А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Если друг оказался глюк" (страница 10)

   Глава 14
   Саша. Беда ходит не одна, а с детками

   И вот мы втроем сидим у нас на кухне и дружно пьем, чтобы избавиться от чувства запоздалого страха, – ведь эта головня могла и на нашу дачу ускакать или в дом Богданова. Мы с Марусей пили, как и раньше, глинтвейн, а вот Лариса налегала на виски, за которым она быстро сбегала к себе домой. Да и то – пережить ей сегодня пришлось немало!
   – Саша! Ты не договорил! Так чем же дело кончилось с этой воровкой? – напомнила мне жена.
   – Тем, что она не успела ничего украсть, – продолжил я свой рассказ. – Она вскрыла нашу дачу, и я застал ее за тем, что она пыталась отодвинуть от двери холодильник.
   – Который ты и сам с трудом тягаешь, – покивала Маруся и спросила: – Значит, ты ее задержал и сдал в милицию?
   – К сожалению, нет, – вынужден был признать я.
   – Ты ее отпустил? – возмущенно воскликнула жена.
   – Нет! – покачал головой я.
   – Я уже ничего не понимаю! – разозлилась Маруся. – Ты ее не отпускал, но ты ее и не задержал! Как это понимать?
   – Пытался задержать, но, к своему стыду, должен признаться, что не смог! – развел руками я. – Я схватил ее за плечо, но она, совершенно не понимаю как, сумела вывернуться и удрать, а у меня в руках осталось только ее платье.
   – В чем же она удирала? – оторопела жена.
   – Без платья! – выразительно сказал я.
   – То есть в одном нижнем белье? – в ужасе воскликнула она, и я кивнул.
   – Да! Причем с такой скоростью, что я не сумел ее догнать!
   – И я, и все остальные видели, как Саша гнался за ней, кричал «Стой!» и платьем размахивал, – добавила крепко подвыпившая Лариса и хихикнула.
   Когда жена это услышала, у нее побелел кончик носа – вернейший признак того, что она дошла до крайней степени ярости и последствия могут быть самые ужасные. В другой момент она бы с бо-о-ольшим чувством высказала мне все, что думает по этому поводу, да еще и усомнилась бы в том, что дело именно так и обстояло, но не сейчас, потому что – я это чувствовал – не все так просто было между ней и Бородавкиным. То, что она могла на него клюнуть, мне, даже вусмерть пьяному, и в голову бы не пришло – она же хоть и с перекосом психики, но не настолько сумасшедшая, чтобы с таким вот проходимцем связаться, так что на этот счет я был совершенно спокоен. Но вот то, что этот шарлатан мог попытаться ее соблазнить, я не исключал, потому что уж слишком сильно она нервничала, когда я о нем говорил, да и смущалась, краснела. Короче, факт того, что ведунец Бородавчатый явно попробовал к ней подкатиться, но потерпел сокрушительное фиаско, был мне очевиден, или я не знаю свою жену. Если бы я сам не попал в идиотское положение, то заставил бы Марусю мне все рассказать, чтобы по-свойски разобраться с этим проходимцем. Утешало же меня в данный момент лишь то, что смущенная Маруся, чувствуя себя, пусть и без вины, виноватой передо мной, не могла пустить в ход излюбленную женскую тактику, которая могла бы быть расценена как ее желание оправдаться по принципу: «Нападение – лучший способ защиты!»
   – В результате я увидел только свет задних подфарников ее машины, – совершенно спокойно закончил я.
   Маруся некоторое время молчала, переваривая услышанное, а потом, смирившись с тем, что я ей сейчас не по зубам, только простонала:
   – Господи! Что же о нас соседи подумают? Меня дома нет, а от тебя полуголая девица стремглав бежит по поселку, а ты за ней.
   – И, главное, никому ведь ничего не объяснишь! – с горечью сказал я.
   – Ладно! – откровенно скрепя сердце, сказала жена, к величайшему разочарованию Ларисы, которая явно ожидала скандала. – Посудачат, а потом перестанут! Главное, что ты теперь воровку в лицо знаешь! Как она выглядит? – требовательно спросила она.
   – Довольно высокая и стройная блондинка, немного за двадцать, – описал ее я. – Но я не только… – начал было я, но тут снаружи раздался громкий голос Максима:
   – Александр! Можно вас на минутку?
   – Интересно, что у них летает на этот раз? – хмыкнул я и вышел в сад.
   Максим ждал меня возле калитки с самым заговорщицким видом и, когда я подошел, потихоньку передал мне цифровой фотоаппарат, шепнув при этом:
   – Возьмите свое добро. Я его у себя на участке только что нашел. Представления не имею, как он туда попал.
   Повертев аппарат в руках, я удивленно сказал:
   – Максим! Это не мой и даже не Марусин! Я его первый раз в жизни вижу! Почему ты решил, что это наш?
   – Потому что там ваши фотографии, – объяснил парень, подмигнул мне и хихикнул.
   – Какие… – начал было я, но тут к нам подошла жена.
   – Добрый вечер, Максим! Заходи! Расскажешь нам, как это головня из твоего костра умудрилась самостоятельно в лес ускакать да еще на дерево взобраться!
   – Извините, Мария! Некогда! Меня друзья ждут! – отказался Максим и быстро ретировался.
   – Что у вас тут за секреты такие? – с шутливым подозрением спросила жена, но, как известно, в каждой шутке есть доля шутки.
   – Какие секреты? – недоуменно пожал плечами я. – Максим принес мне фотоаппарат, который нашел на своем участке, и при этом утверждал, что он мой, хотя я и сказал ему, что такого у меня никогда не было.
   – Странно! – пробормотала Маруся, которая, рассмотрев аппарат, вернула его мне. – Он действительно не наш. А почему Максим решил, что он наш?
   – Да он сказал, что там наши фотографии, – ляпнул я.
   – Ой, как интересно! – воскликнула она. – Дай мне его – надо же посмотреть!
   Уже когда я отдавал ей фотоаппарат, у меня в голове не хуже, чем та вспышка из темной бани, явственно промелькнула страшная мысль. Тут я все понял, но было уже поздно, и я в ужасе закрыл глаза.

   Глава 15
   Маша. Мой муж, оказывается, гулящий кобель! Или нет?

   Я с удивлением посмотрела на закрытые глаза мужа, вспомнила, как перед этим в них промелькнул ужас, и похолодела – что-то было явно не так: Сашка, который никогда не отличался впечатлительностью, побоялся посмотреть мне в глаза. Сердце ухнуло куда-то в пятки, и некоторое время я не могла сдвинуться с места. Сашка тем временем открыл глаза, но, встретив мой взгляд, тут же отвел их. Я поняла, что произошло самое страшное из того, что только могло произойти, медленно повернулась и на деревянных ногах побрела в дом. Рухнув на стул, я собралась с силами и начала нервно щелкать кнопками на фотоаппарате, вызывая на экранчик снимки. Лариса с большим интересом заглядывала мне через плечо, а вот муж, вошедший следом за мной, сидел зажмурившись и весь сжавшись в углу. И вот на мониторчике появилось такое, что я даже застонала сквозь зубы, – возле богдановской бани стояли, обнявшись, Саша и практически голая Лариса. Не в силах произнести ни слова, я только переводила взгляд с мужа на соседку и обратно. Наконец я пришла в себя и каменным голосом сказала:
   – То, что ты застукал здесь воровку, которую умудрился оперативно раздеть, а потом не нашел ничего лучшего, как гнаться за ней на виду у всех соседей, размахивая ее же платьем, я еще как-то способна пережить. Но как ты мне объяснишь вот это? – Я повернула монитор к мужу, но он ничего мне не ответил, а уставился в пол. – Нечего сказать? Эх, ты! – с невыразимым презрением сказала, как плюнула, я.
   Собравшись с духом – а вдруг мне предстоит увидеть что-то еще более шокирующее? – я стала смотреть дальше и с облегчением вздохнула, потому что на остальных снимках была только полуголая, в одних стрингах Лариса на фоне внутренней стены бани, и ничего больше. Я с удивлением посмотрела на нее и увидела, что она явно значительно протрезвела.
   – Лора! Какого черта ты нацепила стринги, если это совсем не твой фасон? – спросила я. – При твоей фигуре они явно противопоказаны!
   – Я тебе сейчас все объясню, – печально шмыгнула носом она и вздохнула. – Думаешь, я сама не знаю, что они на мне как на корове седло? Знаю! А что делать?
   – Не надевать, естественно! – ответила я.
   – Да-а-а? А ты знаешь, сколько девок на Сережу вешаются? – возмутилась Лариса.
   – На Богданова? – обалдела я, потому что Сергей Сергеевич был на внешность, откровенно говоря, страшноват.
   – Да знаю я, что ты подумала! – отмахнулась Лора. – Сережа, конечно, на лицо не Александр Домогаров! Только вот моя бабушка меня всегда учила, что если мужчина не похож на черта, то он уже красавец! Главное в мужчине – чтобы был добрым, заботливым, порядочным, ну и умным, естественно! И этим девкам не внешность Сережина важна, а то, что он разведенный, с деньгами и при солидном, доходном бизнесе!
   – Ну, деньги-то с солидным бизнесом у него не без помощи твоей родни появились, – напомнила я.
   – Правильно! – согласилась она. – И мы не лохи какие-нибудь и честь по чести все у нотариуса оформили, так что никуда наши деньги не денутся! И братья у меня есть, чтобы за честь сестры постоять! Будет кому Сереже в случае чего морду набить! Только как я без него буду, если он меня бросит? Я же его люблю-у-у! – зарыдала она.
   – А почему ты решила, что он тебя бросить хочет? – удивилась я. – Он тебе на день рождения такие часы подарил!
   – Да-а-а! – не унималась она. – Видела бы ты, как эти девки возле него хвостом крутят и глазки строят! А через платье такое вот белье просвечивает! Эротическое!
   – И ты решила его удержать таким вот образом? – Я постучала пальцем по мониторчику.
   – А чем я хуже других? – пошмыгала носом она. – Купила самое дорогое и решила примерить.
   – Так зачем же ты в баню поперлась? – спросила я. – Могла бы и в доме перед зеркалом примерить!
   – Ничего ты не понимаешь! В баню я мыться пошла! – ответила она.
   – Так у вас же в доме все удобства есть: и ванна, и душ! – удивилась я.
   – Да разве там мытье? Так! Баловство одно! – отмахнулась она. – Вот баня – это да!
   – И решила там попутно обновку примерить? – недоверчиво спросила я. – Причем не только примерить, но и запечатлеть себя при этом для потомства?
   – Маруся! Ты пойми! – удивляясь моему непониманию, ответила она. – Когда на себя в зеркало смотришь – это одно, а вот когда на фотографии, то как бы со стороны, чужими глазами, и это надежнее! Объективнее!
   Подумав, я согласилась с таким утверждением, но поинтересовалась:
   – А что же ты в доме-то фотографироваться не стала?
   – Понимаешь, – смутилась она, – в бане как-то не так стыдно этот срам надевать!
   На мгновение оторопев от такого заявления, я помотала головой, чтобы вернуть себе ясность мысли, и сказала:
   – Ладно! С этим разобрались! Ты взяла фотоаппарат…
   – Вместе со штативом, – добавила Лариса. – Мне Сережа его недавно подарил именно в таком комплекте.
   – Хорошо, со штативом! – согласилась я. – Пошла в баню, вымылась…
   – И попарилась, – встряла она, на что я только отмахнулась.
   – Это несущественно! Потом вышла в предбанник, установила штатив с фотоаппаратом, надела стринги и стала фотографироваться, а что потом?
   – Свет вдруг погас, – ответил она. – Я, конечно, очень удивилась, потому что у нас здесь такого быть просто не может, и тут… – От воспоминаний она даже передернулась. – Тут мне вдруг на спину кто-то как прыгнет! Как вцепится в кожу! Вот!
   Нимало не смущаясь присутствием Сашки, она расстегнула халат, в котором была, спустила его с плеч и повернулась ко мне спиной – на коже ярко краснели несколько глубоких царапин. Вообще-то я читала о том, что барабашки, нападая на людей, могут оставлять такие следы, но то, что она так свободно почти разделась при Сашке, мгновенно вернуло на место все мои утихшие было подозрения.
   – Видно, тебе не впервой перед моим мужем раздеваться, – холодно заметила я.
   – Ой, Маруся! – воскликнула Лариса, поспешно возвращая халат на место. – Он так тихо сидит, с нами не разговаривает, что я просто забыла о том, что он тут.
   – Зато я помню! – веско ответила я и повернулась к Сашке: – Мужики – они все кобели, стоит только их на секундочку одних оставить. И хотя от тебя, Александр, я подобного никогда не ожидала, но и ты, оказывается, не исключение!
   – Маруся! Поверь! Между нами ничего не было и быть не могло! – растерянно воскликнула Лариса. – Просто я испугалась настолько, что заорала изо всех сил, и на мой крик прибежал Саша!
   – И тут же начал тебя так деятельно утешать, что в экстазе тебе спину в кровь расцарапал! – язвительно заметила я. – А у тебя, Лора, еще хватило наглости демонстрировать мне эти следы ваших бурных ласк!
   – Маруся! – впервые подал голос муж. – Я не знаю, что там было до того, как я прибежал на крик Ларисы, но я действительно увидел открытую дверь бани и позвал ее.
   – Тоже решил попариться? – ядовито спросила я.
   – Маруся! – укоризненно сказал Сашка. – Ну зачем ты так? Да, я прибежал на зов о помощи, как поступил бы на моем месте любой другой нормальный мужчина.
   – И это после того, как ты сам заявил, чтобы ни Богданова, ни Ларисы у нас на пороге больше не было? – напомнила я и решительно заявила: – Я все поняла! Ты тогда специально это сказал, чтобы скрыть свои шуры-муры с Ларисой! Чтобы у меня никаких подозрений на ваш счет не возникло! Чтобы бдительность мою усыпить! Ну, что ж! У тебя это прекрасно получилось! И если бы не сегодняшний случай, то я, дура, ни о чем бы не узнала! Интересно, и давно у вас этот роман? – язвительно спросила я. – Женщины, естественно, рогов не носят, а вот бедный Богданов в очередной раз рогат!
   – Ну, что ты несешь? – простонал муж, хватаясь за голову.
   – Ты Сережу не трожь! – заорала Лариса. – Я ему и в мыслях с самым писаным-расписаным красавцем не изменю! То, что ты собственного мужа совершенно напрасно во всех грехах подозреваешь и подлецом считаешь, это ваше семейное дело, а вот моего мужа даже краем не задевай! Я за него, если понадобится, убью и не дрогну! Да как тебе в голову пришло, что я могу Сереже изменить?! – И шарахнула тяжеленной бутылкой с виски по столу.
   Ни бутылка, ни стол не пострадали, и как ни странно, но именно эта ее выходка несколько остудила мой праведный гнев и заставила призадуматься. Муж у меня очень красивый, это правда, и женщины, причем молодые и весьма привлекательные, на него посматривали не без интереса, но он никогда не давал мне ни малейшего повода к ревности, это скорее я сама себя накручивала по всяким пустякам, выдумывала то, чего и в помине не было. А вот хотя и довольно высокая, но крупная и коренастая Лариса, которую назвать симпатичной можно только с большой натяжкой, была определенно не в его вкусе! Да и не такой он дурак, чтобы связаться с нашей соседкой. И Лариса, кроме своего ненаглядного Сережи, никого вокруг не видит, только о нем и говорит! Выходит, я малость переборщила! Но сознаваться в этом, а тем более признаваться в том, что была не права, я вовсе не собиралась и решила постепенно спустить все на тормозах.
   – Ладно! – вздохнув, сказала я. – Давайте мне в последний раз ваши объяснения!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация