А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Если друг оказался глюк" (страница 6)

   Глава 7
   Маша. Ведун Бородавкин – крупный специалист по чертовщине

   Три дня прошли без приключений. Смущенный Богданов на следующий день после того, как ему вернули часы, сунулся было к нам с объяснениями, но муж пронзил его таким взбешенным взглядом – уж я-то знаю, как мой благоверный может при случае посмотреть! – что Сергей Сергеевич, бормоча извинения, поспешно ретировался. Лариса тоже попыталась наладить с нами былые отношения, но я в упор ее не видела, а на приветствия даже не отвечала. И поделом им! Нечего было на нас с Сашкой напраслину возводить!
   Барабашка нас с Сашей, да и остальных соседей больше не беспокоил, потому что слухи в нашем кооперативе распространяются со сверхзвуковой скоростью, и мы обязательно узнали бы о каком-нибудь новом происшествии. Черта тоже никто больше не видел – наверное, притомился от своих подвигов и взял отгул. Несмотря на видимое спокойствие, у меня внутри сидел и постоянно ворочался вредный червячок нехорошего предчувствия, что просто так эта история не кончится. Благодаря тому, что мы с мужем из-за истории с часами окончательно помирились, я все это время напоминала ему:
   – Ну, позвони ты своему однокашнику! Пусть он скажет, что думает об этих следах!
   Сашка на это только кривился и отговаривался:
   – Маруся! Он без пяти минут доктор наук, у него своих дел выше крыши, защита на носу! Вот выберет он время, разберется с моими снимками и позвонит!
   – Да он о них давно уже забыл! А ты позвони и напомни! – настаивала я.
   В конце концов я допекла его, и он связался-таки со своим другом, а потом сообщил мне:
   – Могу тебя обрадовать! Это несомненно были следы некоего живого существа, а вовсе не нечистой силы. Пока он не смог разобраться с ними окончательно, потому что они были смазаны, но обещал обязательно выяснить все до конца! Вот так-то, дорогая! Никакой это не барабашка!
   – А кто тебе говорил, что барабашка не живой? – возмутилась я. – Раз он смог открыть форточку, вольер и клетки, разбить стекло, да потом еще швырялся сковородкой и часами, то он, естественно, живой! С руками и ногами! А раз твой приятель не смог идентифицировать его следы, то это может говорить только об одном – это неизвестное науке существо! И ничем нам больше твой без пяти минут доктор наук не поможет, потому что паранормальные явления – не его епархия. Вот приедет сегодня Бородавкин и все нам объяснит!
   – Та-а-ак! Подсуетилась, значит? И кто же этот светоч мудрости? – ехидно спросил Сашка.
   – Между прочим, действительный член-корреспондент Академии наук! – гордо ответила я. – Мне Светка все о нем рассказала!
   – Какой именно академии, дорогая? – с ласковой вкрадчивостью спросил муж. – В нашей стране их в последнее время развелось как собак нерезаных!
   – Да какая разница! – отмахнулась я.
   – Большая, Маруся! – выразительно сказал он. – В России есть единственная легитимная с научной точки зрения академия – это РАН, Российская Академия наук! А ведь есть еще Академия паранормальных наук, Народная Академия наук, Академия наук России и еще несколько подобных, названия которых я, извини, не упомню!
   – Ну и чем они друг от друга отличаются? – удивилась я.
   – А чем небо отличается от земли? – усмехнулся он и объяснил: – Все, кроме РАН, организованы всякого рода проходимцами и шарлатанами, хотя и вполне официально зарегистрированы и имеют свой юридический адрес и прочие атрибуты, необходимые для их деятельности по одурманиванию простаков вроде тебя! Как правило, эти прощелыги представляются людям членами-корреспондентами или даже академиками, охотно предъявляют соответствующий документ, но при этом стыдливо умалчивают о том, к какой шарашке они имеют отношение. Вот попроси своего мудреца бородавчатого предъявить документы и увидишь, что к РАН он не имеет никакого отношения.
   – Да я и спрашивать его не буду! – возмутилась я. – Зачем обижать человека недоверием?
   – Вот на таких недалеких особях, как ты, они деньги и делают! – разозлился Сашка.
   Я жутко обиделась на него, повернулась и ушла в дом, а муж плюнул с досады и направился в сад.
   Бородавкин появился где-то через полчаса, которые мы с мужем провели во враждебном молчании и даже не смотрели в сторону друг друга. Вид появившегося светила меня восхитил: невысокий невзрачный мужичонка, одетый в просторные, заправленные в пыльные сапоги штаны из рогожи, расстегнутую вышитую косоворотку навыпуск, подпоясанную шнуром с кистями. Голову его с буйной и длинной растрепанной шевелюрой венчала соломенная шляпа, половину лица скрывала всклокоченная, неухоженная борода по грудь, а на носу сидели темные очки а-ля Джон Леннон. Он по-хозяйски вошел в калитку и в пояс поклонился мне:
   – Здрава будь, Маняша! Ты мне так хорошо объяснила, как тебя найти, что и спрашивать никого не пришлось!
   С этими словами он снял с плеча большой холщовый мешок, в котором, судя по выпиравшим острым углам, были какие-то ящики.
   – Здравствуйте, господин Бородавкин! – ответила ему я.
   – Ну, какой я господин? – усмехнулся он. – Зови Иваном Ивановичем!
   – Как хорошо, что вы, Иван Иванович, нашли время, чтобы приехать, – обрадованно сказала я. – У нас тут просто ужас что творится!
   – Так это моя работа, Маняша! – строго ответил он. – Вижу свое призвание в том, чтобы людям помогать от всякой чертовщины избавляться! В этом свое служение богу вижу!
   При появлении Бородавкина Сашка заинтересованно подошел к нам, и я увидела, что он с трудом сдерживается, чтобы не расхохотаться при виде наряда нашего гостя.
   – Я бы тоже хотел кое-что увидеть, – твердо заявил он. – Например, ваши документы!
   Я от стыда чуть сквозь землю не провалилась, но не могла позволить себе устраивать скандал при постороннем человеке и просто испепелила мужа взглядом. На него это никак не подействовало, и он даже руку Бородавкину протянул.
   – Чего же не показать? – спокойно отреагировал тот и достал из кармана штанов удостоверение в обложке. – Вот! Действительный член-корреспондент Академии наук!
   – Паранормальных! – выделил Сашка и выразительно посмотрел на меня.
   – Эх, мил-человек! – вздохнул Иван Иванович. – Да если бы в РАН ответственные люди хоть немного понимали, что такое нечистая сила и как она опасна для людей, то не пришлось бы нам, истинным целителям душ и тел человеческих, свою академию создавать! Вот ты с женой живешь здесь и не знаешь, что тут такая вредоносная обстановка, что я это даже без приборов вижу! Я ее своей кожей чувствую!
   – Саша! Если тебе это неинтересно, то ты можешь посидеть на своем любимом стуле под деревом, пока Иван Иванович будет обследовать наш дом и участок, – металлическим тоном заявила я.
   – Почему же неинтересно? – вскинул брови муж. – Мне очень даже интересно! Я же эколог и по определению должен защищать жизнь на земле от всяких пакостей!
   Поняв, что он не уйдет, я отвернулась, решив отложить разборку на потом, и предложила Бородавкину:
   – Давайте действительно займемся делом!
   – Правду говоришь! – согласно кивнул тот. – Время мое – на вес золота! – подчеркнул он. – Много нынче всякой нечисти повылазило, многие люди о моей помощи просят!
   Он поставил свой мешок на крыльцо и стал доставать оттуда какие-то черные ящики с экранами, согнутые под углом проволоки, проволочные рамки и бамбуковые палочки. Достал также тяжелое черное кольцо на веревке.
   – Ой, а что это? – заинтересовалась я.
   – Это, Маняша, инструменты мои! – с гордостью ответил Бородавкин. – Все сам изобрел и сам сделал! Вот этими самыми руками! Эх, ученые-ученые липовые! – горько вздохнул он. – И чем они только заняты! А вот до того, чтобы людям жизнь облегчить, от порчи и нечистой силы их освободить, у них руки не доходят! Все о высоких материях думают, а на землю нашу грешную внимания не обращают!
   Говоря все это, он включил один прибор, на котором тут же загорелись разноцветные лампочки, а он начал подкручивать ручки, настраивая его.
   – Зачем же вам приборы, если вы все и так видите и даже кожей чувствуете? – насмешливо спросил Сашка.
   – А для того, чтобы таким недоверчивым людям, как ты, мил-человек, наглядно показать, что вокруг них творится, – назидательно ответил Иван Иванович и с ужасом воскликнул: – Господи твоя воля! Да как же вы живы-то до сих пор? Тут ведь и находиться долго нельзя без вреда для здоровья! Вот ты, Маняша, посмотри, – потянул он меня за руку, – видишь, как эта красная лампочка мигает тревожно?
   – Вижу! – с благоговейным трепетом прошептала я. – И что это?
   – Это значит, что над вашим домом, как грозовое облако, собрался сгусток негативной энергии! – пояснил он. – Не может быть мира и лада в таком доме! Смута и склоки в нем живут!
   – Пока что в нем живем мы, – вмешался Сашка. – И живем дружно! – выделил он. – А если вы все так хорошо видите и знаете, – ехидно выговорил он, – то не сообщите ли нам, что это за животное у нас тут завелось?
   – Не животное это, а сатанинское отродье! – отрезал Бородавкин.
   – А я что тебе говорила? – торжествующе спросила я.
   – Бросьте вы мне голову на два голоса морочить, – отмахнулся муж. – Ясно же, что это живое существо, а не дух бесплотный!
   – Нечистая сила способна превращаться в любое земное создание! – веско заявил Иван Иванович, неприязненно глядя на Сашку. – Я потому и приехал сюда, что интересно мне, какие же еще обличья может дьявол принимать!
   – Ну вот мы уже и до существования дьявола добрались! – хмыкнул муж.
   – Дьявол есть антитеза богу! Нет добра без зла! Нет белого без черного! Нет дня без ночи! – воздел палец Бородавкин. – Или ты, мил-человек, уже и в бога не веруешь?
   – А в нашей стране существует свобода вероисповедания! Могу верить хоть в кленовый лист! Хоть в сосновую шишку! А молиться пню или огню! Это никого не касается! – огрызнулся Сашка.
   – Вот потому-то, Маняша, у вас здесь нечистый дух и поселился, что, как я уже говорил, нет мира в вашей семье! – печально качая головой, сказал мне Бородавкин. – Много вам сил придется приложить, чтобы с ним помириться! Избавиться от него непросто! Очень непросто! Так что вам лучше сделать так, чтобы он вас вообще не трогал!
   – Но как? – воскликнула я.
   – Было бы у меня свободное время, я бы тебя научил, а так… – он развел руками.
   Тут мне вспомнились его слова: «Мое время – на вес золота» – и я смущенно сказала:
   – Мы вам заплатим, Иван Иванович! Только посоветуйте, что нужно сделать, чтобы с барабашкой подружиться!
   При этих моих словах Сашка закашлялся, словно чем-то подавился, а потом хриплым голосом заорал:
   – Маруся! Ты что, совсем с ума сошла? Ты чего плетешь?
   – Между прочим, я тебе об этом уже говорила! – сквалыжным тоном ответила я. – Да! Я хочу подружиться с нашим барабашкой! Или ты забыл, что он избавил меня от невероятно гнусных подозрений на мой счет? – Говорить при Иване Ивановиче о том, что меня обвиняли в краже, я не хотела. – Вот я и хочу узнать, чем я могу быть ему полезна! Что он ест и пьет! И тогда я ему буду на ночь оставлять еду, и он больше не будет шалить в нашем доме!
   – Ты сама-то соображаешь, что говоришь? – обалдело вытаращился на меня муж. – Ты несешь такую ахинею, что уши вянут!
   – Если твой друг не смог объяснить происхождение барабашки с научной точки зрения, то не мешай работать тем, кто может это сделать! – отрезала я.
   – Нет, с меня хватит! – не на шутку разозлился Сашка. – Пропадите вы пропадом со своей нечистой силой, чтоб ей пусто было, а я пойду и свежим воздухом подышу, в котором негативной энергии нет, – язвительно сказал он, – пока я тут с вами с ума не сошел! А вы тут ловите свою нечисть хоть сачком, хоть сетью, хоть заклинаниями!
   С этими словами он повернулся и пошел к выходу с участка, на прощание хлопнув калиткой так, что удивительно, как она с петель не сорвалась.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация