А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Драконье горе, или Дело о пропавшем менте" (страница 28)

   – А… не обращай внимания… Пусть жрет, только бы ночью не храпел…
   «Раз хозяйка сказала „пусть жрет“ значит, пусть жрет, – согласно подумал я, – Кто я такой, чтобы наводить здесь свои порядки?..»
   Двинувшись дальше по ранее выбранному маршруту, я вскорости добрался до сэра Вигурда и положил ему на плечо руку. Минуты через две мне удалось потрясти это плечо и ласково проговорить:
   – Друг мой, просыпайся… Нам пора баиньки…
   – Пора… Пора… – поддержал меня хозяйкин бас с другого конца стола.
   Сэр Вигурд поднял голову и, не открывая глаз, согласился с нами:
   – Пора…
   После этого маркиз поднялся из-за стола и, ухватившись за мое плечо, произнес:
   – Пошли…
   Ну, мы и пошли. Уже оказавшись на лестнице, я вдруг подумал: «И с чего это мы так быстро захмелели?.. Ну, допустим, Вигурд мог сломаться с полрюмки – молод, неопытен, спирту не нюхал… А я-то – старый закаленный… журналист, поплыл с одной… нет, двух стопарей. Может бабка мне чего в кашу подмешала или в… капусту?..»
   Между тем мы потихоньку добрались до отведенной нам комнаты. Уложив Вигурда в его кровать, я снял с него сапоги и прикрыл одеялом, а затем и сам улегся, предварительно стащив с себя одежду… какую смог… За темным окном шумели невидимые ветви деревьев и мне показалось, что начинается ненастье. Но сосредоточиться на своих ощущениях я уже не успел – заснул.

   Интерлюдия

   К ночи погода испортилась. Ветер, налетавший порывами и свистевший в мечущихся ветвях деревьев, нагнал облака, и ночная темнота стала совершенно непроницаемой. С неба принялся сеять мелкий, нудный дождь, который перемалывался ветром в невесомую морось, мгновенно пропитывающую любую одежду и проникающую в любую щель.
   Однако, графа Альта вконец испортившаяся погода совершенно не волновала, в малом каминном зале его замка было тепло, сухо и очень уютно. Сам лорд Сорта, одетый в домашний халат и бархатные шитые туфли на голые ноги, расположился в покойном кресле напротив камина, в котором ярко пылали буковые поленья. Рядом с креслом графа на невысоком столике стоял графин с темным, чуть зеленоватым вином, лежали свежие и засахаренные фрукты, горячие лепешки, сыр. Но граф, любивший вечерами побаловать себя вином, на этот раз был занят другим делом – он в который раз внимательно, пристально рассматривал своего необыкновенного, чудного пленника. И в его голове бродили тревожные мысли, отвлекавшие его и от вина и от любимых фруктов:
   «Кто же на самом деле этот сумасшедший сквот, вырядившийся в совершенно невозможный, совершенно идиотский наряд? Почему им так интересуется, так настойчиво пытается до него добраться этот странный, этот невозможный, этот… неизвестно откуда взявшийся Черный Рыцарь?!»
   Тщательный розыск, учиненный во всех селах и деревнях, расположенных вокруг заповедника Демиурга, с полной определенностью показывали, что никто из местных жителей никакого Черного Рыцаря не видел и слыхом о нем не слыхивал. А это могло означать только то, что Черный Рыцарь, как и этот чумной сквот, появился из заповедника! Но тогда почему он так хорошо… ориентируется в обстановке, владеет оружием и… магией?! Ведь вот, стоит перед ним такой же… «выходец» и…
   «Выходец» действительно стоял перед графом. После темноты башенного подвала, он беспомощно жмурился на яркий огонь камина, беспокойно переминался с ноги на ногу, поскрипывая своей странной, перевязанной тоненькими веревочками, обувкой. Его нелепая, одинакового, темно-серого цвета, одежда, состоявшая из длинных, довольно узких штанов, легкой рубашки и не то куртки, не то короткого камзола, украшенного казавшимися золотыми пуговицами и такого же цвета крылышками на плечах, была чрезвычайно помята и испачкана. И тем не менее у графа, при взгляде на этот костюм непременно возникало впечатление, что это… форма… боевая форма!
   «До чего же чудной сквот!.. И кто же его выдумал… и зачем?!»
   Эта мысль не давала покоя графу с тех самых пор, как «чудной сквот» попал в его руки.
   – Так откуда же ты все-таки взялся?.. – произнес граф вслух мучавший его вопрос. Сквот немедленно начал отвечать:
   – Я уже вам говорил!.. Прямо из двора гражданки Фоминой меня… не знаю как… вынесло в какой-то ненормальный синий лес. Из леса я вышел в маленький город или село, названия которого я не знаю, и там меня… на меня напали четверо бандитов, отняли дубинку, скрутили и привезли в этот ваш… коттедж!.. И если ты деловой пахан, то ты должен соображать, что за нападение на мента тебя и твоих шестерок полковник в порошок сотрет!! И твою подельницу Фомину и ее змееныша тоже!!!
   «Один Демиург знает, что он несет!!! – с тоской подумал лорд Сорта и тут же сам себя оборвал, – А, может, как раз только он и знает?!»
   Вслух же граф довольно холодно спросил:
   – Почему ты мой замок называешь таким странным именем – «коттедж»?
   – Так вы ж – «новые русские» все себе коттеджи лепите. Еще никто замком свой дом не догадался назвать. Ты первый!
   «Ничего не понял…» – с прежней тоской подумал граф, и задал новый вопрос:
   – Ты себя называешь «мент» – что это такое?
   – Ну… как что такое!.. – привычно удивился сумасшедший, – Мент, он и есть – мент. Старший лейтенант милиции я… Вы же сами нас так называете!..
   «Кто кого так называет?!» – засвербело у графа в голове, но он не подал виду, что находится уже на грани нервного срыва. Такое состояние при общении с этим Юрием было у него не в первые, и он уже научился с ним справляться.
   – Кого ты называешь «полковником»? – задал он самый интересный для него вопрос, сам он был полностью уверен, что сквот этим именем называет Демиурга – только в этом случае его угрозы имели смысл и основу!
   – А полковником я называю… полковника! – как обычно после этого вопроса заорал сквот, – Ты что, с полковником Быковым Василь Василичем не знаком?! Так ты с ним еще познакомишься!.. Когда он тебя в бараний рог крутить начнет! У него и не такие, как ты, на карачках в собственной блевотине ползали!! И покруче тебя…
   «Опять он понес какую-то непонятную чушь! – едва не застонал граф, – И ведь даже замковый подвал его ничему не научил!..»
   – Где и когда ты познакомился с Черным Рыцарем?! – резко оборвал лорд Сорта невозможную ругань своего пленника новым, неожиданным вопросом.
   И сквот немедленно заткнулся, заморгав бессмысленными глазами.
   «Вот он и попался! – обрадовано вскинулся граф, – Он явно знает Черного Рыцаря и боится в этом признаться!»
   Сквот, между тем лихорадочно облизнул губы и переспросил:
   – С кем я познакомился?..
   – С Черным Рыцарем!.. – повторил Альта и, чуть помедлив, добавил, – Он тебя прекрасно знает!
   – Знает?! – тупо повторил сквот и задумался.
   Минуты три длилось молчание, а затем сквот твердо произнес:
   – Нет, я не знаю братанб с такой кличкой! Черного Крыся знаю… Черную Вдову знаю… О Черном Баране читал… в газете… А Черного Рыцаря точно не знаю!
   – А тем не менее именно Черный Рыцарь тебя разыскивает и… И мы договорились, что я тебя ему отдам… если он кое-что для меня сделает…
   Лицо у сквота немедленно сделалось совершенно тупым и он хрипло произнес:
   – Я в ваших криминальных разборках не участвую! И разменной монетой в ваших темных делах быть не собираюсь!
   Графу очень хотелось заорать в это каменное лицо, что его – нищего, сумасшедшего, никому не нужного, жалкого сквота никто и спрашивать не будет, что с ним делать, но внезапно понял, что ему не суждено понять своего пленника… как, впрочем, и его пленнику не суждено обрести ясный разум.
   Лорд Сорта устало откинулся на спинку кресла и лениво проговорил:
   – Тебя переведут из подвала башни наверх и приставят к тебе прислугу. Еду и питье ты будешь получать с кухни для слуг. Но не пытайся бежать, охранные заклинания замка тебя не выпустят, – и чуть повернув голову он повысил голос, – Уведите его!..
   Бесшумно открылась дверь, и за ней багровым всполохом метнулось пламя факела. В зал шагнул стражник, однако сквот, не обращая на него внимания, сделал шаг в сторону графа и каким-то новым тоном произнес:
   – Слушай, братан, это… плесни мне из своего графинчика, неделю во рту ни капли не было!..
   От удивления граф всем телом повернулся в сторону пленника и немедленно наткнулся на горящий, алчущий взгляд исстрадавшегося существа, явно наступившего на горло собственной гордости от полной безысходности.
   – Но тебе же давали вино!.. – невольно воскликнул Альта, отвечая на этот взгляд.
   Сквот бросил быстрый взгляд на изумрудно мерцавший графин и, скривив губы, ответил:
   – Это тот желтенький квасок ты вином называешь?.. Да от него в горле даже не щиплет!..
   Граф с новым удивлением взглянул на своего пленника, он прекрасно знал, что пьют его слуги и что уж в горле-то у сквота точно должно было бы щипать! И тут ему в голову пришла новая, весьма потешная мысль. Повернувшись к вошедшему стражнику, он приказал:
   – Спустись к мэтру Груду и скажи чтобы он прислал с тобой склянку с чистым алкоголем… Он знает о чем речь… По дороге захватишь графин с водой и стакан. Быстро!..
   Стражник, придерживая у пояса меч, мгновенно повернулся и исчез за дверью, а лорд Сорта снова уставился на своего пленника:
   – Значит вино, которое тебе давали, для тебя слабовато?!
   – Да какое это вино, братан! – с неподдельным энтузиазмом воскликнул сумасшедший сквот, – Ни вкуса ни запаха!.. Говорю тебе – тоска одна от такой выпивки!.. И голова совершенно не работает! Не, братан, я думал у вашего брата «Наполеон» рекой льется, а тут… – и он весьма выразительно сморщил свою небритую физиономию.
   – А почему ты все время обращаешься ко мне с каким-то странным… именем… Что это такое – братан?! – неожиданно обратился граф к пленнику почти как к равному. И тот вдруг явно растерялся:
   – Ну… как почему… вы же все эти… братаны… – он сжал кулаки и, растопырив при этом мизинцы и указательные пальцы, замысловато помахал кулаками в воздухе, – Ну, может ты – пахан, так ты скажи, я исправлюсь…
   – Тебе уже несколько раз пытались втолковать, что ты попал в замок графа Альта, двенадцатого лорда Сорта!.. – несколько раздраженным тоном проговорил граф, – Неужели невозможно запомнить такую простую информацию?!
   – Я ж тебе говорю – неделю во рту ни капли! Что может запомнить такая голова?! И потом, сам подумай, ну какие сейчас графья-мрафья могут быть?! Что у нас – эпоха исторического материализма что ли?!
   Граф снова ничего не понял из темпераментного, но весьма путаного выступления своего пленника, и его раздражение еще выросло, но как раз в этот момент в зал вернулся стражник. В одной руке он почтительно, с большой осторожностью держал небольшую колбочку с прозрачной жидкостью, а в другой большой графин с водой и надетым на горлышко стаканом. Граф расслабленно откинулся на спинку кресла, предвкушая удовольствие, и проговорил:
   – Ну, раз тебе не нравиться наше вино, попробуй вот этого… напитка…
   Стражник подошел к пленнику и, отворачивая физиономию в сторону, протянул ему колбу и графин. Альта с легким смешком пояснил:
   – В графине вода, можешь разбавить свой напиток по вкусу…
   Сквот осторожно принял колбу и, не обращая внимания на предложенный графин, быстро понюхал ее содержимое. На его физиономию выползла совершенно невозможная улыбка, и он взглянув на графа заслезившимися глазами вдруг нежно просипел:
   – Спирт!..
   А затем, шумно выдохнув в сторону, сквот… приник прямо к горлышку колбы.
   Граф, вытаращив глаза, смотрел, как двести граммов чистого алкоголя неторопливо исчезают в глотке этого сумасшедшего сквота. При этом он медленно, явно не понимая, что делает, поднимался из своего кресла.
   Жидкость в колбочке кончилась. Сквот опустил руку и сделал совершенно невозможную вещь – второй раз шумно выдохнул воздух, и тут же втянул новую порцию, прижав к носу рукав своей куртки. После этого он открыл глаза, довольно посмотрел вокруг и хлопнул со всего размаха стоявшего рядом стражника по плечу:
   – Пошли, шестерка, теперь мне твой подвал – семечки!..
   Стражник уронил полный графин на бесценный ширвандинский ковер, но Альта этого даже не заметил. Он не отрывая глаз смотрел в лицо своего пленника, ожидая, что тот вот-вот начнет задыхаться и корчиться в предсмертных судорогах. Однако, ничего похожего с ним не происходило. Наоборот, сквот обнял оторопелого стражника за плечи, развернул его по направлению к выходу и потащил за собой, причем ступал он гораздо увереннее, чем его охрана, да при том еще и немузыкально орал, какую-то варварскую песню:

– А если б водку гнали не из опилок,
То что б нам было с пяти бутылок!..

   Только когда эта веселая парочка была уже в дверях, к графу вернулся голос:
   – Стой сквот Юрий!..
   Сквот остановился и, развернувшись вместе со своим сопровождающим, поинтересовался:
   – Чего тебе надобно, граф Альта?.. – и тут же обрадовано добавил, – О! Вишь, и твое имечко всплыло! Вот что значит вовремя человеку поднести!..
   Графа при слове «Человек» передернуло, но он сдержал себя – сейчас его интересовало другое.
   – А ты можешь еще выпить?..
   – Ну, если поднесешь… – тут же с самым неподдельным интересом ответил сквот.
   – И… много ты можешь еще выпить? – продолжал допытываться граф.
   – А это зависит от закуски! – назидательно ответил сквот, – Ежели закуска будет хороша, то еще пару-тройку таких мензурок я без вопроса уговорю…
   Альта не совсем понял примененную сквотом терминологию, но общий смысл до него дошел. Получалось, что этот сумасшедший, по его словам мог выпить чуть ли не литр чистого алкоголя! Это было совершенно невероятно! Это было… это было грандиозно!! И граф это сразу понял.
   – Дворецкого ко мне! – грозно приказал он.
   Стражнику наконец удалось прийти в себя и вывернуться из объятий сквота, после чего он немедленно исчез за дверью. А граф снова обратился к пленнику:
   – И какую же закуску ты предпочитаешь?.. Что тебе наилучшим образом помогает… принимать алкоголь?..
   Сквот сделал шаг по направлению к хозяину замка и, торжественно подняв вверх указательный палец, назидательно проговорил:
   – Я тебе, граф, так скажу, за столом нажимай на сало – никогда пьян не будешь, вот, как я! Потом, конечно, мяско способствует… Ну а для вкуса огурчика, там… капустки. Селедочка, опять-таки очень под водочку хороша… В общем, когда как придется, иногда, под настроение, особенно после разговора с полковником, вполне хватает корочки или… рукава… Вот как сегодня! Но, правда, сегодня я после длинного поста разговелся, так что скидку надо сделать… на… обезводкинность организма…
   Сквот продолжал что-то громко вещать, но граф его уже не слушал – все равно понимать что-либо стало совершенно невозможно. Главное Альта уловил, так что, когда через несколько минут в сопровождении стражника в каминный зал вбежал запыхавшийся дворецкий, граф отдал вполне осознанный приказ:
   – Этот сквот назначается на должность моего… личного шута. Подготовьте для него покои в моем крыле, подберите приличную одежду, отведите в мыльню… В общем, приведите его в порядок. Завтра я проверю, как ты все устроишь! А сейчас можете его увести!..
   – Пошли! – повернулся к сквоту стражник и положил ему на плечо руку.
   – Пошли! – немедленно согласился тот, обнимая левой рукой стражника за плечи и, закинув вторую руку на плечо дворецкого, от изумления потерявшего дар речи, добавил, – И ты пошли с нами!..
   Вся троица довольно смешно перебирая ногами вывалилась, наконец, из каминного зала, оставив после себя на ковре темную лужу и осколки разбитого графина.
   Лорд Сорта долго смотрел на впитывающуюся в ковер воду и вдруг задумчиво пробормотал:
   – Мне будет чем удивлять своих гостей!.. Ну а если он все-таки помрет, Демиург видит, я этого не хотел…
   И на его губах появилась довольная улыбка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация