А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не пугай ежа голым задом" (страница 20)

   Глава 30. САША. ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ КРОКОДИЛА

   Первым делом я позвонил Славке в зоопарк и сказал:
   – Слушай, приятель! Тут передо мной лежит одна очень несимпатичная зеленая тварь, от которой мне не терпится избавиться. Помоги, пожалуйста!
   – Поймал-таки? – обрадовался он.
   – Еще неизвестно, кто кого, – хмуро ответил я. – И поторопись, если хочешь застать меня живым. Где наша дача – ты знаешь...
   – Знаю, – заверил меня он. – Найду!
   – Так вот, остановишься не возле нее, а не доезжая одну дачу, у соседней калитки, – объяснил я.
   – Уже лечу! – заверил меня Славка.
   Сказать, что мне было неуютно наедине с этой гадиной, значит ничего не сказать – я боялся эту тварь самым постыдным образом, и стыдно мне за это не было, потому что одной курицы, да еще пополам с перьями, крокодилу было, конечно же, мало – это он просто решил червячка заморить перед основной трапезой. А вот согреется он, и тогда...
   – А вот те шиш! – шепотом сказал я ему. – Не согреешься!
   Постоянно оглядываясь, я взял шланг и пустил воду на полную, а она у нас такая холодная, что зубы ломит, и стал поливать крокодила, руководствуясь тем, что чем ниже температура, тем менее он активен. Крокодил не сделал ни малейшей попытки отползти или еще как-то проявить свое неудовольствие, и я, решив, что доброе слово и кошке приятно, принялся ласково с ним разговаривать, убеждая немного подождать, и тогда ему станет совсем хорошо. Исчерпав свой словарный запас, я перешел на стихи и принялся читать их, вспомнив все, какие когда-либо знал, начиная с детского сада, но при этом продолжал старательно поливать рептилию, которая изредка открывала глаза, и тогда я замирал от страха. Покончив со стихами, я самым нежным тоном принялся говорить в адрес Маруси все, что я о ней только думал, а поскольку я был зол на нее, как сто тысяч чертей, и все угрызения совести приказали долго жить после ее сегодняшней выходки, то выражения мои были под стать настроению, то есть абсолютно и возмутительно непечатными, но крокодил их все равно понять не смог, потому что даже не покраснел, зато я отвел душеньку, напоследок пригрозив жене припомнить ей ее безобразное поведение, да так, что она по гроб жизни не забудет!
   Как я потом понял, Славка приехал действительно очень быстро, но тогда время его ожидания показалось мне вечностью.
   – Где клиент? – спросил Вячеслав, входя на участок Афонина с телескопической штангой, и Зараза тут же залилась лаем при виде чужого.
   – Вот он! – сказала я, кивая на крокодила.
   – Меленький экземпляр! – пренебрежительно сказал Славка.
   – Лично мне так не кажется, – заметил я.
   – У страха глаза велики, – небрежно отмахнулся мой однокашник, прикрепляя к концу штанги приличных размеров шприц с транквилизатором.
   – А подействует? – засомневался я.
   – Увидишь! – многозначительно пообещал Славка и ловко всадил шприц в крокодила.
   Этот гад дернулся и одним рывком оказался уже в кустах, но тут путь ему преградил забор, и он замер. Я перекрыл уже ненужную воду и приготовился ждать, но не прошло и пары минут, как Славка авторитетно заявил:
   – Клиент готов, можно брать!
   – Так быстро? – недоверчиво спросил я.
   – А ты пойди и сам посмотри!
   – Только после вас! – предупредительно сказал я и сделал руками приглашающий жест.
   – Погубит тебя недоверие, Сашка! – осуждающе проговорил Славка и пошел в кусты, а потом велел: – Сумку принеси, что я возле калитки оставил!
   Я быстро сбегал за сумкой, в которой оказались толстые крепкие веревки и большой прочный мешок.
   – Этап завершающий – упаковка! – провозгласил Славка.
   Мы с ним – да-да, я тоже осмелел при виде неподвижной твари! – сначала замотали рептилии морду веревкой так, что были видны одни глаза, а потом не менее старательно связали лапы. Затем мы засунули крокодила в мешок и оттащили в багажник машины Славки.
   – Ну вот и все! – сказал в заключение он. – С тебя причитается!
   – Самой собой! – радостно воскликнул я и попросил: – Только ты уж оформи этого гада у себя в зоопарке так, чтобы никто не знал, откуда он.
   – Не волнуйся! Все будет тип-топ! – заверил меня Славка и уехал.
   Я вернулся на участок Афонина и грустно посмотрел на землю, залитую и пропитанную водой так, что в ней ноги вязли. Это нужно было как-то объяснить, и я, недолго думая, отсоединил шлаг от трубы и несильно включил воду – пусть Виктор Петрович на крокодила грешит, который на его территории буянил. Решив, что я сделал все, что мог, и пусть тот, кто сможет, сделает больше, я с чувством выполненного долга, но на подрагивающих ногах вышел с участка Афонина и задумался, куда идти. Тут со стороны озера раздался взрыв, и я, поняв, что происходит, забыв об усталости, рванул туда. Пробежав мимо кафе, где напряженно ждала результата поисков сильно поредевшая толпа дачников во главе с председателем, я направился дальше, но до озера мне добраться не дали, потому что на полпути меня перехватили эмчеэсовец с участковым.
   – Вы что творите? – заорал я. – Вы же всю рыбу в озере уничтожите!
   – А вам крокодил милее? – спросил парень. – Раз наши поиски в озере не привели к положительному результату, то нам приказали перейти к решительным действиям. Если он в воде, то теперь точно всплывет! – уверенно заявил он.
   И, словно в подтверждение его слов, ухнул еще один взрыв. Ответить ему на это мне было нечего, и я, застонав, поплелся в кафе, где сел за столик, обхватив голову руками.

   Глава 31. МАША. ВСЕ ТАЙНОЕ КОГДА-НИБУДЬ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

   Я старательно уводила Афонина все дальше и дальше от поселка, а меня саму тем временем терзал страх за Сашку, и ведь самое главное, что в той опасности, которой он подвергался сейчас, была виновата я одна – если бы я не полезла в этот чертов сарай, то ничего бы не было! Но одновременно с этим меня мучили вопросы: как крокодил попал в погреб и какое отношение имеет ко всему этому Сашка? Я мысленно успокаивала себя, что рано или поздно все выяснится, и тут же обмирала от мысли, что может быть слишком поздно, и тогда я... Я никогда больше не увижу мужа! Глотая тайком от Виктора Петровича слезы, я продолжала следовать за ним, но душой я была там, на его участке, вместе с мужем, и сознание, что я бессильна ему чем-то помочь, приводило меня в отчаянье. «Господи! Только бы он был жив! – молилась я. – Пусть одноногий, однорукий, но, главное, живой!» Наконец Афонин выдохся и сказал:
   – Черт с ним, с крокодилом! Сил уже нет!
   – Тогда давайте возвращаться! – предложила я.
   Я решила, что прошло достаточно много времени и ситуация у него на даче должна уже урегулироваться так или этак. Так – это в нашу пользу, а этак – в пользу крокодила, что меня категорически не устраивало, и я поклялась, что задушу эту тварь собственными голыми руками, если с мужем что-то случилось. Мы с Афониным пошли обратно в поселок, но если он, устав, еле плелся, то я все прибавляла и прибавляла шаг.
   – Да беги уж! – сказал Виктор Петрович. – Мне за тобой все равно не угнаться!
   И я действительно побежала со всех ног, неслась изо всех сил, чтобы поскорее убедиться, что с Сашкой все в порядке. Влетев в поселок, я удивилась его тишине, но не обратила на это внимания, потому что моей целью был участок Афонина. Я рванула калитку, и бегавшая по даче Зараза отозвалась мне радостным лаем – она меня узнала. Ни рептилии, ни Сашки там не было, только вот земля была почему-то беспощадно залита водой, но следов крови видно не было, и я чуть не потеряла сознания от чувства величайшего облегчения. Тут я услышала звук взрыва и безошибочно поняла – это на озере. Сил бежать у меня уже не было, да и шла-то я с трудом, но, подгоняя себя самыми распоследними словами (в свой адрес, естественно), все-таки двигалась в ту сторону. Добредя до кафе и увидев там наших дачников, я спросила у них:
   – Вы моего мужа не видели?
   И тут сама увидела его, уставшего, вымотанного, бледного, как мел, но живого. Он сидел с абсолютно отстраненным видом, опираясь головой на руку, и смотрел в стол. На какой-то миг я замерла, а потом бросилась к нему:
   – Сашенька! Миленький! Родной! Ты живой! Какое счастье! Слава тебе, Господи, ты живой! – причитала я, не обращая внимания на окружающих, и мое некогда принятое решение поговорить с ним только наедине мигом выветрилось у меня из головы – до того ли мне было!
   – Ты чего, Маруся? – спросил он и посмотрел на меня пустым безразличным взглядом, но это меня не остановило.
   – Саша! Хороший мой! Любимый мой! Пойдем домой! Тебе отдохнуть надо! – звала его я.
   – Любимый? – переспросил он и покачал головой. – С любимыми так себя не ведут! Их импотентами не называют даже наедине, а тем более на людях.
   – Сашенька! Дорогой! Я люблю тебя! Я тебя так люблю, что от ревности с ума схожу! – надрывалась я, плюнув на гордость и самолюбие.
   – Извини, Маруся, но я тебе не верю, – устало сказал Сашка.
   – Опомнилась, дурища! – раздался голос скандальной особы. – Опозорила мужика своего на весь поселок без всякой на то причины, а теперь спохватилась!
   В другой раз я бы нашла, что ей на это ответить, но сейчас я пропустила ее оскорбление мимо ушей.
   – Ну, прости ты меня, дуру! – умоляла я мужа, а поскольку ноги меня не держали, то я упала на колени. – Да пусть у меня язык отсохнет, если я когда-нибудь тебе еще хоть слово поперек скажу! Ну, поверь ты мне и прости!
   Сашка долго смотрел мне в глаза, а в моих все расплывалось от слез, и я, не выдержав, расплакалась.
   – Попробую, – услышала я голос Сашки и почувствовала, что он поднимается со стула. – Пошли домой, Маруся!
   Я вцепилась в его руку, как в самое великое на свете сокровище, но не смогла подняться с пола.
   – Извини, Саша, но меня ноги не слушаются, – жалобно сказала я. – Я столько набегалась, что сил больше нет.
   – Бедненькая ты моя! – ласково сказал он и подхватил меня на руки, а я обхватила его шею руками и самозабвенно прорыдала все дорогу до дачи.
   Но вот войдя в дом, мы в первый момент не знали, о чем говорить, особенно я, потому что ужасно боялась чем-нибудь ненароком обидеть его, я даже не решалась спросить его, куда делся крокодил.
   – Может быть, ты душ примешь? – наконец решилась я прервать молчание.
   – После тебя, потому что тебе это сейчас нужнее, – ответил он. – Ты ужасно пропылилась.
   – А давай вместе? – замирая от надежды, предложила я. – Как когда-то, в молодости?
   – Да мы с тобой и сейчас не старые, – усмехнулся он. – Только вряд ли мы там вдвоем поместимся.
   – А мы с тобой друг к другу прижмемся! – обрадовавшись, что он сразу и решительно не отказался, сказала я. – В тесноте, да не в обиде!
   – Хорошо, давай попробуем! – улыбнулся он, и я расцвела от радости.
   Наше нахождение в душе назвать мытьем можно было бы только с очень большой натяжкой, но оттуда Сашка отнес меня на руках в комнату, и я похолодела от мысли, что могла его потерять и своими собственными руками лишить себя такого счастья, как он. Потом мы перебрались на веранду, и я принялась готовить ужин, а он сидел возле окна и смотрел на меня. Решив, что наши отношения уже в достаточной степени наладились, я отважилась попросить:
   – Саша! А расскажи мне все с самого начала!
   – О чем? – вскинул брови он.
   – Дорогой! – укоризненно сказала я. – Не делай вид, что не понимаешь! О крокодиле, конечно!
   – А тебя не беспокоила судьба любопытной кошки? – усмехнулся он.
   – Ну, Са-а-аша-а-а! – просительно протянула я.
   – Ладно, неугомонная ты моя! – согласился он и начал: – Понимаешь, как только я увидел возле кафе этого крокодила, то тут же понял, что это шанс избавиться от Крякова с Артамоновой и всех тех, кого они сюда навезли. Ведь, если бы мне удалось убедить людей, что крокодил убежал и прячется в озере, все отдыхающие сгинули бы отсюда, как черт от ладана. Я познакомился с мужиком, а потом позвонил Богданову и попросил его присоединиться к нам, потому что иметь одному дело с этим хвостатым мне было не с руки, а он все-таки ветеринар.
   – Но предварительно вам нужно было напоить хозяина этой твари до бесчувственного состояния, – догадалась я.
   – Вот именно! – подтвердил Сашка. – За этим процессом ты нас и застала.
   – Прости меня, дорогой! – искренне сказала я. – Я больше никогда не буду вмешиваться в твои дела!
   – Свежо предание! – хмыкнул он и продолжил: – Когда мужик вырубился, а было это уже очень поздно, мы с Сергеичем расстегнули ошейник и отволокли крокодила к Богданову в погреб.
   – И как вы не побоялись? – в ужасе воскликнула я. – Он же вас укусить мог!
   – Не мог! У него пасть была замотана, – возразил муж.
   – Но ведь я слышала, как Жека сказал, что рядом с цепью и сломанным замком на земле валялись обрывки скотча, – напомнила я.
   – Ну, скотч по нашим временам не такая уж и редкость и есть в каждом доме, – улыбнулся Сашка. – У Сергеича вот тоже нашелся!
   – Как же вы все здорово придумали, – восхитилась я и покаянным тоном сказала: – А я на вас еще наорала!
   – Да, за тобой это водится – ни в чем не разобраться и начать скандалить, – усмехнулся муж и многозначительно посмотрел на меня.
   – Клянусь, это было в последний раз! – торжественно произнесла я.
   – Ну-ну! – хмыкнул он. – Посмотрим!
   – А что дальше было? – спросила я и объяснила: – Я же видела, как ты в сарай ходил!
   – И что же это тебе ночью не спалось? – иронично поинтересовался он.
   – А может, я на тебя любовалась, когда вы на веранде в карты играли, – ответила я совершеннейшую правду, но он в ответ только насмешливо посмотрел на меня.
   – Слушать, конечно, приятно, но верится с трудом. А ходил я туда, чтобы зверюгу покормить.
   – Но ведь для этого ему нужно было пасть освободить! – похолодела я. – И ты... Не побоялся?
   – Видишь ли, Маруся, в погребе было очень холодно, крокодил остыл и стал вялым, неагрессивным. Рептилии вообще очень зависят от температуры окружающей среды, так что никакой опасности не было, – объяснил он.
   – Поэтому он на меня и не отреагировал! – догадалась я.
   – Да, ему тогда явно не до тебя было – согреться бы! – подтвердил муж.
   – И чем же ты его кормил? – поинтересовалась я.
   – Да развязал я ему пасть и кинул парочку магазинных мороженых кур, которые Сергеич специально для него привез – сами-то они только на рынке покупают, – ответил Сашка и продолжил, хитро глянув на меня: – И вот, вышел я сегодня в кафе, чтобы сигарет купить, вернулся и вдруг вижу, что дверь сарая распахнута. Бросился туда, а там моя благоверная в погребе лежит в позе звезды и не шуршит, а крокодила и след простыл. Уже по-настоящему зубастик удрал!
   – А где он сейчас? – спросила я.
   – Я из Москвы Славку вызвал. Он приехал, усыпил его, и сейчас наша местная знаменитость уже, небось, в карантине в зоопарке отдыхает от своих приключений, – закончил Сашка.
   – Дорогой, я все понимаю, но я ничего не понимаю, – в растерянности сказала я, потому что до меня только сейчас дошла вся противоестественность ситуации. – Крокодил ведь боится инфразвука и должен был сидеть в погребе и носа оттуда не высовывать! А он? У Богданова излучатель стоит, а эта тварь спокойно по его участку разгуливала. У нас стоит, а он и к нам пролез по пути к Афонину. Может быть, эти излучатели вообще не действуют или тебе твой друг старье подсунул? Тем более что и оплачивали мы не через кассу, а прямо ему в руки.
   – Почему же не действуют? – удивился муж. – Очень даже действуют на... – он с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться, – кротов! И продается это нехитрое устройство в каждом магазине! Просто я вовремя вспомнил о его существовании и решил сказать об этом дачникам, выдав его за несуществующий прибор, чтобы немного успокоить их. Я тогда вечером позвонил Славке и попросил его купить утром десять штук, которые мы у него и забрали!
   – Значит, это вещь совершенно бесполезная? – воскликнула я. – Кротов-то у нас здесь не водится!
   – Ты не права! – возразил Сашка. – Очень даже полезной она оказалась для душевного спокойствия дачников. Я-то ведь думал, что крокодил будет в холодном подвале под замком сидеть, пока мы не решим, что с ним делать, и никак не мог предположить, что тебя, как жену Синей Бороды, на приключения потянет. Кстати, а зачем ты вообще в сарай полезла?
   Сказать ему правду было равносильно самоубийству, и я, честно глядя ему в глаза, ответила:
   – Конечно, из любопытства! – решив, что эта моя тайна умрет вместе со мной.
   – Погубит оно тебя когда-нибудь! – осуждающе покачал головой муж.
   – Не сердись, дорогой! Это же в последний раз! – пообещала я. – Слава богу, что все хорошо закончилось!
   – Хорошо? – хмыкнул Сашка. – Да эти спасатели своими взрывами всю рыбу в озере переглушили!
   – Почему же ты не сказал им правду? – удивилась я.
   – Ты, Маруся, не подумав спросила, – покачал головой муж и объяснил: – Тогда это мигом дошло бы до Крякова и все наши с Сергеичем старания пошли бы насмарку. Этот проходимец не стал бы сворачивать свой бизнес, сюда опять понаехали бы толпы отдыхающих, и жизни никакой не было бы! А сейчас все испугались и сбежали! Остались только свои, которые крокодила не боятся, потому что у них есть излучатели! – рассмеялся он.
   – Сашка! Ты гений! – воскликнула я, но тут меня обожгла страшная мысль, и я дрогнувшим голосом сказала: – Но ведь Лора, ничего не зная, могла сама пойти в сарай и оказаться на моем месте!
   – Не могла! – уверенно ответил муж. – Сергеич ее предупредил!
   – А мне она ни звука, ни ползвука не сказала! – возмутилась я.
   – Так Сергеич ее предупредил, чтобы она молчала, – объяснил Сашка.
   Услышав это, я опешила, а потом уставилась в окно и подумала: «Да! Лора настоящая жена, а я?! Скандальная, мнительная дура!» Помолчав, сказала:
   – Саша! Я торжественно клянусь тебе, что обязательно стану такой же, как Лариса!
   – Оставайся лучше такой, какая ты есть, только, как твоя мама тебе советовала, медленно считай до ста, прежде чем что-нибудь сказать.
   – Да я до тысячи буду считать! – радостно пообещала я, бросаясь к мужу.
   Он обнял меня, а я, счастливая до безумия, прижалась к нему и замерла.
   – Ага! Помирились, значит, с чем я вас и поздравляю! – раздался от двери голос Афонина. – Да и правильно! Как ты, Марья, публично мужа опозорила, так публично и прощения просила, чему весь поселок свидетелем был! Так что все счеты между вами закрыты!
   – Кто старое помянет, тому глаз вон! – тут же сказала я, раздосадованная тем, что в такой светлый момент он напомнил мне о моей страшной вине перед мужем.
   – А кто забудет, тому оба! – тут же ответил он и добавил: – Это я тебе, Саня! Держи жену в строгости, а то, не дай бог, опять такое повторится!
   – Не повторится, потому что второй раз я такое не прощу! – твердо заявил муж, и я поняла, что он сказал это совершенно серьезно.
   – Ну, проклюнулся-таки у тебя наконец характер! – одобрительно сказал Афонин, и тут он увидел тот третий, оставленный нами на всякий случай, прибор, который так и продолжал лежать на стуле в углу. – Мать честная! Так у вас лишний есть! – радостно воскликнул он. – А я ведь сюда шел, чтобы ваш попросить! Вам-то с Богдановым и одного на два участка хватит, а у меня куры, кролики, Тереза опять-таки! Так что мне без него никак нельзя! Так что продайте мне это хитроумное приспособление, а то я без живности с этим живоглотом останусь!
   – Да забирайте его просто так! – великодушно сказала я.
   – Ты, я смотрю, на радостях готова весь мир одарить! – усмехнулся Афонин.
   – А еще, Петрович, приходи к нам вечером на шашлыки! – пригласил его Сашка. – Посидим спокойно, как раньше, и отпразднуем окончание наших мучений!
   – А я что? Я только за! – обрадовался Афонин. – И соленья свои прихвачу! А Богданов-то с Лорой будут? – спросил он.
   – Непременно позовем! – пообещала я.
   Он уже собрался уходить, но вдруг хлопнул себя ладонью по лбу и воскликнул:
   – Совсем забыл! А бомжи-то ушли! И узкоглазых тоже больше ни одного нет, даже огород свой бросили! Словом, чужих у нас здесь больше не осталось! Побоялись, видно, что крокодил их схарчит!
   – Конечно! Они же ничего не знали о нашем спасительном приборе, – совершенно серьезно ответил муж, и я поразилась, как он умудрился при этом не расхохотаться.
   Афонин ушел, и Сашка взялся за мясо, которое все это время лежало в холодильнике, потому что я ничего не готовила. Он возился, а я смотрела на него, и счастливые, легкие слезы застилали мне глаза, ведь моя семейная жизнь с любимым мужем, которую я считала навсегда загубленной, вернулась ко мне снова.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация