунь ее себе знаешь куда? – окрысился он.
   – А ты не мог бы выбирать выражения? Особенно в присутствии женщины, – неласково поинтересовался я.
   – Щас! Это после того, как мне кто-то провод перерезал? Интересно, кому же это спокойно жить надоело? – начал наезжать на нас он.
   – А почему именно перерезал? – совершенно естественно удивился Богданов. – Его мог и ветер сорвать!
   – Ветер был с кусачками? – язвительно спросил Жека и продемонстрировал нам обрывок провода. – Короче, так! Парни по поселку пробежались и сказали, что из молодых мужиков остались только вы двое, а остальные все в город свалили.
   – Спасибо за комплимент! – шутливо раскланялся с ним Богданов. – Давненько меня уже никто молодым не называл! Только я, видите ли, уже не в том возрасте, чтобы по столбам лазить!
   – Ты не нарывайся! – рявкнул на него Жека. – Этот, – он ткнул пальцем в меня, – по времени не мог бы взобраться на столб, кусок провода вырезать, а потом спуститься и до забора добежать. А вот ты, – он ткнул пальцем в Сергея Сергеевича, – мог! Так что получишь обратку по полной программе! Понял?
   С этими словами он вышел, изо всех сил шарахнув дверью, а мы переглянулись.
   – Интересно, что эта сволочь задумала? – спросил я.
   – Пока неясно, но явно что-то нехорошее! – сказала Маруся и повернулась к Богданову: – Сергей Сергеевич! А может, вам прямо сейчас в свой туристический центр уехать и пожить там некоторое время, пока страсти не утихнут?
   – Показать, что я боюсь этих мерзавцев? – возмутился он. – Никогда!

   Глава 9. МАША. И ЧТО ИЗ ЭТОГО ВЫШЛО

   Два дня наш поселок наслаждался тишиной и покоем, и волновало людей только то, что на снятых Кряковым у некоторых несознательных граждан дачах вовсю кипела работа, их благоустраивали, заносили приличную мебель и бытовую технику. Но вот все приготовления были закончены, и мы в ужасе замерли в ожидании новых неприятностей, потому что в благополучный исход этой истории уже никто не верил. Но беда пришла с той стороны, откуда не ждали. Мы с мужем мирно сидели в беседке, обсуждая, как нам жить дальше в такой нездоровой обстановке, как вдруг ветер донес до нас такую жуткую вонь, что я выпрямилась и начала осматриваться, пытаясь понять, что это может быть.
   – Маруся! Ты чего? – удивленно спросил Сашка.
   – А ты отложи сигарету и сам понюхай, – предложила я ему. – Просто дышать нечем! Миазмы какие-то!
   Сашка затушил сигарету и, принюхавшись, сказал:
   – Не какие-то, а фекалий, дорогая! И идут они со стороны участка Богданова.
   Мы с ним бросились к забору и с ужасом увидели, как на участке Сергея Сергеевича от дворового туалета, в просторечии именуемого «скворечней», ползла светло-коричневая пена, а сам хозяин дома, делая своими длиннющими ногами огромные шаги и периодически застывая на месте, чтобы выискать участок почище, пробирался к калитке и лицо его было искажено такое неистовой яростью, что даже мне стало не по себе.
   – Ну вот! Теперь понятно, что имел в виду этот подонок, когда сказал, что Богданов получит обратку, – с ненавистью процедил Сашка.
   – Что он сделал? – спросила я.
   – Пачку дрожжей в туалет бросил, гад! – яростно ощерившись, пояснил муж. – Вот сволочь!
   – Какие мерзавцы! – не сдержалась я. – Вот они, значит, как отомстили! – И спросила: – Что же теперь делать?
   – Вот Богданов сейчас подойдет, и будем думать, – ответил Сашка.
   Через некоторое время Сергей Сергеевич появился у нас на участке, и мне в нос тут же шибануло такой вонью, что будь у меня насморк, тут же прошел бы.
   – Видали? – сквозь стиснутые зубы процедил он, показывая на свой участок.
   – И видали тоже, – кивнул Сашка и не удержался: – А ведь я говорил вам после того, как вы же сами нам в дачи канализацию провели, что этот «скворечник» нужно ликвидировать, а вы что мне отвечали? Что руки, мол, не доходят!
   – И это тоже, а еще думал, что если вдруг канализация засорится, то будет куда в туалет сходить, – не стал отказываться Сергей Сергеевич. – Только ты мне сейчас, Саша, мораль не читай! Скажи лучше, как спасаться!
   – Тут работы будет вагон и маленькая тележка! – мрачно пообещал муж. – После такой изуверской диверсии дезактивировать участок очень тяжело, это я вам как эколог говорю. Но для начала нужен ассенизатор с бочкой.
   – Сейчас организую, – сказал Богданов, доставая телефон.
   Но оказалось, что эти дерьмочисты от отсутствия заказов не страдали и согласились приехать только к обеду, да и то за двойную плату, но за это время пена расползлась почти по всему участку, и лично я начала втихомолку мечтать о противогазе. Приехала машина с рабочими, правда, вовремя, и они шлангом полностью выкачали содержимое туалета, а потом принялись дезактивировать участок. Все это время Жека с компанией стояли за забором со стороны улицы, причем все демонстративно зажимали себе носы, но рожи у них были до того самодовольные, что становилось ясно – они балдеют от собственной подлости, а сам качок, на руке которого тряпкой висела в хлам пьяная прошмандовка, даже продемонстрировал Сергею Сергеевичу вытянутый средний палец – жест, понятный даже глухонемому во всех странах мира. Богданов ему на это ничего не ответил, но глаза его блеснули так яростно, что стало понятно – он этого так не оставит.
   Но вот машина, закончив свою работу, уехала, и выяснилось, что это еще не все – теперь нужно было снять верхний, загаженный слой почвы. Цветы Ларисы при этом неминуемо погибли бы, но другого выхода не было. После недолгой дискуссии на тему, кого для этой грязной работы нанять, Сашка решительно сказал:
   – Бомжей надо звать! Эти за деньги что угодно готовы сделать!
   Почуяв поживу, бомжи мигом прибежали, едва их позвали, и, оглядев поле деятельности, один из них сказал:
   – Хозяин! Мы голяком ходить не привыкли, а одежка у нас только одна. Если мы ее измажем, да и провоняется она, что мы делать будем? Дерьмо, если ты не знаешь, так просто не отстирать!
   – Черт с вами! – махнул рукой Сергей Сергеевич. – Выдам я вам спецодежду!
   Он позвонил в туристический центр, и оттуда мигом доставили четыре комплекта военного камуфляжа, в котором там разгуливала охрана. При виде этого неслыханного, по их понятиям, богатства бомжи почесали репки и решили работать в своем, чтобы потом переодеться в новое.
   – Да работайте вы в чем хотите! – рыкнул на них Богданов. – Неужели вы подумали, что я у вас потом это отбирать буду! Только начинайте скорее! Не до ночи же мне вас ждать!
   В четыре лопаты – часть была позаимствовала у нас и даже Куркуль дал свою, поняв, что Богданов пострадал за общее дело, причем присовокупил к этому еще и садовую тележку для вывоза загрязненной земли подальше – бомжи под бдительным присмотром Сергея Сергеевича трудились допоздна, но все сделали. Грязные и вонючие, они отрапортовали об окончании работы, и довольный Сергей Сергеевич выдал им, кроме денег, две бутылки водки и несколько кусков хозяйственного мыла на помыв. Как потом оказалось, бомжи радостно устроили себе банно-прачечный день с последующим возлиянием на берегу речки, объяснив это так:
   – Что же мы, не люди, что ли? Не понимаем разве, что в озере нельзя? Там же воду грязную к берегу прибьет, и как потом купаться? А в речке вода движется! Вот все и отнесет куда подальше!
   – Господи! – сказал, узнав об этом, Сашка. – Даже эти отбросы общества понимают по-своему, что такое экология! А Кряков со своей жаждой наживы, дай ему волю, тут все так испаскудил бы, что уже и не восстановить никогда.
   А мы в тот вечер устроили свое возлияние. Сергей Сергеевич, которого мы пригласили несколько дней пожить у нас, пока запах окончательно не выветрится, принес из дома большую бутылку виски и кое-какие продукты, так что застолье у нас было обильное, вот только не сказать, чтобы радостное и праздничное.
   – Господи! Что я теперь Лоре скажу? – сокрушался он. – Она с этими цветами возилась-возилась, а теперь все насмарку!
   – Я уверена, что она вас поймет! – утешала я его.
   – Я, откровенно говоря, тоже на это надеюсь, – вздохнул он.
   – Да счастье великое, что ее здесь не было, а то она при своем характере пристрелила бы Жеку, и рука у нее не дрогнула, – заметил Сашка. – Мы все помним, как она мастерски с ружьем обращается.
   Как выяснилось, сказал мой муж это зря, потому что хорошо принявший на грудь Богданов решительно заявил:
   – Тогда я его сам убью!
   – Так ведь сядете, и надолго! – остудил его Сашка.
   – Зато одной сволочью на земле меньше станет! – стоял на своем пьяный Богданов.
   – Не надо таких экстремальных мер! – попросил мой муж. – Есть ведь и другие способы!
   – Например? – спросила я.
   Но ответить он не успел, потому что раздался жуткий грохот, и мы в ужасе посмотрели друг на друга – ничего хорошего ждать не приходилось. Выскочив из дома, мы бросились на звук, который шел опять-таки со стороны дачи Мажора, и увидели, что качок с другими парнями выгружал из джипа портативную электростанцию.
   – Это он, чтобы водка не закипела! – хмуро усмехнулся Богданов. – А то как же им без холодильника? Это им, избранным, никак!
   – Если бы только холодильник! – с тоской сказала я.
   Как показало дальнейшее, я оказалась права, потому что с того времени не только музыка грохотала опять на весь поселок, но к этому шуму добавился еще и треск стоявшего во дворе двигателя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация