А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Драконье горе, или Дело о пропавшем менте" (страница 26)

   – Именно, – подтвердил я его догадку и снова повторил, – Так что делать будем?
   – В городе они вряд ли посмеют открыть стрельбу – всем известно, что сэр Леймер, начальник тайной службы принца, не потерпит бесчинств в столице, а барон, как и все благородные сэры, боится его, как огня. Значит, если барон отдал приказ нас уничтожить, действовать они начнут за городскими воротами.
   – А ворота уже видны!.. – констатировал я очевидный факт.
   Мы, действительно, уже подъезжали к городской стене, в которую были врезаны высокие двустворчатые ворота, не закрывавшиеся, по-моему, никогда. Двое расхлябанно одетых стражников, вооруженных длинными неуклюжими копьями, караулили у ворот неизвестно кого, а в самих воротах стояла такая же толчея, как и на улице. Сквоты самого различного социального происхождения проходили через них в обои стороны, повозки проталкивались сквозь проем ворот, на несколько минут перегораживая его и прерывая людской поток, редкие всадники продавливали бурлящую массу грудью своих коней, не обращая внимания на крики и проклятия, несущиеся им вслед.
   Шестерка, за которой я продолжал следить, собралась в компактную группу и переместилась поближе к нам, так что если у меня и были какие-то сомнения в их намерениях, то теперь они полностью исчезли.
   И вдруг напряжение, которое возникло у меня после сообщения о преследовании, исчезло. В моей голове сначала мелькнула сердитая мысль, что если уж два десятка Красных Шапок не смогли с нами справиться, то бояться каких-то шестерых мерзавцев, пусть даже вооруженных рогатками, нам совершенно не пристало. Вот если бы мы о них не знали! И тут же эту сердитую мысль сменила мысль веселая. Я посмотрел на свой сверкающий на пальце солитер и круто повернулся в седле – призванная мной, упругая, веселая сила уже окутывала мое тело и разум!
   Шестеро скромно одетых головорезов, как окрестил их Топс, топтались шагах в десяти позади нас. Они имели вид бывалых, закаленных, готовых на все специалистов мокрых дел, не раз имевших случай поработать над благородными сэрами. Один из них, еще довольно молодой тип с рожей густо заросшей темным волосом, уставился темными глазами-буравчиками прямо мне в забрало, словно говоря, что все равно мы никуда от него не уйдем. А я тем временем неторопливо прощупывал их арсенал. Они на самом деле были вооружены рогатками, а вот гальки у них были красненькие, парализующие, те самые, с которыми я познакомился, попав в засаду сэра Лора. Значит сэр Торон желал захватить нас живыми…
   Воздух вокруг меня начал потрескивать, или мне это просто казалось, но во всяком случае окутавшую меня мощь пора было применять. И я знал, как это сделать.
   Подняв правую руку, я приветливо помахал разглядывавшему меня мерзавцу, и с моих пальцев заструился в сторону наших преследователей невидимый простому глазу жгут, превращавшийся в конце своего пути в очаровательное, чуть голубоватое облачко. Очень скоро это облачко накрыло всю шестерку и еще с десяток сквотов толпившихся рядом, однако никто из них никак на это не отреагировал. Зато немедленно отреагировала лежавшая в карманах и кошелях Торонтовых специалистов галька. Она тут же начала нагреваться!
   Первым почуял неладное лысый, одноглазый сквот, державшийся несколько сзади остальной компании. И немудрено, боезапас лежал у него прямо в кармане штанов, которые были не слишком толсты. Сначала он рассеянно похлопал себя по этому карману, но при этом только сильнее обжег себе ляжку, что заставило его быстро сунуть руку в карман. Однако в кармане его руку ожидал… ожег, и он, не успев прихватить шесть притаившихся там галек, выдернул свои мгновенно покрасневшие пальцы на всеобщее обозрение. Эти быстрые и несколько судорожные действия он сопровождал совсем неизысканной руганью, в результате чего привлек к себе внимание не только своих подельщиков, но и всей окружающей толпы. Карман жег его ногу все сильнее, но достать гальку он никак не мог, а потому, спустя пару минут после начала действия моего колдовства, лысый калека, не обращая внимания на всеобщий интерес к своей персоне, принялся судорожно сдергивать с себя штаны. Это ему удалось, после чего внимание окружающих разделилось – с одной стороны всем, особенно многочисленным сквоткам, было интересно наблюдать лысого, одноглаза, одетого только в короткую рубаху и башмаки, а с другой стороны брошенные на мостовую штаны начали дымиться.
   Именно в этот момент рыжий сквот с наглой эспаньолкой на подбородке вдруг резко согнулся, отклячив свой тощий зад и отбросив от своей впалой груди полы кожанной куртки, надетой на голое тело. Одновременно он попытался выудить из бокового кармана своей, ставшей столь неудобной, одежды кожаный кошелек, набитый красной галькой – ее там было не меньше десятка. Однако кошелек уже нельзя было удержать голыми руками, а потому сообразительный рыжий принялся сдирать с себя куртку, стараясь при этом, чтобы карман, в котором находился кошелек не прикасался к его обнаженной груди. Признаюсь, его конвульсии выглядели удивительными и неповторимыми!
   Еще через секунду раздеваться принялись и оставшиеся четверо наймитов. Они уже не пытались добраться до своих боезапасов, они весьма поспешно сбрасывали с себя детали одежды, в которых эти боезапасы были спрятаны.
   Толпа весьма одобрительно приветствовала сеанс массового стриптиза! Еще бы, ни одна столица мира, я думаю, не видела шестерых стремительно оголяющихся прямо в толпе мужиков. Вокруг ошпаренных бедолаг немедленно образовался довольно широкий круг, а один из шнырявших в толпе мальчишек принялся бегать по этому кругу со здоровенным колпаком в руках, звонко выкрикивая:
   – Шоу агрессивных эксгибиционистов! Единственная гастроль в столице перед отъездом на каторгу!! Помогите, чем сможете озабоченным артистам, и они скинут с себя все!!!
   Правда, все скинул с себя только тот самый парень, который любовался моим забралом. Когда мы проезжали городские ворота, я поверх окружавшей шестерку толпы, видел его сгорбленную фигуру. Прикрыв ладошками срам, бедняга с ужасом взирал на истлевавшие лохмотья, совсем недавно бывшие вполне приличной одеждой, и на проступавшие из-под них кроваво-красные уголья раскаленных галек…
   «Ну, сэр Владимир, ты даешь… – уважительно прошептал Топс, – Это ж надо так опозорить честных сквотов!»
   – Князь, это твоя работа… – однозначно согласился с ним сэр Вигурд.
   – Почему ты так решил?.. – с самой своей гнусной ухмылкой поинтересовался я.
   – Просто такой ход никому другому не пришел бы в голову!.. – пояснил Вигурд, – Кстати, ты знаешь, что по имперским законам этим ребятам за их… раздевание на улице столицы грозит пять лет каторжных работ!
   – За такую малость?! – удивился я.
   – Старый император весьма строг по части нравственности… – улыбнулся Вигурд.
   – Ну что ж, – притворно вздохнул я, – У ребят будет время подумать о смысле жизни и заодно… приобрести новую специальность…
   Между тем, городская стена осталась у нас за спиной. Северная императорская дорога, мощеная черным, стеклянно поблескивающим камнем, широким полотном тянулась между небольших аккуратных домиков пригорода, разделенных огородами и садами. Толпа, теснившаяся на улице столицы, здесь, за городом, рассеялась, как по мановению волшебной палочки. Прохожие и проезжие еще попадались, но их было совсем немного, и широкая дорога делала их одинокими.
   Мы проехали совсем немного, городская стена еще маячила за нашими спинами, а справа показалось довольно большое двухэтажное здание и крутой крышей, крытой красной черепицей. Здание было отделено от дороги красивой кованой оградой и небольшим, идеально подстриженным газоном, через который от распахнутых низеньких воротец к главному входу пролегала присыпанная щебнем дорожка. А рядом с воротами, на ограде красовалась вывеска «Приют странника», и ниже мелкими буковками было приписано «Завтраки, обеды и ужины на любой вкус. Комнаты для благородных сэров. Самое комплексное обслуживание».
   – Этого заведения здесь раньше не было… – проговорил сэр Вигурд, придерживая лошадь и рассматривая гостиницу.
   – Так, может быть, мы здесь пообедаем? – спросил я, – Тем более, что это «Приют странника», а мы, как никак, странствующие рыцари…
   Сэр Вигурд согласно кивнул и повернул в распахнутые ворота.
   – А заодно мы сможем посмотреть, не пошлет ли наш дорогой барон по нашему следу еще кого-нибудь… – пробормотал он себе под нос.
   Я последовал за Вигурдом, и тут Фока снова попытался толкнуть меня в бок, правда, на этот раз он действовал гораздо осторожнее.
   «Слушаю тебя…» – подумал я.
   «Захвати для нас орешков… – попросил Фока тоном подлизы, – А то мы сейчас должны отлучиться… по делам… Пообедать не успеем…»
   «Хорошо, – мысленно улыбнулся я, – Только скажи мне куда подевалась Кроха?»
   «Да никуда она не подевалась, – самым беспечным тоном ответил Фока, – Как только понадобиться, она тут же будет рядом…» – и его остренькие зубки сверкнули из-под приподнявшейся верхней губы.
   В следующий момент Топс и Фока исчезли, а мы остановились около входа в гостиницу. Соскочив на землю, мы привязали лошадей к каменным столбикам, расставленным специально для этой цели вдоль подъездной дорожки и направились к дверям. При нашем приближении они распахнулись, почти так же, как в международном аэропорту Шереметьево. За дверями, вытянувшись в струнку, стоял на задних лапах и поедал нас глазами… огромный, ростом с хорошую овчарку, черный кот с большим белым пятном на груди.
   – Ты кто?! – ошарашено спросил я у кота, и только потом мне в голову пришла мысль, что он вряд ли сможет мне ответить. Однако котяра открыл розовую пасть и промурлыкал мягким баритоном:
   – Меня зовут Кайт Ши Большие Уши… Работаю здесь… швейцаром…
   – Ну и как, свободные места есть?.. – поинтересовался я, глуповато улыбнувшись.
   Хорошо, что в этот момент моя физиономия была прикрыта забралом, а то этот невероятный кот вполне мог обидеться на меня за эту улыбку. А так, он вежливо шаркнул задней лапой и, промурлыкав: – Для благородных сэров в «Приюте странника» всегда найдется столик… – плавно повел передней лапой, приглашая нас внутрь.
   Через короткий, широкий вестибюль мы прошли в общий зал и огляделись. Свободных столиков было в избытке, видимо, сказывалась удаленность гостиницы от города. Я уже было собрался усесться за один из них, как вдруг рядом со мной на паркет опустилась здоровенная птица, напоминающая грача, и раздался высокий, с повизгиванием, голосок:
   – Для благородных сэров имеются отдельные кабинеты с видом на прекрасный вид…
   – Это именно то, что нам надо… – вежливо проговорил сэр Вигурд, – Укажи, какой из них мы можем занять…
   Грач подпрыгнул, расправил крылья и медленно поплыл вправо, в сторону глухой стены с целым рядом дверей. Опустившись около одной из них, Грач повернулся в нашу сторону и отрекомендовал:
   – Голубой кабинет, для особ особо обособленных…
   Я, признаться, совершенно не понял, почему это мы «особо обособленные особы», но спорить с птицей не стал, а просто открыл предложенную дверь. За ней располагалась небольшая комната, стены которой были обиты веселенькой тканью… зеленовато желтого цвета.
   – Милостивый государь, – повернулся я к нашему не совсем обычному метрдотелю, – Ты ничего не перепутал? Это действительно голубой кабинет?!
   – Абсолютно точно! – резким, не допускающим сомнений тоном подтвердил Грач, – Это кабинет для персон с голубой кровью!
   – А… в этом смысле… – пробормотал я и шагнул внутрь.
   Почти всю комнату занимал обеденный стол, уже накрытый и с расставленными для двух персон приборами. У меня возникло такое ощущение, что нас здесь поджидали. Мы с сэром Вигурдом расположились в удобных полукреслах, стоявших напротив друг друга, и рядом со мной тут же появилась миловидная блондинка, в темном платьице, белом передничке и белой наколке. Потянув мне мелко исписанный листок плотной бумаги, она выхватила из кармана крошечный блокнотик и карандаш и замерла в почтительном ожидании.
   – Так… – медленно протянул я, изучая предложенное меню, – Обед наш должен быть хорош, поскольку мы не знаем, когда опять сможем вкушать пищу в столь приятной обстановке.
   Обед наш был действительно вкусен и обилен, а вот разговор за столом никак не клеился. Сэр Вигурд все время поглядывал в окно на пролегавшую за оградой северную имперскую дорогу. Она была в общем-то пуста, но тем не менее занимала все внимание моего друга. В конце обеда у меня было появилась мысль заночевать в этом уютном местечке, но вспомнив о том, в каких условиях томится Юркая Макаронина, я решил продолжать путь. Единственно, что я сделал, это, вдобавок к съеденному обеду заказал кое-что из продовольствия, не забыв и орехов для каргушей.
   Спустя час с небольшим, наши кони снова уносили нас по вконец обезлюдевшему тракту на север империи, к горной резиденции Демиурга. На крупе моей кобылы Топс и Фока лихо щелкали орехи, разбрасывая шелуху по сторонам. Дорога уводила нас под темно-синие кроны густеющего леса, за которым уже начало скрываться солнце.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация