А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не пугай ежа голым задом" (страница 15)

   Глава 21. МАША. ГОРЬКИЙ ВКУС ПОРАЖЕНИЯ

   Триумф не получился, и вся наша с Лорой затея накрылась медным тазом.
   – А ведь как хорошо все начиналось! И Жеку с его девчонкой я к делу приставила, чтобы они нам здесь не помешали! – сетовала она, когда мы с ней грустно брели по домам. – И надо же было Саше вмешаться?
   – Борец за справедливость чертов! – поддержала ее я. – У тебя хоть какая-то радость есть, что Жека тебе сад вскопает и не придется самой трудиться!
   – Это, конечно, утешает, – согласилась она.
   Около моей калитки мы простились, и она пообещала:
   – Я к тебе еще забегу, чтобы тебе так одиноко не было, а то опять напьешься!
   – А кто мешает тебе ко мне присоединиться? – удивилась я.
   – Ну, если только чуть-чуть, а то Сережа будет недоволен, – сказала она. – А сейчас пойду и посмотрю, что там этот негодяй накопал.
   Она ушла к себе, а я, глядя ей вслед, тоскливо подумала: «А вот моему... А может, уже и не моему мужу, совершенно безразлично, какая я, пьяная или трезвая! Он меня вообще из своей жизни вычеркнул!» Войдя на свой участок, я оглядела грядки – ну надо же было чем-то себя занять! – и решила, что это мне не поможет, уже проверено. Переведя взгляд на испачканные пейнтбольной краской стены дома, я поняла, что это именно то, что мне надо! Работа предстояла долгая и тяжелая, так что умотаюсь я так, что никакие мысли в голову уже не полезут. Переодевшись, я взяла ведро с горячей водой и чистящие порошки и принялась за работу. Я старательно оттирала краску, хотя и понимала, что это ненадолго, потому что пейнтболистам у нас тут явно понравилось и уезжать они не собирались, так что они еще не раз выпустят в сторону нашего дома неудачную очередь.
   От этого грязного дела меня оторвал Афонин, который, как я заметила, долго стоял у забора и наблюдал за мной, а потом одобрительно сказал:
   – Это ты правильно, Марья! Работа все лечит! И душевные раны в первую очередь! – а потом пожаловался: – А у меня беда! В такой нервной обстановке куры совсем нестись перестали! Волнуются! Переживают!
   – Ничего! – не отрываясь от своего занятия, ответила я. – Когда-нибудь эта напасть все-таки кончится!
   – Да я, откровенно говоря, уже и надежду потерял! – вздохнул он. – Слышишь, как в кафе эти недоумки, что тут в войну играют, надрываются? Небось победу празднуют! Это же надо, здоровые мужики, а ведут себя как дети, честное слово!
   – Да черт с ними! – огрызнулась я. – У меня о другом голова болит!
   – Небось по поводу этих баб-русалок? – усмехнулся он. – То-то ты сегодня с Ларисой отправилась на пляж мужа своего караулить!
   – Ну, знаете! – возмутилась я. – Неужели мы с ней не можем просто спокойно позагорать? Или это преступление?
   – Сколько лет тебя знаю, а как-то не замечал, чтобы ты одна на озеро шастала, – возразил он. – Только с мужем, когда он на рыбалку ходил, да и то не всегда. Вечно твоя задница над грядками торчала! А если и загорала ты, то у себя в саду!
   – А теперь у меня другая жизнь началась! Новая! Безмужняя! – ответила я.
   – А ты, никак, этому еще и рада! – укоризненно сказал он.
   – Да уж не плачу! – заявила я и отвернулась от него.
   Мой тяжкий и совершенно бесполезный труд продолжался с короткими перерывами на чашку кофе с бутербродами до самого вечера, когда меня оторвала от него пришедшая Лариса.
   – Маша! Хватит тебе горбатиться! – попросила она. – И так уже стены сияют, как кое-что у кота!
   Почувствовав, что я действительно здорово вымоталась, я согласилась с ней, и мы уселись в беседке поболтать за рюмкой коньяка.
   – Прямо не знаю, что и делать! – пожаловалась я ей.
   – А может, тебе в Москву уехать? – предложила она. – Сашка тогда забеспокоится и за тобой рванет! Вот вы, глядишь, и помиритесь!
   – А если не рванет и тут останется? – возразила я. – Сейчас я хоть знаю, где он и с кем, а что будет, когда я уеду? Ты представляешь, какие мысли у меня в голове появятся? Да я тогда просто с ума сойду!
   – Тоже верно! – согласилась она и тут же раздраженно сказала: – А эти твои паразиты-студенты? Ты на них так надеялась, а они тебя предали!
   – Ничего! Я с ними еще разберусь! – угрожающе пообещала я.
   – Да уж не помешает! – поддержала меня она и спросила: – Слышишь?
   – Что? – не поняла я.
   – А на берегу кто-то песни поет, – объяснила она. – Пошли посмотрим?
   – Пошли! – безрадостно согласилась я.
   И мы с ней отправились. Проходя мимо «Сайгона», мы увидели, что там стоял дым коромыслом и очень заметно выпившие пейнтболисты гуляли на всю катушку. Мы незаметно прошли мимо кафе и направились дальше. Дойдя до озера, мы вниз спускаться не стали – хватит с нас унижений! – а потихоньку посмотрели сверху. Оказалось, что на пляже нудисты, на этот раз одетые, потому что стало довольно прохладно, да и от комаров житья не было, развели костер, вокруг которого все и собрались, включая негодяев-студентов, которые, видимо, переместили сюда свой лагерь, потому что в руках у них были гитары, и Сашку.
   – Милицию, что ли, вызвать? – шепотом спросила у меня Лариса. – Они же общественный порядок нарушают.
   – Но поют-то они совершенно приличные студенческие песни, да и не настолько громко, чтобы в поселке спать никому не давать, – возразила я. – Ну, вызовем мы участкового, и что толку? Они же сейчас еще и одетые!
   – А студенты-то как выпендриваются! Явно стараются этим бабам понравиться, – неодобрительно заметила Лора.
   – Дело молодое! – по-стариковски вздохнула я. – Давай возвращаться!
   И снова мы уходили от озера в самом подавленном настроении. Вскоре нас догнал Михаил и с виноватым видом протянул мне деньги.
   – Вот! Раз у нас ничего не вышло, то возвращаем!
   – Что же вы меня предали? – горько спросила я.
   – Так Александр же нас узнал и остальным об этом сказал, – объяснил он. – Что же нам было делать? Под статью идти? Чтобы нас арестовали и из училища поперли? Мы вам, конечно, очень благодарны за все, но садиться и этим будущее свое перечеркивать мы не хотим!
   – И совершенно правы! – согласилась я.
   – Значит, вы на нас не сердитесь? – обрадовался он.
   – Ступай себе с богом! Веселитесь! – убитым голосом сказала я. – Я на вас зла не держу!
   Он радостно убежал обратно к своей компании, а мы уныло пошли дальше.
   – Что же все-таки делать? – спросила Лариса.
   – Если бы я знала, – вздохнула я.
   Время было уже позднее, и она пошла домой, а я устроилась на веранде, включила телевизор и уставилась на экран, хотя ничего не понимала из того, что там показывали. Я потягивала коньяк и предавалась тягостным размышлениям о своей загубленной по собственной вине жизни. Спать я пошла, когда бутылка уже опустела.

   Глава 22. САША. ВСЕ ПО-ПРЕЖНЕМУ ПЛЮС НЕМНОГО ЭКЗОТИКИ

   Лариса готовит отменно, но в то утро под ее испепеляющим взглядом мне кусок не лез в горло, и я быстренько ретировался, решив позавтракать в кафе. Народу было уже полно, причем кроме постоянных отдыхающих, большинство из которых я уже более-менее знал, появилось много новых лиц, и я понял из их разговоров, что они приехали сюда на один день, но им тут очень понравилось, и они собирались часто наведываться сюда. Я устроился за одним столиком с оживленными нудистами, которые, оказывается, провели на пляже почти всю ночь – я-то сам ушел пораньше, чтобы не беспокоить своим поздним приходом Богданова с Лорой, – и теперь строили планы на новый день. Тут же были и студенты – они теперь тоже здесь питались. Пейнтболисты после бурного праздника отпивались кефиром и с отвращением смотрели на еду. Одним словом, улыбчивым официантам скучать не приходилось, и они сновали между столиками как челноки. В углу расположились Кряков с Артамоновой и, щелкая клавишами калькулятора, радостно подсчитывали барыши от своего бурно разраставшегося бизнеса. Я же смотрел на все это, и на душе у меня было неспокойно, потому что хотя и проводил время внешне довольно весело, но мысли о страдающей Марусе, по которой я ужасно скучал, хотя исподтишка постоянно наблюдал за ней, когда был в доме Богданова, не оставляли меня ни днем, ни ночью. Мне вспоминался тот райский уголок, которым еще недавно был наш поселок, и его мирная атмосфера, просто взорванная появлением здесь барыги Крякова и его сообщницы, и у меня руки чесались избавить наш кооператив от нашествия чужаков раз и навсегда и вернуть нам былую спокойную, умиротворяющую атмосферу. Чтобы хоть немного остудить радостное настроение Крякова, я подошел к их столику и сказал:
   – Что же вы, Александр Викторович, народ обманули? Обещали все благоустроить, ну и где оно, это благоустройство?
   – Да вот же оно! – Кряков повел рукой, показывая вокруг себя. – Забор есть? Есть! Кафе открыто! Магазин тоже!
   – Пляж, как мы и обещали, отсыпан! Покой дачников никто не нарушает! – добавила Артамонова.
   – Ну, не вас нам за это надо благодарить! – возразил я и ехидно поинтересовался: – А как там у вас с проверкой?
   – Идет своим ходом, – неприязненно ответил Кряков. – Только я с законом дружу, так что ничего криминального в моем бизнесе нет и быть не может!
   – Посмотрим! – многозначительно сказал я и вернулся на свое место, довольный уже тем, что испортил-таки им настроение.
   Тут от входа раздались оживленные возгласы, и я, заинтересовавшись, пошел туда. Оказалось, что в полку желающих поживиться за счет отдыхающих прибавилось – на стульчике перед входом расположился невзрачный мужичонка, судя по сизому носу, подверженный слабости не меньше Юрича, а рядом с ним грелся на солнышке средних размеров крокодил со старательно замотанной прозрачным скотчем пастью, на шею которого был надет массивный ошейник с прикрепленной к нему прочной цепью, а другой конец ее с большим замком был обмотан вокруг ближайшего дерева. Рядом с этой колоритной парочкой на земле стояла от руки написанная табличка «Один снимок – 200 рублей», причем никакого фотоаппарата у мужика не было, то есть еще и снимать нужно было своим. Однако желающих запечатлеть себя в обнимку с рептилией было предостаточно, и к нему уже выстроилась очередь. Мужик же спокойно отхлебывал что-то из плоской фляжки и только и успевал совать в карман деньги. Заинтересовавшись, я остановился неподалеку и стал наблюдать. Периодически мужик потрясал своей фляжкой, которая отзывалась аппетитным для него бульканьем, но когда этого не происходило, он шел в кафе и возвращался уже с полной, к которой тут же прикладывался.
   Постепенно наплыв желающих сфотографироваться иссяк, и я подошел к мужику.
   – Откуда это чудо-юдо? – спросил я, кивая на крокодила.
   – По случаю купил! Мы с ним по городу, особенно по выходным возле ВДНХ или на Арбате, хорошо зарабатываем, так что он себя оправдывает. Одна беда – менты гоняют! А тут, как мне знакомые подсказали, место «хлебное» и ментов нет. Вот я его сюда и привез! – словоохотливо ответил он – видимо, сидеть здесь одному ему было скучно, и он был рад собеседнику. – А как он тут людям приестся, я питона привезу – у меня он тоже есть! – похвалился он.
   – Ну-ка! Ну-ка! – заинтересовался я. – А поподробнее рассказать можешь? А то я биолог по специальности и давно интересовался, как они в квартире себя чувствуют?
   – А у меня свой дом! – опять похвалился мужик.
   – Тем более! – кивнул ему я. – Ты расскажи мне, чем ты их кормишь, как они зиму переносят... Ну, словом, все что знаешь!
   – Чего ж не рассказать? Расскажу! – пообещал он.
   Тут из кафе вышли нудисты со студентами и позвали меня:
   – Александр! Мы на пляж! Ты с нами?
   – Не сейчас! – ответил я. – Мне тут гораздо интереснее! – что было истинной правдой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация