А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шарф Айседоры" (страница 10)

   Венечка рассеяно посмотрел на Инну Михайловну: без окуляров она выглядела юной и… привлекательной. Вернее, Инна Михайловна не только выглядела юной, она по паспорту была молодой девушкой двадцати шести лет, и на кадровика, по мнению Вениамина, совсем не походила. Вот у них на работе кадровик – серьезная дама бальзаковского возраста с шестимесячной завивкой, люрексом и армейским голосочком. Как рявкнет – все по струнке встают, включая полканов. А это что за чудо-юдо? Хрупкая блондинка, на голове нечто невообразимое: вьющиеся волосы до плеч в полном хаосе, но этот хаос смотрится симпатично, особенно в сочетании со строгим деловым костюмом и «кучерявой» блузкой в цветочек. Ко всему прочему, у Инны… Михайловны (на отчестве менеджера по персоналу мозг Трофимова слегка пробуксовывал, а язык спотыкался), у Инны… Михайловны были красивые длинные пальцы, тонкая шея, курносый носик, тщательно припудренные веснушки и прохладные аквамариновые глаза. Когда он вошел в светлый уютный кабинет с большим столом, цветником на подоконнике и несколькими стульями, Терехова предложила ему присесть на любое удобное для него место. Трофимов тут же вспомнил институтские лекции по психологии и плюхнулся на стул, который стоял сбоку от стола, а не напротив, дескать, готов раскрыться в полной мере. В тактике ведения переговоров этот прием используется для того, чтобы сократить дистанцию между собеседниками. Терехова этого не ожидала и машинально отодвинула свой стул подальше, опомнилась и снова придвинулась к нему. Кадровичка чувствовала себя немного не в своей тарелке, потому что привыкла общаться с соискателями и задавать вопросы, а Трофимов жаждущим получить вакантное местечко не был и пришел, чтобы задавать вопросы ей.
   – Зачем вы очки носите? – брякнул Трофимов и поразился своей бестактности. – Простите, – смутился он. – Они ведь у вас без диоптрий, поэтому я и спросил.
   – Для солидности, – пояснила Инна… Михайловна.
   – По-моему, без очков вы выглядите куда солиднее, – Трофимов откашлялся, понял, что в очередной раз сморозил глупость. – В том смысле… Что… – Вениамин осекся, так и не сумев подобрать нужные слова.
   Да что с ним такое! Совсем он что-то отупел. Инна… Михайловна действовала на него странным образом: как женщина! Вроде ничего особенного в этой девушке не было, но флер от нее шел. «Может, у нее духи с феромонами?» – подумал Венечка. Недавно ему в почтовый ящик рекламный буклет кинули, там про такие духи говорилось. Вроде как они привлекают особей противоположного пола, даже против их воли. Трофимов осторожно принюхался, но ничего особенного не учуял, от Инны… Михайловны приятно пахло манго и еще чем-то неуловимо знакомым, чем конкретно, Трофимов так и не понял, но точно не феромнами. Однако, вдохнув аромат этой девушки с близкого расстояния, он понял, что его потянуло к Инне Михайловне еще сильнее. Учитывая, что женщин он презирал и принципиально игнорировал, Венечка рассердился на Терехову, которая посмела вызвать в нем подобные эмоции.
   – Расскажите о Минасяне, – сурово потребовал он, переведя тему в деловое русло.
   – Повторяю, не может этого быть! Не может, понимаете! – с жаром отвела Терехова и принялась передвигать бумажки на своем столе с места на место. Разволновалась. – Левон замечательный парень, отзывчивый, вежливый. Никаких нареканий в отношении его не было, клиенты его любят, сотрудники уважают, начальство ценит!
   – Вас послушать, так он просто мечта работодателя, – ехидно заметил Трофимов. – Однако же, по вашим словам, Минасян отсутствует на своем рабочем месте уже второй день, а вы понятия не имеете, по какой причине, – сказал Вениамин, чувствуя какое-то невнятное раздражение.
   Инна шумно вздохнула и по-детски пожала плечами.
   – Левон прежде никогда не нарушал трудовую дисциплину. Повторяю, он примерный сотрудник. Когда он не вышел на работу, я решила, что с ним случилась беда. Пыталась до него дозвониться, сотовый не отвечал, и в общежитии его не оказалось. Даже Тамаре позвонила, от безысходности. Она тоже не знает, куда он запропастился. Я переживала, потому что – сами знаете, что в Москве творится. Скинхеды всякие гнусные развелись. Сегодня собиралась морги и больницы обзванивать, чтобы выяснить, не случилось ли чего. Вдруг вы являетесь – ужас! – Инна Михайловна сделала страшные глаза.
   – Я не ужас, я веду дознание по делу об убийстве Марины Гольц, – пошутил Трофимов, не удержался и приблизил свое лицо к ее лицу. – Кто такая Тамара?
   – Тамара Лисицына, – резко отстранилась Инна… Михайловна и торопливо нацепила очки.
   Усилием воли сдерживая порыв, чтобы не стянуть с ее курносого носика дурацкий аксессуар и не выкинуть его в мусорку, Трофимов медленно выпрямился и сосредоточился на своих ботинках, вокруг которых растекалась грязная лужица. Вроде он вытер ноги, когда в офис вошел, но все равно снег с собой на подошвах притащил в помещение. Да, зима выдалась снежная, хрусткая, с синим отливом, не то что в прошлом году, когда по улицам можно было смело шастать в демисезонных чоботах, без шапки, в легкой куртке. По привычке он и этой зимой так ходил, пока мама его не осчастливила и не купила ему ботиночки на толстой подошве, на меху, чтобы ноги не мерзли. Ноги действительно не мерзли, но ботинки были настолько чудовищными, что смотреть на них без отвращения Трофимов не мог. Веня долго не решался их надеть, врал маме по телефону, что лучшей обувки в мире нет и он просто в восторге от подарка. Расстраивать маман не хотелось, но надо же такому случиться, что именно сегодня он собрался заехать к родителям после работы и с утра напялил этих уродов на ноги. Саламандр– классик! Мечта советского человека. Мамулю, понимаете ли, ностальгия по временам ушедшим замучила, а он теперь вынужден таскать эту ностальгию на своих ластах. Трофимом оторвался от созерцания шедевра немецких дизайнеров и продолжил беседу.
   – Инна, почему вы именно Тамаре Лисицыной звонили? Минасяна с Лисицыной что-то личное связывало? – спросил он, отметив, что отчество отпочковалось и отвалилось от имени менеджера, а мозг теперь буксует на другом моменте, усиленно пытаясь идентифицировать запах, который он снова «услышал», когда приблизился к девушке.
   – Она у нас работала, продавцом. Потом уволилась, по собственному желанию, – на последних словах Инна сделала акцент и отвела глаза, разглядывая зимний пейзаж за окном. Врет, решил Трофимов, вспомнил, где слышал запах и побледнел. В храме он этот запах слышал: двоюродная сестра решила дочку окрестить, он на крещении племянницы присутствовал, неловко было не поехать, хотя к подобным таинствам относился скептически – от менеджера по персоналу пахло ладаном! Трофимов непроизвольно поежился: к нечистой силе он никакого отношения не имел, но ему захотелось убежать из салона как можно быстрее. Что можно ожидать от дамы, от которой ладаном несет? Ничего хорошего. Впрочем, и от других дам ничего хорошего Трофимов не ожидал.
   Инна сняла очки, но в этот раз Вене страстно захотелось их напялить на курносый носик обратно, чтобы прохладный аквамарин ее глаз не разрушал его мозги. – Да, я ей позвонила, потому что у Тамары роман с Левоном был, – продолжила объяснения Инна. – Я подумала, мало ли, вдруг они помирились и общаются? Оказалось, что зря. Зря позвонила, нагрубила мне Тамара. Но я на нее не в обиде. Понимаю, что тяжело ей вспоминать прошлое.
   – По какой причине они расстались, вы в курсе?
   – С самого начала всем ясно было, что Левон просто так с ней встречается, без перспективы. Не пара они были. Томочка хоть и симпатичная девочка, но очень уж простая. Я не сноб, но разница в воспитании ощущалась. Тамара из неблагополучной неполной семьи, по характеру резковатая, вспыльчивая, могла клиенту нагрубить, как базарная баба. Левон – из обеспеченной интеллигентной семьи. Насколько я знаю, родители его не последними людьми в Ереване были, кажется, с наукой были связаны. Левон по их стопам пошел, учеба для него не на последнем месте. Я все понимала, поэтому без проблем его отпускала, когда было необходимо. Жалела его. Он ведь совсем один. Родители разбились на машине. Левон в Москву уехал, думаю, от воспоминаний трагических сбежал. Только ведь от горя не сбежишь. У него в глазах печаль всегда такая собачья… сколько лет прошло, а он, видно, так и не оправился. Тамара его тоже жалела, а Левон жалел Тамару.
   – Почему?
   – Как почему? Я же объяснила: Тома – хорошая девушка.
   – Вы тоже хорошая девушка, но мне и в голову не придет вас жалеть, – улыбнулся Трофимов.
   Инна нахмурилась.
   – При чем тут я? Я в вас не влюблена, как кошка, и в штаны к вам не лезу, – парировала она довольно жестко, поставив Венечку на место.
   – Выходит, что, если бы вы влюбились и полезли ко мне в штаны, то я обязан был бы вас пожалеть? – не удержался Трофимов.
   – Мы о Минасяне говорим, – сдвинула бумаги со стола Инна, ее лицо заполыхало не то от гнева, не то от смущения. – А в вас я никогда не влюблюсь. Вы не в моем вкусе.
   – Я понял, что в вашем вкусе – Минасян, который подозревается в убийстве. К слову, вы тоже.
   – Что – я тоже?
   – Не в моем вкусе, – буркнул Венечка. Он ожидал какой угодно реакции, вспышки гнева, бурной отповеди, растерянности, но Инна вместо этого захлопала аквамариновыми глазами, расплакалась и выбежала из кабинета вон, громко хлопнув дверью.
   Трофимов застыл тушканчиком, тупо глядя на закрытую дверь. Так и сидел, пока Инна не вернулась. Величественно вошла, села за стол и спокойно спросила, есть ли у него к ней еще вопросы. Намекнула, чтобы он шел на хрен отсюда, хам трамвайный, потому что свое драгоценное время она не собирается тратить на всяких мудаков. Нет, Инна этого вслух не сказала, но Трофимов все понял без слов, вернее, он и сам это знал. Да, отличился он! Довел девушку до слез своим идиотским поведением.
   – Давно Минасян расстался с Лисицыной? – спросил он мягко. Извиняться в данной ситуации было поздно, комплименты делать – глупо, но и мудаком оставаться в воспоминаниях этой загадочной девушки отчего-то было неприятно.
   – Месяца два – два с половиной тому назад.
   – Лисицына уволилась из-за Минасяна?
   – Да.
   – Не смогла пережить разрыв?
   – Нет.
   – Почему в таком случае?
   – Потому что я попросила ее написать заявление об уходе, – сказала Инна и мило покраснела. – Это я попросила ее уйти.
   – Вы ее уволили?
   – У меня другого выхода не было. На нее жалоба поступила, что она хамит. Если бы это был единичный случай, я бы просто ей выговор сделала, с занесением в личное дело, но я еще и рапорт от сотрудника получила. Тамара и до этого несдержанна была, а после расставания с Левоном совсем распоясалась, устроила скандал в торговом зале, прилюдно. Некрасиво. Я все понимаю, для нее расставание было ударом, нервы сдали, но так тоже нельзя. Все свои личные проблемы надо решать после работы. К тому же наше начальство не поощряет служебные романы. Я их прикрывала, но информация о безобразной сцене, которую Лисицына закатила, дошла до начальства, и у меня тоже были неприятности. К Минасяну претензий не было, он отличный работник, но с Тамарой нам пришлось расстаться. Я постаралась это сделать мягко, не стала ее по статье увольнять, попросила написать заявление. Я вам все честно рассказала. Надеюсь, у меня из-за этого не будет проблем? – спросила Инна, голос ее неожиданно приобрел иную интонацию, тягучую и сладкую, как нуга, аквамарин в глазах потеплел. Ведьма, пришел к выводу Трофимов, поняв, что он пропал: выбраться из ведьминого круга не получится, как бы он ни старался. Впрочем, стараться не очень-то и хотелось. В этом и заключается коварство женщин, подумал Трофимов, волком глядя на девушку.
   – А от кого жалоба поступила? – спросил Вениамин. – От покупателя?
   – От покупательницы – актрисы Марины Гольц, – сказала Инна и мило улыбнулась.
   – А рапорт кто подал?
   – Минасян, – Инна откашлялась. – Вы только не подумайте ничего такого. Заговора против Лисицыной не было, просто роковое стечение обстоятельств. Левон Тамару всегда защищал, но, когда она обхамила звезду, терпению его пришел предел. Потом он раскаялся, приходил ко мне, уговаривал, чтобы я хода не давала документу. Он хороший парень, немного горячий, но отходчивый и добрый. Поверить не могу, что он кого-то убил!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация