А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Удавка для жрицы любви" (страница 5)

   Глава 3

   Утро началось с противного звонка будильника. Я выключила звонок и, посмотрев на время, решила, что можно еще немного полежать. Но не тут-то было. Неожиданно я почувствовала на себе чей-то взгляд, а потом раздалось робкое:
   – Мяу!
   Я открыла глаза. Маркиз стоял перед кроватью, поставив передние лапы на ее край, и смотрел на меня немного виноватым взглядом.
   – Мяу! – снова протянул он.
   – Ясно! Оказывается, ты по совместительству еще и будильником подрабатываешь!
   Поняв, что мои мечты поваляться в постели разрушены этим пушистым существом, я встала и направилась в ванную. Только контрастный душ привел меня в нормальное состояние.
   Как это ни печально, но пора было отправляться на дальнейшее расследование.
   Для начала я решила навестить свою старую знакомую, сокурсницу Юльку, которая сейчас работала в налоговой инспекции. С Юлькой мы были близкими подругами только первые три года нашей студенческой жизни, потом постепенно повзрослели и разошлись своими дорогами. Тем более что лично мне Юлькин характер не очень импонировал. Было в ней что-то такое подленькое, она могла предать, кинуть в самый неожиданный момент. К тому же Юльке постоянно казалось, что ей все должны. В должниках у нее ходили абсолютно все. В принципе она и профессию в будущем выбрала себе под стать; в обывательском понимании в налоговой работают как раз такие, как Юлька: жесткие, наглые, пробивные.
   Однако, несмотря на это, сейчас я надеялась на ее помощь, так сказать, по старой дружбе. Хотя я с удовольствием бы избежала любых взаимодействий с Юлькой, но в данный момент она казалась мне незаменимой.
   Кировская налоговая инспекция находилась на Сенном рынке, от моего дома – всего пара минут езды на авто. Здание, конечно, красивое, но вот дорога! Огромные грязные озера простирались на всю проезжую часть.
   – Ну ничего себе! – культурно ругалась я, хлюпая пузом «девятки» в этих лужах. Наконец, я выбрала место посуше и вышла из машины.
   В регистратуре сидела претенциозная грымза в очках.
   «Похоже, мне еще и схватка с ней предстоит», – мысленно решила я.
   – Добрый день, не подскажете, где я могу найти Семенченко Юлию? – елейным голосом проговорила я.
   – И что, даже отчество не знаете? – резко произнесли мне в ответ.
   Я тем не менее еще пыталась держаться.
   – Честно говоря, не помню, я давно уже ее не видела.
   – Ну а я при чем? Вы мне предлагаете рыскать по всему штатному расписанию, чтобы найти ее?
   – Послушайте, но как-то же можно решить эту проблему? – устало спросила я в ответ на откровенное хамство. У меня не было никакого желания ругаться с этой несчастной неудовлетворенной женщиной. Ей наверняка хотелось работать на должности не меньшей, чем начальник отдела, а вместо этого она прозябала в регистратуре. Поэтому и радовалась любой возможности спустить собак на нерадивого посетителя.
   Тем временем в своих бумагах женщина все-таки нашла, где работала Юлька.
   – Четвертый этаж, комната 508, – бросила она.
   – Спасибо! – как можно сдержаннее, чтобы ненароком не послать ее куда подальше, поблагодарила я и направилась к лестнице.
   Здание, очевидно, готовилось к ремонту, так как везде стояли какие-то лестницы, ведра с раствором. Комнату под номером 508 я нашла довольно быстро.
   В кабинете сидело около десяти человек, причем рабочие места громоздились буквально друг на друге.
   «Как же можно работать в таких условиях?» – пронеслось у меня в голове.
   Юльку я увидела сразу же. Высокая, стройная, кареглазая шатенка с осветленными прядями.
   – Юля, здравствуй! – произнесла я, стоя в дверях, а потом жестом показала ей на выход, так как в кабинете разговаривать о моем деле просто не было возможности.
   Юлька тоже узнала меня и с приглушенным визгом восторга выскочила за мной в коридор.
   – Танька, как я рада тебя видеть! Какими судьбами? Столько лет не виделись! А ты что это к нам? Только не говори, что ты занялась бизнесом!
   – Бизнесом я, конечно, занимаюсь, но не таким, как ты думаешь. Купи-продай, а еще хуже – сделай, нет, это не по мне. Я занимаюсь частным сыском.
   – Детектив? – восхищенно воскликнула Юлька.
   – Да. Это меня и привело сюда.
   – Но, – растерянно замотала головой моя старая знакомая, – у нас ведь большинство информации не разглашается.
   – Да я знаю, но мне ничего противозаконного и не нужно, почти…
   – И что же?
   – Мне надо, чтобы ты посмотрела, числится ли в вашем банке данных «ЧП Гришин Михаил Борисович». И какое у него финансовое состояние. Обороты меня интересуют, и только.
   – Что-то знакомое, уж не у меня ли он инспектируется? Сейчас, минутку подожди.
   Юлька убежала назад в кабинет, а я тем временем решила покурить. В курилке было много женщин и ни одного мужчины. Вообще-то я слышала, что с мужчинами даже здесь напряженка. В основном бабский коллектив. Но какие все сотрудницы ухоженные! Как куколки разнаряженные, прически, как будто только что из салона. А в глазах – одиночество. Ничего удивительного, что они пытаются заменить нехватку любви и мужского тепла работой. Только ведь деньги этого никогда не заменят.
   Когда я заглянула в кабинет, Юлька тут же выскочила ко мне.
   – Слушай, у него все нормально!
   – Денег достаточно?
   – Ну, как, у него в обороте штук пятьсот точно крутятся, так что сама соображай.
   – Значит, он довольно состоятельный? – продолжала я. – А давно он так приподнялся?
   – Да нет, ну, может, месяца три у него все так пошло.
   – Ты можешь дать мне адрес его офиса?
   Юлька быстренько накорябала на листочке бумаги адрес офиса Гришина.
   – Ясно. Ну что ж, спасибо. Должна буду.
   Юлька только многозначительно кивнула головой.
   Мы распрощались. Не мешкая, я решила сразу отправиться по указанному адресу. Мои подозрения по поводу семьи Гришиных, Марины и Михаила, в скором времени могут получить подтверждение. Ведь Мишка не стал бы проворачивать аферы, чтобы получить квартиру матери, если у него в финансовом плане все нормально.
   Размышляя так, я подъехала к четырехэтажному зданию. Здесь когда-то располагалась администрация завода, теперь же помещения здания арендовали под офисы многочисленные фирмы. Офис Гришина находился на первом этаже. Это была обыкновенная комната девяти квадратных метров. Тут стояли всего лишь журнальный столик, два кресла да еще письменный стол. За ним-то и сидел сейчас хозяин кабинета и что-то писал.
   – Здравствуйте, Михаил Борисович!
   – А, опять вы? Ну, что на этот раз? – сразу же начал раздражаться Гришин.
   – Объясните мне, почему вы меня принимаете в штыки?
   – А кому понравится, что его подозревают?
   – Но если вы не виноваты, то вам нечего бояться.
   – Мне не нравятся ваши визиты, я сказал.
   – Ладно, давайте начистоту. У меня действительно есть некоторые сомнения в вашей непричастности к происшедшему. Поэтому вы должны предоставить мне доказательства своей невиновности, иначе я так просто не отстану. Итак, я думаю, что единственный мотив, из-за которого вы могли пойти на преступление, – это квартира. Ведь Марина хотела, чтобы ваши родители ее разменяли.
   – Так, дальше можете не продолжать! Вот договор, посмотрите! – Он протянул мне несколько листков, отпечатанных мелким шрифтом. Это был договор на покупку квартиры. – Видите? И число посмотрите! Я, может быть, не ангел, но чтобы родную сестру!.. – он не договорил.
   Версия о его причастности к преступлению разбилась, как тонкая яичная скорлупа.
   – Но почему же ваша жена так нервничала, увидев меня?
   – Она считает, что это моя мать вас на нашу семью натравила, так как ненавидит Марину.
   – Вопросов больше нет, – подытожила я и направилась к выходу.
   Теперь я точно знала, что родственники Ирины не причастны к ее смерти, и, надо сказать, это меня порадовало.
   Однако теперь мне предстояло окунуться в мутный омут Иркиных друзей и подруг.
   Первым на очереди был Вениамин. У меня в голове так и крутились строки из дневника.
   «Я не могу простить ему того, что он сделал вчера! Я верила ему! Я готова была защищать его перед всеми! А он… Что же мне делать? Сколько раз я зарекалась увлекаться мужчинами! Нужно относиться к ним, как к средствам передвижения. Сначала ехать на нем до нужной остановки, а потом менять, не задумываясь! Я снова обожглась».
   Была еще и такая запись:
   «Я решила, что буду его теперь только использовать. Безжалостно и жестко».
   Я задумалась над этой фразой. Значит, там все-таки что-то произошло, о чем не знала подруга Ирины. Достав из сумочки визитку, я отправилась по указанному в ней адресу. Мне предстояло узнать, что же это за фирма – «Велкопрос».
   Я нашла ее довольно быстро. Фирма находилась в центре города, неподалеку от Центрального рынка. Офис располагался в старом здании, которое имело довольно – таки неприглядный внешний вид. Казалось, что это просто какая-то захудалая контора. Когда же я поднялась по ступенькам небольшого крылечка и вошла в холл, то обомлела. Шикарным здесь было все: стены, навесной потолок, вычурные люстры.
   – Ничего себе! – присвистнула я. – Что же тогда в кабинетах?!
   Странно, но меня никто не остановил и не спросил, куда я направляюсь.
   «Здесь что же, и охраны нет?» – размышляла я.
   На кабинетах не имелось табличек. Я решила осмотреть все, а уж потом войти в первый попавшийся и поинтересоваться, где можно найти Шаганова. Однако прибегать к таким маневрам мне не пришлось. В самом конце коридора я увидела помпезную табличку с надписью: «Шаганов Вениамин Александрович».
   Я постучала.
   – Войдите! – услышала я приятный баритон за дверью.
   – Здравствуйте! – Моя улыбка была вежливой и чуть смущенной. – Можно вас на некоторое время отвлечь от работы?
   – Конечно, для такой красивой девушки я готов на что угодно! – приветливо встретил меня хозяин кабинета. – Проходите, присаживайтесь, – предложил он, указывая на одно из огромных кожаных кресел, стоявших в кабинете.
   «Ух ты, да он – дамский угодник, – про себя усмехнулась я, видя, как растаял Вениамин Александрович. – Даже не спросил, как меня зовут!»
   Рабочее место Шаганова находилось в левой стороне кабинета. Современный письменный стол с приспособлениями для компьютера и еще кучей всяких новомодных премудростей.
   В правой стороне все было словно приспособлено для задушевной беседы. Два уютных кресла друг напротив друга, пальма, журнальный столик, графин с водой, пепельница.
   – Сок, воду, чай, кофе? – на выбор предложил Шаганов.
   – Кофе, – не раздумывая, ответила я. Не могла отказаться от моего любимого напитка.
   Шаганов нажал кнопку селектора и попросил секретаршу приготовить два кофе.
   – Вениамин Александрович, мне, наверное, нужно представиться…
   – Да, это было бы не лишнее! – засмеялся он.
   – Меня зовут Татьяна Иванова. Я – частный детектив.
   Улыбка несколько померкла на лице Шаганова.
   – Не скрою, удивлен, чем могу быть полезен?
   – Я расследую убийство вашей… знакомой, Ирины Гришиной.
   – Убийство? Что вы этим хотите сказать?
   – То, что это все-таки убийство. Моя интуиция редко меня подводит. Но помимо интуиции я раскопала еще и некоторые факты, сводящие на нет версию самоубийства.
   – Да-а? – потирая ладони, удивился Вениамин Александрович. – Я и сам думал, что здесь что-то не так. Так чем же могу быть полезен?
   – Скажите, какие отношения были у вас с Ириной?
   – Раз вы так уверенно спрашиваете, да еще и пришли ко мне, значит, уже наверняка знаете, так что не вижу смысла темнить. Да, мы были любовниками. Но не только. Еще мы были очень хорошими друзьями.
   – А как ваша жена воспринимала вашу связь?
   – А как обычно жены относятся к любовницам? – вопросом на вопрос ответил Шаганов и посмотрел на меня оценивающе.
   – А я вот слышала, бывает, что любовница и жена сходятся и становятся подругами…
   – Нет, – усмехнулся Вениамин Александрович, – это не наш случай. Я женат уже несколько лет. Но, как это часто бывает, понял, что женился не на той женщине, вскоре после свадьбы. Расходиться я почему-то не решался… – Шаганов ненадолго замолчал.
   «Ну да, ты тоже малодушный трус, как и большинство других мужчин, которые оказались в такой ситуации», – про себя подумала я.
   – Чтобы скрасить свою жизнь, я решил завести любовницу, – продолжал тем временем Вениамин Александрович. – Так и сделал. За эти годы у меня было несколько женщин. Но со всеми отношения приходили к логическому концу, и мы расставались.
   «Интересно, кто же будет с тобой долго встречаться, если ты боишься разводиться?» – мысленно вопросила я. Наверняка любовницы Шаганова хотели устроить свою жизнь рядом с ним. А, видя, что с этим мужчиной каши не сваришь, дамы отправляются в дальнейшие поиски.
   Между тем я не могла не отметить поистине чертовскую привлекательность этого отнюдь не молодого мужчины. На несколько секунд я представила, как он выглядел в молодости. Наверняка кружил головы девушкам, покоряя их одним лишь взглядом своих необыкновенно чистых голубых глаз. Вениамин Александрович принадлежал к тому типу мужчин, которые остаются привлекательными до конца своих дней. В нем чувствовалась огромная внутренняя сила, так необходимая женщинам. Тонкий юмор, чувственность и чарующий шарм были его верным и безотказным оружием.
   – С Ириной мы знакомы около года, – рассказывал он тем временем. – И она стала для меня чем-то вроде последней любви.
   «О-о, да он к тому же еще и романтик», – не умолкал мой внутренний голос.
   – Она была для меня любимой и желанной, мне хотелось помочь ей во всем.
   – Неужели между вами никогда не происходило размолвок? – решилась я прервать его воспоминания.
   – Мы повздорили только один раз. Моя жена тогда как раз ждала ребенка. Пару месяцев назад, кстати, у меня родился сын, – лицо Вениамина Александровича немного посветлело.
   – Поздравляю! Но, извините, никак не могу понять ваши рассуждения. Ребенок от жены, но вы тем не менее любили другую, а не его мать…
   – Александра, моя жена, как будто чувствовала, что я могу уйти, а ради Ирины я действительно мог сделать это. Вот она и решила удержать меня, родив ребенка. Теперь я, конечно, благодарен ей за это. У меня наконец-то появился сын. Но получилось-то все случайно, если учесть, что в последнее время мы с женой почти не бывали вместе.
   «Интересно, а почему он уверен, что это его ребенок? – размышляла я. – Слишком уж неправдоподобная история».
   – Сколько лет вашей жене и почему вы раньше не задумывались о детях? – вслух спросила я.
   – Раньше Александра не хотела ребенка, она еще не оставляла надежды на удачную карьеру в модельном бизнесе. А ребенок портит фигуру. Но сейчас ей уже почти тридцать, а жизнь модели не такая уж долгая, сами знаете. И она изменила свою точку зрения.
   – Значит, Ирина негативно отреагировала на известие о том, что ваша жена беременна?
   – Да, однажды она, уже будучи беременной, пришла в кафе, где мы были с Ириной. Следила, наверное. Александра устроила ужасный скандал, подскочила к Ирине сзади и стала трепать ее за волосы, бить кулаками…
   – И что дальше?
   – Я стал оттаскивать Сашу. А Ирина хотела, видно, тоже ударить, но как увидела живот, не смогла… После этого она как с цепи сорвалась.
   – В чем это выражалось?
   – Она стала грубить мне, требовать денег постоянно. Исчезли ее нежность, робость. Это была уже алчная фурия. Я, как мог, потакал ей, потому что понимал, что обидел.
   – Скажите, а ваша жена… в последнее время вы ничего странного не замечаете в ней?
   – Да нет, кажется… – растерянно ответил Вениамин Александрович. – Она ребенком сейчас занимается. Но все-таки женщины – сложные натуры, я никогда не пойму вас, вот уже и до седых волос дожил, а разобраться так и не смог.
   – Что вы хотите этим сказать?
   – Да вот, совсем недавно моя благоверная явилась позже меня домой. Такого раньше никогда не было. Ребенок плачет, а ее нет! Теперь вопреки ее желанию хочу нанять няню. Даже в газету объявление дал.
   – А во сколько вы пришли домой?
   – Да где-то в начале десятого.
   – Сколько было времени, когда пришла домой Александра?
   – Наверное, уже в начале двенадцатого… А в чем дело?
   – Когда это случилось?
   – Да на прошлой неделе, в четверг, кажется.
   Это был день, когда убили Ирину.
   – А почему вы так уточняете? – недоумевал Вениамин Александрович.
   – В четверг Ирина умерла.
   Шаганов побледнел.
   – Не может быть! Не хотите же вы сказать… – Он судорожно схватил сигарету. – Нет, нет и еще раз нет! Александра не могла этого сделать!
   – Ваша жена знает, где жила Гришина?
   – Я думаю, да, потому что она выслеживала нас много раз. Но я не верю, что это она.
   – А что она сказала в ответ на ваши расспросы относительно того, как она могла оставить ребенка?
   – Ничего. Мы тогда в ссоре были, и я думал, что она мне просто хотела досадить. Наверное, увидела в окно мою машину и выскочила из дому через «черный» ход, а выждав некоторое время, вернулась. – Вениамин Александрович на ходу не слишком ловко придумал причину отсутствия жены.
   – Что ж, это нужно еще проверить. Вполне возможно, что все было именно так, как вы говорите.
   – И что, вы теперь будете проверять мою жену? – возмутился Вениамин Александрович. – Я вам не разрешаю!
   – Вы предпочитаете, чтобы вашу жену вызывали в отделение и допрашивали следователи? А если она на самом деле ни в чем не виновата! – Я отчаянно блефовала. Конечно, никто не стал бы куда-либо вызывать Александру, но об этом можно и умолчать. Тем более что это помогло ввести Вениамина Александровича в состояние растерянности.
   – Что же мне делать? – в конце концов спросил он с явной тревогой в голосе.
   – Вам нужно позвонить домой и предупредить Александру, что сейчас приедет девушка с целью… С целью устройства на работу няней!
   – Вы – няня? – удивленно взглянул на меня Шаганов, критически рассматривая мой наряд: куртка из серебристой ткани нараспашку, под ней виднеется кожаная жилетка с глубоким вырезом, брюки в обтяжку…
   – Да, я понимаю, возможно, я не совсем похожа на няню.
   – Скорее даже вообще не похожи!
   – Ничего страшного, я переоденусь.
   Вениамин Александрович в сомнениях заходил по кабинету.
   – Но это же несправедливо по отношению к Александре!
   – Вам не кажется, что вы довольно поздно вспомнили о справедливости? Иметь любовницу при живой жене, по-вашему, это справедливо?
   Шаганов понял, что мои доводы будет трудно опровергнуть, а еще труднее – заставить меня уйти.
   – Ну, хорошо.
   Он подошел к столу и набрал номер телефона.
   – Ну вот и все, – переговорив с женой, сказал Шаганов, – она вас ждет.
   Я распрощалась с Вениамином Александровичем и отправилась домой, чтобы переодеться. При этом я начала мысленно прикидывать в уме варианты поведения и внешнего вида, которые необходимы мне для создания правдивого образа.
   – Как же должна выглядеть няня? – задавала я себе вопрос.
   Ну, во-первых, для того, чтобы расположить к себе госпожу Шаганову, я должна выглядеть серой мышкой. Если эта женщина мечтала о карьере модели, навряд ли она потерпит в своем доме красивую женщину. Тем более если эта женщина окажется красивее, чем она. А между тем сейчас в зеркало на меня смотрела очень даже симпатичная дамочка.
   – Как ни крути, но так или иначе придется мне сменить имидж, – подвела я итог своих нравственных метаний.
   Воодушевившись идеей принятия нового образа (согласитесь, а это все-таки чертовски занимательно), я смыла косметику и наложила на веки бледно-желтые тени. Результат превзошел мои ожидания. Взгляд заметно поблек, потерял былую выразительность. Но это был всего лишь первый шаг к перевоплощению. Основной эффект заключался, конечно, в правильном подборе одежды. Нужно что-то длинное, чтобы скрыть мои красивые ножки, и мешковатое – стройную фигуру демонстрировать Александре Шагановой совсем ни к чему. Иначе она будет чувствовать себя, мягко говоря, некомфортно. Ведь сама-то она недавно родила, а значит, не исключено, что у нее возникли некоторые проблемы с фигурой.
   – Что же мне выбрать? – вопросила я, глядя на содержимое шкафа.
   Словно услышав меня, из-под кровати выполз Маркиз.
   – Мяу! – глядя мне в глаза, сообщил мне мой пушистый друг.
   – Может, ты мне подскажешь? – обратилась я к нему за помощью, но потом расстроенно констатировала: – Нет, ты мне не поможешь!
   Однако на кота, очевидно, нашло игривое настроение, потому что из вороха вещей, которые я вытащила из шкафа и сложила на кровати, он потянул что-то из тонкой материи и стал теребить это своими лапами.
   – Эврика! – осенило меня. Я подскочила к коту и выхватила у него игрушку. Маркиз возмущенно мяукнул. – Милый, ты мое спасение! – воскликнула я и побежала к зеркалу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация