А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не пугай ежа голым задом" (страница 18)

   Глава 27. МАША. СПАСЕНИЕ ОТ КРОКОДИЛА НАЙДЕНО, А ОТ МОИХ НЕПРИЯТНОСТЕЙ – НЕТ

   Почти всю ночь я проревела, как девчонка от несчастной первой любви, проклиная все на свете и себя в первую очередь, и заснула с большим трудом, хотя тишина вокруг стояла абсолютная, казалось, даже комары не зудели. Снилась мне какая-то ерунда, но она оставила в душе такое мерзкое ощущение тревоги и безнадежности, что уж лучше бы это был кошмар, там хоть все ясно. Проснулась я от негромкого стука в дверь и застыла от ужаса – а вдруг это крокодил своим хвостом колотит?
   – Маруся! Это я! – услышала я Сашкин голос и рванулась к двери как ненормальная, сама не своя от радости, что он все-таки вернулся.
   Распахнув ее, я увидела мужа, одетого совсем не по-дачному, но спросить ничего не успела, потому что, увидев мой заспанный вид, он сказал:
   – Извини, я никак не думал, что разбужу тебя. Но мне в Москву надо, так можно я машину возьму?
   Моя радость мгновенно потухла, и я сказала тусклым, безразличным тоном, потому что уже устала от своих переживаний до чертиков:
   – Зачем ты спрашиваешь? Это же наша машина, и ключи от нее у тебя есть!
   – Как раз нет, – поправил он меня. – Я их здесь оставил – вдруг тебе куда-нибудь поехать надо будет.
   – Куда мне ехать? – грустно усмехнулась я и пошла за ключами.
   Но они как сквозь землю провалились, и я растерянно посмотрела на мужа:
   – Нет нигде!
   Мы начали искать в четыре руки, и тут я сообразила, что я круглая дура, потому что мне представился шанс поговорить с мужем по дороге в город, а я его чуть было не упустила. Тут и ключи нашлись, и я, стараясь не показать, как обрадовалась, попросила:
   – Саша! А ты меня с собой не возьмешь, а то мне кое-что купить надо?
   – Поехали! – согласился он самым равнодушным тоном.
   Так быстро я не собиралась еще никогда в жизни и в результате была готова к выходу через каких-то двадцать минут. Но, когда мы садились в машину, меня ждал облом, потому что муж попросил:
   – Маруся! Может быть, ты поведешь, а я пока подремлю, а то всю ночь не спал.
   Меня словно холодной водой окатило, потому что вот так с ходу я могла представить себе только одну причину его бдения – с бабой был! Сама не знаю, как я смогла удержаться от очередного резкого высказывания в его адрес и сколько я смогла бы вытерпеть, но он объяснил:
   – Копался в Интернете, пытаясь выяснить, как эту рептилию изловить.
   У меня тут же отлегло от души – я-то уже невесть что подумала, – и я приветливо сказала:
   – Конечно, поспи! – решив, что поговорить с ним я смогу и на обратном пути.
   – Спасибо, Маруся! – сказал он и устроился на заднем сиденье.
   Всю дорогу в город я периодически посматривала на него и видела, что он действительно спал. Я настолько отвыкла от вида спящего мужа, что была счастлива уже этим – как мало, оказывается, человеку надо. Когда мы въехали в город, я осторожно позвала его:
   – Саша! Куда дальше ехать?
   Он тут же проснулся, сел, потянулся, зевнул и ответил:
   – В зоопарк! У меня там однокашник работает, как раз по крокодилам специалист. Я попросил его быть на месте, и он меня ждет.
   Оставив нашу машину у ворот зоопарка, мы прошли на территорию и направились к научному корпусу, где без труда нашли Вячеслава, натурального «ботаника» на вид, даже странно, как он с крокодилами дело имел. Я сама была с ним шапочно знакома, потому что муж как-то приглашал всю свою группу на годовщину их выпуска к нам на дачу на шашлыки. После обычных в таких случаях приветствий, разглядывания друг друга и восклицаний Сашка перешел к делу и поведал Славе в подробностях о нашей беде, закончив просьбой помочь советом, потому что о приборе по отпугиванию крокодилов мы уже знали, но вдруг появилось что-то более современное.
   – Да чего вам советовать? – удивился Слава. – Все вы правильно делаете! А приборы эти надежные, не раз в деле проверенные, так что, как говорится, от добра добра не ищут. Тем более что я могу их вам дать – наша администрация закупила в свое время несколько штук, да мы ими не пользуемся, у нас зубастики на воле не бегают. Заплатить, правда, придется, но немного, потому что с учетом амортизации их стоимость снижена. Всего пятьсот рублей за штуку, ну, и еще батарейки нужно будет купить.
   – А как он действует? – спросила я. – Это для здоровья не вредно?
   – Да вы что! – воскликнул Слава. – Эту штуку еще во время Второй мировой войны разработали американские ученые, чтобы защитить своих пилотов, если тем придется прыгать с парашютом над местом обитания крокодилов, так что для человека это совершенно безопасно.
   – А для крокодила? – поинтересовалась я. – Он от этого уснет или умрет? Что с ним будет?
   – Испугается! – ответил Слава. – Понимаете, крокодилы очень боятся инфразвука, который этот прибор и издает. Пользоваться этим излучателем очень просто: втыкаете его в землю, включаете, и инфразвук распространяется по земле в радиусе... – Он задумчиво посмотрел на Сашку и рассмеялся. – Черт! Забыл! Мы же им никогда не пользовались!
   – Двести метров, – сказал муж. – Я специально в Интернете смотрел.
   – Точно! – воскликнул Слава. – И ни один крокодил даже близко не подойдет!
   – Это точно? – спросила я.
   – Ну, я же специалист по крокодилам! – обиделся Слава.
   – Ну, слава богу! – с огромным облегчением сказала я. – Теперь хоть по участку можно будет ходить спокойно. Да и соседи обрадуются, что смогут себя обезопасить, а то ведь у многих дети, внуки, да и собак с кошками жалко.
   – Ну, тогда подождите меня, и я их вам принесу, – сказал он и ушел.
   Через некоторое время он вернулся и принес два больших пластиковых пакета.
   – Вот! Всего десять штук, больше нет, но вам и этого должно хватить, – уверенно заявил он.
   Услышав это, Сашка заметно расстроился.
   – Ну вот! А у меня заказов гораздо больше! Теперь придется решать, кому отдавать, а кому нет. Ох, чувствую, что перессорюсь я со всеми!
   – Так радиус-то двести метров, так что они вполне смогут использовать один прибор на несколько участков, – сказала я, удивившись, что такая простая мысль не пришла ему в голову.
   – Ты что, наших дачников не знаешь? – отмахнулся он. – Каждый ведь захочет иметь у себя свой собственный!
   – Тоже верно! – согласилась я.
   Отдав ему пять тысяч рублей, Сашка взял пакеты, и Слава проводил нас до машины, попросив на прощание:
   – Сообщите мне, как он будет работать, – интересно же!
   – Непременно! – пообещал ему Сашка.
   И мы отправились по магазинам сначала за батарейками, а потом и за всем остальным, что я успела придумать по дороге, потому что по большому счету мне не нужно было ничего и никого, кроме моего мужа, но приличия требовалось соблюсти, чтобы показать, что не просто так я за ним увязалась, а по важной причине. Загрузив машину, мы отправились в обратный путь, и, пока я размышляла, как бы половчее и с какого боку подъехать к Сашке, он сам начал разговор и совсем не о том, о чем я собиралась поговорить.
   – Маруся! Давай решать, кому мы продаем излучатель, а кому – нет, и как это сделать так, чтобы до драки не дошло, – озабоченно сказал он. – Народ у нас в поселке стал до того нервный, что как бы беды не было.
   Мне до того ласкали душу слова «мы», «у нас» – это говорило о том, что мы с мужем по-прежнему вместе, – что я охотно включилась в это обсуждение.
   – Крякову мы ничего не говорим и не продаем! – решительно заявила я.
   – Поддерживаю целиком и полностью! – согласился муж, который сейчас сам вел машину.
   – Нам и Богданову – непременно, – твердо сказала я.
   – Да зачем же так кучно? – спросил муж. – Нам одного с головушкой хватит на площадь от Богданова до Афонина и от Мажора до соседей через дорогу и еще ой какой запас останется..
   – Ну, как же можно Сергею Сергеевичу не дать? – возмутилась я.
   Вот так всю дорогу до поселка мы с ним и пререкались, споря по поводу каждой кандидатуры, и, только уже подъехав к Салтыковке, Сашка решительно заявил:
   – Нечего нам самим голову ломать! Один мы оставляем себе, второй дарим Богданову, третий откладываем на всякий случай про запас, а оставшиеся торжественно вручаем председателю, и пусть он дальше сам решает, кому их отдавать.
   – Какой же ты умница! – воскликнула я. – Это же просто на поверхности лежало, а я не догадалась!
   Когда мы въехали в поселок и остановились возле нашего дома, машину тут же облепили страждущие дачники, но мы поступили в полном соответствии со своим решением – отдали председателю семь штук и батарейки к ним, объяснив, как пользоваться этим устройством, и на него тут же налетели люди с требованием выдать спасительный прибор именно им и никому другому. Сашка же взял наш, вставил в него батарейки и торжественно воткнул посередине нашего участка, а второй отдал мне со словами:
   – Спрячь где-нибудь на всякий случай!
   Не успела я и рта открыть, как он забрал третий, предназначавшийся для Богданова, и преспокойно пошел к нему на дачу. Я же растерянно стояла и недоуменно смотрела ему вслед, а потом я поняла, что далеко не обо всем догадалась, потому что весь этот разговор на тему, кому давать прибор, а кому – нет, Сашка затеял исключительно для того, чтобы лишить меня возможности поговорить с ним о наших отношениях. И я, как последняя дура, на это купилась! Ярость бушевала во мне с такой силой, что мне стоило неимоверного труда сдержать себя и не броситься вслед за Сашкой, чтобы надавать ему пощечин. Я влетела на дачу и металась по ней, как тигрица по клетке, сметая все на своем пути.
   – Я тебе отомщу! – рычала я. – Я тебе страшно отомщу! Я пока не знаю, как именно, но обязательно отомщу!
   Постепенно я успокоилась и, устроившись на веранде с кофе, принялась обдумывать такой план, по сравнению с которым «Страшная месть» Гоголя показалась бы милой детской сказкой.

   Глава 28. САША. БАРЫШ ЛАВКУ ЗАДАВИЛ

   Проснулся я от угрызений совести, а поскольку это чувство посещает меня не часто (не такой уж я грешник), то я сразу даже не понял, что именно не дает мне спать. Но тут я вспомнил вчерашний день, и мне стало так стыдно, что даже щеки заполыхали – какая же я скотина! Ну, зачем я так обошелся с Марусей? Меня ведь никто не просил ехать в Москву именно на нашем мини-вэне, мог бы и попросить у кого-нибудь машину на время! Да меня любой из наших дачников с радостью на своей отвез бы, чтобы я только эти приборы купил. Нет! Черт меня дернул ехать именно на нашей! И что из этого вышло? Когда Маруся отправилась вместе со мной в город, я вынужден был всю дорогу туда притворяться спящим, чтобы избежать выяснения отношений, а на обратной дороге дурить ей голову с той же целью. А она, дурочка моя, ничего не поняла, была такая радостно-оживленная! Наверное, решила, что все страшное позади и мы снова вместе, а я? Повернулся и пошел к Богданову! Представляю себе, как она расстроилась! Ну не подлец ли я после этого? Подлец! Чувствуя, что перегнул палку со своим воспитанием жены, я принялся размышлять, что делать дальше, но так ничего и не придумал, а потом махнул рукой – война план покажет!
   Услышав, что все уже встали, я вышел из комнаты, принял душ и поплелся на кухню завтракать, а на душе было так погано, что хоть волком вой. Завтрак был уже готов, и Лариса принялась нас с Богдановым кормить, попутно сообщая последние новости, потому что уже успела сбегать в «Сайгон» за свежим хлебом и была в курсе событий. Оказывается, как я и предполагал, вчера у нас в поселке разыгралось такое сражение за приборы, что странно, как до смертоубийства не дошло. Нашего председателя чуть не порвали на сотню маленьких председателей, но он проявил твердость духа и разделил их по справедливости, то есть так, чтобы они покрывали всю территорию поселка. Как водится, на него все тут же смертельно обиделись, но отбить вожделенный прибор в личное пользование так и не смогли. Афонин же в общей сваре не участвовал, заявив:
   – Пусть он только ко мне сунется! Я в него из ружья жахну!
   Богданов уехал на работу, Лариса занялась хозяйством, а я бродил по их дому, не зная, куда себя девать. Судя по взглядам Лоры, она примеривалась, с какого боку ко мне подойти, чтобы попытаться склонить к примирению с Марусей, что в мои планы категорически не входило, потому что тогда мне пришлось бы рассказать ей о моей вчерашней подлости, а каяться и бить себя в грудь как-то настроения не было, и я счел за лучшее сбежать.
   По дороге на озеро – а куда мне еще было идти, не с Афониным же лясы точить – я решил заглянуть в кафе и выпить кофе. Народу там почти не было, только команда трезвых и поэтому хмурых любителей пейнтбола завтракала в одном углу, и из их разговора я понял, что их очередные противники отказались приехать, ссылаясь на то, что это опасно для здоровья – крокодил ведь был настоящий! Это вам не игрушечная войнушка! Вот эти великовозрастные дети сейчас и обсуждали: стоит ли уехать немедленно или еще подождать результатов поисков, которые проводили уже приехавшие эмчеэсовцы, причем большинство склонялось к первому решению, которое и было в результате принято. Попытка пейнтболистов отбить свои кровные у Крякова успехом, как и у нудистов, не увенчалась, и они, покрыв его отборным матом, отправились собираться. Таким образом, в кафе, кроме обслуги, остались только я да Кряков со своей сообщницей, подельницей – черт ее знает, в каком качестве она выступала, и они принялись негромко обсуждать свои скорбные дела, а я, хоть и сидел к ним спиной, все прекрасно слышал и внутренне ликовал – хоть это немного исправило мое паршивое настроение.
   – Твою мать! – сквозь зубы ругался Кряков. – Даже расходы не успел покрыть! А все ты! Это ты меня в эту историю втравила!
   – При чем здесь я? – отбивалась Артамонова. – Это не ко мне, а к тебе в твою риелторскую контору пришел этот... Как его? Максим! Это он предложил тебе снять у него на лето благоустроенную дачу рядом с озером! Это ты ездил сюда на разведку и все осматривал! И только потом ты пришел ко мне с просьбой помочь все организовать!
   «Так! Значит, и тут без Мажора не обошлось! Вот прохиндей! Ну, пусть только появится здесь! Хорошо, если жив останется!» – подумал я, а за их столиком продолжал бушевать нешуточный скандал.
   – И ты помогла! – рычал Кряков. – Как всегда, за пятьдесят процентов от прибыли! Жмотка!
   – А ты кто? – взвилась она. – Да без меня у тебя ничего не получилось бы и не видал бы этой земли, как своих ушей без зеркала!
   – Да пропади она пропадом, эта земля! Что мне теперь с ней делать? Что мне делать с домами, которые я на весь сезон снял? – гневно вопрошал он. – Я ведь этим дачникам деньги полностью выплатил, и они их мне не вернут!
   – Сдай другим, – посоветовала она.
   – Кому? – взревел он. – Я уже всех, кто у меня на очереди стоял, обзвонил, и все отказались! Они, видите ли, передачу по телевизору посмотрели! Чтоб он сдох, этот крокодил!
   – И ничего сделать нельзя? – обеспокоенно спросила Артамонова.
   – Что? Посоветуй, если ты такая умная! – огрызнулся он. – Мне, если хочешь знать, дешевле обойдется свернуть сейчас этот бизнес, чем поддерживать его.
   Они сидели, переругиваясь, и пытались найти выход из положения, когда у кого-то из них зазвонил сотовый.
   – Да? – сказал Кряков, и я понял, что это был его телефон. – Хорошо! Я приеду! – сказал он.
   – Еще что-то случилось? – спросила Артамонова.
   – Случилось! – зло бросил он. – Налоговая, будь она неладна, к себе приглашает! Причем срочно!
   – Думаешь, они докопались? – испугалась она.
   – Иначе бы не звали! – подавленно ответил он.
   Быстро собрав свои бумаги, они ушли, и я, глядя им вслед, почему-то решил, что больше они здесь не появятся, и, как показало дальнейшее, оказался прав.
   Делать мне было совершенно нечего, я вышел из кафе, посмотрел на согнутые спины работавших вьетнамцев, которые продолжали трудолюбиво окучивать свой разросшийся до невероятных размеров огород, и поплелся на берег, чтобы понаблюдать за работой эмчеэсовцев, а заодно попытаться разобраться в той донельзя запутанной ситуации, в которую попал по собственной дурости, то есть как быть с Марусей и нашими отношениями. Поиски специалистов опять оказались безуспешными, но они решили не сдаваться и приехать завтра, чтобы применить новый способ, и отбыли, а я остался сидеть на совершенно пустом пляже и думать свою горькую думу. Отвлекся я от нее только тогда, когда почувствовал, что здорово проголодался, и пошел на дачу Богданова, чтобы поесть. По дороге мне попались неунывающие бомжи, и я удивленно спросил:
   – А вы чего же не сбежали? Или вы такие отчаянные, что крокодила не боитесь?
   – А нам чего? – беспечно ответили они. – Мы свои гамаки повыше натянули и спим себе спокойно – крокодил ведь прыгать не умеет!
   «Мне бы ваши проблемы!» – тоскливо подумал я и пошел дальше.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация