А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Драконье горе, или Дело о пропавшем менте" (страница 17)

   – Просью, благородных сьэров просьледовать за мной!..
   Мы с Вигурдом коротко поклонились принцу и направились к старику, причем я, конечно же, не удержался от улыбки в адрес Белой Дамы, и, совершенно неожиданно, она так же ответила мне ослепительной улыбкой… Боже, как же она была хороша!!!
   Может быть именно поэтому, когда мы с нашим провожатым были уже у самого угла дворца, я не удержался и оглянулся. Группа придворных во главе со своим господином стояла совершенно неподвижно, молча глядя нам в след, и только тощий шут бестолково топтался на месте, словно с трудом сдерживая желание броситься нам вслед.
   Провожавший нас барон Брошар, лорд Экос, как он сам представился, оказался довольно болтливым стариком и большим любителем жестикуляции. Буквально каждое свое посвистывающее слово он сопровождал такими выразительными движениями рук, плеч, головы, а иногда, даже живота, что следить за смыслом его речи было чрезвычайно сложно. Я никогда не думал, что с помощью жестов можно до такой степени маскировать смысл своей речи. Но, во всяком случае, мы поняли, что последнее время принц скучает, что ему не хватает общения, и потому появление в замке двух свежих рыцарей может оказаться весьма кстати. Что все придворные будут нам очень рады, и возможно принц в нашу честь объявит бал или хотя бы малую ассамблею. Что поскольку мы люди военные и еще не знакомы с обычаями дворцовой жизни, он возьмет на себя смелость поселить нас не во дворце, а в одном из гостевых флигелей, но пусть благородные сэры ни в коем случае не беспокоятся – на их комфорте это никак не отразиться…
   В общем, пока мы дошли до нашего гостевого флигеля, барон настолько нас заговорил, что мысли в моей голове окончательно спутались. Единственно, что крепко в ней засело, так это то, что «…двое „свежих“ рыцарей придутся весьма кстати»! И словно в ответ на это оригинальное соображение, неожиданно раздался негромкий голос сэра Вигурда:
   – Так что ж в этом замке все остальные рыцари протухли что ли?!
   – Ты что-то скасьзал, благородный сьэр?.. – немедленно откликнулся барон.
   – Замок мне нравиться… – скривил губы в вымученной улыбке сэр Вигурд.
   – Да! Императорський замок недаром сьчитается одним из чудесь Демиурга!.. – с предельным энтузиазмом воскликнул барон, и я уже решил, что сейчас этот говорун угостит нас историей создания императорского замка, однако он неожиданно закончил:
   – Но мы уже присьли! Вот васьсы апартаменты…
   Мы стояли у крыльца небольшого двухэтажного домика, выкрашенного в веселенький зеленый цвет с темно коричневыми дверями и оконными рамами. Барон резко стукнул своим посохом по доске первой ступени, и, словно предчувствуя этот стук, двери домика мгновенно распахнулись. На пороге стояла миловидная девушка в длинном темном платье, похожем на форменное. Ее взгляд был устремлен на управляющего.
   – Это – Гротта, сьлужанка-хосьзяйка вашего гостевого флигеля. Можете благородные сьэры полностью ею расьполагать, – с любезной улыбкой представил нам барон девушку. Затем, повернувшись к ней, он произнес совершенно другим тоном:
   – Милочка, эти благородные сьэры – госьти принца! Позаботься, чтобы их восьпоминания о пребывании в замке были сьамыми лучесьзарными!
   И снова повернувшись к нам, барон коротко поклонился:
   – Благородные сьэры, я вынужден вас осьтавить… Мне необходимо отлучиться в императорськую гардеробную, чтобы подобрать для вас подходясьсие костюмы…
   – Одну минутку, барон, – перебил я его, – Мы весьма благодарны принцу за его заботу о нашем гардеробе, но это совершенно излишне! Если тебя не затруднит, прикажи послать слуг в… старкет папаши Шапса, там находятся наши пожитки, и он обещал их доставить.
   Неожиданно для меня старик с некоторым сомнением пожевал губами, а потом нехотя согласился:
   – Хорошо, благородные сьэры, я посьлю сьлуг по указанному адресу, но… я буду вынужсьден… э-э-э, осмотреть… эти пожсьитки. В замок не все можно проносить…
   – Безусловно, дорогой барон, – немедленно согласился я, – И если ты обнаружишь, что-либо недопустимое, сделай с ним что посчитаешь нужным!
   – Угу… угу… – как-то слишком задумчиво пробормотал себе под нос управляющий и, быстро развернувшись, направился в сторону дворца.
   Мы с Вигурдом посмотрели на стоявшую в проеме двери хозяйку, и она присела в самом настоящем книксене:
   – Прошу вас, благородные сэры… Это ваш дом, и я сделаю все, чтобы вам здесь понравилось.
   Сказано все это было очень серьезно, безо всякой улыбки… и мне это очень не понравилось!
   Мы поднялись по трем ступенькам крыльца и вошли в свое временное жилище.
   Гротта чуть посторонилась, пропуская нас в дом, и теперь молча стояла перед нами, опустив глаза.
   – Милая девушка, – обратился к ней Вигурд с самой дружелюбной улыбкой, – Может быть ты покажешь нам дом?.. Но вначале, нам хотелось бы переодеться и… умыться.
   Гротта снова изобразила книксен и молча направилась через крохотную прихожую к узкой лестнице, ведущей на второй этаж.
   Поднявшись за ней наверх, мы оказались в довольно обширной зале, посреди которой располагался большой обеденный стол, окруженный шестью жесткими стульями с прямыми спинками. Окна зала выходили в небольшой садик, а в боковых стенах наличествовали две двери.
   Гротта снова присела и коротко произнесла:
   – Это общий обеденный зал, а эти двери ведут в личные покои благородных сэров, – и после некоторой заминки с некоторой тревогой добавила, – Благородные сэры желают, чтобы я показала им их личные апартаменты?..
   Мы с Вигурдом переглянулись, видимо, у нас обоих мелькнула одна и та же мысль.
   – Гротта, – обратился к хозяйке Вигурд самым мягким тоном, – Мы не собираемся настолько утруждать тебя. Думаю, нам вполне по силам самим разобраться в личных апартаментах… – при этом особое ударение он сделал на слове «личных».
   На губах у девушки мелькнула облегченная улыбка и тут же погасла, потому что я негромко проговорил:
   – Только у меня будет к тебе небольшая и, возможно, необычная просьба…
   Гротта чуть побледнела, но спокойно ответила:
   – Слушаю тебя, благородный сэр…
   – Не знаю, как сэр Вигурд, но я прошу тебя не кланяться мне так часто… Прошу вообще мне не кланяться, я чувствую себя неловко, когда красивая девушка отбивает мне поклоны…
   Щеки Гретты вспыхнули румянцем, а глаза широко распахнулись от удивления.
   Сэр Вигурд тоже взглянул на меня с удивлением, но тут же произнес:
   – Я присоединяюсь к просьбе сэра Владимира…
   – Хорошо, благородные сэры… – пробормотала девушка и тут же едва не повторила свой книксен, но вовремя спохватилась и смущенно улыбнулась. Это была первая ее настоящая улыбка, и она очень ей шла. Я улыбнулся ей в ответ:
   – А теперь, Гротта, мы пойдем приводить себя в порядок, а ты, пожалуйста, позаботься об обеде… Да, – остановил я готовую сорваться с места девушку, – Кроме тебя в доме есть слуги?
   – Нет, – ответила хозяйка с неожиданным испугом и добавила дрогнувшим голосом, – Но если благородным сэрам еще кто-то нужен, я могу привести…
   – Хорошо, мы… подумаем, – проговорил я и, повернувшись к сэру Вигурду, указал на двери, – Выбирайте, маркиз!
   Вигурд улыбнулся и молча направился вправо. Я проследовал в левую дверь.
   Мои личные покои состояли из большой спальни с роскошной кроватью, туалета и ванной комнаты, посреди которой размещалась приличных размеров мраморная купальня с шестью блестящими кранами, вмонтированными в ее боковую стену и широким, но очень низким каменным столом у дальней от входа стены. Напротив спальни располагались небольшой кабинет и совсем уж крохотная гардеробная. В кабинете была еще одна дверь, позволявшая узким коридором и довольно крутой лестницей снова попасть на первый этаж в прихожую.
   Я немедленно вылез из доспехов, оставив их около двери спальни, и отправился в ванну. Неожиданно мне стало ясно, насколько я истосковался по… личной чистоте, хотя мои доспехи и обеспечивали… автоматическую уборку!
   С кранами я разобрался довольно быстро – из двух текла холодная и горячая вода, из двух мыло с разным запахом, а еще из двух нечто такое, что я решил в свою ванну не пускать. Наполнив купальню горячей водой и добавив немного пахучего мыла для пены, я быстро сбросил свою, уже несколько засаленную джинсу и погрузился в ласковую воду. И как только мое тело ушло под пену, дверь тихо скрипнула и в ванную комнату заглянула маленькая остроносая голова, украшенная оранжевой шваброй.
   Быстро оглядевшись, Фока чуть повернул мордочку назад произнес:
   «Тут он, отмывается…»
   Из-за двери послышалась мысль Топса:
   «Ну и не мешай благородному сэру… приводить себя в порядок».
   «А я и не мешаю, – немедленно обиделся Фока, – Что я к нему в корыто что ли лезу?..»
   «Дай тебе волю, так ты и в корыто залезешь… – спокойно констатировал Топс и так же спокойно добавил, – Иди лучше, послушай, что лев рассказывает».
   Фока немедленно исчез, притворив за собой дверь. Мне тоже захотелось послушать что же такое рассказывает лев, но я тут же понял, что тот, скорее всего, пересказывает наш разговор с шутом и принцем, так что ничего нового я бы не услышал.
   Разнежившись в горячей воде, я даже чуть задремал, но тут из-за двери послышался голос Гротты:
   – Благородный сэр… Сэр Владимир… Тебя и твоего друга ожидает принц… Он него прибыл посыльный с приглашением к обеду…
   «Так!.. Похоже принцу не терпится познакомиться со мной поближе… – подумал я, – А мне и надеть нечего!.. Придется снова доспехи натягивать!»
   И я с некоторой тоской посмотрел на свою не слишком свежую джинсу, лежавшую кучкой недалеко от купальни.
   Однако я напрасно волновался, когда, закутавшись в простыню, я вышел в спальню, рядом с кроватью стоял мой сундук.
   Я, конечно же, уже забыл, какой костюм к какому случаю предназначал мой модельер Шапс. Так что, не обременяя себя сомнениями, я достал из сундука камзол черного бархата с серебряным шитьем и кружевами, парные к нему короткие штаны, узорчатые черные чулки, и башмаки на низких каблуках, украшенные серебряными бантами. Самое длительное время занял у меня выбор рубашки. Остановившись, в конце концов, на белой с открытым отложным воротом, я закончил одевание в рекордное время. На шуточки двух своих малорослых помощников я старался не обращать внимания, поскольку вступать с ними в пикировку мне было некогда. Единственное, что я себе позволил, это перед самым выходом погрозить им пальцем и предупредить: «Не шалите!.. Вы, все-таки, в императорском замке, а не в… пещере!»
   Надо сказать, что в своем необычном костюме я чувствовал себя неловко только первые несколько минут, а затем просто перестал о нем думать.
   Выйдя в столовую, я увидел сэра Вигурда, разодетого в лазоревый с золотом костюм с коротким элегантным кинжалом у пояса, и какого-то маленького серенького сквота, весьма напоминавшего моего, слегка увеличенного, друга Топса, одетого в неброскую темненькую хламидку. Я вопросительно посмотрел на Вигурда, и тот пояснил:
   – Принц прислал за нами своего молельника, отца Симота…
   – Так ты, отец, служитель культа?.. – невольно вырвалось у меня.
   – Все мы служители культа!.. – неожиданным гулким басом ответствовал отец Симот, – Или ты, сын мой, не веришь в Демиурга?..
   Однако, я не стал отвечать на его вопрос, а, тщательно подбирая слова, спросил:
   – А не можешь ли ты уделить мне время для разговора о Демиурге и… его месте в Мире?..
   Молельник внимательно посмотрел мне прямо в глаза и молча кивнул. Потом он быстро опустил глаза, пробормотал: – Вас ожидает принц, не будем бездумно длить его ожидания!.. – и направился к выходу.
   Мы с сэром Вигурдом молча двинулись за ним.
   Всю недлинную дорогу до дворца молельник принца молчал. Я тоже не пытался завязать беседу, настраиваясь на предстоящую встречу с принцем Каролусом и, как я твердо надеялся, с его Белой Дамой. Несмотря на мою сосредоточенность, я заметил, что по дороге нам не встретилась ни одна живая душа, если так можно было сказать о местных жителях. Не было даже стражи ни при входе во дворец, ни в его коридорах. Наконец, молельник принца ввел нас в совсем небольшую комнату. Я удивился, что принц, наследник императорского престола, обедает в столь скромной обстановке, и, видимо, это удивление как-то отразилось на моем лице. Сидевший за накрытым для обеда столом принц улыбнулся и довольно добродушно произнес:
   – Ты, сэр Владимир, похоже, ожидал увидеть огромную залу, битком набитую придворными?.. Но я предпочитаю принимать пищу в спокойной, домашней обстановке, в немногочисленной, приятной компании. В конце концов, это не торжественный прием и не официальное пиршество, которые, поверьте мне, благородные сэры, весьма утомительны… Присаживайтесь к столу.
   Мы сели на предложенные нам стулья и принц, чуть обернувшись, приказал:
   – Лилит, подавай!
   Мгновенно за нашими спинами появились слуги с кувшинами в руках и стоявшие перед нами хрустальные кубки были наполнены темным вином. Темная портьера, тяжелыми складками ниспадавшая справа от стола, приоткрылась, и из-за нее показались три девушки, наряженные поварятами, с большими круглыми подносами в руках. Подносы были уставлены горячими закусками.
   Принц поднял свой бокал и в прежнем добродушном тоне проговорил:
   – Рад приветствовать в своем городе, в своем замке столь замечательных рыцарей!.. – после чего, пригубив вина, добавил, – Кстати, сэр Владимир, ты мне так и не рассказал, каким образом вам удалось проникнуть мимо моего Грогана?..
   «Принц времени не теряет! – мелькнуло у меня в голове, – Сразу берет быка за рога! Ну ладно, посмотрим, кто будет говорить, а кто слушать!»
   Я осторожно поставил свой бокал на стол и, улыбнувшись, ответил:
   – Всему виной общеизвестная забота принца о благополучии жителей столицы…
   Сэр Каролус замер с ложечкой у ртп, а затем поднял на меня изумленные глаза. Несколько секунд длилось молчание, а затем, с трудом проглотив не дожеванный кусок, он просипел:
   – Что-то я тебя не понял…
   – Ну как же принц, – воскликнул я, – Зная, как ты заботишься о своих подданных, я никак не мог поверить, что для охраны ворот замка поставлен такой монстр, как Гроган-Убийца! Он же в любой момент мог броситься на простых обывателей и устроить настоящую бойню в столице империи! Именно уверенность в твоем милосердии заставила меня усомниться в… реальности этого… стража!
   И я с удовольствием отхлебнул из бокала.
   Принц скосил глаза вбок, раздумывая над моими словами и, чуть помедлив, промычал:
   – А-а-а, ну да-а-а, конечно…
   Потом, снова подняв на меня взгляд, с прежней улыбкой отметил:
   – А ты, сэр Владимир, остроумен!.. Очень остроумен!
   И тут мне почему-то стало ясно, что принц не поверил ни одному моему слову. Я бросил быстрый взгляд на сэра Вигурда, но тот, полностью погрузившись в свой горшочек с грибной закуской, не заметил моей настороженности.
   Однако следующий вопрос принца был обращен как раз к маркизу:
   – Сэр Вигурд, а ты давно знаком с сэром… с Черным Рыцарем?..
   Вигурд, наконец, оторвался от своего горшка и с совершенно серьезной миной правдиво ответил:
   – Всего вторые сутки, принц…
   – Вот как?! – удивился тот, – А по вашему поведению можно подумать, что вас связывает давняя дружба!..
   – Можно сказать и так, – улыбнулся маркиз, – Мы с Черным Рыцарем вместе дрались против Красных Шапок… причем, когда я ввязался в бой, Черный рыцарь один… расправлялся с тремя десятками гоблинов!..
   – Тремя десятками?! – недоверчиво переспросил принц.
   – Да, их было никак не меньше, – подтвердил сэр Вигурд, – Потому что, когда я крикнул, что иду на помощь, на меня бросилось не меньше полутора десятков Красных Шапок… А Черный Рыцарь, должен заметить, сражался с ними пешим!
   – Как, – повернулся в мою сторону сэр Каролус, – Вы же оба, если не ошибаюсь прибыли в столицу верхом!..
   – Моя кобыла, принц, не была прикрыта панцирем, и мне было бы жаль, если бы благородное животное пострадало от этих… мерзавцев.
   Но мое пояснение принц уже не слушал, он, казалось что-то вспомнил или о чем-то раздумывал. Потом, чуть отпив из бокала, он поинтересовался:
   – А почему, собственно говоря, Красные Шапки на тебя напали?..
   К этому вопросу я был готов, более того, я его ожидал:
   – Я, принц, направлялся в Воскот, к императорскому двору. Я проезжал краем заповедника Демиурга и встретил весьма странного… сквота. Во-первых его одежда была чрезвычайно необычна – серые длинные штаны, серая куртка с золотыми пуговицами и странными пластинками на плечах, серый матерчатый шлем с золотой пряжкой, прицепленной почему-то посредине, а в руках он имел черного цвета дубинку. А во-вторых, на мой вопрос, зачем он оделся таким необычным образом, этот сквот проворчал что мне лучше посмотреть на себя, что нормальный человек так не оденется! Да, да, принц, – с нажимом повторил я, увидев ожидаемое изумление на лице принца, – Этот сквот считал себя Человеком! Конечно же он меня заинтересовал, и я решил сопровождать его некоторое время, чтобы как следует порасспросить. Но, к сожалению, он от меня сбежал! Бросился бегом прямо в чащу заповедника и пропал.
   В ближайшем селении, на базаре я начал интересоваться этим сквотом, и тут один оборванец с разбитой мордой сказал, что может мне кое-что о нем сообщить. Я последовал за этим оборванцем и тот попытался заманить меня в западню! Ты знаешь, кто, оказывается, был этим оборванцем?! Сэр Лор, начальник тайного сыска графа Альта, двенадцатого лорда Сорта!
   Дальше я поведал принцу все свои приключения, вплоть до встречи с маркизом Вигурдом. О нашем посещении матушки Елаги я умолчал, считая его не относящимся к делу.
   Выслушав меня очень внимательно и не перебивая, принц на несколько минут задумался до такой степени, что даже забыл об аппетитном куске дичи в кислом соусе, лежавшем на его тарелке. Затем, видимо что-то для себя решив, он вернулся к обеду, и повернувшись в мою сторону проговорил со слабой улыбкой:
   – Я всегда считал, что у странствующих рыцарей чрезвычайно интересная жизнь… А зачем, сэр Владимир, ты направлялся в Воскот? Ты ведь сказал, что специально ехал к императорскому двору.
   – Да, принц, ты правильно понял, я ехал к императорскому двору в надежде узнать, где можно отыскать Демиурга…
   По-моему эти слова произвели на принца гораздо большее впечатление, чем весь предыдущий рассказ о моих приключениях. Он буквально обратился в каменное изваяние с открытым ртом, вытаращенными глазами и не донесенной до места назначения ложкой черепахового супа. Только через пару минут принц опомнился настолько, чтобы выдавить из себя изумленное:
   – Это что за блажь?!! Зачем тебе Демиург?!!
   Я между тем спокойно доел вкуснейший суп, отодвинул от себя тарелку, прихлебнул вина и только после этого, не отвечая на вопросы принца, произнес:
   – Я что-то не понял?.. Император не может помочь мне в моих поисках?..
   – Сначала ты должен ответить мне, зачем тебе Демиург!.. – раздраженно ответил принц и буквально швырнул свою ложку обратно в тарелку, забрызгав и скатерть и собственную салфетку, заткнутую за ворот.
   – По завещанию моего батюшки, – принялся я придумывать на ходу, – Я, для получения своей доли наследства, должен три года прослужить лично Демиургу и получить от него благословение. Но, согласись, чтобы прослужить Демиургу три года, мне надо сначала его отыскать!..
   – Да на кой ляд сдалась Демиургу твоя служба!!! – завопил вконец сбитый с толку принц, – И в чем она может заключаться?! Что ты можешь сделать для существа, которое само может сделать в этом Мире все, что угодно?!
   – Это меня не касается… – индифферентно ответил я, – Мой батюшка сказал, что давным-давно договорился с Демиургом о моей службе… У меня, знаешь ли, большие таланты по части магии…
   – Вот как?..
   Принц как-то сразу остыл и, взглянув на меня с новым интересом, вернулся к недоеденному супу, но, попробовав остывшего блюда, резким движением отодвинул тарелку.
   – И в чем же они выражаются?..
   – Да во всем… – бессовестно соврал я, – Ну, например, я делаю вот так… – я хлопнул по правому, крепко сжатому кулаку левой ладонью, затем щелкнул пальцами и произнес какую-то, непонятную мне самому абракадабру, – И получаю…
   Тут я сам удивленно замолчал. Поверх моего правого плеча прямо по воздуху, нарушая все законы всемирного тяготения, заструилась тоненькая струйка вина, оканчивая свой воздушный путь в моем бокале. Я быстро оглянулся и убедился, что начинается эта струйка в серебряном кувшине стоявшего за моей спиной лакея. Бедняга, вытаращив глаза смотрел, как из-под тяжелой крышки его посудины просачивается густое вино, закручивается витым жгутом и устремляется через мое плечо. Судя по его напряженной позе, он боялся пошевелиться, чтобы, не дай Бог, не сдернуть эту невероятную струйку на мой камзол.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация