А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Охотник на магов" (страница 13)

   13.

   За окном, где-то неподалеку, пел птеродактиль. Уверенно выводя трель за трелью, он пел нежно и трепетно, возможно, просто радуясь жизни, но скорее всего – подманивал самку, чтобы использовать ее самым прозаическим образом.
   Герхард проснулся и некоторое время лежал, слушая эту песню, прикидывая, стоит ли ему отправиться в путь немедленно или все же позволить себе отдохнуть хотя бы денек перед началом новой охоты.
   К тому времени, когда птеродактиль наконец замолчал, либо нарадовавшись жизни всласть, либо все-таки подманив самку и решив, что пора переходить от уговоров к прямым действиям, Герхард принял решение.
   Задержаться на этом постоялом дворе стоило, по крайней мере до завтра. И не только стоило, но даже было необходимо.
   Почему? На это были определенные причины.
   Прежде всего, хозяин постоялого двора никаких опасений у него не вызывал, поскольку явно придерживался принципа, согласно которому постоялец, исправно вносящий плату, имеет право на любые чудачества, лишь бы они не шли вразрез с законом и не причиняли неудобства другим постояльцам.
   Кроме того, предыдущая ночь далась Герхарду нелегко, и значит, имело смысл восстановить силы. Они еще понадобятся для новой охоты.
   И наконец – самое главное. Да, он провалил вчистую первую свою охоту в этом сезоне. Однако, несмотря на это, ему удалось узнать кое-что новое об окружающем мире. И значит, прежде чем браться за новую охоту, стоило попытаться хорошенько обдумать свои ошибки, а также прикинуть, как использовать сведенья, полученные в мире забытых богов.
   И для начала, необходимо встать с кровати, хорошенько поесть, а потом, например, устроить небольшую прогулку на природу. Думается во время таких прогулок просто замечательно.
   Так он и сделал.
   Одеваясь, охотник морщился. Синяк, оставшийся после встречи с марой, все еще давал о себе знать. И конечно, пройдет он не скоро. Правда, все могло обернуться гораздо хуже, и то, что он отделался всего лишь синяком, – буквально чудо. Синяк можно и потерпеть.
   Натянув куртку, Герхард подошел к висевшему на стене тусклому, необыкновенно старому зеркалу и еще раз полюбовался на то, как аккуратно и ловко он поставил заплатку на разорванный прошлой ночью карман. К счастью, у хозяина постоялого двора нашелся кусок точно такой же материи, как и та, из которой была сшита его куртка. В результате заплата на кармане была почти не заметна. Но все-таки новую куртку покупать придется. В первом же городе, в который он попадет.
   Сунув в карман пистолет, Герхард прихватил со стола купленную у того же хозяина коробочку сигарет и решил, что теперь можно наведаться в обеденный зал.
   Закрыв дверь своей комнаты на замок, он спустился со второго этажа в обеденный зал.
   Собственно, от обычной гостиницы постоялый двор отличался лишь тем, что находился не в городе, а стоял посреди леса. Как правило, его постояльцами были путники, не успевшие до наступления ночи попасть в город.
   Соответственно, обеденный зал ничем не отличался от аналогичного зала любой гостиницы. Все те же столы, стулья, стойка и хозяин, бдительно наблюдавший из-за нее за постояльцами, а также служанкой – мальбихой, двигавшейся несколько неуклюже, но все же достаточно быстро.
   Усевшись за один из столиков, Герхард заказал завтрак, и уже через полчаса, умяв великолепный бифштекс, и запив его парой кружек пива, закурил сигарету.
   В зале в этот момент было всего три постояльца, причем все трое сидели за одним столом и, судя по одежде, являлись обыкновенными лесовиками.
   Это было вполне объяснимо. Постояльцы, ночевавшие на постоялом дворе в ночь забытых божков, уехали еще утром. Новые, скорее всего, появятся к вечеру. Лесовики же, вероятно, задержались, поскольку им надо было отпраздновать встречу. Очевидно доставив вчера в город шкуры серебряных дикообразов, они закупили на вырученные деньги все необходимое и, не желая ночевать в городе, отправились на постоялый двор. Лесовики, как правило, охотятся поодиночке и вчера, столкнувшись нос к носу на постоялом дворе, жутко обрадовались. Такие совпадения случаются достаточно редко, и они, видимо, решили это отпраздновать. Когда еще им удастся посидеть в компании? Вот и отпраздновали, причем это празднование затянулось до послеобеденного времени следующего дня.
   Ткнув окурок в глиняную пепельницу, Герхард еще раз взглянул на лица лесовиков, на которых явственно читались следы обильных возлияний прошедшей ночи, и подумал, что его реконструкция событий верна.
   Нет, таких результатов можно достичь, только если пирушка длилась не менее суток.
   Встав из-за стола, он направился к выходу.
   Наружу – подышать свежим воздухом и хорошенько все обдумать.
   Он был уже на полпути к выходу, когда проходившая мимо мальбиха спросила:
   – В чем-то нуждаетесь?
   – Всего лишь в небольшой пешей прогулке, – ответил ей Герхард.
   – Не заходите далеко в лес. Это не город. Можно нарваться на какого-нибудь хищника. Лучше вообще, не сходите с дороги.
   – Хорошо, я так и сделаю, – сказал Герхард.
   Закрыв за собой дверь, он задумчиво оглядел окружавший постоялый двор частокол. Тот явно недавно обновляли. Большие двустворчатые ворота тоже никак нельзя было назвать ветхими.
   Значит, верно, зверье вокруг постоялого двора встречается.
   Но все-таки чем объяснить такую заботу мальбихи о его безопасности? Только ли боязнью, что постояльца слопает какой-нибудь дикий зверь?
   Может быть, все-таки не только этим? Возможно, она боится, что, слишком углубившись в лес, он наткнется на ее дикого соплеменника? А что? Почему бы и нет? Должны же дикие горные мальбы как-то пополнять запасы соли? Стоящий на отшибе постоялый двор для этого подходит просто идеально. Особенно если хозяин его достаточно умен и старается жить со всеми в мире. Кстати, не потому ли служанка на постоялом дворе – мальбиха?
   У Герхарда появилось искушение обойти частокол кругом. Он мог бы сказать почти наверняка, что с той его стороны, которая обращена к лесу, есть достаточно свежие следы нитей судьбы диких мальбов.
   Однако стоило ли этому искушению поддаваться? Что, если, отправившись проверить свою догадку, он прямо сейчас наткнется, например, на дикого мальба?
   Нет, один дикий мальб ему не страшен. Он даже справится с несколькими. Однако, в результате подобной встречи те договоренности и обязательства, на которых держится мирная жизнь постоялого двора, могут оказаться нарушенными. И восстановить их хозяину этого заведения будет непросто. Не слишком ли большая цена за утоление его праздного любопытства?
   Герхард прошел к воротам и, приоткрыв одну из створок, вышел на дорогу.
   Он мог пойти в сторону города, мог – в противоположную. И собственно, большого значения, в какую именно сторону он пойдет, не было. Для того чтобы выйти на окраину города и увидеть первые нити раскинутой черными магом сети, ему надо было топать по дороге не менее часа. А его прогулка вряд ли будет столь долгой.
   И все же он двинулся прочь от города и пошел, старясь держаться поближе к краю дороги, неспешным, прогулочным шагом. Немного погодя он увидел стоявший на обочине домик сумарадов. Маленькие, волосатые человечки, выстроившись в колонну, один за другими подходили к миниатюрным весам и принимались взвешивать на них свои плотно набитые сумки.
   Для Герхарда всегда было загадкой, что именно сумарады носят в сумках. Остановившись, он стал ждать, когда взвешивание закончится. Кто знает, может быть, кто-то из этих забавных человечков надумает похвастать перед другими своей собственностью? Вот тут-то все и выяснится.
   Стараясь не привлекать внимания сумарадов, Герхард отошел на другую сторону дороги и, сев на траву, стал наблюдать за ними.
   А маленькие человечки продолжали взвешивать свои сумки. Причем прошедшие эту процедуру сумарады тут же начинали радостно прыгать вокруг своих сумок, напевая какие-то песенки на незнакомом языке. Некоторые настолько входили в раж, что, опустившись на колени, принимались истово бить своим сумкам поклоны.
   Герхард ждал, чем это действо закончится, и думал об открытии, сделанном прошлой ночью.
   Облака, с помощью которых можно перенестись в мир забытых богов.
   Если они действуют так в эту ночь, то почему бы не предположить, что в другие ночи с их помощью можно попасть и в иные миры? Проведать мир белых всадников и посмотреть на мир драконов, узнать, как выглядит место, из которого приходит такое количество предсказателей, заглянуть в мир фениксов и…
   Герхард усмехнулся.
   Как же, держи карман шире. Не все так просто, мой герой, не все так просто.
   Прежде всего – облака. Они возникают не каждую ночь. Чаще всего все эти драконы, фениксы и белые всадники почти мгновенно появляются просто из воздуха и так же исчезают. Кроме того, все эти визиты в другие миры не так уж безопасны.
   В мире забытых божков, как выяснилось, есть стражи порядка, достаточно квалифицированно выполняющие свои обязанности, и, вполне возможно, он остался жив только поэтому.
   Кто знает, как выглядят другие миры, какие в них действуют законы и есть ли они в них вообще? Проще сказать, рискнувший нанести визит в один из других миров может запросто там погибнуть. Стоит ли шкурка выделки? Оправдан ли такой большой риск?
   Причем сами условия перемещения в другой мир так до конца и остались неясны. Да, кончено, он вошел в облако и перенесся. Однако для того чтобы вернуться, ему опять понадобилось облако. В то время как все эти ночные визитеры, даже если они в появляются в его родном мире из облака, для того чтобы вернуться, в нем не нуждаются.
   К примеру, та же мара, почему-то вознамерившаяся его убить и в результате попавшая в плен к черному магу. Если тот ее не убил до рассвета, то мара, где бы она не находилась и что бы с ней не происходило, просто исчезнет, вернется в облако, возникшее в ее родном мире.
   Почему ночным визитеры исчезают именно так? А может, и ему, находясь в мире забытых богов, не стоило так торопиться к облаку? Может, ему вовсе не грозило застрять в нем на целый год?
   И еще…
   Стоит ли пытаться перемещаться куда-то, если до конца не понимаешь принцип, по которому происходит это перемещение?
   А если предположить, что, например, мир забытых божков не является одним из миров великой цепи? И вообще, может быть, он относится к гипотетическим мирам, где земля, та самая, которая под ногами, не плоская, а, например, круглая?
   Между прочим, такое вполне может быть. То-то в мире забытых богов был такой странный горизонт…
   Охотник оглядел траву вокруг себя и нашел сухую травинку. Сорвав ее, он сунул кончик травинки в рот и стал его задумчиво жевать.
   Все это, конечно, здорово. И вот сейчас, если поднапрячься, можно придумать целую кучу гипотез, объясняющих, каким именно может быть мир забытых божков. А толку с этого? Если учесть, что он сможет посетить его только через год… Да к тому же если еще вспомнить о страже порядка, об этом тиранозавре, о его приказе более не попадаться ему на глаза…
   Травинка была слегка горьковатая, и Герхард ее выплюнул.
   Вот так-то… И время обдумать это небольшое приключение в другом мире еще будет. Потом, после того как закончится сезон охот. Он вернется домой, и вот тогда-то настанет самое время строить различные замысловатые гипотезы, а также придумывать, как можно эти облака использовать в своих целях. Неплохо было бы также узнать, что об этом думают другие охотники. А сейчас..
   Он вздрогнул, вдруг с пронзительной ясностью вспомнив лицо незнакомки с картинки, которую ему показала хозяйка моста.
   Незнакомка. Как он мог о ней забыть? Да и забыл ли он о ней на самом деле? Может быть, он старался о ней не вспоминать, поскольку подсознательно чувствовал, чем ему это грозит?
   А чем, собственно?
   Гибелью принадлежащего ему мирка, включающего в себя спокойные вечера у камина, охоты, холостяцкие развлечения, привычную яичницу по утрам, стирки, устраиваемые тогда, когда заканчивалось все чистое белье, уборки дома, за которые надо приниматься лишь тогда, когда пыль под кроватью достигает толщины пальца. И конечно, самое главное – потерей одиночества, к которому уже привык, как к старым, но еще очень крепким и удобным ботинкам, сжился с ним окончательно, да так, что не можешь себе представить иного состояния.
   Одиночество.
   Так ли это плохо? Отвечать только за себя, ни перед кем не отчитываться о своих делах, заниматься только тем, что хочется в данный момент. И еще, конечно, многое и многое, укладывающееся в достаточно емкое слово свобода. Отдать ее… Ради чего?
   Ради любви женщины? Господи, да ему ли ловиться на подобную приманку, устраиваемую его величеством природой ради продолжения рода? Он и без этого может в любой момент, как только этого захочет, соблазнить любую женщину, пусть даже самую неприступную. Так ли трудно это сделать, если можешь по нитям судьбы определить, как та или иная женщина реагирует на твои слова? За каких нибудь пять минут разговора можно подобрать такие слова и выстроить такую линию поведения, которые подействуют безотказно.
   Но – незнакомка…
   Герхард вынул сигареты и, закурив, взглянул на сумарадов. У тех, процесс взвешивания сумок, похоже, подходил к концу. Очередь к весам теперь была совсем маленькой. А все пространство перед домиком было заполнено ликующими волосатыми малышами.
   Возможно, взвесив сумки, они определят победителя, сумка которого оказалась самой тяжелой. А тот, вероятно, захочет похвастать ее содержимым. И вот тогда-то кое-что прояснится. Надо лишь еще немного подождать.
   А стоит ли это делать? И не пора ли возвращаться? По крайней мере, мальбиха перестанет беспокоится, что он наткнется на одного из ее диких родственников.
   Сумарады же… Он узнает, чем набиты их сумки как-нибудь в другой раз. Да… именно, в другой раз… А сейчас неплохо было бы вернуться на постоялый двор. И не стоит останавливаться на постоялом дворе еще на сутки. Поэтому он должен прямо сейчас договорится с его хозяином. Тот, скорее всего, не откажется продать ему одного индрикотерия. После этого можно отправляться в путь. Хватит транжирить время. Пора действовать.
   Он вскочил и, выкинув окурок сигареты, вышел на дорогу.
   Сумарады, при других обстоятельствах достаточно пугливые, сейчас не обратили на него ни малейшего внимания. У весов теперь оставалось всего лишь три претендента на звание лучшего сумарада. Все же остальные, прекратив веселье, столпились вокруг них, с нетерпением ожидая результата взвешивания сумок.
   Ну и ладно. Герхарда это сейчас не касалось.
   Он немного прошел по дороге в сторону постоялого двора, а потом все же остановился.
   Незнакомка.
   Так ли уж ему хотелось прямо сейчас отправится в путь? Может, все-таки дело было в ней, в женщине с картинки? И он, торопясь на постоялый двор, в действительности всего лишь пытался убежать от мыслей о ней, от попыток объяснить себе, что с ним происходит?
   Влюбился, как последний идиот, в какую-то женщину на картинке? Но ведь он даже не знает, существует ли такая на этом свете? Может быть, хозяйка моста его самым элементарным образом обманула, и незнакомка уже тысячу лет как умерла? И эта непонятно как возникшая любовь на самом деле лишь колдовство, морок, наваждение?
   У него вдруг слегка заболела голова, и Герхард задумчиво потер ладонью лоб.
   Да нет, все эти попытки самоуспокоения не помогут, поскольку он знает, он чувствует, что такая женщина на самом деле существует на свете. Может быть, она сейчас живет в соседнем городе, а возможно, для того, чтобы ее найти, нужно пройти по великой цепи двадцать или тридцать миров.
   Но тут большой разницы нет. Факт остается фактом. Без помощи хозяйки моста он может искать незнакомку хоть всю жизнь и в конечном итоге не найти. Вот только путь в мир забытых богов ему заказан.
   Так что сейчас не имеет смысла что-то загадывать, обдумывать, а также забивать себе голову всевозможными невыполнимыми планами. Ему предстоит еще одна охота, и он должен думать только о ней. Иначе его ждет еще один провал.
   А поэтому не стоит терять зря время.
   Герхард еще раз потер лоб.
   Боль не проходила, но и не усиливалась. Так, легкая боль, являющаяся всего лишь напоминанием о том, что предыдущая ночь ему далась нелегко. Она скоро пройдет, но в старости, конечно, все эти охоты на черных магов скажутся, еще как скажутся.
   Герхард усмехнулся.
   Если, конечно, он доживет до старости. Кстати, вот это очень даже сомнительно, особенно если он будет допускать такие ошибки, как прошлой ночью.
   Нет, ведь это же надо… Он настолько увлекся распутыванием сети из сторожевых нитей, что даже не заметил, как к нему подкралась мара! А может, она не подкрадывалась? Возможно, ей удалось возникнуть за его спиной благодаря каким-то магическим свойствам? Вот интересно – каким? Хотя, об этом бесполезно думать. Сейчас это уже не узнать.
   Герхард снова двинулся по направлению к постоялому двору.
   Возле ворот он на мгновение остановился.
   Свежий след нити судьбы указывал на то, что за время его прогулки, в заведении появился новый постоялец. Причем Герхард почти наверняка мог назвать его имя.
   Любопытно. Этому-то что здесь понадобилось?
   Миновав ворота, охотник пересек двор и вошел в обеденный зал.
   За время его отсутствия, здесь, кажется, ничего не изменилось.
   Лесовики поглощали пиво. Служанка– мальбиха деловито протирала огромной тряпкой столы, и завидев Герхарда, вернувшегося с прогулки живым – здоровым, радостно ему улыбнулась. Хозяин постоялого двора торчал за стойкой, причем выражение его лица было таким, словно он в данный момент, например, сочинял кантату малышек альфов, танцующих при полной луне причудливые старинные танцы. На самом же деле, судя по его нитям судьбы, он сейчас занимался не очень сложными подсчетами. Скорее всего – прикидывал прибыль от прошедшей ночи.
   Свежий след нитей судьбы вел прямиком к его стойке, а потом к лестнице на второй этаж.
   Угу, значит, этот тип взял комнату. Может, его появление является всего лишь совпадение? Ох, что-то в это не верилось.
   Герхард прошел к стойке, облокотился на нее и стал изучать лицо хозяина постоялого двора. Через минуту тот прервал свои математические упражнения и достаточно учтиво спросил:
   – Чем-то могу быть полезен?
   – Возможно, – сказал Герхард. – Кажется, в твоем заведении появился новый постоялец?
   Внимательно на него посмотрев и, видимо, отказавшись от мысли спросить, как Герхард узнал о новом постояльце, хозяин ответил:
   – Да, появился.
   – В какой комнате он остановился? – спросил Герхард.
   – В девятой.
   – Спасибо. Это все, что я хотел знать.
   Поднимаясь по лестнице на второй этаж, охотник все еще пытался прикинуть, является ли это появление случайным. Впрочем, с помощью следов нитей судьбы сделать кое-какие выводы будет не так уж и трудно.
   Если новый постоялец первым делом направился в свою комнату, значит, его появление не более чем совпадение. Если же он прошел в комнату Герхарда, то ни о каком совпадении не может быть и речи.
   Оказавшись наверху, Герхард крадучись прошел до двери своей комнаты. Возле нее он остановился и еще раз окинул коридор внимательным взглядом.
   Да, сомнений не было. Этот тип даже не удосужился заглянуть в комнату номер девять, а сразу направился в принадлежащую ему, Герхарду. Причем, поскольку замки на этом постоялом дворе, точно так же, как и в большинстве аналогичных заведений, никуда не годились, войти в нее новому постояльцу не составило труда. При его-то способностях…
   Какова же цель этого появления? Конечно, вряд ли стоит чего-то опасаться, но все же почему бы не принять кое-какие меры предосторожности?
   Вытащив из кармана пистолет, Герхард снял его с предохранителя и тихо постучал в дверь своей комнаты.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация