А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Драконье горе, или Дело о пропавшем менте" (страница 12)

   – Ты и есть! – немедленно подтвердил дед, окончательно приходя в себя, – И легенда про тебя начинается словами «В незапамятные времена…» Я, в общем-то, всегда думал, что в этой легенде говориться о настоящем сквоте, но думал, что этот герой давным-давно… умер, а про его доспехи слишком много всякого насочиняли. И вдруг!..
   Его кустистые брови неожиданно поползли вверх, и физиономия приняла удивленно-дурацкий вид:
   – А я еще со своим прутиком помогать тебе полез!.. Ты уж извини, что… это… помешал тебе веселиться!..
   Он огорченно махнул рукой и, не обращая внимание на свой наполненный бокал, присосался к горлышку бутылки. На стойку она вернулась уже пустой.
   И как раз в этот момент в зал снова вернулась хозяйка. Теперь уже она была наряжена в какое-то умопомрачительно яркое платье, волосы ее были повязаны серебристо-золотисто-красно-зеленым платком, на ногах красовались бордовые ботинки на шнуровке, а на шее в четыре ряда висели золотые цепи и две нитки довольно крупного жемчуга. Унизанные здоровенными перстями пальцы мертвой хваткой держали здоровенный поднос с массой мисок, крынок, кастрюлек и тарелок, так что было непонятно, каким образом она вообще смогла поднять такую ношу. За теткой следовала невысокая девчушка с тусклым, бледным лицом, которая тащила еще один поднос, размерами мало уступающий первому.
   Дед был, пожалуй, удивлен не меньше меня, но его похоже, больше всего изумило личико супружницы, раскрашенное в боевые бело-красно-черные цвета. Ну, вы понимаете – черные брови, красные губы и щеки, и все это на исключительно белом фоне!
   Ослепительно улыбнувшись мне своими алыми губищами, тетенька Аугуста быстро поставила свой монструозный поднос на стойку и принялась сервировать один из оставшихся не опрокинутыми столов. Буквально через минуту на ослепительно белой скатерти расположился завтрак, способный удовлетворить аппетит пяти три дня не евших бегемотов.
   С некоторым испугом я оглядел это продуктовое изобилие и понял, что чтобы справиться с таким завтраком, мне придется задержаться в этой таверне на неделю! Поэтому, изобразив на своем открытом лице самую приветливую из своих улыбок я повернулся к хозяину и спросил:
   – Надеюсь ты, Шуст и твоя… э-э-э, Аугуста, окажете мне честь, разделив со мной завтрак?!
   – Ах, сэр Черный Рыцарь!.. – воскликнула леди Аугуста неожиданно тонким, чуть повизгивающим голосом, – Ты такой галантный!..
   И тут же уселась на один из стульев, стоящих у стола.
   Я вопросительно посмотрел на старика, а тот ответил мне укоризненным взглядом:
   – И зачем ты ее пригласил за стол? Она ж не даст нам спокойно ни поговорить, ни выпить!..
   – Ну что ты говоришь?! – воскликнула его супруга, – Кто пьет с утра?! Только такие отпетые пьянчуги, как ты!..
   И она снова бросила ослепительную улыбку в мою сторону. Я содрогнулся в своих доспехах, и мне почему-то страстно захотелось… опустить забрало. Но с опущенным забралом невозможно было есть… Впрочем, очень может быть, что такая возможность была, помниться каргуши мне намекали, что эти доспехи можно было не покидать по… естественным надобностям!
   Однако старик своим восклицанием прервал мои размышления:
   – Да ты что, старая, сам Черный Рыцарь вчера вечером прямо сказал, что нам, рыцарям, без выпивки никак нельзя – в боях очень способствует. Ну а после боя жажда вообще мучает, спроси кого хочешь!
   – Ой, тоже мне, рыцарь!.. – жеманно воскликнула тетка Аугуста, но все-таки поднялась с уже насиженного места и отправилась за вином.
   И начался прощальный завтрак.
   Когда на дворе совсем рассвело, в таверне стали появляться местные жители. Видя, что внутри в разгаре праздник, они, не спрашивая причины гулянки, тут же присоединялись, и при этом всячески пытались наверстать упущенное, чтобы, значит, соответствовать основной массе. Часа через три, по иссякшему потоку новичков я понял, что в таверне собралась вся деревня, и мой завтрак… не кончится еще очень долго. Поэтому, сделав вид, что мне срочно нужно по неотложному делу, я выбрался из-за стола и направился во двор. Там, воровато оглянувшись на закрывшиеся двери, я бросился в сторону конюшни и обнаружил там вчерашнего мальчишку, сидевшего на обрубке дерева и жевавшего корку хлеба. Рядом с ним была привязана моя уже оседланная кобыла.
   Я мигом оказался в седле, а потом, взглянув еще раз на мальчугана, спросил:
   – Тебя, ведь, Тустиком зовут?..
   Тот уже спрятал свой недоеденный кусок и стоял рядом с лошадью, глядя на меня серьезными глазами. Услышав мой вопрос, он степенно ответил:
   – Туст, сэр Рыцарь, местный конюх, к твоим услугам.
   – Тебя Красные Шапки не слишком испугали?
   – Нет, сэр Рыцарь. Я как только их услышал, сразу к соседу ушел… и кобылу вашу увел…
   – Вот как… – проговорил я, а потом вытащил из кошелька еще одну монету и протянул ее конюху:
   – Вот тебе за заботу о моей лошади!
   Мальчик смотрел на деньги и почему-то не слишком торопился их брать.
   – Ну, что же ты, бери! – я ласково ему улыбнулся, – Купишь себе что-нибудь.
   – Но, сэр Рыцарь, это очень большие деньги… На такие деньги жениться можно! Вся деревня неделю гулять будет!..
   – Ну так женись!.. – со смехом ответил я и добавил, – Будешь потом детям рассказывать, что деньги на свадьбу тебе сам Черный Рыцарь дал!
   Мальчик неуверенно протянул руку и взял монету.
   А я тронул свою кобылу и направил ее к воротам. Выезжая на замощенную каменными плитами дорогу, я оглянулся. Из таверны доносились разгульные крики, а мальчишка стоял со сжатой в кулачок ладошкой и смотрел мне в след.
   Я не проехал и пары десятков метров, как услышал знакомое ворчание:
   – Эдак ты, не доехав до до Воскота, все деньги разбазаришь… как в столице жить-то без средств будешь?!
   Я бросил взгляд назад – ну так и есть! Два мыша ростом с зайца, с зеленым и оранжевым хохлами уже сидели позади меня, цепляясь лапами за луку седла. И выговор я получал конечно же от Фоки.
   – Да ладно, – махнул свободной лапой Топс, – Зато он у нас вон какой отважный!
   Я довольно расправил плечи и выпятил грудь, а Топс тем же благодушным тоном добавил:
   – Если б еще поумнее был, да сведущих каргушей слушал!..
   – Я смотрю, Топсик, ты опять недоволен, – обиженно проворчал я, – Или тебе мой бой не понравился, или Красных Шапок маловато было?
   – Да если б ты Топсика послушал, – немедленно заорал Фока, – Этих Красных Шапок вообще бы могло не быть!
   – И куда ж бы это они делись? – язвительно поинтересовался я.
   – А вот прирезал бы ты этого враля Лора, вот никто бы за тобой гоблинов и не послал! – не менее язвительно ответствовал Топс.
   – Глупые вы, каргушки, – вмешался в нашу перебранку хрипловатый львиный голос со щита, – Не пришли бы за хозяином гоблины, и не было бы такой славной драки, не напился бы я синюшки!
   – Да что они в битвах понимают, – присоединился ко льву басок панциря, – Им бы только забиться в какую-нибудь щель да нашептывать свои каверзы, нечисть мышастая!
   – Но-но, железяка ржавая! – тут же огрызнулся Фока, – Думаешь, если под «Полной Каской» ходишь, так тебя и поцарапать нельзя?!
   – Эй-эй, ребята, кончайте задираться! – оборвал я начинающуюся склоку, – У вас одна задача – меня оберегать, и вы каждый по-своему справляетесь с этой задачей! Так о чем спорить?!
   Обиженно замолчали и каргуши, и доспехи.
   Домики деревни в которой я ночевал давным-давно остались позади. Дорога серой змеей петляла между холмами, синяя трава которых сменилась кустами и отдельно стоящими деревьями. Судя по всему скоро мы должны были въехать в настоящий лес. Минут пятнадцать мы двигались в полном молчании, а затем я, желая примирить разногласия, попросил:
   – Давайте лучше обсудим вот какой вопрос. Мы направляемся к императорскому двору, прилично будет там присутствовать не снимая доспехов, или надо подобрать какой-нито… штатский костюм?
   Ответом мне было гробовое молчание.
   – Ну и что, по данному вопросу нет мнений? – настаивал я.
   – На мой взгляд, ничего лучше нас ты все равно ничего не подберешь, – раздался наконец голос льва, – вот только меня надо вешать не на спину, а на грудь!
   – Да? А может быть тебя лучше поместить на длинной палке, да поднять повыше, чтобы все видели? – вкрадчиво поинтересовался Фока, но лев не его провокационный вопрос ответил совершенно серьезно:
   – Вполне дельная мысль… только…
   – Неужели у тебя есть какие-то сомнения?! – изумился Фока.
   – Да, – рыкнул лев, – Если сделать, как ты сказал, то у хозяина все время будут заняты руки.
   – Ну, для этой цели можно нанять слугу… – немедленно предложил Топс.
   – Тогда меня сопрут! – безапелляционно возразил лев, и каргуши поняли, что иронизировать над моим щитом бессмысленно.
   – Вообще-то, сэр Владимир, – задумчиво протянул Топс, – Мы очень давно… не были при дворе…
   – Вернее, мы вообще не были, а доспехи очень-очень давно, – поддакнул Фока.
   – Так что мы вряд ли сможем рассказать тебе о придворных модах, – продолжил Топс, – Но мне кажется, что какое-то платье тебе помимо доспехов все-таки надо иметь. Хотя бы на всякий случай.
   – Ну, если только на всякий случай, – согласился панцирь.
   – Ясно, – протянул я, – Значит в Воскоте первым делом озаботимся новым платьем.
   – А сейчас ты лучше озаботься засадой, которая подстерегает тебя за следующим поворотом, – быстро проговорил Топс, и каргуши исчезли с крупа лошади.
   Я быстро опустил забрало, положил руку на рукоять Зрячего и чуть придержал лошадь, шедшую довольно быстрой рысью.
   Дорога действительно сворачивала направо. День был уже в самом разгаре, солнце с безоблачного неба здорово пригревало и от раскинувшегося по склонам холмов луга тянула сладковатым запахом цветущей травы. И тут я вдруг обратил внимание на то, чего не замечал, занятый разговорами со своими… помощниками. Дорога была пуста!
   Восточная имперская дорога, бывшая, судя по ее ухоженности, должна была пользоваться повышенным вниманием путешественников. Императорский город Восток, как я понял – столица империи, был совсем рядом, и, тем не менее, в этот погожий летний день на ней не было ни души, за исключением, разумеется меня.
   Все это мне почему-то совершенно не понравилось.
   Я проехал поворот, и дорога открылась вперед примерно на километр. Никакой засады не было и в помине. Да и как можно было устроить засаду на совершенно открытом месте, где в качестве укрытия можно было использовать только не слишком высокие кустики. Вот впереди, у подножья следующего холма, действительно, можно было спрятаться – там начиналась опушка леса, а здесь…
   Моя лошадь, не понукаемая всадником, перешла на шаг, но спокойно двигалась вперед, явно не чуя никого чужого. И все-таки, я почему-то верил Топсу, раз он сказал «засада», значит…
   Именно в этот момент я обратил внимание…
   В общем-то ничего особенного впереди не было, просто трава по обочинам дороги и само дорожное покрытие были, пожалуй, чуть темнее, чем обычно. И только. Но мое обостренное чутье подсказывало мне, что все не так просто. Затем я заметил, что воздух над этими темными местами чуть колышется, словно трава и камни под ним сильно нагреты.
   Если бы не предупреждение Топса, я и не подумал бы останавливаться, а так… Не доезжая до первых затемненных дорожных плиток метра четыре, я остановил лошадь, спешился и подошел к самому краю пятна.
   Ничего особенного, необычного или угрожающего вокруг не было. Само пятно было едва отличимо от остального пейзажа, но лошадь его явно не смогла бы перепрыгнуть. Возможно, его можно было бы объехать по склону холма, но оно тянулось полосой вправо и влево от дорожного полотна и с дороги не было видно, где оно заканчивалось. Постояв несколько секунд, я пожал плечами, повернул назад к лошади и тут совершенно случайно заметил на дороге небольшой кусок камня, отколовшийся от покрывавшей дорогу плиты. Я поднял этот кусок, несколько раз подбросил его на ладони, а затем небрежным жестом швырнул его на остановившее меня темное пятно. Камешек спокойно взвился в струящемся воздухе, пошел вниз и у самого покрытия дороги вдруг… исчез. Ни хлопка, ни дыма, ни пыли… Его просто не стало!
   Я уже поднял руку, чтобы по привычке поскрести щеку, но вовремя вспомнил, что на мне глухой шлем. Постояв еще несколько секунд, я взобрался в седло и повернул лошадь вправо, собираясь просто объехать это странное место на императорском тракте – ведь не могла же эта ловушка для простака опоясывать всю планету. И в этот момент метрах в пяти слева от дороги на границе пятна появился первый гоблин! А затем они начали выскакивать слева и справа прямо ниоткуда, как чертики из табакерки.
   Когда их набралось десятка полтора, и они полукругом охватили мою лошадку, препятствуя задуманному мной маневру, на полотне дороги появился… сэр Лор, собственной персоной. Правда сегодня он был одет в легкие серебристые доспехи с голубоватой насечкой, а его голову скрывал великолепный шлем с забралом в виде кошачьей морды. Забрало было поднято, так что его физиономию с желтовато-лиловым фингалом под глазом, я немедленно узнал. Чуть кивнув ему с высоты своего положения, я проговорил:
   – Рад видеть тебя в добром здравии, самый тайный из сыскных мерзавцев и самый мерзкий из тайных сыскарей.
   Сэр Лор, как раз шагнувший в мою сторону, остановился, видимо, удивленный тем, что его узнали, а потом, не поднимая забрала проговорил:
   – Черный Рыцарь, незаконно присвоивший себе прозвище Быстрая Смерть, тебе приказано следовать за мной!
   – Вот как?! – глумливо воскликнул я, – Это кто же взял на себя смелость определять законность моих прозвищ и тем более приказывать мне следовать за… мерзавцем?!
   – Сэр Рыцарь, – Лор сделал еще один шаг в мою сторону, – Сейчас сила не на твоей стороне, а твой меч тебе не поможет – здесь нет черни!
   – Да, здесь нет черни, – согласился я, вытягивая меч из ножен и перекидывая щит из-за спины на левую руку, – Здесь много мусора! Красные Шапки, которых вы послали за мной ночью, успели до твоего отъезда прибежать в замок? Если успели, то они, наверное, рассказали, что я делаю с таким мусором?!
   Увидев мой черный клинок, сэр Лор попятился, а потом развернулся и несколько неуклюже бросился за спины своих подчиненных, взревевших, после услышанного от меня оскорбления. А я, опустив клинок и указав им на гоблина, стоявшего в середине строя, неожиданно для самого себя, громко произнес:
   – Кто с алебардой к нам придет, тот от нее и погибнет!..
   И в этот момент в голову того самого гоблина, на которого указывал мой меч, что-то врезалось. Раздался громкий хлопок и красный колпак свалился с совершенно лысой башки, неприятно серого цвета. И на глазах у всего враз замолчавшего воинства, на этой оголившейся башке начала стремительно вспухать лиловая шишка. Буквально через секунду она достигла совершенно немыслимых размеров и, наконец, с противным скрежетом лопнула, забрызгав всех стоящих вокруг густой синеватой кровью.
   Раненый неизвестно чем гоблин, пронзительно заверещал, бросил алебарду на голову соседа и схватился за ушибленную башку своими мозолистыми лапами. В следующее мгновение он метнулся ко мне, и я уже подумал, что бедолага решил покончить жизнь самоубийством. Но гоблин проскочил буквально под носом моей лошади и, не отрывая лап от своей головы, рыбкой сиганул за границу пятна. Он исчез не долетев до полотна дороги, как и камешек, который я швырнул совсем недавно.
   Несколько секунд в рядах Красных Шапок царило некоторое замешательство, но их быстро привел в чувство громкий возглас графского тайного агента:
   – Мы все равно загоним тебя в тоннель перехода! Тебе некуда деваться!
   «Так вот что это за пятно!» – мгновенно сообразил я и тут же припомнил черные пятна на стенах пещеры Маулика. Видимо этот тоннель был им сродни, но наведен какой-то иной волшебной силой.
   Красные Шапки, между тем, сомкнули свои поредевшие ряды и опустив алебарды, осторожно двинулись в мою сторону.
   И тут мне в голову пришла новая мысль. Я поднял вверх левую руку и, проорав: – Одну минутку, друзья!.. – полез с лошади.
   Гоблины остановились, и некоторые из них оглянулись на своего предводителя. Сэр Лор выдвинулся вперед и с надеждой в голосе поинтересовался:
   – Ты решил подчиниться?!
   Я, не обращая внимания на сей глупый вопрос, слез с лошади и, развернув ее в сторону от дороги, хлопнул по крупу. Моя кобыла послушно сошла на травку. После этого я снова повернулся к нападавшим и поднял меч:
   – Поехали, господа!..
   Но гоблины не тронулись с места, переглядываясь между собой и переговариваясь хриплыми, неразборчивыми голосами.
   – Что ты сказал?.. – поинтересовался сэр Лор через их головы.
   – Я сказал, поехали! – повторил я для непонятливых.
   Красные Шапки замолчали и удивленно уставились на меня, а сэр Лор несколько растерянно переспросил:
   – Куда и на чем?.. Ты же слез с лошади…
   Его тупость меня просто взбесила, и я заорал срывая связки:
   – Я имею честь атаковать вас, тупицы!..
   Несколько мгновений над дорогой висела изумленная тишина, а затем полтора десятка луженых гоблинских глоток яростно взревели, но громче всех взревел тайный графский сэр:
   – Ты!.. Нас!.. Да мы сами тебя атакуем!.. Вперед, швырните его в тоннель!
   И Красные Шапки толпой повалили мне навстречу, собираясь, как я понял, просто затолкать меня в тоннель перехода все своей массой!
   В момент их старта между нами было метров десять, и за то время, которое им потребовалось, чтобы преодолеть эти десять метров я успел пропеть некий странный стишок, внезапно появившийся в моей голове. Мне самому показалось, что эта какая-то полузабытая детская песенка со смешными и не совсем понятными словами, но после того, как смолк последний ее звук, вокруг моего панциря взметнулся странный оранжево-синий вихрь, и его черная сталь сделалась малиновой.
   Первым ко мне подоспел самый здоровенный из гоблинов. Он несся вперед гигантскими скачками, выставив вперед свою огромную алебарду и нечленораздельно рыча какие-то угрозы. Коротким взмахом меча я отсек лезвие его оружия от древка, и оно упало Красной Шапке на ногу. Однако железный башмак уберег ступню гоблина от травмы, а потеря оружия его совершенно не обескуражила. Использовав набранную скорость он со всего маха врезался в меня… и тут же с диким воплем отскочил в сторону. Я, правда, тоже вынужден был сделать шаг назад, но Красная Шапка, как оказалось, пострадал от нашего столкновения гораздо больше. Его кожаная куртка с правой стороны была полностью сожжена, а кожа под ней, потеряв свой весьма густой волосяной покров, пошла огромными синеватыми волдырями.
   «Ожег второй степени!..» – мгновенно определил я, и, похоже, эта мысль пришла в голову не только мне. Наступавшие толпой Красные Шапки, увидев, что произошло с самым резвым из них, моментально остановились, а потом снова двинулись вперед, но теперь уже они топали гораздо медленнее, энергично тыча перед собой своими широкими топорами на длинных древках.
   Задачу они пытались выполнить прежнюю – затолкать меня в тоннель перехода, но теперь они явно опасались прикасаться к моему панцирю.
   Когда они все-таки подошли на длину моего меча, я принялся укорачивать их оружие, отсекая все, до чего мог дотянуться. Мой черный клинок разил как молния, лев на щите с оглушительным ревом перемалывал железо и дерево гоблинских алебард, и все-таки врагов было слишком много. Мне постепенно приходилось отступать все ближе и ближе к поджидавшему меня темному пятну.
   Сэр Лор за спинами своего воинства что-то возбужденно кричал, не то командовал, не то давал какие-то советы нападавшим, а у меня было только одно желание – добраться до него хотя бы на пару секунд… чтобы выполнить рекомендацию Топса, данную мне еще накануне!
   Тем временем мое положение стало критическим. От роковой черты меня отделяло уже не более двух коротких шагов, а гоблинам начали через тоннель подбрасывать новое оружие, так что они могли еще усилить натиск. У меня же, тем временем стали уставать руки, да, и дыхание начало сбиваться – сказывалось отсутствие боевой практики. Правда, мне удалось достать мечом два-три окровавленных колпака и с радостью услышать два три истошных вопля, но решающего значения эти мои тактические успехи не имели.
   И именно в этот отчаянный момент до моего слуха донесся певучий звук трубы, а следом за ним громкий крик:
   – Держись, сэр рыцарь, я иду на помощь!..
   Потом я услышал дробный стук копыт по каменным плитам дороги, и сразу же количество тыкающих в меня алебард значительно уменьшилось! То есть уменьшилось настолько, что я смог сделать резкий бросок вперед, между бестолково дергающихся древков и достать лапы их сжимавшие!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация