А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не пугай ежа голым задом" (страница 12)

   Глава 18. САША. ЖЕСТКИЙ РАЗБОР ПОЛЕТОВ, ЧТО МНЕ УЖЕ БЫЛО ПО БАРАБАНУ

   – Да брось ты! – утешал меня по дороге Афонин. – Ну, мало ли что баба в запальчивости сказать может?
   – А вас кто-нибудь импотентом называл? – спросил я.
   – Никогда! – гордо ответил он. – Даже моя бывшая во время самого страшного скандала такого себе не позволяла!
   – А вот меня назвала! – горько сказал я. – Причем публично и без всяких к тому оснований!
   – Да-а-а! – сочувственно сказал Виктор Петрович. – Наказать за такое, конечно, надо!
   – Ничего! Она еще пожалеет о своих словах! – угрожающе пообещал я.
   Мы с ним медленно шли, когда нас обогнал наш мини-вэн, в сторону которого я даже не посмотрел, и джип полковника.
   – Интересно, откуда это полковник взялся? – спросил Афонин, переводя разговор на другое, чтобы отвлечь меня.
   – Отец Жеки, – безразлично ответил я. – Я проболтался Марии, что его так зовут, вот она его, видимо, и нашла.
   – Пошли посмотрим, что будет! – предложил Виктор Петрович.
   – Пошли! – согласился я без всякого интереса, потому что у меня в ушах все еще продолжал звучать голос жены: «Импотент!» – и я тяжело вздохнул.
   Еще на подходе к даче Мажора мы сначала услышали гремевшую музыку, а потом, когда уже остановились возле забора, увидели, что посреди двора стоял джип, с которого при помощи растворителя пытались стереть аэрозольную краску и, как я и предвидел, повредили «родную». Полковник же ходил вокруг машины, горестно качая головой, а его спутники – участковый и три милиционера в форме и при оружии – уже доставали из своей машины новые колеса и домкрат. Маруся же стояла возле калитки и с большим интересом смотрела на происходящее. Но вот, сокрушенно покачав головой, Наумов повернулся к участковому:
   – Что же ты, лейтенант, так лопухнулся? Машина же в угон была объявлена!
   – До меня эту информацию не довели, – растерялся тот. – Если бы я это знал, то тут же доложил бы!
   – Наверное, в райцентре решили, что в такой глухомани она не появится, – предположил Наумов и, не шутя, пообещал: – Ну, устрою я вашему начальнику детский визг на лужайке! – А потом крикнул, обращаясь к дому: – Эй, кто тут есть живой? Выходите! И музыку эту чертову выключите!
   Грохот мгновенно стих, и на крыльце появились страшно растерянные Жека с прошмандовкой, которая держалась у него за спиной.
   – Ну, здравствуй, сыночек богоданный! – ерническим тоном сказал Наумов. – Это я, твой папахен, который в МУРе полкашом ишачит!
   – Здравствуйте, Антон Васильевич, – тихонько сказал куда-то вниз потупившийся Жека.
   – Что же это ты к родному отцу да на «вы» и еще по имени-отчеству? – сделал вид, что обиделся, Наумов. – Нет чтобы на шею от радости броситься!
   – Папа! – раздался из-за спины Жеки голос прошмандовки. – Ну чего ты его прессуешь?
   – Я его не прессую! – возразил Наумов. – Ему это еще только предстоит пережить, да так, что мало не покажется! Уж я об этом позабочусь!
   – Жека ничего плохого не сделал! – со слезами в голосе крикнула прошмандовка.
   – Это как посмотреть! – возразил полковник. – Угон автомобиля...
   – Это я его взяла! – не сдавалась прошмандовка.
   – А доверенность у тебя есть? – спросил Наумов. – Да ты и водить-то не умеешь! И за рулем, как сказали очевидцы, все время сидел он! Так что это его, – он кивнул в сторону Жеки, – рук дело. Дальше у нас порча чужого имущества, – он показал на джип...
   – Это не мы! Это малолетние преступники из трудового лагеря, что здесь недалеко! – тут же ответила она.
   – Я навел справки и точно выяснил, что никакого лагеря здесь нет! – отрезал полковник. – Так что за это тоже он отвечать будет!
   Услышав это, участковый растерянно повернулся ко мне, словно хотел сказать: «Ну и влип я по твоей милости!» А вот Маруся, увидев этот обмен взглядами, удивленно воскликнула:
   – Как это нет?
   – Так вот и нет! – развел руками Наумов.
   Маруся посмотрела на меня, и я тут же отвернулся. Я, конечно, знал, что правда когда-нибудь да выплывет, и был готов к разговору с женой, но сейчас мне было это настолько же безразлично, насколько и неприятно даже глядеть на нее, и мне было глубоко плевать на все возможные последствия.
   – Пойдем дальше, – продолжил тем временем Наумов. – Кража чужого имущества, – он показал на электростанцию.
   – Но она у нас на даче все равно без дела стояла! – возразила на это прошмандовка. – Вот я ее на время и взяла!
   – Так еще доказать надо, что это ты, а не он, – отмахнулся Наумов. – Далее у нас идет грубое и систематическое нарушение общественного порядка, – и тут он взорвался: – Щенок! Как ты посмел уважаемого человека, лейтенанта милиции так разыграть, да еще при людях? Я Егорову звонил, и он о тебе ни сном ни духом не ведает!
   – Простите, товарищ полковник, но он при мне номер набирал, – встрял участковый.
   – Шутка старая! – поморщился Наумов. – Он вслух произносил один номер, а набирал совсем другой! И я выясню, кто так цинично под Егорова подделывался! – угрожающе сказал он. – Кто из Егорова, этого честнейшего человека, оборотня в погонах сделал, который такую мразь, как ты, покрывает! – кричал он, а потом повернулся к участковому и спросил: – Лейтенант, ты помнишь, какого числа и во сколько это было?
   – До конца жизни не забуду! – с ненавистью процедил сквозь зубы тот.
   – Тогда напиши мне, а я получу распечатку его исходящих звонков и выясню, кто это так повеселился на твой счет! – велел полковник и спросил: – Откуда ты, паскудник, телефон узнал?
   – Это мы, когда здесь дачу сняли, решили подстраховаться и в твоем справочнике, что в кабинете лежит, нашли, – дерзко ответила прошмандовка.
   – Значит, плюс ко всему еще и незаконное проникновение в чужой дом, – как ни в чем не бывало подытожил Наумов.
   – Да я же его туда сама привела! – взвилась она.
   – А вот это еще доказать надо! – возразил ей полковник и продолжил перечислять: – Потом вы какого-то мужчину здесь избили!
   – Это меня! – тут же отозвался стоявший рядом со мной Афонин и представился: – Гвардии подполковник Афонин Виктор Петрович! Вышел в отставку по состоянию здоровья!
   – А он вообще в меня стрелял! – крикнула прошмандовка.
   – Разрешите доложить, товарищ полковник? – сказал Афонин.
   – Докладывайте! – ответил Наумов.
   – Они здесь гоняли музыку с такой громкостью, что весь поселок не спал, и я выстрелил в выставленный в окно динамик, а вовсе не в людей. Стрелять я обучен и не промахнулся! – сказал Виктор Петрович. – Стоимость динамика я им возместил!
   – Ах вы, гады! – презрительно сказал, как плюнул, полковник. – Сами нарвались, а потом у вас поднялась рука на заслуженного человека, бывшего военного!
   – Не рука, а нога! – поправил его Афонин. – Они меня ногами били!
   – Тем более! – разъярился Наумов. – А потом еще и деньги с него, пенсионера, потребовали! Да люди ли вы? – Жека с прошмандовкой молчали, опустив головы, и полковник потребовал: – Деньги немедленно вернуть!
   – У меня здесь нет! – потупился качок.
   – Значит, напишешь расписку и вернешь, когда будут! – приказал Наумов.
   – А кто возместит мне мои расходы? – раздался сзади меня голос Богданова. – Они же мне в туалет пачку дрожжей бросили, и ликвидировать последствия мне в копеечку обошлось!
   – Знаю уже! – кивнул полковник. – Вот и на эту сумму он расписку напишет! – пообещал он. – А еще вы напишите заявление в милицию! Пусть он и за это ответит!
   – Мне тоже? – тут же спросил Афонин.
   – Тоже! – отрезал Наумов. – Пусть посидит на полную катушку! А если учесть еще похищение человека и незаконное лишение его свободы...
   – Это меня, что ли? – вскинулась прошмандовка.
   – Именно тебя! – подтвердил Наумов.
   – Да я сама с ним поехала! – закричала она. – Если хочешь знать, то именно я предложила уехать из города куда-нибудь!
   – И это потому, что мы с матерью сказали тебе пару ласковых? – поинтересовался полковник. – Да тебя за твои художества выпороть надо было, несмотря на возраст, авось поумнела бы! И не ты предложила из Москвы смыться, а этот мерзавец! Или он тебе не сказал, что за дебош в клубе на него дело завели?
   – Если хочешь знать, то это я тогда была виновата, а Жека на себя все взял! – ответила она. – Потому-то я предложила на время уехать!
   – Да вы никак думали, что та история сама собой рассосется? – язвительно спросил Наумов. – А на какие, кстати, шиши эта дача была снята? – подозрительно спросил он. – Уж не на те ли, что у меня в столе лежали?
   – А если даже на те? – вызывающе спросила она. – Ты меня что, в воровстве обвинишь?
   – Зачем же тебя? Его! – Наумов кивнул на Жеку. – Это он проник в наш дом и похитил деньги!
   – Ничего у тебя не выйдет! – злорадно ответила она. – Его старуха его все равно отмажет!
   – Это мать, что ли? – уточнил Наумов.
   – Да! Она у него в мэрии работает! – торжествующе заявила прошмандовка. – Один раз она его уже вытащила, вот и второй вытащит!
   – А ты думаешь, я не навел справки, с кем ты, как теперь выражается молодежь, тусуешься? – насмешливо спросил полковник. – Да! Мать у него действительно работает в мэрии! Уборщицей! – крикнул он.
   – Как уборщицей? – оторопела прошмандовка, а Жека залился краской с ног до головы и даже отвернулся от нее.
   – А так! На две ставки! А в сезон еще гардеробщицей подрабатывает! – добавил Наумов. – И она его действительно один раз вытащила! Все кабинеты до единого обошла! На коленях стояла! В ногах валялась! В голос рыдала, чтобы своего единственного сыночка спасти! Вот ее и пожалели! Замяли дело!
   – Жека! Почему же ты мне никогда этого не говорил? – растерянно спросила прошмандовка.
   – А ты бы после этого хоть раз на меня посмотрела? – в ответ спросил он.
   – Дурак ты! – с чувством сказала она. – Я же тебя люблю, и мне совершенно безразлично, кем работает твоя мама! Да я ей благодарна уже за одно то, что она тебя, такого, вырастила! Неужели ты этого еще не понял? Вот, значит, почему ты никогда меня к себе не приглашал!
   Но вместо качка ей ответил полковник:
   – Куда? В однокомнатную «хрущевку» на «Речном вокзале»? Кстати, скажи мне, сопляк, какой это крутой ремонт ты там затеял? Очень мне интересно это послушать!
   – Неправда! Нам двухкомнатную обещали! – крикнул Жека.
   – И это знаю! – кивнул Наумов. – В Бирюлево! Только теперь она вам не достанется! Да и зачем твой матери, одной, эта квартира? Тебе же казенный дом светит, и срок у тебя будет немереный!
   – Мама этого не переживет! – в ужасе воскликнул качок, и выглядел он при этом так искренне испуганным, что мне невольно стало его жалко.
   – Старуха-то? Ты ведь ее так зовешь? Да какое же тебе до нее дело? Тебе же на нее плевать с высокой колокольни? – издевался Наумов.
   – Неправда! Я ее люблю! – заорал Жека. – Она у меня самая лучшая на свете мама!
   – И поэтому ты сбежал из города, не предупредив ее, куда и насколько собираешься? – язвительно спросил Наумов.
   – Неправда! Я каждый день ей звоню и говорю, как я здесь, чтобы она за меня не волновалась, – запальчиво возразил качок. – Просто я попросил ее никому не говорить, где я. Вот она и молчала!
   – Да! Ее есть за что уважать! – неожиданно серьезно сказал полковник. – Она тебя, сволочь, одна без мужа поднимала! Она в тебя, гада, всю душу вложила! Каждую копейку на тебя тратила, чтобы и одет ты был не хуже других, и в школе хорошей учился! И сам ведь ты был раньше человек как человек! В каникулы дворником и почтальоном подрабатывал, чтобы матери хоть немного легче было! И спортом еще успевал заниматься – кандидатом в мастера по боксу стал! И в армии достойно отслужил! И в институт сам поступил, за что тебе честь и хвала! И экзамены сам сдаешь, причем так, что стипендию получаешь! А что дальше? – гневно спросил он. – Что с тобой случилось, когда ты студентом стал? Словно подменили тебя! Ну неужели у вас на факультете нет нормальных, умных ребят, которые учебой и делом заняты, а не ищут приключений на свои задницы? Есть! Не может быть, чтобы не было! Так что же ты за всякими подонками тянешься и во всем стараешься им подражать? Свое достойное имя Евгений на какого-то Жеку изуродовал! Тьфу! – плюнул он. – Не имя, а собачья кличка какая-то! Они-то на родительские деньги жируют, для них тысяча долларов – не деньги, а мелочь в кармане! Они куролесят, потому что знают, что родители их из любой передряги вызволят, а ты? Ты-то на кого надеешься? Тебя-то они откупать не будут! И сядешь ты и за их, и за свои грехи! – Он повернулся к своим подчиненным и скомандовал: – Пакуйте его!
   Те двинулись было к качку, имевшему самый потерянный вид, но тут его заслонила прошмандовка и крикнула:
   – Ты его не посадишь! Мы любим друг друга и хотим пожениться! Мы уже и заявление в ЗАГС подали! И потом, я беременна, и ты не захочешь, чтобы мой ребенок родился без отца!
   Полковник на какой-то миг растерялся, но тут же взял себя в руки и небрежно сказал:
   – Аборт сделаешь!
   – А у меня первая беременность, и детей потом может не быть! – запальчиво возразила она.
   – И не надо! – отмахнулся от нее Наумов. – У тебя старший брат, слава богу, нормальным человеком вырос! И жену себе нормальную нашел! И здоровыми полноценными внуками нас с матерью уже обеспечил! Так что мы без твоих как-нибудь обойдемся! Да и какого ребенка может родить прошмандовка?
   Это был, как я понял, явно воспитательный момент, и я, впервые оживившись, с интересом ждал, что будет дальше.
   – Кто? – недоуменно переспросила она.
   – Прошмандовка! – жестко повторил полковник. – Ну, что-то вроде шлюхи или потаскухи! – объяснил он. – Или тебя больше устраивает определение «клевая телка»? Кажется, именно так имеют обыкновение говорить о девушках в твоем кругу? – Она подавленно молчала, и он все тем же тоном продолжил: – Так зачем нам вместо внуков телята? Нет уж! Нам нужны дети! Чтобы они говорили, а не мычали! Да и кого ты можешь родить, если, как мне сказали, все дни не просыхала? Только урода какого-нибудь, а его нам не надо! – отрезал он. – Так что сделаешь аборт, и весь разговор!
   – Тогда я из дому уйду! – пригрозила она.
   – Так ты уже ушла! – не дрогнул Наумов. – Баба с возу – кобыле легче! По крайней мере не придется больше матери валидол глотать и слезы лить от волнения, куда ты делась! Только вот куда ты пойдешь? К его матери в однокомнатную квартиру? – Он кивнул в сторону Жеки. – И что ты думаешь, она тебя примет с распростертыми объятьями? Это после того, как по твоей вине ее сын в колонии срок отбывает? Как же! Очень она тебе обрадуется! Да она тебя с лестницы спустит и права будет!
   – Папа! – разревелась прошмандовка. – Ну не трогай ты Женьку! Я же его люблю!
   – Раньше думать надо было! – отрезал отец.
   – Ну, папочка! – Она бросилась к нему и повисла у него на шее. – Ну пожалуйста! Он больше не будет! Ты же сам сказал, что он хороший!
   – Был! А кем стал? – не сдавался Наумов.
   – Да он и есть хороший! Это все в нем наносное! Он только хотел казаться таким крутым перед остальными, а на самом деле он очень добрый и внимательный!
   – Но тщательно это скрывает! – хмыкнул полковник.
   – И деньги мы людям вернем! – уговаривала она Наумова.
   – Интересно знать, откуда они возьмутся? – покачал головой полковник. – На мою помощь не рассчитывайте!
   – У меня в банке есть! – ответил Жека. – Я на свадьбу копил! Так что я все отдам!
   – Ну, ладно! – смилостивился Наумов. – У меня к тебе, Евгений, претензий нет! А вот с людьми ты сам договаривайся! Простят они тебя – хорошо, а не простят, – он развел руками, – сядешь как миленький!
   Тут качок с прошмандовкой бросились прямо ко мне, и я даже растерялся – я-то тут при чем? Ладно бы Афонин с Богдановым, но я? Но оказалось, что у меня за спиной собрались уже все дачники и все это время жадно внимали происходящему.
   – Простите нас, пожалуйста! – на два голоса взмолились эти негодяи. – Ну, хотите, мы на колени встанем!
   Тут натерпевшихся от этой парочки дачников прорвало, и на их головы посыпались совершенно заслуженные упреки и оскорбления:
   – Мерзавцы, чтоб вам пусто было!
   – Да чтоб вам самим на нашем месте оказаться, подлецам!
   – Чтоб вам ни дна, ни покрышки, паразиты!
   – Все лето нам испоганили, сволочи!
   Парня с девчонкой крыли на чем свет стоит еще где-то минут пятнадцать, но постепенно всеобщий гнев стал сходить на нет и послышалось:
   – Несчастная мать! Столько сил в этого ирода вложила, а теперь будет слезы лить да посылки ему собирать!
   – Да уж! Кого и пожалеть здесь, так это ее!
   – Ну, давайте простим этого недоумка хотя бы ради его матери? Она ведь действительно не переживет того, что ее ненаглядного сыночка посадят?
   – Черт с ним, дураком набитым! Прощаем! – пришли все к окончательному мнению.
   Но радовались Жека со своей невестой недолго, потому что известная на весь поселок скандальная особа заявила:
   – Нет! Я этого так не оставлю!
   И она бодро, совсем не по возрасту, обежав толпу, влетела в калитку и с ходу влепила качку одну пощечину, а потом вторую, что он стоически вытерпел и даже не поморщился.
   – Тогда и я поддержу хорошее начинание! – заявил Афонин и поманил Жеку пальцем. – А иди-ка сюда, голубчик! Пришло время по счетам платить!
   Тот безропотно подошел, и Виктор Петрович с размаха врезал ему кулаком по лицу так, что тот пошатнулся. Прошмандовка взвизгнула и бросилась к своему ненаглядному Жеке, но тот отстранил ее и сам подошел к Богданову.
   – Ну, если сам напросился, то получай! – довольным голосом сказал Сергей Сергеевич.
   – Да бейте, только заявления не пишите! – попросил качок.
   – Но деньги вернешь! – сказал Сергей Сергеевич. – Одно другому не мешает!
   С этими словами он врезал Жеке так, что тот не смог удержаться на ногах и упал на землю, а прошмандовка кинулась к нему и стала помогать подняться.
   – И мне тоже вернешь! – поддержал его Афонин. – И за раздавленную курицу тоже! – добавил он – все-таки Куркуль и есть Куркуль.
   – Больше желающих нет? – спросил качок, оглядывая толпу.
   Таковых не оказалось, и Наумов сказал:
   – Ну, теперь вы поняли, как к таким, как вы, народ относится? – Его дочь со своим женихом подавленно молчали. – Радуйтесь, что люди у нас отходчивые и вас простили! А теперь марш в машину!
   К этому времени его джип уже стоял на новых колесах и был готов к использованию по прямому назначению.
   – Папа! А можно, мы здесь останемся? – неожиданно попросила прошмандовка.
   – Ну да! – поддержал ее Жека. – Это будет у нас что-то вроде медового месяца!
   – Обычно он после свадьбы бывает, а не до, – заметил Наумов.
   – А он у нас всю жизнь будет! – заверила его прошмандовка, прижимаясь к Жеке.
   – Ну, оставайтесь! – согласился полковник. – Только как бы вас здесь не побили за ваши художества!
   – А мы теперь будем белыми и пушистыми, – пообещала его дочь.
   – Посмотрим, что у вас из этого выйдет, – с сомнением сказал Наумов и повернулся к участковому: – Лейтенант! Если узнаешь о малейших нарушениях с их стороны, тут же сообщай! И тогда получит у меня этот герой-любовник на полную катушку!
   – Есть, товарищ полковник! Я теперь с них глаз не спущу! – пообещал милиционер.
   – Смотри, Женя! Я не шучу! Мне преступник в семье не нужен! – совершенно серьезно сказал будущему зятю Наумов.
   – Обещаю вам, Антон Васильевич, что больше у вас не будет ко мне никаких претензий! – твердо пообещал тот.
   – Очень на это надеюсь! – не менее серьезно ответил полковник и повернулся к дочери: – Про беременность-то наврала?
   – Да! – радостно подтвердила она. – Я очень за Женю испугалась, вот и сказала! Папочка! Неужели ты думаешь, я такая дура, чтобы пьяной ребенка зачинать? Я же все-таки в меде учусь!
   – Хоть на этом спасибо! – облегченно вздохнул Наумов и спросил: – Матери-то что передать?
   – А я ей сама позвоню! – пообещала она.
   – Только не забудь! – предупредил ее полковник и направился к Марусе.
   Тут появились с большой толстой папкой Кряков с Артамоновой – наверное, они уже успели сгонять в Боровск и привезли свои документы, чтобы доказать Наумову, что чисты перед законом, как свежевымытые стеклышки.
   – Вот посмотрите, товарищ полковник! – начал Кряков. – Арендованная мной на дачный сезон территория имеет статус клуба. А вот мои уставные документы, из которых следует, что я имею право оказывать клиентам такого рода услуги, как организация нудистского пляжа на озере, проведение соревнований по пейнтболу и все прочее... Вот перечень! Нудисты же предупреждены о том, что разгуливать по территории дач голяком ни в коем случае нельзя, а можно только на специально отведенном для этого месте на пляже!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация