А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Если друг оказался глюк" (страница 19)

   И тут, словно издеваясь над нами, с веранды донесся какой-то мелкий топот, покашливание, похрюкивание.
   – Саша, что это? – испуганно спросила я.
   – Ничего не слышу! – тут же ответил он, хотя не слышать не мог.
   – Но там же что-то происходит! – настаивала я.
   – Ничего не происходит! – стоял на своем он. – На окнах – сетка, они закрыты, а дверь заперта!
   – Между прочим, когда мы с Ларисой бросились тебя спасать, то дверь я закрыть забыла, как-то не до того мне было, – сообщила я.
   – О, господи! – простонал муж. – Лариса явно сглазила нас, пожелав спокойной ночи!
   – Ты ее не трогай! – возмутилась я. – Если бы не она, то еще неизвестно, чем бы твое приключение кончилось!
   Тут, судя по звуку, на кухне упало что-то металлическое, потом незваный гость принялся это металлическое грызть.
   – Никогда не предполагала, что ты такой трус! – пустив в ход последнее женское оружие, сказала я и начала перелезать через мужа, чтобы самой пойти и посмотреть, что там стряслось.
   – Лежи уж! – буркнул Сашка.
   Он встал и вышел из комнаты, прихватив на всякий случай топор, а я кралась за ним, потому что любопытство пересилило страх. Сашка вошел в кухню, включил свет и осмотрелся – все было в порядке, то есть на столе и даже на полу возле мойки громоздилась наспех собранная грязная посуда с остатками еды, а вот на полу лежала решетка, на которой Сашка жарил мясо.
   – Все в порядке! – громко сказал он, думая, что я осталась в комнате.
   – А почему решетка на полу? – спросила я, и он, вздрогнув, быстро обернулся – оказывается, не у меня одной нервишки шалили.
   – Потому что упала! – резко ответил он.
   – Сама собой? – иронично спросила я. – Наверное, плюс к барабашке у нас еще и полтергейст завелся!
   – О, боги! – завопил муж и с тоскливой обреченностью спросил: – Опять?
   – Ладно! Давай до утра разговор отложим, – предложила я.
   Муж положил решетку на стол, выключил свет на кухне, а потом проверил запоры на двери, которые оказались в полном порядке, и мы пошли спать. Но не успели мы лечь, как на кухне снова кто-то принялся хулиганить.
   – Убью! – заорал, вскакивая, Сашка и, снова схватив топор, рванул на шум, а я за ним.
   На кухне тут же воцарилась тишина, и мы, влетев туда, с удивлением увидели, что некоторые продукты, до того мирно лежавшие на стоявших на полу тарелках, были сброшены на пол. Я взялась было за веник, но муж остановил меня:
   – Завтра уберешь! Нечего себе сон разгонять!
   – Какой уж тут сон? – вздохнула я. – Если только кошмарный!
   Но Сашку я все-таки послушалась, и мы вернулись в комнату. Мы долго лежали, прислушиваясь к малейшему шуму, но все было спокойно. Но, несмотря на это, уснули мы только под утро.

   Глава 28
   Саша. Грядет спасение, или Тарасов возвращается

   Встали мы поздно, злые и невыспавшиеся. Наскоро позавтракав, мы принялись за уборку на кухне, носившую следы вчерашнего пьяного варварского пиршества и ночного хулиганства неведомого существа.
   – Наверно, это опять барабашка буянил, – предположила Маруся.
   – Ты бы еще красного черта вспомнила! – буркнул в ответ я.
   – А это и был принявший его облик барабашка, – объяснила она.
   Услышав это, я сжал зубы, чтобы ненароком не сказать лишнего – настроение у меня было отвратительное, потому что и голова болела, и рука. Мое участие в уборке было чисто символическим – одной рукой, причем левой, много не сделаешь, так что пол подметала жена. Вдруг она истошно завизжала и вскочила на стул.
   – Маруся! Ты чего? – удивился я.
   – Крыса! Там! – Она, брезгливо скривившись, тыкала веником в сторону ящика, где я обычно хранил свои инструменты.
   – Значит, это она вчера здесь и бродила, – обрадовался я. – Вот видишь, никакой это был не барабашка!
   – Ты не разговаривай, а убери ее отсюда! – потребовала она, не слезая со стула. – Не век же мне здесь стоять!
   – Да уберу! Уберу! – поспешно ответил я и недоуменно спросил: – И чего женщины так крыс боятся?
   Я оттащил ящик в сторону и увидел за ним что-то, свернувшееся в клубочек. Взяв у жены веник, я попытался выкатить это существо на середину кухни, что ему явно не понравилось, и оно отчаянно сопротивлялось. Хоть я и мог орудовать только левой рукой, но силы были очевидно не равны, и мне это все-таки удалось. Увидев ночного хулигана, я только рассмеялся:
   – Маруся! Можешь спускаться! Это ежик!
   – Ежик? – недоверчиво переспросила она.
   – Ну да! Он, видимо, забрался в дом, когда вас с Ларисой не было, а вот дверь была открыта. Потом он решил поужинать и начал обгрызать пригоревшее мясо с решетки, вот она и упала. Когда мы его спугнули, он спрятался, а выйдя снова, пошел дальше на экскурсию и нашел на полу тарелки с объедками – тут-то уж он попировал. Поесть-то он поел, а вот выйти уже не смог и решил переночевать здесь. Вот тебе и все объяснение, причем совершенно реальное! Это тебе не какой-нибудь там барабашка или полтергейст! А то ты чуть что, сразу на нечистую силу грешишь!
   – Сейчас это был действительно ежик, – вынужденно согласилась она, но тут же возразила: – Только он, как мне кажется, не умеет лазить по деревьям, бросаться предметами, фотографировать и все в этом духе.
   В ответ на это я только вздохнул – ну, не спорить же в очередной раз! – и осторожно взял ежика в руки.
   – Не бойся, разбойник! Сейчас мы тебе молочка нальем, а потом на волю выпустим! – И опустил его на стол.
   Некоторое время ежик продолжал оставаться свернувшимся в колючий клубок, а потом, видимо, успокоился, развернулся в нормальное положение и стал гулять по столу, пока Маруся наливала ему в самое маленькое блюдечко молоко, которое он затем начал пить.
   – Надо же! – удивленно сказала жена. – Такой кроха, а столько от него шума!
   Можно сказать, позавтракав, ежик поднял голову и посмотрел на нас, словно хотел спросить: «А на волю когда?» Я снова взял его в руки и, повернув вверх животиком, стал изучать его лапки.
   – Ты смотри, как они на человеческие похожи! – сказала Маруся.
   – Похожи, – согласился я. – Но они значительно меньше тех, которые нашла милиция, так что эта кроха здесь ни при чем!
   Я вышел в сад и выпустил ежика на свободу, которой он тут же воспользовался и быстренько убежал. Я же вернулся к прерванной уборке, хотя толку от меня было и немного. Тут-то и раздался звонок моего сотового. Посмотрев на номер, я сказал:
   – Это Тарасов! Ну, наконец-то!
   – Значит, до него наша эсэмэска все-таки дошла! – обрадовалась жена.
   – Видимо, да! Сейчас-то я у него и узнаю, чего он с этой бешеной семейкой не поделил! – не меньше ее обрадовался я, включая телефон.
   – Что у вас случилось? – заорал Димка, даже не дождавшись моего ответа.
   – Дела творятся до того чудные, что мы с Марусей уже не знаем, что и думать, – начал я.
   Но Димка быстро меня прервал, заявив:
   – Санька! Каждая минута разговора отсюда стоит около двух баксов, так что давай телеграфно!
   – Хорошо! Если кратко, то на нас ополчились некие, предполагаю, что хорошо тебе знакомые, Алмазовы-Златогорские.
   – Знаю таких, – подтвердил он. – Частенько приходится вместе выступать!
   – Ну, тогда ты не удивишься, узнав, что Клаудиа забралась в наш дом, чтобы покуситься на твои… – начал было я, но Димка перебил меня.
   – Какая она еще, к черту, Клаудиа? – рассмеялся он. – Клавка она! Баба вздорная и недалекая, хотя акробатка классная, а вот дрессировщица была от бога! Но до моих профессиональных секретов ни ей, ни Тольке не может быть никакого дела – это же совершенно другая цирковая ниша.
   – Тогда просвети, какого черта они нас преследуют? – потребовал я.
   – Представления не имею, – искренне ответил он. – Ну, ничего! Я завтра уже возвращаюсь и на месте разберусь, что это у вас там за непонятки! Пока!
   Отключив телефон, я повернулся к Марусе, которая с нетерпением смотрела на меня, и сообщил:
   – Димка завтра приедет.
   – Слава богу! – с облегчением выдохнула она. – Неужели этот кошмар наконец-то закончится?
   – Как я понял, ты больше не хочешь подружиться с барабашкой? – насмешливо спросил я.
   – Да ну тебя! – обиделась она и начала демонстративно греметь посудой.
   Я же отправился на свое излюбленное место в сад, донельзя довольный, что эта идиотская и со всех сторон непонятная история, кажется, приближается к концу. Но блаженствовал я недолго, потому что тут из дома вышла Маруся и, взглянув на последствия наших с Богдановым вчерашних похождений, взвыла в голос:
   – Какого черта вы в клубнику поперлись? Вы что, до того себе глаза залили, что не смогли дорожки разглядеть?
   – Дорогая! Нам было не до этого, – начал оправдываться я, но она меня не слушала.
   – Да за что мне такое наказание? – бушевала она. – Мало того, что в саду палец о палец не ударишь, так еще и навредить норовишь! Что я теперь делать буду? Это же не лук с чесноком, которые можно обратно посадить!
   – Между прочим, когда мы вчера несли Сергея Сергеевича, ты с Ларисой тут тоже потопталась, – ляпнул я и тут же понял, что сказал лишнее.
   Маруся набрала в грудь воздуха, чтобы высказаться в мой адрес по полной программе, но тут из-за забора раздался голос Афонина, и она только шумно выдохнула.
   – Вы чего скандалите? – с интересом спросил он.
   Жене хватило ума не посвящать его в подробности ночных приключений, и она только сквалыжным тоном объяснила:
   – Да вот перебрали вчера Саша с Сергеем Сергеевичем и набезобразничали.
   – Да уж рассказали мне утром, как вы его за руки, за ноги домой тащили, – ехидно хмыкнул он и поинтересовался: – А вы случайно с моего участка ничего не слышали? А может, видели чего?
   – Нет, Виктор Петрович! – с самым честным видом заявил я. – Мы с Богдановым действительно очень хорошо посидели, но малость перестарались, так что нам не до этого было.
   – Пьете, значит! – осуждающе сказал он, как будто сам не гнал самогон, чтобы не тратиться на водку, хотя пьяным его никто никогда не видел – сказывалась армейская закалка. – Эх, Расея! Куда же ты докатишься с такими мужиками!
   – А что у вас случилось, что вы спрашиваете? – невинно спросила Маруся.
   – Да капкан у меня один пропал, – вздохнул он. – Хороший! Новый! И очень даже недешевый!
   – Ну, здесь мы вам ничем помочь не сможем, – развела руками жена.
   – Да уж я понял! – хмыкнул он. – Дай вам волю, так вы и весь белый свет пропьете!
   Он скрылся из виду, и Маруся повернулась ко мне. Взглянув на ее лицо, я понял, что временное перемирие перед лицом общего неприятеля закончилось и мне пора уносить ноги, пока цел.
   – Пойду воздухом подышу, – торопливо сказал я и быстрым шагом бросился к калитке, а мне вслед неслись самые нелицеприятные высказывания насчет моих умственных и хозяйственных способностей.
   Надеясь, что к вечеру жена немного успокоится и отойдет от своего праведного гнева, я скрылся на озере и не без опасений вернулся домой только тогда, когда здорово проголодался.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация