А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Уходящее лето" (страница 5)

   ГЛАВА 5. ЖИВАЯ КАРТИНА

   – Зачем вы пожаловались на меня отцу? – напрямую спросила за завтраком Сандра.
   Завтрак был поздним и отец давно уже ушел на какую-то свою работу, оставшуюся, наверно, и для Лады тайной.
   Женщина непонимающе, одними глазами бросала через стол вопрос.
   – Ну, что я не пошла вчера с вами, – немного нахмурясь, пояснила девушка.
   – Я не жаловалась, – спокойно отозвалась Лада. – Я только спросила, почему он не предупредил тебя о наших планах насчет школы.
   – Я вас вовсе не просила не ходить из-за меня на работу, – язвительно заметила Сандра. – Кстати, сегодня вы тоже из-за меня дома?
   – Да.
   – Зачем вам это надо? – Сандра придвинулась ближе к Ладе. – Зачем вы тратите на меня свое время? Я ведь вам чужая! И меня не купишь этими вашими подачками и жертвами!
   Женщина чуть заметно покраснела, но ничего не сказала. В это время в комнату вбежал Влад с игрушечной машинкой в руках. Он начал с шумом ездить ею по всем возможным поверхностям, будь то стол, стул или пол. Одновременно он выпросил у матери две конфеты и, получив их, снова убежал в другую комнату.
   – Зачем вы вообще связались с человеком, у которого уже взрослая дочь? Вы мне не мать! Понимаете! И никогда ею не станете!
   – Я беременна от твоего отца, – скромно заметила Лада.
   – Ну и что?! – насупившись, отозвалась Сандра.
   – Ты станешь сводной сестрой моему ребенку, – спокойно пояснила женщина.
   Девушка сидела ошарашенная последними словами, будто получила откровение или внезапное озарение. Она и до этого знала о беременности Лады, но никогда не задумывалась, насколько это на самом деле свяжет обе семьи.
   – А как же Влад? – резко спросила Сандра.
   – Что Влад?
   – А разве ничего? – Сандра прикусила язычок, увидев, как сверкнули слезы в глазах женщины.
   В комнату снова влетел мальчик, но уже с самолетом в руках. Он вихрем пронесся несколько раз вокруг стола и умчался к своим игрушкам.
   – По-моему, вы слишком много себе вообразили, – жестко заметила Сандра и, сказав: «Спасибо», – вышла из-за стола.
   По дороге в нее врезался маленький мальчик все с тем же самолетиком. Неожиданно для самой себя Сандра схватила его в охапку и приподняв начала кружить. Мальчик восторженно завизжал. Когда девушка его опустила на землю, он закричал:
   – Еще! Еще! Я хочу еще!
   Девушка смеясь начала его целовать, но малыш неожиданно вырвался из ее рук и убежал. Когда он снова прибежал, то Сандры уже не было в этой комнате.
* * *
   Лада домывала посуду, размышляя о произошедшей перепалке с дочерью Михи. Ее удивляло, что она, Лада, вдруг расстроилась из-за слов этой дерзкой девчонки. Она привыкла выслушивать и не такие гадости на работе, так почему же тогда чуть не расплакалась за столом? Наверное, из-за беременности. Лада улыбнулась при этой мысли. Еще одно маленькое крошечное существо зародилось где-то в глубине, внутри нее. Еще один родной человечек. Что может быть лучше этого?..
   – Я готова, – раздалось за спиной, и Лада чуть не выронила тарелку из рук.
   Рядом с ней как ни в чем не бывало стояла Сандра, будто ничего и не было за завтраком. Женщина улыбнулась и кивнула девушке.
* * *
   – Даша, ты не представляешь какие чувства бушуют у меня внутри! – заявила Саня.
   – А ты расскажи, – предложила сестра.
   – Ты не поверишь, – махнула та рукой. – Я и сама не верю.
   – Зачем же тогда заговорила?
   – Не знаю, – голос девушки прозвучал совсем глухо. Она задумчиво посмотрела на свое отражение в зеркале. – Скажи, я очень плохая?
   – Кто тебе это сказал?
   – Я серьезно.
   – Подожди, ты что, все еще злишься на отца? – Даша оставила на некоторое время в покое свои пышные светлые волосы и села рядом с сестрой на краешек постели.
   – Да, я злюсь на отца! – резко сказала Сандра. – Но теперь уже по другой причине.
   – По какой же?
   Девушка в ответ неопределенно пожала плечами.
   – Просто я не могу злиться на Ладу, даже несмотря на то, что она мне не нравится. Мне ее жалко! Я ведь знаю, что отец никогда не станет идеальным мужем. Но именно такой нужен этой женщине. Мне кажется, они оба будут несчастны, – на ее глаза набежали слезы, но Сандра смахнула их рукой и улыбнулась. – Видишь, он не только надо мной издевается! Вспомни Катерину!.. А теперь вот эта Лада...
   – Может, он изменится. Откуда тебе знать!
   – Кому же еще знать, если не мне, – Сандра вскочила со своего места и оглянулась на Дашу. – Ты долго еще будешь собираться? Мы встречаемся с ребятами через пять минут! А ты еще даже не оделась!
   – Послушай, – не обращая внимания на последнее замечание сестры, заговорила Даша. – У тебя как со Славой? Все хорошо?
   – Лучше не бывает, – улыбнулась Сандра, вспомнив своего парня и заодно вчерашний день. – Он сказал, что я похожа на цыганку. И я на него не разозлилась!
   – Тебе нравятся цыгане?..
* * *
   В ночном клубе «Восток» сегодня был концерт Стаса. Сандра ни за что не пропустила бы такого события, даже если бы отец запер ее на несколько замков. То, что пел этот парень, действительно стоило послушать. Тем более что его группа не часто выступала. Но сегодня был достаточно веский повод не только для концерта, но и для своеобразного банкета. Дело в том, что вышел долгожданный, вымученный альбом, записанный на диске. Теперь их пока еще немногочисленные, но уже фанаты могли хоть весь день не переставая слушать любимую группу.
   Вообще Сандра не очень любила тяжелый рок, делая исключение только для Стаса. «Может, я становлюсь слишком предвзятой?» – с ухмылкой думала про себя девушка и пожимала в ответ плечами. А вот Даша не только слушала, но и с удовольствием танцевала под эту очень необычную для танцев музыку, становясь весьма прекрасным оформлением Стасовских песен.
   Оба парня, Сергей и Слава, немного ревниво хмурились, наблюдая радостное эйфорическое настроение своих подруг, то и дело высматривающих в полумраке дискотечного зала знакомую фигуру красивого парня – кумира многих девчонок, которых он заставлял страдать от безответной любви. Но Стас пока не появлялся. И вовсе не надо было спрашивать, с каких это пор обе девушки стали поклонницами рока. Впрочем, Славу этот вопрос беспокоил, но он не хотел его задавать, боясь узнать не очень приятную правду.

Старой жизни рассветы
С белой пеной у ног
Стали скромно одеты
В остывший песок.
Зелень моря увяла,
Испарился прибой –
Ты меня целовала,
Ты влекла за собой...

   – По-моему, это что-то новенькое в творчестве великого маэстро! – с усмешкой заметил Сергей.
   Даша кинула на него острый взгляд исподлобья.
   – Я хочу сказать, что это слишком мягкая музыка, совсем не режет слух, – с улыбкой пояснил парень.
   На сцене действительно был Стас и музыка – совершенно не характерная для него. Она навеяла Сандре воспоминания о тихом ночном бризе, когда морские волны мягко шуршат по остывшему, уснувшему песку, а вдалеке чуть начинает розоветь предутреннее небо. Однако, в следующий момент в песне зазвучали новые аккорды и музыка преобразилась из тихой и мирной в бушующий водоворот, торжествующую бурю, крутой водопад, тайфун...

Будто лезвием вены,
Или волком со сцены,
Или в пьяном угаре,
На игле, на базаре –
Ты меня удержи
Потуши, накажи,
Откажи, отвяжи,
Покажи, расскажи...
И давай с тобой просто жить!...
Просто, так просто, ну просто же жить...

   – Что ты скажешь об этом? – вызывающе спросила Дарья. Не дожидаясь ответа, она встала и направилась к сцене. Несколько танцев было за ней. Они заранее договорились со Стасом.
   Сергей с интересом проследил за своей возлюбленной глазами, думая каким образом она на этот раз отобразит исполняемые произведения. Прошлый раз, когда Даша танцевала под известный «Хрусталь», ее выступление показалось ему чем-то неземным и даже вообще не реальным, а скорее приснившимся или привиденным. Именно! Некое воздушное невозможное видение, голубой вихрь, абсолютно невесомо пронесшийся по сцене. А еще – холодные брызги шелка и матовая белизна рук.
   Теперь же это было нечто другое. Ведь и песни сегодня новые, и души изменившиеся, повзрослевшие... Сергей, не отдавая себе отчета, встал и без объяснений отошел от Сандры со Славиком. Он подобрался ближе к сцене, чтобы видеть одну только Дашу, чтобы вся она полностью заполнила его сердце своим немыслимым танцем. Хореография тоже была искусством и в какой-то мере – художеством. Даша, придумывая движения, как бы рисовала свою собственную картину. Только эта картина была слишком живой, не запечатленной, не останавливаемой. А вот это уже как-раз таки его дело! Задерживать движение, останавливать время, и в то же время не умертвлять – дело рук настоящих художников, кем, в общем-то, и пытался быть Сергей.
   Сегодня Даша облеклась в необычное сочетание зеленого и красного. Этот резкий контраст раздражал чувствительный к цвету глаз художника, но тем не менее как нельзя лучше оттенял песню. Сергей восхищался умением своей девушки так впечатляюще отражать в танце то, что заложено было в песне. Только песня ему не очень понравилась. И такая Даша была вовсе не девушкой его желаний. Чужой мир, чужая любовь... «Скорей бы она вернулась», – тоскливо подумал Сергей о своей девушке, не отрывая блестящих глаз от неуловимых красно-зеленых движений. Он как бы впитывал в себя всю Дашу, даже такую – не нравящуюся ему, рассказывающую о чужих чувствах.
   В конце песни девушка скинула с себя весь зеленый цвет, оставшись в ярко-красном, как маленький огонек, аленький цветочек, дымящаяся струйка крови... Парень встряхнул головой, отгоняя от себя это неприятное наваждение, и поспешно протянул руку спускающейся со сцены Даше, чужой Даше, Даше в красном...
   – Ты просто великолепна, – цинично заметил Сергей.
   Раскрасневшаяся и возбужденная столь откровенным выступлением девушка не обратила внимания на холодный оттенок в голосе парня.
   – Подожди, мне надо переодеться к следующему танцу, – небрежно бросила она, уже размышляя над очередной своей композицией, и уплыла куда-то за кулисы.

Мне хотелось искать,
Мне хотелось бежать;
Я пытался, не мог;
Я старался, иссох.
Но пришла вдруг она,
Как крутая волна;
Повлекла на песок,
Что остыл, изнемог...

   Даша переоделась в грязно-желтый костюм, оттененный грязно-серыми газовыми лоскутами. Сквозь полупрозрачную ткань слегка просвечивал ярко-красный пояс – единственное напоминание о прошлом костюме и слабый намек на связь этой песни с предыдущей.
   Сергей вдруг понял, что девушка пытается разыграть целое представление, как в театре. Тогда можно простить ее воплощение в чужие души. Это искусство!.. Это жизнь...

Я поддался волне,
Что прильнула ко мне...
А теперь одинок,
Лужей в землю утек...
Ведь была ты моей,
Но остался я с ней!...
Да, не важен итог...
И... храни тебя Бог!

   Сандра удивленно застыла на месте с бокалом в руках. В висках бешено пульсировала кровь, и под этот ритм вновь и вновь повторялись в голове последние слова песни. Они просто высвечивались в мозгу огромными яркими буквами, оттеснялись, выделялись, и вообще заводили хоровод. Голова пошла кругом. Девушка зажмурилась и торопливо отпила из своего бокала.
   – А в этом что-то есть, – пробормотал Слава, вслушиваясь в текст песни.
   Впервые рок воспринимался им не как что-то шумное и пустое, но как новый, возможно, более совершенный способ выражения себя. В этих песнях так обнажалась душа, что казалось, просто невозможно исполнителю быть неискренним. Фальшь не прошла бы. А ужасным рок выглядит, потому что так много в душах ужаса, страха и тьмы. Это реальность! Самая настоящая реальность...
   – Что ты сказал? – подозрительно переспросила Сандра.
   – Даша просто потрясающе танцует, – с загадочной улыбкой ответил он.
   – Да, она гений, – откликнулась девушка и уже намного тише добавила. – И Стас, кстати, тоже.
   А в в уме все продолжало звучать:

Ведь была ты моей,
Но остался я с ней...

Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация