А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шарф Айседоры" (страница 16)

   ЧАСТЬ 2 ГЛАВА 1. THE BEST OF THE ALPS

   Бог мой, если бы она только знала, как далеко придется ехать! Елена Петровна, конечно же, понимала, что Альпы – это тебе не в Тверь прогуляться, но все равно, к подобным марш-броскам по Европе готова не была. Впрочем, до Шереметьева они по утренней Москве добрались без пробок, и перелет из Москвы до Мюнхена прошел легко. Зотова впервые летела первым классом. Впрочем, она вообще в последний раз летала лет сто тому назад, в Кисловодск, к родственникам, на «ТУ-154». Место ее располагалось в самом хвосте, рядом с туалетом, трясло во время полета так, что она потом два дня пыталась восстановить вестибулярный аппарат и полоскалась в душе, чтобы избавиться от ощущения, что от нее воняет дешевым куревом и дерьмом. Обратно она поехала на поезде и с тех пор передвигалась только наземным транспортом. Трехчасовой полет на чистеньком «Боинге» с кожаными удобными сиденьями вернул ей веру в комфорт в небе. Единственное, что в самолете у Елены Петровны наглухо заложило уши: жвачка, леденцы, широкомасштабные зевки – ничто не помогало, но это были мелочи жизни. Главное, они долетели!
   Аэропорт Франца-Йозефа Штрауса оказался небольшим и малолюдным, багаж получили быстро, на улице их ждал водитель с «Мерседесом». Снова дорога. От аэропорта на машине плюхали уже три часа, сначала по широкому немецкому автобану, практически без остановок. Ближе к австрийской границе дорога постепенно сузилась, выросли за окном горы – красота их завораживала и пьянила. Границу миновали незаметно. Варламов задремал, Елена Петровна поглядывала то в окно, на величественную красоту горных вершин и лубочную прелесть словно сделанных из шоколада и сахарной глазури тирольских деревушек, то в путеводитель, где были описаны достоинства курорта Лех. Собственно, она не сомневалась, что Варламов выберет хороший курорт, но не ожидала, что это окажется самым лучшим, дорогим и престижным. Изучив путеводитель и устав от ослепительной красоты за окном, Елена Петровна тоже решила подремать, но тут пробудился Иван Аркадьевич и радостно известил ее, что они почти приехали.
   – В Лех любила останавливаться принцесса Диана. И вообще, представители королевских династий этим местечком не брезгуют, – потягиваясь, сообщил он. – Знаменитости всякие тут частенько бывают. Микроклимат уникальный. Очень много «семейных отелей», люди приезжают каждую зиму и останавливаются в «своих» отелях. Но я не поэтому этот курорт выбрал, здесь отличные условия для начинающих, трассы для беговых лыж, и на саночках можно прокатиться. Все, как ты хотела. И еще тут очень вкусно готовят! Просто рай для гурманов. Если не решишься на лыжи встать, будет, чем заняться, – подмигнул ей Варламов.
   – Что? – проорала Зотова.
   – Говорю, что королевские династии на этом курорте любят бывать! – проорал Варламов. – К слову, вон он – наш отель.
   – Варламов, ты куда меня привез? – очень громко спросила Елена Петровна и неожиданно вновь обрела утраченный слух. – Я мечтала об австрийском замке, а тут… – выпав из машины и щурясь от закатного солнца и снега, сказала Зотова, взяла Ивана Аркадьевича под руку и с наслаждением втянула в себя хрустальную свежесть альпийских гор. Отель именовался так, что язык можно было сломать: Пфе… Пфефе… После нескольких попыток воспроизвести название Елена Петровна отказалась от этого бесполезного занятия и сосредоточилась на созерцании.
   Гостиница располагалась в уединенном живописном месте, в окружении горных склонов, недалеко от центра курорта и лыжной трассы, в пяти минутах ходьбы от лыжных спусков. О трассе и лыжных спусках Елена Петровна в путеводителе прочитала. Построен он был в типичном для горных отелей стиле австрийского шале и выглядел довольно заурядно, поэтому Елена Петровна пришла к выводу, что если в Лех любят бывать представители королевских династий, то останавливаются они совершенно точно не в этом отеле. Что Зотову несказанно порадовало, не хватало еще нос к носу столкнуться с прынцами или прынцессами на отдыхе, хватит ей московских знаменитостей выше крыши.
   – Тебе не нравится? – расстроился Иван Аркадьевич. – Это один из лучших отелей Леха!
   Зотова с удивлением на него посмотрела.
   – Да я пошутила! Мне очень нравится! – улыбнулась она: это было чистой правдой. Ей безумно понравился этот сказочный тирольский домик с шапкой похожего на безе снега на крыше.
   Шофер перенес их вещи в гостиницу. Внутри оказалось мило, уютно и тепло. Аппетитно пахло корицей и сладкими булочками. В интерьере, празднично украшенном по случаю надвигающегося Нового года зелеными гирляндами, тоже угадывался традиционный альпийский стиль: деревянная отделка, ковры, мебель с яркой обивкой, керамика. Осмотревшись, Зотова снова вздохнула с облечением: больше всего Елена Петровна боялась, что Варламов завезет ее куда– нибудь в буржуазный разврат, где она погибнет от комплекса неполноценности.
   Варламов усадил Елену Петровну в уютное кресло, потопал к стойке регистрации и попал в объятья невысокого круглого блондина в шелковом шейном платочке и с фюрерскими усиками. После бурных слов приветствия и жаркого рукопожатия коротышка на полных парах направился к Елене Петровне, скалясь в металлокерамической улыбке. Зотова изобразила на лице подобие радости и поднялась, усиленно пытаясь вспомнить хоть что-нибудь из уроков немецкого языка.
   – Griiss Gott! – схватил ее руку коротышка, что в переводе означало: «Спаси вас бог!», а потом расцеловал Елену Петровну в обе щечки. «И вас так же», – хотела сказать Зотова, но передумала и произнесла:
   – Гутен таг, хер…
   – Клаус Кислер, – подсказал Варламов. – Клаус – хозяин отеля. В большинстве семейных отелей принято лично приветствовать гостей. Ты не пугайся, у австрийцев в традициях обязательно со всеми здороваться и целовать женщин. К тому же Клаус мой старинный приятель. Я в этой гостинице останавливался уже несколько раз, – усмехнулся режиссер, потешаясь над ее реакцией.
   – Клаус Кислер, – повторила Зотова и чмокнула коротышку в щеку, решив традицию не нарушать.
   Обменявшись с Еленой Петровной парой ничего не значащих фраз, Кислер с Варламовым отправились к стойке регистрации, а рядом с Зотовой появился служащий отеля с подносом, на котором стояли два бокала шампанского. Вот это сервис, подумала Елена Петровна, потянулась к бокалу и замерла с протянутой рукой. Служащий тоже замер, чуть не уронив поднос на пол.
   В двери отеля вплыло нечто в красном длинном пальто с меховым воротником, в пушистом берете с розочкой, тоже красном, темных очках, сапожках на шпильке, с дамской сумочкой на шее и лыжным чехлом в руке. Позади этого создания топотался человек с чемоданом, вероятно, шофер, доставивший бесценный груз в отель.
   – В Цюрихе та-а-а-кая погода скверная! Кажется, я ноги промочила, – капризно доложило создание, глядя почему-то на Зотову. Заметив бокалы с напитком аристократов, дама оживилась: – Шампанского, гарсон! Кисо хочет пить, – потребовала она, широким шагом проследовала к стойке регистрации, пару раз подвернув ногу, бросила чехол с лыжами на пол, широко улыбнувшись хозяину, поздоровалась по– немецки и протянула ему руку в лайковой перчатке. Хер Кислер, отвесив варежку, чмокнул ее пальчики и окаменел, выражать бурную радость, кажется, он был не в состоянии, лишь глаза его с восхищением блуждали по яркой фигуре новой гостьи. Фройлен тем временем стянула пальтишко, повесила его на руку хозяину и, склонившись над стойкой, повернулась к Зотовой спиной.
   Лошадь вместо лыж ей бы больше подошла, ехидно подумала Елена Петровна и покосилась на хозяина, который, нежно прижав к себе пальто, все еще стоял истуканом рядом с прелестницей и пытался вернуть себе способность говорить. Варламов тем временем пришел в себя раньше всех и, потеснив хозяина, сам протянул девушке руку.
   – Надолго в Лех? – улыбнулся он. – Мы тоже только… – договорить он не успел, в отель влетел еще один человек, в джинсах, красной лыжной куртке, кожаной кепке с ушами и высоких рыжих ботинках на шнуровке. Шея и половина лица его была обмотана длинным фиолетовым шарфом грубой вязки, за плечами болтался большой дорожный рюкзак. Иностранец, предположила Елена Петровна, но ошиблась.
   – Варламов! Какая встреча! – воскликнул мужчина по-русски, широким шагом проследовал к стойке и стянул с лица шарф.
   Зотова пригляделась и выругалась. Она схватила бокал и выпила шампанское до дна. Настроение испортилось. Лучше бы в этом отеле она встретила привидение принцессы Дианы, а не этого человека. Филипп Панкратов – журналист, охотник за сенсациями и беспринципная гадина. Именно он склонял имя Елены Петровны, когда в ее кабинете покончила с собой редактор одной программы. Именно он сделал из Зотовой исчадье ада, циничную сволочь и убийцу невиновных! Она добилась опровержения, но ее безупречная репутация все равно пострадала. Интересно, что ему здесь понадобилось? Приехал собирать компроматы на публичных персон? Отель – один из самых лучших в Лехе, совсем не дешевый и вряд ли журналисту по карману. Значит, поездку спонсирует заинтересованное лицо, и Панкратов готовит заказной материал. Есть ли, кроме Ивана Аркадьевича, в отеле другие знаменитости? Вдруг он как раз за Варламовым будет шпионить? Мама дорогая, испугалась Зотова, хотя вроде бы пугаться ей было нечего. Режиссер не женат, не криминальный элемент, и на работе все прекрасно знают, с кем она поехала в Альпы, хотя Елена Петровна шифровалась, как могла. Но разве от этих паразитов можно что-нибудь скрыть! Даже прокурор, похоже, был в курсе ее романа с Варламовым. Она надеялась, что начальник ее не отпустит, и появится предлог никуда все-таки не ехать, но он, собака, отпустил ее и глазом не моргнул, назначив временно вместо нее главным следователем по делу Лысенко, от которого ничего по большому счету уже не требовалось. По делу-то она доказательную базу собрала, розыскные версии о возможных местах нахождения Минасяна, предполагаемом месте укрытия и месте и времени возможного появления выдвинула, план розыскных мероприятий сформулировала и даже успела сбегать в парикмахерскую, волосы покрасить и маникюр… с педикюром сделать. «Не могла же она отправиться на горнолыжный курорт без педикюра!» – подумала Елена Петровна и осторожно потрогала прическу: волосы пышно кудрявились и пружинились. Парикмахерша не подвела, уж завила так завила – крепко. Не женщина, а само совершенство, осталось на лыжах кататься научиться.
   Варламов, судя по выражению его лица, от встречи с журналистом тоже был не в восторге.
   – Мы, кажется, на брудершафт с вами не пили, – сухо сказал он.
   – Боже мой, вы Варламов! – взвизгнула дама в красном. – Тот самый?
   Зыркнув неодобрительно на журналиста, Иван Аркадьевич широко улыбнулся девушке:
   – Тот самый.
   – Очень приятно! Я обожаю ваши картины. Они просто прелестны. У меня даже есть одна. Висит на стене в спальне, и я на нее любуюсь, когда просыпаюсь.
   Филипп громко заржал. У Ивана Аркадьевича, напротив, улыбку с лица сдуло.
   – Так что же нам мешает выпить по бокальчику? – не отставал Панкратов. – Сейчас оформимся, возьмем с собой эту прелестную эрудированную девушку… Как, говорите, вас звать?
   – Не ваше дело, – огрызнулась девица.
   – А я и так знаю! – заржал Панкратов. – Ксения вас зовут. Ксюшенька, солнышко, выпить хотите? Приглашаю!
   – Мы разве знакомы? – глухо отозвалась девушка.
   – Он прочитал ваше имя в бланке, – ответил за Филиппа Варламов.
   – Шалунишка, – девица пригрозила журналисту пальчиком в перчатке и надвинула беретку ниже на лоб.
   – Между прочим, я с вами одним рейсом летел, – журналист снова обратился к Ивану Аркадьевичу. – Ехал от аэропорта в целях экономии на маршрутном такси, поэтому позже до отеля добрался, – доложил Панкратов, радостно улыбаясь, пожал руку хозяину, который наконец-то очнулся от столбняка. Панкратова Клаус поприветствовал более сдержанно и уплыл по своим делам, бросив напоследок страстный взгляд дамочке по имени Ксюша и перепоручив гостей тихой незаметной девушке-портье. Незаметной в прямом смысле этого слова – когда они вошли в отель, Елена Петровна не сразу обратила на нее внимание. Портье была настолько блеклой, что сливалась с интерьером.
   – Видел в самолете вас с дамой, – Филипп обернулся к Елене Петровне и отвесил Зотовой поклон. – Кто ваша милая спутница? – бесцеремонно спросил он.
   Елена Петровна скрипнула зубами, мало того, что журналист – хамло, так он еще амнезией страдает. Или просто придуривается? Последнее, скорее всего. Замечательно! Учитывая манеру письма журналиста, по возвращении в Москву ей следует ждать какой-нибудь гадкой заметки в духе – где честные следаки встречают Новый год. О Варламове в статейке, конечно же, сказано не будет, а будут приведены цены на номер и прокат лыжного снаряжения и фото ее зада на санках.
   – Послушайте, Панкратов, – разозлился Иван Аркадьевич, – если я однажды дал вам интервью, это вовсе не означает, что вы получили постоянный входной билет в мою жизнь. К тому же интервью вышло дерьмовое. За каким лешим вы исказили смысл моих слов и выставили меня кретином? Я же просил, прежде чем публиковать материал, прислать мне текст для ознакомления.
   – Да ладно вам по пустякам переживать. Ну да, я разбавил чуть– чуть текст своими словами. Вы звезда такой величины, что от вас не убудет, а читателю приятно. Обывателя ведь мало интересуют глобальные рассуждения о смысле мироздания, ему что-нибудь этакое вынь да положь, – оправдывался журналист, но Иван Аркадьевич проигнорировал его слова, вновь вернулся к беседе с красной береткой и кокетничал с ней, склонившись к самому ее ушку. Девица манерно хихикала и что-то шептала в ответ.
   Вот сволочь, возмутилась Елена Петровна, при живой невесте к другой бабе кадрится! Зотова схватила второй бокал, выпила его залпом. В самолете она почти ничего не ела, алкоголь упал в пустой желудок и мгновенно впитался в кровь – стало тепло, благостно, куда-то поплыли стены гостиницы. К счастью, Иван Аркадьевич получил наконец-то ключи. Еще пара минут, и Елену Петровну пришлось бы транспортировать в покои на тележке для багажа.
   Номер был похож на сказку. Просторный, чистенький, оформлен в бежево-красной гамме. Помещение разделялась визуально декоративной шторкой на две части: спальню с огромной, поистине королевской кроватью, с высокими подушками и балдахином, и гостиную. В гостиной – мягкая мебель, два кресла и диванчик, журнальный столик, телевизор, бутылка хорошего шампанского, фрукты, приветственная открытка, картины в пастельных тонах, дубовый пол, мягкий ковер на полу. На одной из стен Елена Петровна обнаружила узкое зеркало во весь рост, правда, вширь она туда помещалась, лишь отойдя на несколько шагов.
   Пока они оформлялись, стемнело. В горах темнеет стремительно. Сквозь маленькие аккуратные окошки в комнату сочилась звездная ночь, разбавляя синим мягкий свет настольных ламп в старомодных желтых абажурах. Пахло в номере приятно, розовой водой и деревом. Для полного счастья Елене Петровне не хватало только камина. Варламов грозился, что камин и ужин из семи блюд их ждет в ресторане через два часа, но если она желает, то они сейчас могут выйти в бар и там перекусить. Кушать очень хотелось, но силы Елену Петровну оставили, она уселась на кровать и только сейчас заметила, что на покрывале лежат два банных халата, две пары тапочек, два комплекта полотенец и знаменитые конфеты «Mozartkugel» – тоже две. Варламов ненавязчиво расхаживал по номеру, насвистывал мелодию из оперетты Штрауса «Летучая мышь» и явно не собирался покидать ее покои.
   – Что это? – ткнув пальцем в комплект банных принадлежностей, спросила она, переведя взгляд на вещи режиссера, которые стояли у двери – с внутренней стороны.
   – Ты только не нервничай, Леночка, – начал он издалека. – Высокий сезон. Рождественские праздники, Новый год… Отель этот пользуется отличной репутацией, номера бронируются за полгода, а бывает, и за год, а их всего 30. Так получилось, что больше свободных номеров нет. Нам вообще повезло, если бы не Клаус, который всегда держит для меня… Но я буду спать на диване! – торопливо успокоил ее Варламов, заметив нехороший блеск в ее глазах.
   Зотова бросила режиссеру подушку, полотенца и халат, задвинула штору и открыла свой чемодан. На дне, под ворохом одежды, лежала любимая двухкилограммовая гантель. Елена Петровна сунула ее под подушку, не раздеваясь, повалилась на постель и провалилась в сон.
   Проснулась она от возмущенного вопля желудка, посмотрела на часы – без четверти семь. Проспала она всего два часа, но чувствовала себя бодрой и свежей. Варламова в номере не оказалось, наверное, решил ее не будить и отправился ужинать без нее, расстроилась Елена Петровна, быстро переоделась в брюки и ажурный свитер и привела себя в порядок… как могла, решив отправиться на поиски ресторана. Она открыла дверь и тут же нос к носу столкнулась с режиссером.
   – Ты просто восхитительна! – оценил он ее наряд. – Ну что, идем ужинать? Или, может, никуда не пойдем и еду в номер закажем?
   Елена Петровна вытолкала режиссера в коридор и быстро захлопнула дверь.
   – Лен, ну ты как маленькая, – расхохотался Иван Аркадьевич и взял ее под руку. Она в самом деле себя чувствовала маленькой девочкой и большой дурой, и ничего не могла с этим поделать. Расслабиться у нее не получалось. Во-первых, она двести лет не отдыхала, во-вторых, она двести пятьдесят лет не отдыхала с мужчиной, в-третьих… больше никаких причин ей придумать не удалось, потому что они вошли в ресторан.
   Некоторые постояльцы уже были здесь, пили пиво и вино, лениво беседовали. Судя по внешнему виду и говорку, в отеле обретались в основном австрийцы и немцы. За одним из столиков Елена Петровна заметила занятную русскую парочку, молоденькую блондиночку лет двадцати и мужчину около шестидесяти с пузом и оплывшим лицом. Мужик нежно гладил блондинку по ручке, та в ответ посылала ему губами поцелуйчики и хлебала красное винище большими глотками, вероятно, чтобы поскорее напиться и не видеть оплывшей рожи своего кавалера. Вот козлина, подумала Елена Петровна, посмотрела на Варламова и нервно хихикнула. Ей, конечно, далеко не двадцать лет, но разница в возрасте у них порядочная. Возможно, кто-нибудь и на них смотрит с таким же предубеждением, как только что она сама смотрела на сладкую парочку. Осторожно осмотревшись, Елена Петровна успокоилась: предубеждения на лицах она не заметила, лишь вежливое дружелюбие. Среди посетителей Зотова опознала еще одну русскую, холеную красивую женщину средних лет. Тонкие брови, прямая спина, черная водолазка, медальон на шее, волосы гладко зализаны, часы с золотым браслетом, который она постоянно теребила, явно нервничала и кого-то ждала.
   – Это жена олигарха Соболева, – шепнул ей на ухо Варламов и поздоровался с женщиной. Она ответила ему холодной улыбкой и подняла бокал с минеральной водой.
   Панкратова и леди в красном, к счастью, в ресторане не было.
   К ним подошел Клаус, сам усадил за столик, поближе к камину, и дипломатично удалился.
   В камине приятно потрескивали полешки и плясал огонь, звучала тихая музыка, горели на столах свечи – хозяева и здесь сумели создать неповторимую атмосферу уюта. Надо заметить, что шпеккнёделей с шинкенфлекерлнами Елена Петровна в этот вечер так и не отведала, она до них просто не добралась. Вкусив супчик с клецками, несколько салатов, она сломалась на «Венском шницеле», так и не сумев съесть эту «лаптю» до конца. Ужин растянулся часа на два, гости постепенно расползались. Вывалившись из-за стола, Елена Петровна вцепилась в Варламова и повела его в нумера.
   Их поселили на втором этаже. Взобраться по ступенькам удавалось с трудом. По пути им встретился Панкратов, его поселили по соседству. Журналист был пьян в хлам, стоял на коленях у двери своего номера и пытался попасть ключом в замок. Ясно, почему его не оказалось в ресторане. Похоже, журналист провел вечер в баре, куда он намылился сразу после размещения в номере. Варламов напрягся, но оказал-таки содействие товарищу в проникновении в свое жилище и открыл ему дверь.
   – Благодарствую, – икнул Филя и повалился на пол: ноги его при этом остались в коридоре. Пришлось затащить акулу пера в номер. Не успели они управиться с журналистом, открылась дверь другого номера и оттуда выглянула кучерявая голова дамочки, прибывшей из Цюриха. Сейчас, без темных очков и берета, она выглядела иначе, ее лицо Зотовой показалось знакомым.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация