А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Драконье горе, или Дело о пропавшем менте" (страница 34)

   «Я не смотрел каких, но зато целый мешок…»
   «Где?!!» – возбужденно пропищал Фока, едва не вскочив на ножки, но вовремя вспомнив, где он сидит.
   «Да вот, в седельной сумке…» – чуть растерявшись от его напора пояснил я.
   «Не… В этой сумке мешок орехов не поместится…» – разочарованно протянул каргуш и огорченно почесал свой оранжевый хаер.
   «Ну пусть не мешок, – улыбнулся я, – Пусть – мешочек…»
   «Небось совсем маленький?.. – пропищал Фока, – С тебя, сэр Черный Рыцарь, станется и кошелек мешком назвать… Мешок орехов! Там, небось, мешок-то вот такой?..»
   И он лапкой изобразил жест, который показывают наши алкаши, изображая дозу.
   «Ладно, согласился я, – Раз мешок оказался мешочком, да еще таким маленьким, что там орехов только на одного каргуша и хватит, я его, пожалуй, отдам Топсу. Он головой работает, ему белок нужнее!»
   «Что?! – немедленно взвился писклявый Фока, – Топсу-мопсу мешок белка, а мне, значит одни скорлупки?! Да я, может, больше него головой работаю, и еще лапами в придачу! Я, может, всю ночь головой работал, пока Топсина дрых в норе! Я, может…»
   Однако, Топс не позволил Фоке развить его обличающий пафос, грубо перебив борца за справедливое распределение белка:
   – Ты головой работал?! Ты своей головой храпел так, что на нас с Барбатом земля сыпалась! Ты когда проснулся, мы уже позавтракали – сам ворчал, что мы лучшую бузину объели!»
   Но Фоку с мысли сбить было трудно:
   «Во!! Слышал!! – немедленно заверещал он, – Топс всю бузину вокруг деревни объел, а теперь ты ему еще и полный мешок орехов отдаешь! А я, значит, голодный ходи!! Какая же голова на таком ущербном пайке нормально работать будет?! Вас бы одними некалорийными корешками неделю кормить!»
   Он, наконец, обиженно замолчал, а я словно бы размышляя обратился к Топсу:
   «Слушай, Топс, я, конечно, раз обещал, отдам тебе орехи… но, может быть, ты с Фокой поделишься?..»
   Топс задумчиво скосил глазенки на Фокин хаер, подумал и нехотя ответил:
   «Ну ладно, я его угощу… Только потому, сэр Владимир, что ты за него просишь… так и быть, пару штук выделю…»
   «Пару штук?!! – буквально задохнулся несчастный Фока, – Пару штук?! Да, ты… Да, я… Да, пару штук ты сам можешь слопать!..»
   «А что ж тебе, пару мешков что ли отдать? – удивленно спросил Топс, – Так у меня их нет. А от одного… мешочка… ты сам отказался!»
   «Я отказался?! – казалось Фока сейчас просто выскочит из своих трусов, – Да ничего я не отказывался! Я и сказал-то всего-навсего, что мешочек, наверное, не слишком велик… А вы двое – раз, привязались к слову и отобрали мои честно заработанные орехи! А теперь Топсятина мне два ореха предлагает!.. Да подавись ты этими орехами!.. Может они еще и не зрелые…»
   В последние свои слова Фока вложил всю надежду на справедливость, которая еще у него оставалась.
   «Ладно ребята, – миролюбиво произнес я, – Орехов вам хватит на двоих… А вот вы лучше скажите мне куда подевалась Кроха, я ее уже двое суток не вижу…»
   «Ну, кто же знает, какие могут быть дела у феи?..» – немедленно забормотал Топс, отводя в сторону свои глазенки и делая вид, что он внимательно оглядывает окрестности. Зато Фока неожиданно захихикал, а затем мстительно пропищал:
   «Гляньте-ка на него, сэр Черный-пречерный Рыцарь заскучал… У него тоска – его красавица покинула… А может она по…делам в императорском замке осталась?..»
   От этого гадостного предположения мне стало еще горше, но Топс неожиданно толкнул Фоку в спину и заворчал:
   «Кончай, недоумок, чепуху нести!.. А ты, сэр Владимир, не сомневайся, нигде она не осталась, тут она, рядом…»
   «Кто недоумок?!» – пискнул Фока, но в этот момент Славия, обернувшись, обратилась ко мне:
   – Благородный сэр, вот твоя северная императорская дорога!
   Она указывала на большую груду плохо отесанных камней, вокруг которой вилась едва заметная тропа, шириной как раз такая, чтобы могла проехать одна лошадь.
   – А это и есть развалины Круглой Башни? – кивнул я на кучу камней.
   – Она самая, – подтвердила Славия, – Здесь я вас оставлю, а вам надо будет двигаться вот в ту сторону.
   И она махнула рукой, указывая за каменную груду.
   – Подожди, красавица, – остановил я девушку, готовую уже было нырнуть обратно в лесную чащу, – Вот возьми на память о двух благородных сэрах, странствующих рыцарях и в благодарность за приют и… привет.
   Я протянул ей изящную витую брошь червонного золота с крупным синим топазом и с удовольствием увидел, как зажглись восторгом глаза Славии. Но она, несмотря на свой явный интерес к красивой безделушке, неожиданно сказала:
   – Спасибо, благородный сэр, но только мы не берем награду за приют и пищу… Если мы не поможем странникам, кто же им поможет. И красота эта вам еще может пригодиться…
   – Нет, Славия, – я откинул забрало и покачал головой, – Ты не поняла. Я не собираюсь платить за приют и пищу, я хочу подарить тебе вещицу, глядя на которую, ты будешь вспоминать двух чудных рыцарей, которые дружат с фейри и которые считают тебя своим другом. Это – дружеский подарок!..
   Видимо, мне удалось убедить девушку, так как она неуверенно протянула руку и взяла брошь. Однако тут же она подняла на меня глаза и огорченно произнесла:
   – А мне вам и подарить нечего!..
   – О, тебя мы и так не забудем! – галантно воскликнул сэр Вигурд, незаметно подъехав сзади и остановив своего коня рядом с моей кобылой, – Встреча с тобой и… с твоим дедом – уже подарок для… нас!
   И он вопросительно посмотрел на меня.
   – Маркиз Вигурд совершенно прав!.. – поддержал я его, – А теперь возвращайся, а то твой дед волноваться будет.
   При воспоминании о своем деде Славия немедленно улыбнулась и, кивнув нам на прощание, скрылась за деревьями.
   Я повернулся к сэру Вигурду и стоявшему рядом с ним мастеру Барбату:
   – Ну а мы двинемся дальше…
   Однако я не успел тронуть свою лошадь, рядом со мной раздался встревоженный голос деда Славии:
   – Благородный сэр, останови их!..
   Я быстро огляделся. Вокруг никого не было, только на ближнем дереве колыхались ветки, под которыми скрылась девушка.
   – Останови их немедленно!! – еще тревожнее повторил голос.
   Я снова оглядел округу, пытаясь понять, кого мне надо останавливать. И снова никого не увидел. Единственным, что двигалось помимо нас самих, были два очень больших муравья, перебегавших тропу шагах в пяти от нас. Бежали они от каменной россыпи в ту сторону, куда ушла Славия.
   – Спаси мою внучку, останови мурианов! – буквально прогремел голос деда, и я, скатившись с седла, бросился за муравьями, скрывшимися в высокой траве.
   Если бы эти насекомые были обычных размеров, вряд ли бы я их обнаружил, но, как я уже сказал, они были необыкновенно велики – почти с мышь-полевку. Обнаружив их сначала по шевелению травы, а затем и разглядев их между травяных стеблей, я заступил им дорогу, они попытались обогнуть мои стальные сапоги, но я снова встал у них на пути. И тут произошло нечто странное – на мгновение муравьи исчезли, и вместо них я увидел двух крошечных человечков, разодетых в ярко-зеленые рубашки, не менее яркие голубые куртки и синие штаны. На их головах алели треугольные шляпы, украшенные совсем уж крошечными бубенчиками.
   Это видение длилось секунду, а затем я снова увидел муравьев, уже успевших обогнуть стоявшую у них на пути ногу.
   Я опять заступил им дорогу и грозно проговорил:
   – Если вы не остановитесь, я вас раздавлю!..
   И они… остановились!
   Один, продолжая оставаться в облике насекомого, просто стоял перед сапогом, поводя своими толстыми усами, а второй, снова перекинувшись человечком, задрал голову, придерживая зазвонившую шляпу рукой, и звонко спросил:
   – Ты зачем нам мешаешь, сквот?!
   – А зачем вы преследуете девушку, фейри? – в тон ему проговорил я.
   – Мы никого не преследуем, мы… следуем по своим делам! – нагло соврал муриан, – И если ты будешь нам мешать, мы тебя… постороним!..
   – Убирай этого сквота с дороги, – неожиданно проговорил муравей, – Запах почти исчез, мы можем потерять след…
   – Так ты уберешься или тебя сжечь?! – с явной злобой в голосе поинтересовался человечек.
   Я тоже начал злиться и немедленно почувствовал, как меня начинает окутывать облако силы, а в правой руке возникает прерывистая пульсация, идущая от моего перстня.
   Не дождавшись ответа, человечек опустил голову и неожиданно плюнул на мой сапог. Плевок получился на редкость смачный, и его желтая слюна немедленно закипела на черной стали сапога, словно вступившая в реакцию кислота.
   Я быстро наклонился и, ухватив двумя пальцами этого наглого плеваку за воротник его фартовой курточки, поднял вверх, на уровень своего лица. Повернув его к себе личиком, я поинтересовался:
   – Ты знаешь, что плевать на чужую обувь неприлично?..
   – А лезть в чужие дела тоже неприлично, – нагло ответил он, не проявляя никакого страха перед высотой, – И хвататься за чужие воротники неприлично!..
   – Ты, видимо, хочешь, чтобы я тебя отпустил?.. – еще более нежно спросил я наглеца.
   – Нет, я не хочу, чтобы ты меня опустил! – не моргнув глазом, заявил тот.
   – Мы ее упустили!.. – проворчал муравей, заканчивая нашу игру словами.
   – Ну, сквот, ты за это поплатишься! – пригрозил мне наглец, повисший в моих пальцах.
   – Ага, – согласился я, – Только сначала, ты почистишь мою обувь, невоспитанный муриан! И воспринимай это как воспитательный процесс!
   Я разжал пальцы и одновременно выпустил на свет короткое заклинание.
   Человечек не упал, он начал плавно опускаться вниз, и при этом незримая, но могучая сила сложила его пополам, так что штанишки на его попке отлично натянулись. А когда муриан медленно опустился на кончик моего сапога, та же сила стала равномерно водить его попкой по заплеванной стали, стирая все еще пузырящийся плевок.
   Закончилась эта экзекуция только после того, как мой сапог принял первозданный вид. Человечка швырнуло в травку, словно отработанную бархотку, а я вызывающе полюбовался отполированным сапогом и пробормотал себе под нос:
   – Надо было и второй сапог почистить. Оказывается… мурианы прекрасно подходят для этой цели…
   Человечек несколько секунд полежал неподвижно, потом, чуть поохав встал на ноги и разогнулся. Потом сделал несколько попыток рассмотреть свой так отлично поработавший тыл, после чего повернулся ко мне, задрал голову и погрозил кулаком:
   – Ну, чернявенький, я тебе это попомню!!!
   – Следующий раз будем второй сапог чистить, – ответил я и помахал ему рукой.
   Стоявший неподвижно муравей вдруг развернулся и пробормотал:
   – А ты знаешь, сквот не загорелся… Ты, видно, слюну перепутал… И еще, по-моему он владеет магией… – секунду помолчав, он задумчиво добавил, – Ты видел сквотов, владеющих магией?..
   Однако человечек не стал отвечать на вопрос своего товарища. Вместо этого он перекинулся муравьем и бордо побежал в сторону развалин. Второй муравей молча последовал за ним.
   Вернувшись на тропу, я снова взобрался в седло и тронул лошадь. Сэр Вигурд и ослик-баггейн, спокойно дожидавшиеся пока я закончу разборку, двинулись за мной следом, и тут снова раздался голос слепого деда, правда, гораздо тише:
   – Спасибо, благородный сэр, ты спас Славку от страшной участи…
   – Не за что… – довольно буркнул я, уже чувствуя, что дед меня не слышит.
   Мы обогнули развалины, в которых уже скрылись мурианы, и последовали дальше по тропе, узкой, но хорошо видной. Осел снова пристроился в середине нашего крошечного караванчика, и мы молчаливо согласились оставить героя вчерашней схватки на этом стратегически важном месте. Фока попробовал было выговорить мне за то, что я – «здоровенный верзила» незаслуженно обидел маленьких слабеньких фейри. Я ему на это ответил, что не позволю фейри, даже самым «маленьким» и «слабеньким» с нечистыми намерениями преследовать моих друзей и, вытащив мешочек с орехами, снова посоветовал ему заткнуться.
   Позади меня все смолкло, если не считать яростного, наперегонки, щелканья. Тогда я мстительно напомнил Фоке, что орехи для них дала та самая девушка, которую преследовали его «маленькие» и «слабенькие» фейри!
   Ответа не последовало, да я его и не ждал.
   Дорога, вернее тропинка, по которой мы довольно медленно ехали, была довольно однообразна. Стиснутая с обеих сторон лесом с густым подлеском, она просматривалась только вперед и только до ближайшего поворота. Лошадка моя шла ровно, вполне самостоятельно справляясь с дорогой, так что мне ничто не мешало предаться воспоминаниям о своей фее и размышлениям, увижу ли я ее еще когда-нибудь.
   Часа через три в сплошной стене леса неожиданно образовалась чудесная поляна, и мы решили сделать короткий привал. Спустившись на землю, мы слегка размяли усталые ноги и спины, а потом, решив не разводить огня, подкрепились всухомятку из собственных запасов. Баггейну мы скормили порядочный кус ветчины, для чего он перекинулся здоровенным волком. Покончив с трапезой, волчара отправился в лес, а мы с сэром Вигурдом улеглись на травку, давая немного передохнуть и лошадям.
   На поляне было жарко от припекающего солнца, терпко пахло травой, а вокруг стояла тишина.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация