А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шарф Айседоры" (страница 19)

   ГЛАВА 4. КОНФУЗ ТРОФИМОВА

   До дома родителей от метро шли по заснеженному парку. Он держал Инну за прохладную руку. Она шла рядом, пританцовывая, и дурачилась, поздравляла прохожих с Новым годом. Инна вырвала у него руку, весело смеясь, слепила снежок, запустила в Трофимова, спряталась за маленькой пушистой елочкой и запела песенку:

Маленькой елочке
Холодно зимой,
Из лесу елочку
Взяли мы домой.

   Голос у нее был немного детский, но красивый.

Сколько на елочке
Шариков цветных,
Розовых пряников,
Шишек золотых!

   Поддержал ее Трофимов, голос у него был совсем не детский и не красивый. За что он, похоже, и поплатился, получив очередным снежком в фейс.
   – Ах так! – Веня догнал Инну, повалил ее сугроб и поцеловал в губы.
   Последний куплет закончили вместе хором, получилось намного лучше, чем когда Трофимов солировал один, и намного хуже, чем когда Инна солировала одна, но Веня все равно усмотрел в этом добрый знак. Он помог Инне подняться, стряхнул с ее белой пушистой шубки снег, заботливо поправил вязанную шапочку и на мгновенье залюбовался девушкой. Сейчас Инна походила на снегурочку, щеки ее горели румянцем, на ресницах блестели снежинки. Он не удержался и снова поцеловал ее.
   До дома родителей оставалось несколько шагов, видны были окна их квартиры.
   – Ну что, готова? – спросил Веня.
   – Всегда готова! – рассмеялась она и стала серьезной. – Слушай, Вень, а вдруг я твоей маме не понравлюсь? Может, я не пойду, а? Не умею я ничего из себя изображать. А завтра сходим в театр. У меня и билеты уже есть.
   – Не надо ничего из себя изображать. Просто будь собой, и все. Мама не любит фальши, она тонкий психолог. А потом, мне совершенно по фигу, какое мнение по поводу тебя будет у моей мамы, главное, ты нравишься мне. Пойдем, ничего не бойся, я тебя в обиду не дам, – он взял ее под руку и потянул за собой.
   – Ну ладно, – неохотно согласилась Инна. Они уже дошли до подъезда, когда девушка спохватилась. – Ой, я цветы и подарок у елки оставила, – расхохоталась она и побежала обратно. Возвращаться – плохая примета, подумал Трофимов, посмотрел на свои окна и вдруг подумал, что солгал Инне: ему совсем не безразлично, что подумает мама об этого девушке. Вене хотелось, чтобы маман его выбор одобрила. Его выбор…
   Роман с Инной закрутился стремительно, он даже не понял, как оказался с ней в постели. Приехал, Инна встретила его в джинсах и сексапильной маечке, расслабленная, домашняя, напоила его чаем, а дальше, дальше… Она даже не помнил, как оказался с ней в одной постели. Она оказалась чувственной и нежной любовницей, «прочитать» ее было легко, Инна шла навстречу и откликалась на все его прикосновения. И вообще с ней было легко. Дурак Минасян! Если Лисицына не врет и Инна действительно была неравнодушна к этому ханурику, то он просто форменный идиот, раз выбрал вместо интеллигентной Инны простую, как валенок, Тамару.
   – Твоей маме в подарок я купила духи, – вернулась Инна.
   – «Красную Москву»? – пошутил Трофимов, вспомнив любимый фильм «Покровские ворота».
   – Почему? – не поняла иронии девушка. – Я совершенно шедевральные духи ей купила. «Un Jardin sur le Nil» от Hermes. Обожаю их! Правда не знаю, подойдут ли духи твоей маме.
   – Надеюсь, духи не с феромонами? – поинтересовался Веня с опаской. Инна с ошарашенно на него посмотрела. – Я пошутил, – откашлялся Трофимов и подумал, что скоро его маман тоже будет благоухать манго и ладаном. Если, конечно, не выкинет духи в мусорное ведро, расстроившись, что ее план Веню поженить не удался. Да, он, конечно, поступает жестоко по отношению к девушке, которая сегодня явится к ним справлять Новый год. Мама, наверное, уже расписала ей подробно все радужные перспективы брака, Венины достоинства, и глупышка сейчас пребывает в трепетном ожидании счастья. Но он ведь мамулю не просил подбирать ему невест! Пришла пора доказать, что своей жизнью он вправе распоряжаться сам, уговаривал себя Веня, но у двери его охватила паника. Инна, напротив, расслабилась, выглядела совершенно спокойной и уверенной в себе. Ее спокойствие передалось Трофимову, и он нажал на звонок.
   – Сюрприз! – радостно воскликнул Трофимов. – Мамуля, познакомься – это Инна, моя невеста, – счастливо доложил Веня и поцеловал остолбеневшую мамулю в щеку.
   – Здравствуйте, Валентина Семеновна! – мягко улыбнулась Инна, протянула цветы и презент.
   – Сюрприз удался, – откашлялась Валентина Семеновна, неохотно взяла подарки и криво улыбнулась: – У меня для тебя тоже сюрприз, Веня.
   – Какой? – прикинулся идиотом Трофимов.
   – Скоро узнаешь, – Валентина Семеновна неуверенно потопталась на месте. – Все уже приехали, только вас ждем. Проходите, Инна, чувствуйте себя, как в гостях, – выдала Валентина Семеновна. – А ты, Веня, поди там… В кухне… цветы полей. В смысле, прибор для Инны захвати, – сказала она чуть слышно, выразительно посмотрела на Трофимова и уплыла в комнату.
   – Кажется, твоя мама деморализована полностью, – шепнула ему на ухо Инна.
   – А не фига было! Ее никто не просил, – буркнул Веня, хотя в душе чувствовал дискомфорт. Даже интересно стало, кого она там ему припасла в качестве невесты. Дай бог, не дочурку своей начальницы. С другой стороны, ну какого хрена, правда! Что за каменный век!
   Трофимов помог Инне снять шубку, проводил в комнату. Стол ломился от еды, мамуля, как всегда, постаралась. Все гости уже были в сборе, Веня по очереди познакомил Инну с двоюродной сестрой, ее мужем и малявкой племянницей, брата отца, его женой и…
   – Оксана, – представилось из-за стола нечто большое, черноглазое, розовощекое, в белой блузе с рюшами, с халой на голове и в крупнокалиберных янтарных серьгах.
   – Оксана, моя хорошая знакомая, – объяснила мамуля. – Мы с ней когда-то работали вместе. – А это мой Венечка, – представила Трофимова мама, потому что сам он онемел и невежливо пялился на Оксану с глупым выражением лица.
   – Хорош, – причмокнула губами Оксана и положила себе горку салатику.
   – Здрасьте, – очнулся Трофимов и расплылся в щедрой улыбке: от его чувства стыда не осталось следа. Ни хрена себе сюрпризец ему мамуля приготовила! И вот на этом вот чудо-юде мамуля собиралась его поженить? Какое счастье, что он пришел с Инной. Впрочем, Оксана, похоже, не особенно расстроилась, что будущий жених явился с дамой, гораздо больше Вени ее занимали пирожки, закуски и разносолы. Трофимов помог Инне разместиться за столом и ломанулся в кухню за приборами.
   – Эльза? – ошарашенно замер он в дверях.
   – Меня мама твоя пригласила, – тихо сказала она, затушила сигарету в пепельнице и склонила голову набок, разглядывая его чуть насмешливо. Она всегда любила так смотреть – оценивающе. Эльза поднялась, подошла к окну и отодвинула занавеску. На ней было закрытое темно-серое платье, черные волосы скучены и сколоты двумя китайскими палочками на макушке, в ушках две жемчужины, такие же по цвету, как ее глаза, дымчато-серые. Ничего особенного в ней не было! Ничего!
   – Зачем ты приехала? – резко сказал Трофимов.
   – Я же объяснила…
   – Я спрашиваю, за каким хреном ты приехала?
   – Потому что люблю тебя! – Эльза обернулась. О да, она умела смотреть так, что становилось жарко.
   – Неужели? Я думал, ты любишь своего банкира. Ладно, пойдем к столу. И уймись уже, твои штучки на меня больше не действуют.
   – Дурак, какой же ты дурак, – Эльза вновь села на табуретку и, закинув ногу на ногу, закурила.
   – Вень, ну скоро ты? – вошла в кухню Инна, увидела Эльзу и попятилась.
   – Он уже идет, девушка, – усмехнулась Эльза. Инна растерянно кивнула и молча вышла. Трофимов взял тарелку и приборы и тоже вышел. Голова у него кружилась, ноги казались ватными. В голове стучало: «Дурак, какой же ты дурак». Она изменила ему с банкиром, а он, значит, дурак? Потом прибежала, в ноги кинулась, говорила – когда-нибудь ты поймешь. Что тут понимать? Что?
   Инна сидела за столом и пыталась делать вид, что ей весело и ничего не случилось. Оживленно беседовала с Оксаной о превратностях профессии кадрового менеджмента. Оказалось, что хорошая знакомая маман тоже кадровик. Эльза и не подумала убираться вон, порхала из кухни в комнату, помогала маме, раскладывала по тарелкам холодец и заливное. Наконец все угомонились, расселись за столом, наполнили бокалы, чтобы проводить старый год.
   Раздался звонок в дверь.
   Маман пожала плечами мама, ушла в прихожую, через минуту вернулась и уселась за стол со странным выражением лица.
   – Вень, пришла девушка, которая говорит, что она – твоя невеста, – мило улыбнулась она. – Иди встречай гостью и принеси еще один прибор.
   Трофимов неуверенно поднялся из-за стола и медленно сел обратно. В комнату вошла Тамара Лисицына и, покачивая коробкой с тортом, сказала всем привет.
   – Мент поганый, – тихо сказала Инна. Трофимов открыл рот, чтобы как-то оправдаться, но не смог произнести не слова: ничего подобного от интеллигентной Инны он не ожидал, но почему-то отчетливо понял, что именно сейчас Инна – настоящая.

   ГЛАВА 5. ВЕЧЕР СВЯТОГО СИЛЬВЕСТРА

   Завтрак они пропустили, обед тоже. За окнами стемнело…
   Иван Аркадьевич выполз из кровати, нетвердой походкой сходил в гостиную и притащил бутылку шампанского, два бокала и миску свежей клубники.
   – Лен, а ты в курсе, что сегодня Новый год? – хрипло спросил режиссер.
   – Ты уверен? – лениво поинтересовалась Зотова, сунула клубничину в рот и попыталась придать прическе нормальный вид: кудри все еще приятно пружинились, но встали на голове «домом», ночнушка на груди порвалась, а шея и губы горели от недавних прикосновений страсти.
   – Не уверен, но на моих часах светится дата – 31 декабря. Время – 20 часов 35 минут.
   – С ума сойти, – искренне удивилась Елена Петровна. – Собираешься Новый год здесь, в постели, встречать?
   – Я собираюсь проводить в постели старый год. Но, если хочешь, можем остаться здесь до следующего года, – предложил Варламов и с надеждой на нее посмотрел.
   – Вот уж дудки! У меня потрясающее вечернее платье в шкафу висит и ждет своего часа, – решила повредничать Елена Петровна. Варламов откупорил бутылку и разлил шампанское. Она взяла бокал и, чокнувшись с бокалом Ивана Аркадьевича, выпила шампанское до дна.
   – Тогда приводи себя в порядок и пошли, – вздохнул Иван Аркадьевич, потягивая шампанское. – Сегодня в ресторане по случаю вечера Святого Сильвестра, так в Австрии называется вечер перед Новым годом, нас ждет грандиозный гала-ужин и фейерверк на улице.
   – Страшно представить, что это будет за ужин! – закатила глаза Елена Петровна: если бы она только знала, насколько окажется права.
   Зотова бодро вылезла из кровати и поплыла в душ.
   – Лен, – окликнул ее режиссер. – Мне надо тебе кое в чем признаться.
   – Потом, Вань, потом, – кокетливо сказала Елена Петровна, прикрыла дверь в ванную, привалилась к ней спиной и счастливо улыбнулась. Невероятно, она забыла позвонить Трофимову! Ее, конечно, мучила некоторая неопределенность – удалось ли задержать Минасяна и прищучить хитрого доктора Шахова, но не настолько, чтобы звонить Вене в канун Нового года. Поэтому Елена Петровна решила расслабиться и залезла в душ, напевая песню «По дону гуляет».
   – По Дону гуля-я-я-ет! По Дону гуля-я-я-ет! По До-о-о-ну гуляет казак молодой! – заливалась соловьем Елена Петровна, намыливая «дом» на голове. Душа ее трепетала от волнения. Вскоре Варламов должен ей признаться в чем-то. Неужели в любви? Батюшки святы! Замуж он ее звал, а о чувствах своих никогда не говорил. Возможно, поэтому она до сих пор так и не ответила согласием на его предложение. Сегодня ответит, сегодня она скажет ему да, решила Елена Петровна – глаза заслезились. – О чем, дева, плачешь, о чем, дева, плачешь? О чем, дева, плачешь, о чем слезы льешь? А как мне не плакать, а как мне не плакать, а как мне не плакать, если такой шипучий шампунь! Собака, – выругалась Зотова, промыла глаза и выключила воду. Последний куплет она решила не допевать, звучал он не слишком оптимистично.
   После душа она почувствовала себя бодрее, уложила волосы, сделала макияж. Переодевалась в гостиной, облачилась в шелка и бархат, надела туфли и покрутилась у зеркала.
   – Я красавица, красавица необнакновенная, – прошептала Елена Петровна и направилась в спальню, чтобы сразить своей неземной красотой жениха. В спальне горел приглушенный свет, Варламов лежал на постели, раскинув руки и ноги в стороны, и не подавал признаков жизни.
   – Ваня, – позвала она. Варламов не реагировал. – Вань? – испугалась Елена Петровна, заглянула режиссеру в лицо и потрясла его за плечо. Иван Аркадьевич издал свистящий стон и причмокнул губами, но остался лежать в той же позе и глаз не открыл. – Ты моя радость, умаялся, бедненький, – ласково прошептала Елена Петровна и добавила строго: – Больше не будешь по ночам шляться! – Иван Аркадьевич снова причмокнул губами и громко захрапел.
   Она заботливо укрыла бесчувственное тело гения кинематографа одеялком, прошествовала в гостиную, уселась на диван, включила телевизор.
   Прошел час.
   Елена Петровна вернулась в спальню и попыталась разбудить режиссера – безрезультатно.
   Прошел еще час.
   Галоужин в ресторане уже начался, на улице взрывались праздничные салюты, небо вспыхивало разноцветными брызгами, веселился народ, громко звучала музыка, а из спальни по-прежнему раздавался храп.
   – Ну и пожалуйста, – обиделась Елена Петровна.
   Есть, однако, хотелось катастрофически сильно. Слопав все фрукты из вазочки, орешки и печенюшки из мини-бара и плавленый сырок, который Елена Петровна не доела в самолете, Зотова набралась храбрости и позвонила на ресепшн, чтобы заказать ужин в номер. С горем пополам ей удалось донести до девушки-австриячки, что она желает тиролен шпеккнёдель, шинкенфлекерлн, яблочный штрудель и глинтвейн, и все это в двойном экземпляре. Немного подумав, Елена Петровна добавила к заказу бутылку шампанского и шлепнула трубку на рычаг с чувством полного удовлетворения. В ресторан ей, на самом деле, вовсе идти не хотелось. Что ей там делать, в ресторане? Толпа пьяных иностранцев, шум, гам. Ближе к полуночи она растолкает Ивана Аркадьевича, и они прекрасно проведут время вдвоем.

   Загадочные блюда доставили через полчаса, но Елену Петровну постигло некоторое разочарование. Тиролен шпеккнёдель оказались хлебными колобками с копченым шпиком и квашеной капустой в качестве гарнира. А шинкенфлекерлн – смесью лапши с ветчиной, сыром и еще какой-то мутотенью. И стоило из-за этого ехать в Австрию справлять Новый год? – возмутилась Елена Петровна, набрала в стакан воды и решительно направилась будить Варламова, пока все не остыло.
   Звонок мобильного спас Ивана Аркадьевича от освежающего душа. Павел с Полиной поздравили ее с праздником. Она и забыла, что австрийское время отстает от московского на два часа и в златоглавой Новый год уже наступил. Потом на телефон посыпались поздравительные смс-ки от знакомых, коллег по работе и даже от прокурора. Последним позвонил Трофимов.
   – С Новым годом! – заорал он в трубку.
   – Зачем деньги тратишь, Вень? Тебя тоже с Новым годом. Счастья, здоровья, любви и всего самого наилучшего, – рассмеялась Елена Петровна. – Минасяна взяли? – не удержалась она от вопроса.
   – Я завтра вам все расскажу, – весело отозвался Веня, и Елена Петровна почувствовала неладное.
   – Веня, не зли меня.
   – Ну Елена Петровна, – заныл Трофимов.
   – Трофимов! – рявкнула она.
   – Минасяна там нет, – уныло сообщил Вениамин. – Мы ошиблись. Лысенко в печали. Прокурор его чуть не загрыз. Думаю, Шахов это дело так не оставит. Так что вы тоже готовьтесь к неприятностям.
   – Как нет? Вы всех пациентов проверяли? Он там по чужим документам может лежать. Или его уже выписали. Если выписали, то искать его надо у Звонарец.
   – Все проверяли, везде искали. Палаты и даже подсобки проверили. Просмотрели фото – и видеоархивы операций. Перетрясли все. Съездили на квартиру Звонарец. Она комнату снимает у одной старушки. Никаких следов. То, что она знакома с Минасяном, Тиграновна не отрицает, но уверяет, что не видела его несколько лет. Может, конечно, врет, но зацепить ее не на чем. Проверка телефонного номера Минасяна не выявила его контактов со Звонарец. В стационаре занята только одна палата, там отдыхает известная бизнесменша после операции. Так что там все чисто, Елена Петровна. Еще раз вас с Новым годом. Я пошел к гостям.

   – Ты проверил паспорт у этой бизнесменши? – уточнила Елена Петровна, все еще не веря, что оказалась не права.
   – Естественно! – раздраженно сказал Веня. – Документы посмотрел. Говорю же, все в порядке.
   – Ты говоришь, она после операции? Значит, лицо в повязках? Минасяна могли оформить по чужим документам. Ты уверен, что в палате лежит именно женщина?
   – Ну, знаете, Елена Петровна. Я же не мог, извиняюсь, под одеяло к ней залезть и проверить, есть ли у нее… В смысле, нет ли у нее… Короче, в паспорте написано – Копылова Ксения Витальевна. И Шахов этот ее охраняет, как лев. Видно, у доктора с этой дамочкой какие-то шуры-муры. Мы в палату к ней с трудом прорвались, он грудью проход загородил и пускать нас не желал. Ну все, Елена Петровна, меня невесты ждут.
   – Как, ты говоришь, ее фамилия? – заорала Елена Петровна в трубку, но Трофимов уже отсоединился. Елена Петровна озадаченно посмотрела на трубку. Что за дьявольщина? Бизнесменшу Ксению Копылову она видела вчера вечером в этом отеле собственными глазами и сегодня в окно лыжного спуска. Как она могла оказаться одновременно в клинике пластической хирургии доктора Шахова и в австрийских Альпах? Разве что у Шахова в клинике другая какая-то Ксения Копылова? Фамилия довольно распространенная. Но именно эту, которая приехала в отель, Елена Петровна видела на снимке в кабинете у Шахова. Что-то тут не чисто! Елена Петровна обернулась. Варламов наконец-то проснулся, смотрел на нее, не мигая и без улыбки.
   – Новый год скоро. Я ужин в номер заказала. Тиролен шпеккнёдель стынет. Пойдем.
* * *
   – Достали, – простонал Левон, услышав стук в дверь, и решил не открывать. В любом случае подняться с дивана он был не в состоянии.
   Сегодня, по совету Варламова, он прокатился на лыжах. Какой же это был кайф! Ветер в лицо и скорость. Настоящий драйв! Красотища. Когда он приехал из Еревана, то даже стоять на лыжах не мог, робкие попытки овладеть этим видом спорта в универе закончились нервным срывом у физрука и далеким посылом в секцию горных лыж и сноуборда на Воробьевых горах. Три года тренировок сослужили ему хорошую службу. Вообще-то, когда Левон на площадку пришел, то для начала хотел опробовать синюю трассу, давно не катался, но засек Панкратова, который вышел на охоту с фотоаппаратом, попозировал немного, как велел Варламов, а потом решил оторваться от преследования и направился к красной трассе. Оторваться удалось легко, он гонял от одного склона к другому несколько часов, отогревался глинтвейном в горных ресторанчиках, наслаждался солнцем и чувствовал себя свободным. То, что много пить – вредно, он понял на крутом куске склона: из-за тени не заметил снежный намет, а потом был красивый полет через голову. Как он шею себе не свернул, просто удивительно, болело только колено. Шея, впрочем, тоже болела, и голова поворачивалась с трудом. Из сугроба его любезно вытащил немец, крепкий мужичок с мясистым лицом и телосложением Шварценеггера, которого он на ходу задел и сбил с ног. Лева уже приготовился получить по сопатке, но вместо этого получил комплимент и свои лыжи с палками, которые немец любезно собрал. Оказалось, женщиной быть не всегда плохо. Во всяком случае, это его спасло от перелома носа и фингала под глазом, немец несомненно бы ему навешал, будь Левон мужчиной.
   – Если я заболею, то к врачам обращаться не стану, – пропел Лева, держа салфетку со льдом на колене. Да, к врачам обращаться ему никак нельзя, коленки у него совсем не женские, сразу просекут, что он не дама. Ничего, до свадьбы заживет, как любила повторять мама, целуя его в место ушиба. Левон вздохнул. Будет ли теперь у него когда-нибудь свадьба? Вряд ли. Когда он из зоны выйдет, старый, больной и вшивый, не до женитьбы ему будет.
   В дверь постучали. Лева вздрогнул от неожиданности, резко повернул голову – внутри шеи что-то хрустнуло, и она болеть перестала: видно, встал на место смещенный шейный позвонок.
   – Достали, – выругался он и, прихрамывая, поковылял к двери. На пороге стоял Клаус, во фраке с бабочкой, букетом цветов и широкой улыбкой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация