А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секс не бывает безопасным" (страница 22)

   Вернулся он быстро.
   – Там она. Ничего себе тачка. А я думал, что наука сейчас бедствует.
   – Я тоже так думала. – Дарья уставилась вперед как завороженная.
   По ступенькам спускалась уже знакомая ей Света, а рядом шла... Ирина Васильевна Чернышова! Они мило о чем-то беседовали, не замечая никого и ничего.
   – Что случилось? – тут же встрепенулся Стропов.
   – Вон та девушка работает по ночам в казино. А рядом с ней мамаша бывшего мужа Анны.
   – А ты тут даром время не теряла. – В голосе северянина сквозило уважение.
   Кто бы знал, как приятно, когда тебя хвалят! Жаль, что редко это случается!
   – Нам сейчас надо просто смотреть за ними. Вот пока и все.
   Они тронулись следом за «Мерседесом». Катила Света неуверенно. От светофоров дергалась с места, как на гонках, затем резко сбрасывала скорость из-за того, что стремительно нагоняла идущие впереди машины. В общем, не езда, а одно мучение, несмотря на то что машина превосходная.
   – Похоже, бабуля едет к себе домой.
   – Это далеко? – Юра покуривал, стараясь выпускать дым в окно, но запах все равно ощущался.
   Дарья не решалась сказать ему, чтобы он прекратил чадить, боясь разбудить в нем «неджентльмена».
   – Не очень, километров десять от города. Тащиться за ними по трассе рискованно. – Дарья притормозила, отпуская иномарку далеко вперед.
   – И что теперь? – Юра докурил, и, кроме как задавать вопросы, заняться ему было нечем.
   – Посидим немного, затем подъедем к небольшому поселку, где живут состоятельные наши сограждане. Теперь будем ездить за девочкой Светой.
   Для того чтобы не изжариться в салоне, им пришлось открыть двери. Дарья засунула в рот очередную пластинку жевательной резинки и тупо смотрела перед собой на дорогу, ничего не видя.
   Решили остановиться на тридцать минут. По разумению Дарьи, этого должно было хватить на то, чтобы Света забросила бабушку домой и поехала обратно в город. Мимо них она проехать не могла хотя бы потому, что встали они на единственной дороге, ведущей в город.
   Время шло. Уже Юра по легкому намеку Стропова смотался в ларек за пепси-колой и мороженым, уже был протерт капот и залита вода в радиатор, мужчины уже успели выкурить по сигарете, а Светы все не было.
   – Может, они остались там чаи гонять. – Николаю не терпелось действовать.
   Как точно подметила Дарья, он приехал сюда бить морды, а не заниматься сыском.
   Когда с момента расставания с «Мерседесом» прошло пятьдесят пять минут, Дарья запустила двигатель.
   До элитного поселка они не доехали полторы сотни метров, чтобы не раздражать охрану.
   Дарья с Юрой пошли на разведку, а Николай остался в машине. По заранее определенной схеме, если студентка решит отправиться обратно в город, Стропов едет за ней, не дожидаясь парочки пинкертонов.
   Длинный высокий забор навевал мысли о больших средствах, вложенных в обустройство этого городка. Кованые ворота четырехметровой высоты и прогуливающийся за ними человек в камуфляже должны были отрезвить любого, кто попытается нарушить покой толстосумов и членов их семей.
   Эдакий коммунизм наизнанку на одном, отдельно взятом клочке земли.
   – Вам кого?
   Охранник был Дарье незнаком. Тому, кто стоял на воротах, Дарья обычно честно признавалась, что идет к Чернышову. Кроме того, она сопровождала фразу десятидолларовой купюрой, чтобы человек не задавал лишних, совершенно неуместных вопросов.
   На этот раз все пошло сикось-накось.
   Вначале охранник, двухметровый мужик, поинтересовался, зачем она дает ему деньги. Тупой какой-то, да? Потом Света подъехала к воротам и стала пялиться на Дарью и Юру. Рядом с ней сидел какой-то белобрысый парень, который старался, чтобы его не смогли толком разглядеть. Он опустил лицо вниз и не поднимал его до тех пор, пока машина не выехала из поселка на трассу.
   Дарья проводила взглядом удалившееся авто и, не предвкушая уже ничего хорошего, прошла на территорию жилого комплекса.
   Они звонили в дверь Чернышову не меньше десятка раз, прежде чем к ним вышел хозяин.
   По его лицу Дарья сразу поняла, что случилось нечто. Он был бледен и очень подавлен.
   – Что тебе надо здесь, сука! – неожиданно взвился он. – Иди прочь!
   Его ошибка была в том, что он не учел простоту натуры Юрия Мальского.
   Отодвинув Дарью в сторону, он всю стопу отправил в рот хаму.
   Голова Чернышова дернулась назад, за ней последовало все тело. Бедный художник подогнул под себя ноги, лежа на полу, и неуклюже дергал ими, желая побыстрее снова встать на ноги.
   Дарья не успела остановить своего напарника, и он ударил Чернышова снова. На этот раз нога врезалась в бок.
   – Кого ты назвал сукой, какашка?
   – Остановись, ты убьешь его! – Дарья попыталась оградить Федора от дальнейших побоев.
   Огромный жлоб схватил интеллигента за волосы и рывком поставил на ноги.
   В глазах у жертвы не было ярости, и, может быть, это несколько остудило пыл Мальского.
   – Кто убил моего брата?!
   – Я не понимаю, о чем вы говорите, – промямлил хозяин, стараясь держать руки вдоль туловища. – У меня горе, умерла мама.
   – Не п...и, всего час назад она была жива.
   Теперь вместо человека они смотрели на восковую фигуру.
   – Где мать?! – резко спросила Дарья.
   Федор показал рукой на лестницу, ведущую наверх.
   – Посиди с ним, – бросила она Юрию и побежала на второй этаж.
   – Нет проблем, – раздалось ей вслед.
   Затем последовал новый глухой удар, стон и все тот же вопрос:
   – Кто убил моего брата?
   Дарье некогда было разнимать мужчин. Преодолев несколько ступенек, она влетела в спальню. На кровати невинно спала Ирина Васильевна. На ней был синий махровый халат в тонкую белую полоску, который закрывал ее почти целиком.
   Дарья не знала, как ей теперь быть. Неужели Чернышов соврал? Но такими вещами, как известно, не шутят. Она на цыпочках подошла к пожилой женщине и только теперь отчетливо увидела, что ее сын был прав. Лицо Чернышовой было бледным. Дыхания не было. Попытки обнаружить пульс не увенчались успехом.
   В комнату вошел Юра вместе с художником, чья физиономия была в крови и требовала срочного ремонта.
   – Он не соврал, – сообщила Дарья напарнику. – Что с ней случилось?
   – Я не знаю. – Федор находился в почти истеричном состоянии. – Я вошел в комнату, она уже лежала, скрючившись на боку.
   – Она принимала лекарства? – Дарья быстро оглядела комнату.
   Рядом с кроватью тумбочка, платяной шкаф, туалетный столик со множеством флакончиков, дверь, ведущая в ванную, пара пуфиков. Небольшой книжный шкаф. Все выполнено в едином стиле. Мебель цвета кофе с молоком, дверные ручки и финтифлюшки – под золото. Слишком красиво, чтобы умирать в таком месте.
   – Снотворное иногда, затем что-то от давления. Она ведь была немолода.
   Дарья припомнила, как она не так давно откачивала Пашу. Проделать то же самое с бабушкой?
   – А сколько прошло времени с того момента, как она умерла?
   – Минут пятнадцать-двадцать, не больше. Перед тем как вы вошли...
   «Поздняк метаться».
   – Мой тебе совет, стащи ее на пол, руки положи вдоль туловища, подбородок подвяжи, ноги выпрями, иначе в гроб не войдет.
   Находиться рядом с усопшей не слишком приятно, а потому Дарья с Юрой вышли, оставив безутешного сына наедине с матерью.
   Он спустился к ним через двадцать минут бледный и безразличный ко всему, но умытый и облаченный в черный костюм скорби... Молча подошел к бару, налил себе водки в огромный фужер, залпом выпил, полюбовался на деревца, посаженные перед домом, и пустил слезу.
   Лучшего момента для проведения психологической атаки и быть не могло.
   – Может быть, вы расскажете, зачем к вам приезжали Света и парень, имя которого мне неизвестно?
   Чернышов вздрогнул.
   – Они ничего не получат. Я ни хрена не буду для них делать.
   – Что им надо? Денег?
   – Когда они привезли маму, она уже умирала. «Скорую» вызвать мне не дали. Думаете, легко смотреть на то, как умирает твоя мать?
   – Неужели от вас требовали то, чего вы не могли выполнить ради спасения своей матери?
   – Речь шла уже обо мне. Они сказали, что ее не спасти. Вначале они убили мою бывшую жену, с которой я продолжал встречаться уже после того, как застал ее со своей служанкой. Не мог я отказаться от такой красоты. Поскольку я сам по своей вспыльчивости и неосторожности рассказал обо всем матери, мне приходилось снимать номер в гостинице, чтобы она не знала о наших встречах с Анной. Кроме того, теперь мне приходилось платить ей.
   – Неужели?.. Вы платили за то, чтобы обладать своей бывшей женой?
   – Я надеялся, что это, кроме всего прочего, помогает ей нормально существовать.
   – Охренеть можно. – Юра тоже налил себе водки, даже и не думая спрашивать, согласен ли на такое дело хозяин или нет.
   – Так что же от вас хотят?
   – Чтобы я создал А-37.
   – И вы это можете?
   – Вероятно. Они обещали передать мне полностью весь технологический цикл.
   – Вы знаете, что Света работает в лаборатории у Реместова?
   – Вот как? Тогда мне совершенно непонятно, почему они не давят на него.
   – А не может он всем этим делом заправлять?
   Дарья пока не могла расстаться с мыслью, что она неверно поставила на Реместова и угрохала неделю времени... Правда, она вышла на Свету, что в итоге привело к пуле в колесе и разбитой машине.
   Теперь Дарья знала точно, что повела себя крайне неосторожно, ввалившись в казино. Коротконожка видела ее в лаборатории, слышала, какие вопросы она задает, а после того, как она, вероятно, увидела ее в казино, нервы у девочки дрогнули.
   – Реместов не такой человек. – Федор хотел налить себе еще, но мурманчанин в корне пресек его неразумные сейчас действия.
   – Мы все очень разные. Сядьте, Федор Иванович, и расскажите все, что вам известно.
   Он послушно сел, но рта разжать не мог.
   – Когда к вам поступило первое предложение?
   – В начале июня.
   Насколько помнила Дарья, примерно в это время братва перехватила груз с консервантом.
   – И что вы ответили?
   – Правду. Я сказал, что давно не занимался наукой и, даже если у меня будут все компоненты, результата я гарантировать не могу. Потом неожиданно убили Анну. И снова ко мне пришел Кирилл.
   – Это тот самый парень... блондин, который сегодня приходил вместе со студенткой?
   – Да. Только тогда у него были еще черные волосы. Он осветлился.
   – Меняет внешность. Какой молодец. Ну а что вы им заявили на этот раз?
   – То же самое, что и в предыдущий.
   – Ты че, живешь без «крыши»? На тебя такие наезды. Отстегнул бы пацанам, они бы разобрались, в натуре. – Юра не мог понять, как такое вообще может быть. Новый узкий, одним словом.
   – В офисе у меня вневедомственная охрана, здесь мы тоже исправно платим.
   – Ты че, без «крыши» делаешь бабки? – Юра продолжал жрать водочку.
   – Перестань пить, – скомандовала Дарья.
   – Без базаров. – Он неожиданно спокойно отставил от себя рюмку.
   – А что было на этот раз?
   – Мне кажется, они совсем озверели. Сволочи. Сказали, что, если до завтрашнего утра я не дам положительного ответа, меня убьют. В мать ввели какую-то дрянь, она просто у меня на глазах отошла в мир иной. Это просто кошмар. – Он уткнулся в колени и зарыдал.
   – Они оставили телефон?
   Стенания продолжались. Дарья не успела остановить Юрия. Здоровяк подошел и треснул ему по голове кулаком, после чего схватил за подбородок и заорал в лицо:
   – Умолкни, слизь! Я хочу слышать от тебя только четкие ответы на вопросы!
   Простимулированный художник прекратил выть и вдруг бросился с кулаками на северянина. Битва гигантов продолжалась недолго. Огромный кулак Юры влетел в челюсть противника, и храбрый воин пал навзничь.
   Через несколько минут оказалось возможным продолжать разговор.
   – В похоронное бюро звонил? – сочувственно спросила Дарья у Чернышова, когда тот оклемался.
   – Да. Они сейчас приедут.
   – А в милицию обратиться не хочешь?
   – Мне жить хочется. Жить! Они же убьют меня!
   Дарья пожала плечами.
   – Твое дело. Давай номер телефона и будь готов завтра утром соглашаться на все.
   – Что вы собираетесь делать?
   – А-37, кажется, так это называется.
* * *
   Они прошли пешком не меньше километра, прежде чем их подобрала попутка.
   Николай должен был проследить за иномаркой. Дарья возлагала большие надежды на рыбного дельца. Единственное, чего она боялась, так это неосторожного поведения с его стороны. Если он полезет разбираться и махать кулаками в одиночку, дело может кончиться весьма плачевно. Эти люди убивали, не раздумывая.
   Когда Дарья и Юрий подъехали к гостинице «Словакия», где остановились друзья-товарищи из Мурманска, на стоянке уже были припаркованы знакомые «Жигули».
   – Он уже приехал, – удовлетворенно заметил верзила, отстреливая бычок по направлению к урне. Не попал. Ничего страшного.
   Николай встретил их в спортивных трусах. В одной руке у него была открытая банка пива «Амстел», в другой полотенце, под которым, как выяснилось чуть позже, имел место быть пистолет «ТТ».
   – Слава богу, все целы и невредимы, – произнесла Дарья, вваливаясь в номер. – Ну, что у тебя?
   Начался обмен собранной информацией.
   По словам Николая, парочка доехала до офиса небольшой фирмы под названием «Целебный Китай». Там они пробыли несколько минут, после чего направились по магазинам.
   – На мгновение мне показалось, что со мной начали играть, и я был вынужден отстать от них.
   – Ну ты прямо Шерлок! – Юрий принес пиво себе и Дарье. – А мы наткнулись на редких козлов. Дарья, расскажи-ка ему все.
   Когда все было сказано, у Стропова настроения не прибавилось.
   – Телефон у нас есть. Мы знаем, что завтра они будут ждать звонка, – суммировала Дарья наработки. – И может быть, у нас все получится, если мы только не спугнули их. Слишком уж у нас неказисто следить получается. Не выучились еще...
   После демонстрации собственных возможностей: двух пистолетов «ТТ» и упоминания о двух «АКСУ», спрятанных в машине, гости объявили, что хотят отоспаться перед большими делами. Дарья сама была настроена в таком же духе. Она и без того удивилась, как это они после того, как гнали сюда «жигуль» почти двое суток, еще что-то там в состоянии делать.
   Пожелав хорошего отдыха, она поехала к себе домой. Машину не тронула. Поймала тачку. Знай она, что в ней оружие, не стала бы и до этого за рулем сидеть.
* * *
   В восемь утра троица была снова в элитном поселке. Мама Чернышова уже лежала в гробу. Вокруг было много цветов и много людей, которые приехали почтить память Ирины Васильевны.
   – Мои соболезнования. – Дарья вела себя совершенно искренне.
   Она пожала Федору руку и подошла к гробу проститься с покойной.
   – В одиннадцать часов поедем хоронить, – скорбно сообщил он. – Вы действительно думаете, что у вас все должно получиться?
   – Вон видите уже знакомого вам Юру и стоящего рядом с ним невысокого крепыша? Те, кто хочет заставить вас сделать так необходимую им дрянь, убили человека, который был братом одного и компаньоном другого из этих господ. Они приехали сюда издалека, чтобы отомстить.
   – Вы и сами рискуете, и меня подставляете, – попытался увильнуть Чернышов.
   – Давайте не будем все усложнять. Пора звонить. Как раз до одиннадцати успеем, кроме того, может, и еще кто прибавится.
   Деваться господину художнику было некуда.
   – Пройдемте ко мне в кабинет.
   Данилова и ее спутники пошли следом за хозяином. Небольшая, обшитая деревом комната как нельзя лучше подходила для телефонных переговоров.
   Чернышов набрал номер. Очень долго никто не брал трубку, он уже хотел прекратить дозваниваться, но тут сонный женский голос ворвался в комнату:
   – Але...
   – Я согласен, – пробормотал несостоявшийся ученый, которого, похоже, нехорошие дяди и тети хотели вернуть к прежней научной деятельности.
   – Отлично. Приезжайте через час в фирму «Целебный Китай». Это центр. В этом же здании находится банк «Конто». Знаете?
   Дарья кивком дала понять Федору, что знает, о каком месте идет речь, и он подтвердил в трубку, что понял и приедет.
   Когда разговор закончился, Николай поинтересовался:
   – «Крыши» у тебя нет. А оружие?
   – Охотничье ружье двенадцатого калибра.
   – Отлично, братан. – Юрий обнял за плечи бледного Чернышова. – Поедем мстить за бывшую жену и усопшую маму, да? Че смотришь? Водки давай, бухать будем. Такие дела просто так не делаются.
   Дарья в первый раз видела, как мужчины заглушают совесть водкой. Ей предстояло вести машину. Значит, голова должна быть ясной. Никакого спиртного. Все, что можно, это сок и жвачка.
   После того как ноль семьдесят пять была опорожнена, не санкционированные государством мстители выдвинулись к месту встречи.
* * *
   Дарья ехала, наверное, излишне осторожно, чтобы, не дай бог, не налететь на сотрудников ГАИ. Нервы у всех были взвинчены, и никто не мог гарантировать, что тот же Юра не взбрыкнет.
   Тем не менее доехали быстро. Оружие сложили в «дипломаты» – смотрелось вполне безобидно. Несколько бизнесменов прибыли на переговоры. Ничего больше. Во всяком случае, так это представлялось самим мстителям.
   Припарковавшись непосредственно у крылечка, Дарья рассчитывала на скорое завершение разговоров.
   – Сегодня вечером, Даша, мы с тобой рассчитаемся. Чем берешь? Рублями? Долларами?
   – Все равно. Только не задерживайтесь там.
   Для того чтобы Чернышов чувствовал себя поувереннее, ему дали пистолет. Дробовик оставили в машине. Никто не хотел, чтобы случайный свидетель сообщил в милицию, что в здание входят вооруженные люди. Тем более что с другой стороны дома банк, а там охрана – одна милиция, и вооружены они явно не водяными пистолетами.
   – Пошли, – скомандовал Николай, и троица, облаченная в черные костюмы, вышла из машины.
   Время потекло медленнее. Дарья уперлась лбом в баранку и ожидала каждую секунду услышать выстрелы.
   «Сейчас они пойдут. Юра откроет дверь. В помещение войдет Николай, затем Федор. Откроет дверь. Откроет дверь!»
   – Стойте! – закричала она.
   – Отстань! – бросил ей в ответ Юрий и потянул за ручку.
   Дверь отошла в сторону. Ничего не произошло. Он уже скрылся внутри, и в этот момент рвануло так, что в глазах потемнело. Николая и несостоявшегося художника отбросило на тротуар взрывной волной. Машину тряхнуло, но она не перевернулась. Стекла тоже не пострадали. Дарья отделалась испугом.
   Их ждали!
   И приготовились к встрече неплохо. Понятно, что после такого взрыва Юры в виде живого организма в этом мире просто не может быть. Счет открыт на первой секунде. Один – ноль не в нашу пользу.
   Сопровождая ругательствами собственное ползанье по асфальту, Николай стремился встать на ноги. Он уже раскрыл «дипломат» и достал оружие, свободную руку протянул Чернышову, а в это время из дымящейся двери на улицу выскочил блондин. Именно его Дарья видела рядом со Светой. В руках у него был автомат.
   Руки сами собой нашли дробовик. Стекло опускать было некогда. Она отвернула голову в сторону и выстрелила по направлению дверного проема, в котором нарисовался блондинчик с оружием. Вначале из одного ствола, потом из другого. Грохот был тот еще.
   Стеклянная крошка брызнула в стороны. Выстрелами ей удалось загнать Кирилла обратно в здание. Попала или нет?
   Николай уже подлез под машину и выпустил короткую дежурную очередь в черноту коридора. Оттуда немедленно ответили. Чернышов вскрикнул и, отброшенный пулями на несколько шагов, упал на асфальт. После такого не выживают. Два – ноль. Или, если завалила-таки Данилова блондинчика, два – один?
   – Садись! – закричала Дарья Николаю.
   Он не захотел так просто убраться и полез на рожон: выполз из-за кузова и приблизился к крыльцу. Когда из черноты выкатилась граната, на принятие правильного решения осталась секунда. В два шага он достиг «Жигулей».
   – Гони! – Его крик заглушил взрыв.
   Машина стремительно набрала скорость. Дарья оглянулась.
   Николай лежал на заднем сиденье, нехорошо уткнувшись лицом вниз.
   – Ты в порядке?! – Она чуть не сбила переходившего дорогу пацана.
   – Ни хрена подобного. Ноги зацепило.
   Когда послышался стон, Дарью передернуло.
   «Как я влипла, как влипла, господи».
   – Ты можешь сам посмотреть, что там у тебя? Кости хоть целы?
   Северянин, тихо поскуливая, зашевелился.
   – Я попытаюсь. О, черт. Боль. Бля!
   – Осторожней, осторожней, – успокаивала она его.
   Взглянув в зеркало заднего вида, она увидела, что все заднее стекло покрыто паутиной трещин.
   – Мне кажется, что все еще не так плохо кончилось! – Дарья следила за дорогой, но неслась слишком уж быстро.
   Летела она по улицам словно ненормальная и немного успокоилась лишь только тогда, когда чуть не сбила на переходе женщину с ребенком.
   Пропуская пешеходов, она повертела головой. К ним никто не проявлял интереса. Это хорошо. Сколько у них времени в запасе? Пять, десять минут? Может, его уже нет и за ними вдогонку во всю прыть несутся сразу несколько патрульных машин?..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация