А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Если друг оказался глюк" (страница 9)

   Глава 12
   Саша. Еще одно неприятное приключение, как будто мне одного было мало

   Я долго стоял над грядками, размышляя: включать воду или нет, а потом все-таки включил – хоть какое-то оправдание будет моему возвращению. Грустно посмотрев, как вода, весело журча, заливает все углубления в земле, я вздохнул и пошел в дом. Сна не было ни в одном глазу да и быть не могло после таких приключений и в ожидании неизбежной разборки с Марусей. Единственно полезное, что я сейчас мог сделать, – это определить, кому принадлежал «Опель».
   Я включил компьютер и, пошарив в базе данных ГАИ, выяснил, что он принадлежал Анатолию Васильевичу Подноскину, по возрасту моему ровеснику, проживавшему в Свиблово. «А что? На крайний случай можно к нему наведаться, – подумал я, – если машина, конечно, не в угоне. Может быть, он ответит мне, какого черта его подруга или жена проявляет такой интерес к имуществу Дмитрия». Потом я сообразил, что фамилия у этого парня довольно редкая и, вполне возможно, он как-то засветился в Интернете. Я открыл «Яндекс» и набрал в поисковике его имя.
   – Черт! – невольно воскликнул я. – Вот это да!
   Да и как было не заорать, когда на самом деле этот Подноскин оказался Арнольдом Алмазовым-Златогорским, довольно известным укротителем тигров.
   – Ну, кое-что начинает проясняться! – довольно пробормотал я. – Раз он тоже цирковой, как и Тарасов, то у него вполне может быть какой-то свой интерес к профессиональным секретам Димки. Хотя нет! – покачал головой я. – Где Рим, а где Крым! Ну, какое может быть дело укротителю до фокусника? Они же работают в совершенно разных жанрах! Скорее всего, эта блондинка просто попросила у него машину, но не объяснила, куда и зачем собирается ехать. Но тогда все равно нужно будет съездить к нему и рассказать, в какую историю его вовлекла эта девица, а заодно и имя ее узнать. Думаю, он его охотно назовет, узнав о грозящих ему неприятностях. А вот девушка вполне может быть ассистенткой какого-нибудь иллюзиониста, которой ее начальник поручил добраться до секретов Дмитрия. Да! Видимо, так оно и есть!
   Довольный тем, что первый шаг на пути расследования этой неприятной истории уже сделан, – терпеть не могу чувства собственного бессилия, – я вышел в сад, чтобы закрыть воду. Закрутив кран, я собирался вернуться в дом, когда раздался такой истошный женский вопль, что даже у меня, не самого трусливого мужика, мурашки пошли по телу.
   Крик раздался со стороны дачи Богданова, который – я сам это видел – уехал куда-то, и, значит, в доме была только одна Лариса. Забыв о наших распрях, я, как нормальный мужик, тут же рванул на помощь. Перемахнув через забор на участок Сергея Сергеевича – это со стороны проезда он был довольно высокий, а вот с нашей – намного ниже, – я огляделся и прислушался. Судя по тому, что дверь в баню была открыта и оттуда раздавались истеричные всхлипывания, Лариса была там. Внутри было темновато, и я, подойдя к двери, тихонько, чтобы еще больше не напугать ее, заглянул и в слабом свете печки-каменки увидел совершенно голую Ларису. Впрочем, какой еще она могла быть в бане?
   – Лора! Это я, Александр! Что у тебя случилось? Ты так жутко орала! – негромко сказал я.
   Она вылетела из бани с такой скоростью, что чуть не сбила меня с ног, бросилась ко мне, прижалась так, что не оторвать, и с ужасом затарахтела, тыча пальцем в темноту бани:
   – Саша! Это был черт!
   – Лора! – укоризненно сказал я. – И ты туда же! Никаких чертей нет! Это тебе просто что-то привиделось, ты испугалась и, как и Маруся, решила, что это нечто сверхъестественное!
   – Ничего себе привиделось! – зарыдала она. – Да ты сам посмотри!
   Я повернулся к двери бани, и вдруг из темноты меня на несколько секунд ослепила вспышка фотоаппарата.
   – Что за черт? – воскликнул я.
   И словно в ответ на мои слова, кусты возле бани задвигались, раздался постепенно удаляющийся шум раздвигаемых веток, а потом он стих совсем. Это было явно какое-то живое существо, которое спешило удрать с места преступления, если таковое вообще было.
   – Лора! Ты там была не одна? Ты была с мужчиной? – удивленно спросил я, потому что ни у кого из соседей никогда не возникало ни малейшего сомнения насчет ее верности Богданову, да она и поводов-то не подавала.
   – Саша! Ты с ума сошел! – заорала возмущенная Лариса и отпрянула от меня.
   Тут-то я и понял, что она была вовсе не голая, а в тоненьких стрингах, которые на ее крупной фигуре были практически незаметны.
   Ответить я ей ничего не успел, потому что из-за забора, причем с нашего участка – это я, наверное, от расстройства забыл закрыть калитку, когда возвращался после неудачной погони за блондинкой, – вспыхнул фонарик и выхватил из темноты наши фигуры. От испуга Лариса сначала бросилась было ко мне, но потом спохватилась и быстро скрылась в бане, откуда появилась уже заворачиваясь в простыню, а из-за забора раздался восхищенный голос Куркуля:
   – Ну ты, Сашка, и ходок! Не успел одну спровадить, как тут же со второй милуешься. Я, конечно, все понимаю, но зачем же вопить так, словно вас режут? Мои кроли от этого нервничать начинают и в весе не добирают. И вообще, Сашка, вот тебе мой добрый совет: не балуй с соседками! Не зря ведь говорят: не греши там, где живешь и работаешь!
   – Виктор Петрович! Ничего вы не поняли! – возмутился я.
   – Ага! – иронично хмыкнул он. – Я с детства в таких вещах ох и непонятливый! Особенно когда все своими глазами вижу!
   Послышался шум его удаляющихся шагов, и я совсем собрался было спросить у Ларисы, что же все-таки произошло – неужели действительно опять черт озорует? – но тут раздался звук мотора нашей машины, который я никогда и с ни с каким другим не перепутаю, и я нервно, но беззвучно рассмеялся, потому что складывалась классическая ситуация: в самый неподходящий момент вернулась жена, которая может трактовать эту сцену только однозначно, и ей невозможно будет ничего доказать!
   – Лариса! Беги в дом, и мы с тобой завтра поговорим обо всем, что случилось. Хорошо? – сказал я Лоре.
   Она молча кивнула и бросилась в дом, а я быстро перемахнул обратно на родную территорию, чтобы с самой честной рожей встретить свою жену.

   Глава 13
   Маша. Ну и как после этого не поверить в барабашку?

   Подъехав к нашему участку, я поставила машину, как всегда, на горочке, потому что наш мини-вэн в последнее время имел гнусную манеру не сразу заводиться. Около калитки меня встретил муж и с места в карьер начал расспрашивать, что же я смогла рассмотреть на снятой Бородавкиным пленке. От удивления я в первый момент застыла на месте – я никак не ожидала, что его, при его-то скептицизме, это может интересовать, а потом внимательно посмотрела на него и удивилась еще больше, потому что он был какой-то слишком многословный и суетливый. Никогда его таким не видела!
   – Саша! У нас здесь все в порядке? – спросила я.
   – Все в порядке, дорогая! – поспешно заверил он меня.
   «Это он, наверное, чувствует себя виноватым за то, что забыл перед нашим отъездом закрыть воду и теперь половина будущего урожая загублена», – подумала я и, пройдя в дом, включила наружное освещение, чтобы проверить свою догадку. Внимательно осмотрев грядки, я не увидела больших разрушений и успокоилась. Посмотрев по сторонам, я поняла, что если у нас все в порядке, то вот у соседей явно что-то неладно, потому что Виктор Петрович почему-то шнырял по своему участку туда-сюда и светил себе при этом фонариком, дом Богданова был освещен так, словно там решили устроить полную иллюминацию – горели все лампочки до единой, включая те, что были во дворе. На фоне одной из задернутых занавесок была видна фигура Ларисы, которая что-то пила прямо из горлышка, а я никогда раньше не замечала за ней столь явного пристрастия к спиртному. На даче же Максима опять гуляли гости, оттуда раздавались веселые крики, и во дворе горел костер – эх, и попадет же ему от отца!
   Еще раз внимательно посмотрев на Сашку, я поняла, что сначала ошиблась: у него определенно что-то случилось и это что-то вовсе не касается грядок – там-то как раз был полный порядок. В другой раз я обязательно вцепилась бы в него, как клещ, и выпытала все до последней подробности, но не сейчас, потому что чувствовала себя в некотором роде виноватой перед ним из-за приставаний ко мне Бородавкина. Рассказывать же о них мужу я ни в коем случае не собиралась! Мало ли что он мог подумать! Он же был против всяческих экстрасенсов, а я все равно пригласила к нам на дачу Ивана Ивановича и даже не предупредила его об этом, а просто поставила перед фактом. Вдруг Сашка после этого решит, что я, вопреки его уверенности в сохранности своей и его чести, увлеклась этим ведуном настолько, что сама дала ему повод так ко мне отнестись? Вот и доказывай после этого, что я вовсе не легкомысленная особа и искательница приключений! Нет уж! Пусть это останется моей тайной!
   – Ты, наверное, устала и проголодалась, Маруся? – заботливо спросил муж. – Пошли! Я тебе сейчас ужин приготовлю! Давай я быстренько мангал разожгу и поджарю тебе мясо на решетке? А пока оно готовиться будет, глинтвейн сварю, а?
   – Спасибо, дорогой! – искренне сказала я.
   Я смотрела, как муж готовит ужин, а у самой на душе кошки скребли – Сашка у меня такой заботливый и внимательный, а я перед ним так виновата! Надо же было связаться с этим ведуном! Поверила Светке, а из этого вон что вышло!
   – Так что же ты все-таки увидела на пленке? – снова спросил муж.
   – Сущность нашего барабашки, – совсем не с той радостью, с какой сказала бы это раньше, ответила я. – Это было несколько таких небольших черных черточек.
   – Случайно не брак пленки? – не удержался от насмешливого вопроса он.
   – Опять? – обиженно спросила я.
   – Молчу-молчу-молчу! – рассмеялся Сашка и даже руки поднял в знак того, что сдается.
   Он положил мне на тарелку несколько истекающих соком кусков мяса, и я с жадностью набросилась на еду – проголодалась я действительно изрядно. Когда, уже поев, мы с ним потягивали глинтвейн, он, помявшись, сказал:
   – Маруся! А у нас тут презабавная история вышла!
   Зная его не первый год и хорошо за это время изучив, я поняла, что эта история и была причиной его такого довольно-таки странного поведения.
   – Ну, повествуй! – потребовала я. – Надеюсь, что мне она тоже покажется забавной!
   – Как и всем нашим соседям, – покивал он. – Уж они-то повеселились!
   – И ты понял, что я от них все равно все узнаю, и решил, что гораздо лучше и безопаснее рассказать все самому, а не ждать, когда сработает испорченный телефончик, как в той детской игре, – поняла я и вздохнула: – Ну, давай уж!
   – Понимаешь, Маруся! Пока ты здесь со своим ведуном… – немного смущенно начал Сашка, но я торопливо перебила его:
   – Ни с каким не с моим!
   Он внимательно посмотрел мне в глаза и довольно долго молчал, отчего мне стало как-то неловко, и я даже покраснела, а он откашлялся и уже совершенно другим, более жестким тоном продолжил:
   – …ставила эксперименты, я бродил по окрестностям и увидел, как к нашему поселку подъехал «Опель», в салоне которого на обзорном зеркальце висел вымпел «Росгосцирка». Как ты понимаешь, это не могло меня не насторожить.
   – Ты решил, что это охотятся за вещами Димы? – воскликнула я.
   – Да! – подтвердил он. – Из этой машины вылезла молодая девушка, которая вошла через ворота в наш поселок и отправилась искать какую-то дачу.
   – Нашу! – уверенно заявила я.
   – Точно! Она залезла на дерево напротив и с помощью направленного микрофона слушала, о чем здесь говорилось, а потом уехала. Вы же здесь с Бородавчатым договаривались, что вы потом поедете в Москву, не так ли? – спросил Сашка.
   – Да! – кивнула я.
   – Я так и предполагал, – заявил он. – Так вот, когда мы с тобой и твоим, – с нажимом произнес он, – ведуном ехали в Москву, я заметил этот «Опель» на одной из боковых дорог и понял, что он ждет, пока мы уедем.
   – Так ты поэтому и бросил меня вдвоем с Бородавкиным? – возмутилась я. – Значит, никакую воду ты не забыл перекрыть и это был только предлог?
   – А что? Оставлять тебя с этим ведуном было настолько опасно? – настораживающе спокойным голосом спросил муж.
   – Но ты же сам сказал, что он настолько неприглядный, что никак не может мне понравиться! – довольно-таки нервно напомнила я.
   – А ты ему? – самым невинным тоном поинтересовался Сашка. – Ты у меня красивая и высокая кареглазая шатенка! Фигура потрясающая! В свои тридцать три года выглядишь не больше чем на двадцать шесть или семь лет!
   – Могу тебя заверить, что наш с ним разговор касался только поселившейся у нас в поселке нечистой силы! – заявила я, надеясь, что это прозвучит достаточно твердо и убедительно.
   – Хочу на это надеяться! – с нажимом сказал Сашка и продолжил: – Так вот, когда я бегом возвращался на дачу, то увидел этот «Опель» опять стоящим возле ворот нашего поселка.
   – Скажи сразу, из вещей Димы ничего не похищено? – с замиранием сердца спросила я.
   – Могу тебя успокоить – ничего, потому что…
   Договорить он не успел, потому что в этот момент с участка Максима раздались такие вопли, что кровь застыла у нас в жилах, и мы недоуменно переглянулись – к шуму оттуда мы давно привыкли, но это было что-то уже из ряда вон выходящее, и мы дружно выбежали в сад и бросились к забору. Представшее нашим глазам зрелище было настолько невероятным, что мы застыли, не веря своим глазам: горящая головня из костра на расстоянии не больше метра от земли совершала стремительное и самостоятельное путешествие от дачного поселка к лесу, а за ней с дикими воплями бежали Максим и все его гости.
   Все наши соседи, кто не спал, выбежали из дач, привлеченные этими криками и суматохой, и громко и оживленно обсуждали это происшествие, а кто-то даже предлагал вызвать пожарных, не понимая, что машина из Боровска приедет уже тогда, когда от леса только одни обугленные стволы останутся. А огненная головня между тем совершенно непонятным образом сумела подняться вверх и теперь мелькала уже в кронах деревьев. Тут люди вспомнили рассказ Юрича о встреченном им черте и дружно закрестились, а некоторые даже молитвы стали читать. Максим и сотоварищи прыгали под каким-то деревом и орали так, что даже нам было слышно, – правда, непонятно, чего они добивалась, но добились-таки, потому что уже тлеющая головня вдруг полетела в их сторону, и они тут же бросились ее затаптывать под аккомпанемент зловещего хохота-улюлюканья, издаваемого, конечно же, барабашкой, кем же еще?
   – А если бы палка ко мне в сарай ускакала? Или в дом? Или еще к кому-нибудь? – с ужасом воскликнул Афонин. – Так ведь и весь кооператив сгореть мог! – И заорал: – Эй, Максим! Заливай к чертовой матери свой костер!
   – Обязательно и немедленно, Виктор Петрович! – крикнул ему в ответ парень, который уже возвращался с друзьями из леса, оживленно обсуждая это происшествие.
   – Нет, надо позвонить куда следует! – качая головой, заявил Афонин.
   – В милицию? – обалдело спросила я. – Так она барабашками не занимается!
   – А кто сказал, что я в милицию собираюсь звонить? – многозначительно ответил на это Виктор Петрович.
   – А куда? – удивилась я.
   – Так я же сказал: куда следует! – повторил он и скрылся из вида.
   – Господи! Какой ужас! – вздохнула я. – Вот теперь и думай, как ложиться спать, если ночью может пожар приключиться и проснешься уже в дыму и огне.
   Народ постепенно начал расходиться. Собрались домой и мы с мужем, когда к нам подошла Лариса, от которой весьма ощутимо потягивало спиртным, и просительно сказала:
   – Маруся! Саша! Вы меня извините, но можно я у вас немножко посижу? А то Сережа уехал и сегодня уже не вернется – у него в гостинице две собаки заболели, вот он и отправился выяснять причину и лечить их, а мне одной очень страшно.
   Я, конечно, все еще была сердита на нее с Богдановым за их на меня поклеп, но представила себе, что чувствовала бы сама, если бы в такой ситуации осталась одна в доме, и, естественно, согласилась:
   – Пошли, Лора! В такой момент действительно не стоит оставаться одной!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация