А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не пугай ежа голым задом" (страница 16)

   Глава 23. МАША. НУ НЕ ДУРА ЛИ Я?!

   «Господи! Как же пусто и однообразно тянутся дни без Сашки! – горько размышляла я, глядя на часы, которые показывали мне, что уже наступил вечер. – Казалось бы, ничем он мне на даче не помогал, а вот нет его – и жить не хочется! Может, действительно в Москву уехать, чтобы, как говорится, с глаз долой – из сердца вон? Вдруг поможет? Все равно на даче делать нечего! Урожай мой накрылся, и сидеть целыми днями и предаваться самобичеванию можно и в городе, – задумалась я, но потом решила: – Нет! Ничего из этого не выйдет! Ведь в квартире мне все тоже будет напоминать о Сашке, а здесь я по крайней мере держу руку на пульсе. Хотя... Держи не держи, а изменить я ничего не могу! – вздохнула я, а потом встрепенулась: – Почему это не могу? Я же могу попросить у него прощенья! – и тут же передернулась от одной мысли о том, что мне для этого придется перед ним унижаться. – Остается только быть спокойной, сдержанной, не нарываться самой на неприятности и ждать! – поняла я. – Когда-нибудь он все-таки успокоится и тогда сам простит меня, а значит, нужно быть здесь, пока он тоже тут! – И вдруг меня осенило: – Черт! Ну неужели я, которая написала столько сценариев различных розыгрышей, не смогу придумать такую ситуацию, которая поспособствует нашему примирению? Да какая же я тогда после этого творческая личность?»
   Я принялась напряженно думать, но правильно говорят: «Чужую беду рукой отведу, а к своей ума не приложу», потому что ничего путного мне в голову так и не пришло. Решив подстегнуть вдохновение, я потянулась было за коньяком и обнаружила, что его уже нет. «Неужели я одна выпила две бутылки? – в ужасе подумала я. – Так ведь и спиться недолго! – И решила: – Нет! Надо с этим завязывать!» Но сколько я ни терзала измученные ревностью, страхом и подозрением мозги, ничего плодотворного они мне не выдали. «Ну, хорошо! – сдалась я. – Куплю только одну маленькую стограммовую бутылочку, и все!»
   Я стала переодеваться, чтобы поехать в Салтыковку в приличном виде, и тут сообразила, что нужды-то в этом нет, потому что коньяк вполне можно купить и в кафе, тем более что такая мизерная порция никого не наведет на нехорошие подозрения – может, я кофе с коньяком люблю пить по вечерам? И, успокоив себя вот такой все объясняющей мыслью, я отправилась в «Сайгон». Около него я заметила крокодила и остановилась, но потом я увидела, что он на цепи, успокоилась и спокойно вошла внутрь. И... остолбенела! Ночного наплыва посетителей еще не было, и в полупустом зале за столиком сидели Сашка с Богдановым в компании с каким-то неприглядным мужиком, но не это главное! Все трое были пьяными в хлам! У меня из головы мигом улетучилось мое решение быть сдержанной и не нарываться, и я, как коршун, бросилась к их столику.
   – Этого мне только не хватало! – орала я. – Сначала ты в нудисты записался! – это было неправдой, потому что он все время был в плавках, но мне было на это уже наплевать. – А теперь еще и алкашом стал! Только слабые люди заливают горе водкой! А я-то, дура, всегда считала тебя сильным! Как же я ошибалась!
   Сашка посмотрел на меня и отвернулся, а вот Богданов попытался что-то сказать, но вышло у него это плохо, хотя общий смысл я уловила:
   – Маша! Ты ничего не понимаешь! Иногда это нужно! Бывают случаи, когда именно водка решает все проблемы!
   – Они вам, Сергей Сергеевич, еще только предстоят! – многозначительно заявила я и, забыв о своем намерении купить коньяк, бросилась обратно в поселок.
   Я как ненормальная давила на кнопку переговорного устройства, хотя Лариса несколько раз и спросила: «Кто там?» – но я сквозь стиснутые от ярости зубы была не в силах ответить ей что-то членораздельное. Наконец, не выдержав, она подошла к калитке и открыла ее, и тут меня прорвало:
   – Лора! Представляешь? Наши мужья с каким-то мужиком сидят и пьют в кафе! Они уже и лыка не вяжут! Господи! За что мне такой позор? – причитала я, а потом решительно заявила: – Пошли вытаскивать их оттуда!
   – Я никуда не пойду! – неожиданно сказала она с самым спокойным видом.
   От неожиданности я застыла и потеряла дар речи, но быстро взяла себя в руки и, решив, что неправильно ее поняла, спросила:
   – Как не пойдешь? А-а-а! Ты что, хочешь на машине их оттуда увезти? – догадалась я. – Ой, как ты правильно решила! Действительно ведь, тащить таких здоровых мужиков нам не по силам.
   – Да нет! Я вообще никуда не пойду и не поеду! – объяснила она. – Не каждый же день у меня Сережа так напивается! Зачем же мне его позорить? Ведь раз он так поступил, значит, так надо было! Потому что нажраться-то они с Сашей и здесь могли, хоть до положения риз – бар вон ломится, – и я бы им и слова не сказала. Но если они так не поступили, значит, у них были на то свои мужские причины, и я не хочу вмешиваться в их дела! Мне мир и покой в семье дороже!
   Ошеломленная ее ответом, я некоторое время молчала, а потом грустно сказала:
   – Насколько же ты умнее меня! А вот я не удержалась!
   – Опять?! – всплеснула руками она. – Господи! Да ты и так уже дров наломала столько, что на них целая деревня всю зиму прожила бы, а то и две, и все никак не успокоишься! Ну когда ты угомонишься?
   – Наверное, никогда! – вздохнула я. – Теперь-то уж Сашка меня точно не простит!
   – А ты бы его простила, если бы он тебя так опозорил? – спросила она.
   – Не знаю! – подавленно сказала я.
   – Да ладно тебе! Не простила бы! – уверенно сказала она. – А все твой характер дурацкий!
   – Ну и что мне с ним делать, если он у меня всю жизнь такой? – воскликнула я. – Ведь все для себя решила, а как увидела его пьяного, так на меня словно затмение нашло, и я сорвалась!
   – Меняй характер, Маша! Меняй! – наставительно сказала Лора. – А то ведь одна так останешься! Сашку ты, считай, уже потеряла, так хоть с другим мужиком, если он у тебя появится, сдерживай себя!
   – Думаешь, потеряла? – убитым голосом спросила я.
   – А ты сама-то как считаешь? – получила я в ответ. – Это же надо было додуматься опять мужика на людях полоскать?! – воскликнула она. – Словно одного раза тебе было мало?! Уж коль тебе так невтерпеж, что под самое не могу, то могла бы дождаться, когда он сюда придет, и тут на него наорать! Мы с Сережей это как-нибудь пережили бы и ничего никому не сказали, а тебя словно черт надирает на публике выступать!
   Она была со всех сторон права, и ответить мне ей на это было нечего. Проклиная свой идиотский характер, я поплелась домой. Усевшись на веранде, я уставилась на дорогу, сама не зная зачем – было же ясно, что после такого моего демарша Сашка даже спьяну в нашу калитку не свернет. «Черт! – думала я. – И в доме ни капли спиртного! И в кафе я не купила, и у Ларисы не догадалась попросить! Нет, ну что я за дура?» От жалости к себе и своей загубленной жизни я разрыдалась и плакала довольно долго, пока не задремала.
   Разбудили меня чьи-то голоса, причем один был похож на Сашкин. Я выскочила во двор и прислушалась – точно! Во дворе Богданова о чем-то разговаривали сам Сергей Сергеевич и Сашка. Я бросилась к забору, но услышала только их заключительные реплики:
   – Ну, Саня! – восхищенно говорил пьяным голосом Богданов. – Ты настоящий мужик!
   – Да и ты, Сергеич, не хуже! Даже не ожидал, что ты на такое решишься! – не менее восхищенно отвечал ему Сашка.
   – Получается, мы с тобой настоящие русские мужики! – заключил Сергей Сергеевич.
   – И за это надо выпить! – заявил Сашка.
   – Нет! Я больше не буду! – отказался Богданов. – Лора и так расстроится!
   – Тогда я тоже не буду! – согласился Сашка.
   – Правильно! Нам хватит! – одобрительно пробормотал Богданов и опять заявил: – Нет! Ну, какие мы с тобой молодцы!
   Наверное, они уже поднялись на крыльцо, потому что я услышала голос Ларисы.
   – Да уж, молодцы! – без всякого раздражения, а с добродушной насмешкой сказала она. – Что? Нагулялись? А кто потом утром головой будет маяться?
   – Лора! Прости! – покаянно сказал Богданов. – Но другого выхода не было!
   – Да, Лариса! Не было! – поддержал его Сашка. – Но мы все равно молодцы!
   – Идите уж спать, добры молодцы! – рассмеялась она. – А утром вас красна девица будет рассолом отпаивать!
   – Ты у меня самая лучшая на свете! – растрогался Сергей Сергеевич. – Счастье ты мое!
   – Ну, не чужое же! – ответила она, и голоса стихли.
   Вернувшись в дом, я с тоской подумала: «А вот меня никто больше не назовет „счастьем“, – и, еще немного поплакав, легла спать. Но как же холодно, пусто и одиноко было мне в постели!

   Глава 24. САША. ЭКЗОТИКА СБЕЖАЛА!

   Как я слышал, Лариса разбудила своего мужа довольно рано, чтобы он успел прийти в себя – ему же, в отличие от меня, на работу ехать. Я тоже не стал залеживаться и вышел в кухню, где Лора поила Богданова рассолом.
   – Горе ты мое! – беззлобно укоряла она его. – Ну, неужели можно столько пить?
   – Так вышло, Лора, что меньше не получилось! – виновато оправдывался он. – Но больше такого не повторится, я тебе обещаю!
   – Верю, Сереженька! Так ведь только плохие люди поступают, а ты у меня хороший! – отвечала она и, увидев меня, налила стакан и мне: – Выпей и ты, Саша! Должно полегчать!
   – Спасибо, Лора! – сказал я и сел рядом с Богдановым. – Какая же ты понимающая женщина! Повезло Сергеичу с тобой! – совершенно искренне заметил я. – Вот если бы Маруся была такая же! – как о несбыточной мечте, сказал я.
   – Это мне с ним повезло! – улыбнулась она. – А на Марусю ты не сердись! Ну что делать, если она у тебя такая темпераментная? Да и любит она тебя без памяти, вот и ревнует к каждому столбу! Можно подумать, ты сам ее не ревнуешь! Она ведь у тебя красивая!
   – Ревную, – согласился я. – Только мои чувства не проявляются так бурно и прямолинейно! Можно сказать даже – в лоб! И не оскорблял я ее никогда! А она?
   – Так ведь ты подумай, сколько ей пережить пришлось! – сочувственно сказала Лора. – Да если бы я тут в этом грохоте хоть одну ночь провела, то еще неизвестно, что со мной было бы! Может, я тоже стала бы на людей бросаться!
   – С чужими она почему-то себе такое не позволяет! – возразил я.
   – Так близкие на то и есть, что с ними можно быть самой собой и не притворяться, – ответила она и спохватилась, что сказала что-то не то, но было уже поздно, потому что я воскликнул:
   – Вот именно! Быть грубой и необузданной! Вытворять, что твоя левая нога захочет, и быть уверенной, что тебе все сойдет с рук! Ты это имела в виду?
   – Ой, да ну тебя! – отмахнулась она. – Не цепляйся к словам! Ты ее любишь, она тебя – тоже, столько лет вместе счастливо прожили, так чего же вы нервы друг другу мотаете? Встретились бы где-нибудь на нейтральной территории, сели и поговорили спокойно!
   – С ней спокойно нельзя, она бешеная, – ответил я.
   – А ты повода не давай! – посоветовала она.
   – А ей и не надо! Она его сама найдет! – буркнул я.
   – А поговорить все-таки стоит! – не унималась Лора. – Авось до чего-нибудь и договоритесь!
   – С ней? – спросил я и сам же уверенно ответил: – Никогда! Она же упрямая, как черт!
   – И на чертей управу найти можно, если умеючи! – сказала она и велела: – Допивайте скорее, а то я щи разогрела, боюсь, остынут. Вам они сейчас в самый раз будут!
   Навернув наваристых кислых щей, мы с Богдановым переглянулись и поняли, что понемногу оживаем, в глазах и в голове, во всяком случае, прояснилось. Но, как оказалось, на критический взгляд Ларисы, ее муж еще недостаточно пришел в себя, и она решительно заявила:
   – Как хочешь, Сережа, но за руль я тебя сегодня не пущу! Я сама тебя отвезу!
   – Да что ты, Лорочка! Я нормально себя чувствую! – запротестовал он, но она осталась непреклонной:
   – Сережа! Дорогой! Ты мне живой нужен! – объяснила она и пошла собираться.
   Вернувшись, она протянула мне ключи и сказала:
   – Держи! Мы теперь только к вечеру вернемся. А ты чем будешь заниматься? – спросила она и тут же посоветовала: – Тебе бы лечь да поспать!
   – Нет, Лариса! Я пойду на озеро и поплаваю всласть, вот остатки хмеля и выветрятся – вода-то еще прохладная! – ответил я.
   – Ну, как знаешь, только ключи не потеряй! – сказала она.
   Они с Богдановым уехали, а я оделся и действительно пошел на озеро. Проходя мимо кафе, я остановился, потому что у дерева, где вчера был привязан крокодил, от него остались только обрывки скотча и по-прежнему пристегнутая к дереву цепь, но вот ошейник был расстегнут. Сам же хозяин спал неподалеку прямо на траве. Я бросился к нему и принялся тормошить его.
   – Эй, мужик! – сказал я, когда он начал подавать признаки жизни. – А крокодил твой где?
   – Здесь был! – сквозь сон пробормотал он.
   Но я своих попыток не оставил, и он, хоть и с трудом, но все-таки разлепил глаза и, когда увидел, что осталось от его зубастого питомца, мигом протрезвел:
   – Ё-о-о! – заорал он. – Кормильца сперли!
   – Да кто бы решился к нему подойти? – возразил я.
   – Так эти же! – Мужик потыкал пальцев в сторону кафе и запричитал: – Ой, пустят они его теперь на жаркое! А как же я без него буду? Я же пропаду!
   – Погоди вопить! – попросил я, подходя к тому месту, где раньше лежал крокодил, а потом позвал мужика: – Иди сюда и смотри!
   Тот мигом вскочил с земли и подбежал ко мне на непослушных ногах.
   – Чего? – с надеждой спросил он.
   – Вот! – сказал я, показывая ему на землю. – Если бы это были вьетнамцы, то им проще было бы прирезать его на месте, и уж они точно не стали бы снимать с него скотч – что они, сумасшедшие, что ли? Он ведь их и укусить мог! А следов крови здесь нет!
   – Так куда он делся? – недоуменно спросил мужик.
   – А ты на след посмотри! – посоветовал я. – Видишь, куда он ведет? Аккурат в их огород!
   – Ну и что? – все еще не мог понять он.
   – Да то, что сбежал он у тебя! – не выдержал я.
   – Куда? – спросил мужик – видимо, он еще до конца не протрезвел и до него доходило как до жирафа.
   – Вот пойдем по следу и выясним, – ответил я. – Только куда рептилия отправилась бы первым делом? Я так думаю, что к озеру!
   – Так он же там кого-нибудь сожрет! – заорал мужик и бросился по следу, а я за ним.
   – Надо людей предупредить, чтобы они в воду не заходили! – на бегу предложил я.
   – Ты чё? – испугался он. – Нельзя! Паника начнется! Ментов вызовут, и я потом не расхлебаю эту кашу! Как минимум оштрафуют, а то и кормильца конфискуют! Я же без лицензии работаю, и он у меня нигде не зарегистрирован!
   – Получается, он у тебя нелегальный эмигрант? – спросил я.
   – Вот именно! Не хуже этих вьетнамцев! – ответил он.
   Тут мы с ним добежали до пляжа, где, несмотря на раннее время, народу было уже полно – день обещал быть жарким, причем очень многие, судя по влажно блестевшим телам, уже успели искупаться, но сейчас в воде, к счастью, никого не было.
   – Александр! Идите к нам! – позвали меня нудистки.
   Я подошел к ним, поздоровался и спросил:
   – Девушки, а вы здесь ничего необычного не заметили сегодня утром?
   – Да нет! – удивленно ответили они. – Все как обычно, а что?
   – Да нет, ничего! – поспешно ответил я.
   Мужик тем временем тоже крутился среди отдыхающих и выспрашивал, все ли в порядке и не было ли каких-нибудь неожиданностей, даже звуком не упомянув о пропаже своего питомца – все правильно, он же сам не хотел вызывать панику. Люди удивленно переглядывались и пожимали плечами, давая понять, что все в порядке. Мы с ним провели возле озера еще некоторое время, но все впустую, и тут я увидел спешившую на пляж Марусю.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация