А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Драконье горе, или Дело о пропавшем менте" (страница 19)

   Я снова поднялся в столовую. Сэр Вигурд все еще находился там, и по выражению его глаз было видно, что он до чего-то додумался и принял некое решение.
   – Я смотрю, рассказ Гротты поверг тебя в серьезные раздумья… – шутливо произнес я, – И что же ты надумал?
   Однако маркиз не поддержал моего легкомысленного тона. С абсолютно серьезным видом он ответил:
   – Если на нашем пути встретится барон Торонт, шестой лорд Гастор, я потребую у него рассказать мне об этом случае. И если то, что поведала нам Гротта, окажется правдой, я вызову барона на поединок!..
   Я долго молчал, рассматривая открытое честное лицо маркиза, а потом грустно спросил:
   – Как ты думаешь, сэр Вигурд, если Гротта рассказала нам правду, сможет барон тебе соврать… сказать, что все это выдумки лживой кра-сквотки?
   Он сразу понял мой вопрос и его лицо омрачилось. Тогда я спросил:
   – Ты сам наследник маркизата, пусть даже и шестой, сам-то ты как считаешь, может то, что сказала Гротта быть правдой?
   Он несколько смутился:
   – Понимаешь, сэр Владимир, я был очень мал, когда уехал из родного замка к матушке Елаге, и почти ничего не знаю о порядках, установленных во владениях благородных сэров. Поэтому мне трудно судить… А матушка Елага всегда говорила мне, что рыцарь – это оплот чести и добродетели, рыцарь – это почти Человек, и для него невозможно совершить какой-либо бесчестный поступок, тем более беззаконно закабалить свободного сквота! Но почему-то мне кажется, что Гротта не солгала!..
   – Вот и мне кажется то же самое… – согласился я, – А потому, если мы встретим барона Торонта, советую его ни о чем не спрашивать, а просто… поговорить с ним. Я думаю, ты поймешь, способен ли он на подлость…
   – Наверное ты прав… – задумчиво согласился он.
   – Меня, признаться, больше волнуют слова Гротты о том, что барон надеется получить душу, то есть – стать Человеком… Если Начала правильно оценивают возможности Человека, мне становиться страшно от мысли, что может натворить в этом мире такой… одушевленный барон!
   – Это невозможно! – воскликнул сэр Вигурд, – Начала называют Человека венцом творения Демиурга, самым справедливым, милосердным и благородным существом на свете! Ведь душа, в первую очередь позволяет Человеку чувствовать чужую боль, чужое горе, чужие страдания, именно поэтому Человек становится способен на любое волшебство, любую, самую невероятную магию! А барон!.. Ну какой из него Человек!..
   – Да самый обычный… – буркнул я себе под нос и вдруг до меня дошла страшная правда этой короткой фразы!!!
   Мы помолчали, раздумывая каждый о своем. Затем, отогнав свои невеселые размышления, я уже совсем было собрался предложить маркизу прогуляться в город, как вдруг у меня в голове отчетливо прозвучали неожиданные слова:
   – Так что тебе удалось узнать во время обеда?..
   Я сразу понял, что начала действовать моя, оставленная в покоях принца, пуговица!
   Голос был женский, мне незнакомый, а вот ответил на заданный вопрос сам принц – уж его-то голос я узнал безошибочно:
   – Во-первых, ты была совершенно права, этот Черный Рыцарь действительно владеет магией и, судя по тому, что он мне показал, магией серьезной. Во-вторых, он тебя видит. И в третьих, что самое странное и… страшное, он совершенно не скрывает ни того, ни другого… Он даже… хвалится этим!
   – Вот как?! – в ответе подружки принца, а это была безусловно она, удивления не было вовсе, скорее некоторое размышление, – И почему ты считаешь это страшным?
   – А тебя это не пугает? – в голосе принца появилось раздражение, – Тебя не пугает то, что сквот владеет магией?! Ты не видишь в этом ничего необычного?..
   – Ну, он может быть обычным полукровкой, унаследовавшим от родителя-фейри кое-какие способности, да многие сквоты, бывает, учатся каким-то начаткам магии… – начала было насмешливо Дама, но принц ее перебил:
   – Эмельда, ты должно быть не расслышала, что я сказал! Этот… сэр Владимир владеет не «кое-какими способностями» и не «начатками магии», а самой настоящей мощной магией! Это не наученность, не несколько зазубренных фокусов, это свободное, я бы даже сказал, небрежное владение высшей магией!! Я уверен – он, либо кто-то из верховных фейри, зачем-то прикинувшихся сквотом, либо…
   Внезапно принц замолчал, и через мгновение послышался насмешливый голосок его Дамы:
   – Что же ты остановился? Продолжай!.. Повтори мне тот бред, который талдычит твой отец!.. Ну, давай!..
   – Ты сама знаешь, что это не бред… – ответил принц, но в его голосе не хватало уверенности, – Его подруга, фата Альцита предсказала ему, что именно во время его царства в империи появится первый Человек!.. И… он верит в это…
   – И именно поэтому все считают его сумасшедшим! – закончила Дама мысль принца и после короткой паузы добавила, – Однако, я смотрю, этот Черный Рыцарь изрядно тебя напугал. Похоже мне придется самой с ним поговорить, тем более, что он все равно меня видит! А завтра вечером мы узнаем, почему граф Альта охотится за Черным Рыцарем… Кстати, наблюдения за нашими гостями ничего не дали?..
   – Нет, – недовольно буркнул принц, – Ничего, необычного… Судя по тому что видит и слышит моя тайная служба, это самые обыкновенные странствующие рыцари – гордецы, правдолюбцы, бессеребренники. Да, Эмельда, – вдруг вспомнил принц, – сэр Владимир просил у меня помощи в розыске Демиурга!..
   – Зачем?!
   – Он говорить, что должен отыскать Демиурга, чтобы поступить к нему на службу… Так, якобы, решил его отец…
   Некоторое время после этих слов длилась тишина, а затем Дама задумчиво проговорила:
   – Ну что ж… расскажи ему про горную резиденцию Демиурга. Если его где и можно отыскать, то только там… А если Черный Рыцарь найдет Демиурга, и тот снова появится в Мире, тебе, я думаю, это будет только на руку…
   – Почему? – удивился принц.
   – Потому что твои вассалы стали слишком самостоятельны! – резко проговорила Дама, – Я тебе уже не раз говорила, что граф Альта явно что-то замышляет!.. Хорошо еще, что у него отобрали эту его влюбленную подружку!.. Так что Демиургу, который поддерживает императорскую власть, самое время… найтись! А теперь позволь мне тебя покинуть, у меня еще много дел…
   После этих слов раздался слабый щелчок, и я понял, что моя пуговица отключилась. В тот же момент я услышал встревоженный голос сэра Вигурда:
   – Да очнись ради Демиурга, сэр Владимир, что с тобой?!
   Я тряхнул головой и улыбнулся маркизу:
   – Ничего… Просто я подслушал один интересный разговор.
   Хотя, впрочем, интересного в подслушанном разговоре было немного – только то, что Белая Дама принца хочет побеседовать со мной, видимо, о моих, не до конца понятных мне самому, способностях.
   Расспрашивать подробнее сэр Вигурд меня не стал, вместо этого он предложил использовать время, оставшееся до ужина, для осмотра замка. Я с удовольствием согласился – мне и самому было интересно присмотреться к этой цитадели местного абсолютизма.
   Мы прошли двором к уже знакомой двери дворца, и предупредительный лакей, встреченный нами в холле первого этажа, стал нашим гидом. Нам была показана, на мой взгляд, очень интересная и богатая картинная галерея, включавшая в себя несколько портретов весьма необычных существ, объединенных в зале «любимцев императора». Осматривая эти шедевры, я понял, что в распоряжении императора и, естественно, принца имеются не только Гроганы-Убийцы, но и некоторые, не менее приятные создания, явно произведенные на свет каменными троллями. Затем нам показали богатейший арсенал, в котором мы с удовольствием примерились к некоторым особо замечательным произведениям оружейного искусства.
   В свой гостевой флигель мы вернулись уже в сумерках и нашли нашу общую столовую вполне подготовленной к ужину. Я поинтересовался у подававшей на стол Гротты, не спрашивали ли меня, и она ответила отрицательно.
   «Значит у нашей Белой Дамы времени для меня пока нет…» – немного разочарованно подумал я. Аппетита мне это обстоятельство не испортило, так что от ужина я получил большое удовольствие.
   Сэр Вигурд по окончании вечерней трапезы сразу же отправился в свои покои, и я последовал его примеру.
   Оказалось, что моя веселая компания куда-то подевалась – ни каргушей, ни феи не было, как не было и сведений, в каком направлении они удалились. Я разделся в гордом одиночестве и нырнул под одеяло. Только укрывшись, я вдруг почувствовал насколько устал. В моих покоях стояла абсолютная тишина, и только сквозь плотные шторы чуть пробивались всполохи немого огня, зажженного на замковой башне. Я закрыл глаза и почти сразу же погрузился в глубокий сон.

   Глава 6

   Высокопоставленные люди, что дети – принимают самую грубую лесть за правду…
   И совершенно не понимают шуток!..
(Афоризм безработного шута)
   Мне снился какой-то вялый сумбур. Едва переставляя ноги, я пробирался по гниющей болотистой чащобе, при каждом шаге погружаясь почти по колено в зловонную тягучую жижу. Доспехов на мне не было, вместо них я был наряжен в узкие, похожие на лосины, брюки, заправленные в высокие ботфорты, и белую, весьма замызганную рубашку с широкими кружевными рукавами и открытым воротом. Рядом со мной, уцепившись за рукав моей рубахи и вполголоса матерясь, тащился Юркая Макаронина. Вокруг было довольно темно, но иногда, прямо над нашими головами, в просвете между тучами мелькала блеклая луна. В один из таких моментов некоторого просветления я увидел, что влево от меня почва резко повышается, и метрах в ста, на вершине пологого холма возвышается огромное, корявое, высохшее дерево, широко раскинувшее свои угловатые сучья. Я развернулся и направился в сторону этого дерева, однако, в этот момент Юркая Макаронина споткнулся, выругался и упал прямо в грязь, резко дернув меня за собой. Я удержался на ногах, ухватившись за хлипкий древесный стволик, только рукав рубахи громко треснул и у меня под языком неожиданно и горько защипало…
   Я открыл глаза. В спальне было темно, но сквозь плотные занавеси пробивался трепещущий проблеск огня на башне, и в этом мерцании я ясно увидел блестящие белки неподвижных глаз, не моргая, наблюдавших за мной из темного угла. Усилием воли мне удалось не только не вскрикнуть, но даже не пошевелиться на своем широком ложе. Я прижмурился, продолжая наблюдать за своим невидимым посетителем, а под языком у меня продолжало явственно пощипывать горечью, словно сигналя мне о надвигавшейся опасности.
   Несколько долгих, томительных минут ничего не происходило, а затем чуть поблескивающие глаза вдруг стремительно приблизились, и я увидел, что у кровати появилась… Белая Дама принца. Ее прекрасные, чувственные губы едва заметно улыбались.
   В следующий момент моего сознания едва ощутимо коснулась чужая мысль, словно пробуя его на сопротивляемость, на… проникаемость.
   «Ну что ж, сквот, выдающий себя за Черного Рыцаря, посмотрим, какими способностями ты наделен, и кто тебя к нам послал…»
   И снова я сумел сдержать дернувшую меня дрожь, не подать виду, что присутствие Дамы и ее намерения мне известны.
   А мягкие, едва заметные касания быстро ощупывали мое «я», выискивая его слабые места, нащупывая ходы, по которым можно было бы проникнуть внутрь, захватить его, увидеть самое скрытое… поселиться там, во мне, в моем личном мире!..
   И я зажался, закрылся, полностью ушел в себя, оставив на поверхности серую, шероховатую непроницаемость.
   Минуло еще несколько минут…
   «Странно… – протекла сквозь мое сознание чуть встревоженная мысль, – Все совершенно пусто, глухо, гладко… Словно он не спит, а… мертв… Так не бывает… Так не должно быть…»
   И в этот момент я понял, что мне надо делать!
   Воспользовавшись почувствованной мной растерянностью, я мысленно метнулся следом за этой чужой мыслью и стремительно ворвался в чужое сознание, перехватывая по пути его, ясно ощущаемые, связи, закономерности, желания, сковывая его, подчиняя своей воле и одновременно задавая свой первый вопрос:
   «И часто Белая Дама навещает спящих рыцарей?..»
   Фигура моей незваной гостьи дернулась, ее лицо запрокинулось, так, что казалось будто она вот-вот упадет навзничь, на ковер, но моя атака ее не сломила! Вместо того, чтобы подчиниться и отвечать на мои вопросы, в мой мозг неожиданно обрушился яростный вопрос:
   «С чего это ты решил, что я – Белая Дама?! Дурак, я – Эмельда, ланон ши второго круга!..»
   В то же мгновение она на единый миг показала мне себя в своем истинном обличье, и я задохнулся от невероятной, неповторимой женской красоты, но это потрясшее меня видение тут же сменилось другим – видением жутких мук, которым собиралась меня подвергнуть моя гостья, за то, что я осмелился противиться ее чарам!
   На этот раз мне не удалось сдержать дрожи, короткой конвульсией прокатившейся по моему телу, но мне удалось другое – я смог удержаться в чужом сознании, хотя оно заметалось, задергалось, стараясь вытряхнуть мое «я» из себя, вышвырнуть его и растоптать, а затем, в свою очередь, обуздать и подчинить себе мой разум. Однако, я засел в этом вибрирующем, ревущем сознании, словно заноза, засел единственной мыслью, единственным словом, единственным правильным звуком – «Моя!!! Моя!!! Моя!!!»
   Несколько долгих, невыносимо долгих, минут продолжалась эта свирепая беззвучная борьба, и наконец я почувствовал, что Эмельда начинает выдыхаться! Вот ее сознание дернулось последней конвульсией и покорно застыло. Теперь оно пыталась обмануть меня своей неподвижностью, сломленностью, омертвелостью, оно и было мертво, непритворно мертво, потому что любое притворство было бы мною мгновенно раскрыто! О, как же гадостно, как же противно властвовать над чуждым, над мертвым сознанием!!!
   Я едва не купился, едва не выбросился из этого смрадного, стремительно разлагающегося, разваливающегося на куски сознания, но вовремя уловил бьющуюся глубоко внутри него надежду. И я, преодолевая чудовищное отвращение, разбрасывая чужие, угасшие мысли и желания, ринулся вглубь, в самый его сокровенный уголок, к этой самой надежде!
   Ланон ши дернулась в последний раз, рассчитывая на самом деле убить себя, но я уже ухватил ее последнюю надежду за горло, уже сжал его своими беспощадными пальцами и проревел в полный голос: «Моя!!!»
   «… Твоя…» – еле слышно коснулась меня ее мысль, ее ответ, ее… согласие…
   Я чуть ослабил хватку, давая ей чуточную передышку, и почти сразу задал свой первый вопрос:
   «Как мне найти Демиурга?»
   «Я не знаю… Последний раз его видели фейри недалеко от горной резиденции, но там ли он, никто не знает…»
   «Кто еще из фейри служит принцу?»
   «Два сида, ламия, гномы…»
   «Почему граф Альта преследует меня?»
   «Я пока не знаю… Граф приглашен на завтрашний бал и тогда будет держать ответ перед принцем…»
   «Граф сказал тебе, что у него в замке находится сквот, называющий себя Человеком?»
   «Нет!»
   Я еще чуть ослабил хватку, а потом показал ее сознанию огромного черного человека, или сквота, с безобразной бычьей головой. Этот Минотавр открыл пасть и, дыхнув обжигающим огнем прямо в ее закрытые глаза, проревел: – Ты моя!!! Помни – я знаю о тебе все, твоя суть – моя суть, первая твоя попытка воспротивиться мне, и я тебя развею прахом по этому Миру!!! Ты будешь продолжать служить принцу, но никогда не забудешь, что ты – моя!!! Я хочу знать все, что расскажет принцу граф Альта! Я хочу знать все, что решит принц в отношении Черного Рыцаря!! Я хочу знать, где находиться Демиург!!!
   «Я постараюсь… господин…»
   «Ступай!..»
   И я покинул ее сломленное сознание.
   Несколько мгновений ничего не происходило, Эмельда, прикрыв глаза и едва заметно покачиваясь, стояла около моей кровати. Затем это мягкое покачивание прекратилось, ее веки дрогнули и открылись. Еще мгновение она смотрела на меня, словно не понимая, где находится, а затем в ее глазах вспыхнула ненависть! Ее тонкая, белая, изящная рука взметнулась вверх, и в ней блеснуло узкое лезвие кинжала.
   В тот же момент перед ее сознанием вновь возник огромный, черный минотавр, из его пасти полыхнуло пламя и вырвалось рычание: – «Моя!!!»
   Кинжал с едва слышным звуком упал на ковер, через мгновение вознесенная для удара рука бессильно обвисла, и светлая, сгорбившаяся фигурка медленно растаяла, словно клочок тумана, занесенный в комнату через приоткрытое окно.
   Я лежал, не в силах даже пошевелиться от усталости. Даже не усталости, а полной опустошенности. Лежал и ждал, когда снова смогу уснуть… Горечь под языком прошла, что давало мне повод несколько успокоиться, но сердце продолжало колотиться, словно мой разум все еще вел страшную, беспощадную борьбу, в которой тело не могло принять участия!
   Прошло несколько минут, мне показалось, что за окном начало светлеть, но именно в этот момент я снова заснул. Теперь уже никаких сновидений не было, как не было никаких звуков, никакого света…
   Проснулся я очень поздно и сразу же увидел у своей постели сидящего на ковре Фоку. Маленький каргуш молча смотрел мне в лицо, в его лапах поблескивал узкий клинок кинжала, а на его остренькой мордочке было написано невиданное, просто-таки невозможное уважение!
   Я с огромным удовольствием хорошо отдохнувшего человека потянулся и, приподнявшись на локте поинтересовался:
   – Что нового на свете?..
   Фока почесал свой оранжевый хохол и пропищал:
   – Да вот главный советник принца захворал… Похоже, переутомление…
   – Бывает, – беззаботно отозвался я, – А Кроха где?..
   – Завтрак тебе готовит… Она сказала, что сегодня тебе понадобится особо плотный завтрак…
   – К-хм, – раздумчиво кашлянул я, – Ну что ж, она, пожалуй, права!
   – Тогда вставай и одевайся… – как-то не слишком уверенно предложил Фока, словно сомневался в моей способности самостоятельно подняться с кровати.
   Я скинул одеяло, быстро спустил ноги на пол, и в этот момент моя голова действительно слегка закружилась.
   – Да ты не торопись так!.. – послышался озабоченный писк каргуша, – Потихоньку… Можно даже завтрак тебе в постель подать!..
   – Ну вот еще, – недовольно пробормотал я, слегка потряхивая головой чтобы прогнать туман, – Что я – инвалид что ли какой?..
   Тем не менее, я гораздо осторожнее поднялся на ноги и направился в ванную комнату, стараясь не делать резких движений.
   Когда я уже раскладывал по плечам и разглаживал кружевной воротник камзола, в спальню заглянул серьезный Топс и поинтересовался:
   – Ну, как, все в порядке?..
   – В порядке, – кивнул в ответ Фока, – Щас выйдет!..
   – К завтраку все приготовлено… – доложил Топс и тихо прикрыл за собой дверь.
   Уже через минуту мы входили в столовую, причем Фока умудрился открыть передо мной дверь, чем привел меня в полное замешательство – все его поведение никак не соответствовало сложившимся у меня представлениям о гордом каргуше «из рода ярко-красных каргушей».
   Стол действительно был накрыт к завтраку, но… Того количества блюд, которое было выставлено на нем, вполне могло хватить на дружеское застолье для трех четырех странствующих рыцарей, а сэра Вигурда, между тем, за столом не было.
   Я уселся на свое место, с некоторой оторопью рассматривая свой завтрак, и мне под нос немедленно подсунули здоровенную тарелку с дымящейся разварной рыбой, присыпанной какими-то специями.
   – Это именно то, что тебе сейчас необходимо, сэр Владимир, – раздался у меня над ухом мелодичный голосок Крохи, – Тебя и впереди ожидают значительные умственные напряжения…
   И тут меня словно мягко стукнули по затылку! Я мгновенно вспомнил, что произошло ночью в моей спальне и удивленно оглянулся. Кроха смотрела мне прямо в глаза, на ее губах играла довольная улыбка, и по ее виду я понял, что она все прекрасно знает. Правда говорить о своей осведомленности она не стала, а вместо этого обернулась и громко произнесла:
   – Гротта, соус к рыбе не слишком остыл?! Уже три минуты прошло, как мы сняли его с огня!..
   – Нет, нет… – послышался из-за двери голос нашей служанки-хозяйки, – Этот соус вполне выдерживает до десяти минут, прежде чем начинает терять свой вкус…
   – Ты слышал?.. – обернулась ко мне Кроха, – Ешь быстрее, а то не почувствуешь настоящего вкуса!..
   И она снова улыбнулась.
   Я посмотрел на подсунутое мне блюдо и вдруг понял насколько я голоден! Схватив длиннозубую вилку и взяв из корзинки кусок ноздреватой лепешки, я принялся за рыбу.
   Могу твердо сказать, что ни до этого, ни после я не ел ничего вкуснее. Горячая, пряная рыба и холодное белое, чуть кисловатое вино создавали такой неповторимый вкусовой контраст, что я даже… растерялся, когда рыба вдруг закончилась! Впрочем, долго горевать мне не дали, Кроха немедленно поставила передо мной новую тарелку с незнакомым мне салатом. С первой ложки я понял, что вкушаю крабы с какими-то незнакомыми мне добавками под совершенно восхитительным соусом. А крабы я всегда обожал!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация