А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Детектив на троих" (страница 10)

   – Ну что, кому паяльник, кому утюг?
   Те что-то неопределенно промычали. Глаза обоих расширились. Хрящ остановил наконец взгляд на Савелкине и сказал:
   – Паяльник в жопу будем пихать тебе. Ты больше на педрилу похож.
   Савелкин что есть мочи замахал головой. Это не произвело на Хряща никакого впечатления, и он сказал:
   – Похож, похож…
   Савелкин снова интенсивно замычал.
   – А! – издевался Хрящ. – Ты что-то сказать хочешь?
   Савелкин активно утвердительно закивал.
   – Ну, так бы и сказал, а то все молчишь и молчишь, – произнес Хрящ и вынул наволочку изо рта Савелкина.
   – Хрящ, клянусь, я тебе все расскажу!
   – Ну вот, это другое дело, – радостно воскликнул Хрящ.
   Он поставил рядом с Савелкиным стул и уселся на нем, приготовившись слушать.
   – Ты мне сразу скажи, где деньги! – сказал он, предваряя монолог Савелкина.
   – Хрящ, ты пойми, – затараторил Юрка, – я же себе не враг. Зачем мне эта херня с паяльниками и утюгами? Я взял деньги у Славки, потом зашел к тебе и взял деньги у Емельяна. Потом я приехал сюда, а когда залез в портфель, обнаружил, что они исчезли.
   Хрящ громко заржал:
   – Нет, ну ты и шутник! Вообще ты мне нравишься: байки интересные рассказываешь – положил деньги в «дипломат», потом открыл – а их там нету, – снова заржал он. – Сказочник! Ты что, думаешь, найдется такой лох, который поверит во все это? – уже жестким тоном произнес он, после чего опять заткнул Савелкину рот и кивнул своим подручным.
   Те подошли, подняли обоих бизнесменов на ноги и стали снимать с них штаны. Савелкин активно завертелся, словно танцевал ламбаду. Карцев же грустно смотрел, как с него, как лифт, медленно опускаются вниз брюки. Танец Савелкина был прекращен простым и вульгарным способом – верзила аккуратно и даже слегка лениво пихнул его в живот коленкой. Что привело к несколько неожиданным последствиям: Савелкин, согнувшись пополам, издал громкий и натужный звук, привлекший внимание всех присутствующих. Верзила, снимавший с него штаны, вдруг суетливо отвернул нос в сторону и, обратившись к главному, возмущенно сказал:
   – Хрящ, он еще и пердит!
   – А ты что хотел? – резонно ответил Хрящ. – Ты бы еще не так пердел, если бы тебя к такой процедуре готовили!
   Но тут до него дошел запах и он, замахав руками перед носом, вскочил и переставил стул подальше со словами:
   – Фу, какой он вонючий!
   К этому времени обоих бизнесменов уже положили животами вниз на стулья и стали отыскивать ближайшие электрические розетки. То ли от неудобной позы и сильного давления на живот, то ли Савелкин резонно рассудил, что у него остался один-единственный способ обороняться, но комнату потряс еще один громоподобный звук. После этого Хрящ вскочил и ушел в дальний конец комнаты, прокричав оттуда:
   – Да заткните ему наконец его вонючую гаубицу! Иначе он нас тут всех газом перетравит…
   Один из верзил зажал рукой свой здоровенный нос, а второй стал не особенно ловко засовывать паяльник в зад Савелкину. Тот заерзал на стуле и что есть мочи завопил. Если бы у него не было наволочки во рту, его крик вполне можно было бы назвать душераздирающим. Бандита это не остановило, и через минуту паяльник уже торчал из Юркиного зада.
   К этому моменту Карцева отнесли в противоположный угол и прилаживали утюг к его узкой розовой попке. Видимо, Славка был к тому времени душевно сломлен, поэтому длинной сосиской лежал почти без движения.
   – Ну что? – Хрящ встал и подошел к Савелкину. – Будешь говорить, где деньги или нет?
   Савелкин так задрыгался, что паяльник как метроном заходил у него в заднице. Он пытался последний раз донести до этих тупиц, что на самом деле ничего не знает.
   – Ну, тогда поехали, – скомандовал Хрящ своим людям.
   Я закрыл глаза, не в силах наблюдать за всем этим. Вся атмосфера комнаты была пропитана страхом и вонью, что делало окружающую действительность совершенно невыносимой. Мне страшно захотелось выпить. И тут неожиданно раздался еще один звонок в дверь.
   Я быстро открыл глаза и посмотрел в направлении входной двери. К ней же было приковано внимание всех остальных участников событий. Для бандитов звонок был настолько неожиданным, что они не успели сунуть вилки от электроприборов в розетки. Хрящ, сидя на стуле, кивнул одному из своих подручных. Тот аккуратно и тихо пошел в прихожую. Через несколько секунд он тихими, но большими скачками вбежал в комнату и сдавленно прокричал:
   – Менты!
   Хрящ вскочил со стула. Раздался еще один звонок. Хрящ медленно направился к двери, в которую уже начали стучать кулаком. Через несколько секунд Хрящ, как ошпаренный, вбежал обратно в комнату и сказал:
   – Облава! Менты…
   Бандиты зашустрили. Один из них подбежал к Хрящу и сказал:
   – Второй этаж… Надо сигать…
   – Там может быть засада, – ответил Хрящ. – Но деваться некуда.
   Бандиты раскрыли окно и стали внимательно всматриваться вниз. Во входную дверь уже ломились ногами. Раздался громоподобный голос:
   – Открыть немедленно! Я знаю, что вы там!
   От этого голоса у меня на душе стало тепло и весело. Я узнал бы его из тысячи – на помощь нам рвался великий полководец, борец за справедливость, отважный конкистадор Дынин! Ему по зубам был штурм Лехиного дачного домика, разгром ковбойского салуна, арест в одиночку целой бригады бандитов… И вот сейчас наш благородный герой что есть силы ломился в цитадель варварства и насилия, дабы освободить несчастных пленников!
   – Что будем делать с этими? – спросил один из подручных Хряща, кивнув на нас.
   Тот было задумался, но в этот момент на дверь обрушилась новая лавина ударов великого завоевателя, и бандиты стали прыгать в окно. Спустя несколько секунд со двора раздался крик:
   – Ой, блин!
   Похоже, один из бандитов неудачно приземлился. Однако остальные восприняли это как знак того, что внизу засада, и решили прорываться через дверь с целью уйти на крышу. Терять им было нечего. Двое верзил, открыв дверь и швырнув туда табуретку, устремились на прорыв. Послышался возмущенный возглас Дынина:
   – Да вы что, обалдели, что ли, совсем?
   Топот удаляющихся по лестнице шагов был ему единственным ответом. Похоже, бандиты были столь напуганы облавой, что даже не обратили внимания, что менты присутствовали за дверью в единственном числе.
   За одну минуту квартира Людки была очищена от бандитов. В коридоре раздались тяжелые шаги командора. В комнату с удивленным лицом и милицейской фуражкой, сдвинутой набекрень, вошел Дынин со словами:
   – Чем вы здесь, черт возьми, занимаетесь? Что у вас тут, мать вашу, твори…
   Он не договорил и, раскрыв рот, стал оглядывать открывшуюся ему панораму. Командор посмотрел на сидевшего без движения Седого и неодобрительно глянул на беспорядок в одежде лежащей на диване Людки. Когда его взгляд остановился на торчащем из голой задницы Савелкина паяльнике, его глаза расширились от удивления еще больше. Потом он перевел взгляд на меня и на здоровенную половую тряпку, торчащую у меня изо рта, и удивленно промолвил:
   – Ребята, вы чего?
   Ну что ж, не каждого доблестного рыцаря помимо отваги отличает еще и сообразительность. Я что есть силы сквозь тряпку забубнил в его адрес ругательства. Видя, что мои глаза наполнились негодованием, пытливый дынинский ум все же сообразил: чтобы услышать рассказ о происходящем, необходимо освободить мне рот. Он подошел ко мне, рывком выдернул у меня изо рта тряпку и тут же услышал:
   – Мудила! Ты что, не видишь, что у меня рот закрыт?
   – Вижу… Вот я и открыл его.
   – Может быть, ты еще и руки мне развяжешь и сделаешь меня своим должником на всю оставшуюся жизнь?
   Дынин, сдвинув фуражку на затылок, потер открывшуюся на обозрение лысину.
   – Ну конечно, – после некоторых размышлений с готовностью ответил он и, вынув из кармана перочинный ножик, разрезал веревку.
   Я растер запястья, двумя пальцами вынул из своего рта большой длинный волос, поплевался и сказал:
   – Дима, ты, пожалуйста, попытайся освободить остальных, а мне нужно срочно продезинфицировать полость рта. Похоже, этой тряпкой убирали за котами.
   Дынин понимающе кивнул и пошел на помощь другим. Я услышал вопль Савелкина – наш бравый старший лейтенант неудачно его освободил. Юрка, соскользнув со стула, приземлился прямо на инородное тело, торчащее из его зада. После этого великий конкистадор был обласкан таким количеством нелестных эпитетов, что я вынужден был со ртом, полным зубной пасты, вернуться на место событий и слегка успокоить пострадавшего. К тому времени у Савелкина уже удалили паяльник из зада, и он лежал на боку, тихо постанывая. Карцев, который пострадал меньше всего, уже водрузил штаны на место и сидел в углу, закрыв лицо руками. Единственной неосвобожденной оставалась Людка, до которой Дынин почему-то не решался дотрагиваться. Я вынул у нее кляп и развязал руки, после чего пошел завершать дезинфекцию рта.
   Когда я вернулся, все сидели по углам и угрюмо молчали в ответ на настойчивые расспросы Дынина о происшедшем. Я подошел к Диме, взял его за уши и с благодарностью поставил ему на лбу засос, отчего лоб его сделался почти багровым.
   – Дима, нам всем здесь сделали нехорошо, – сказал я, не давая ему опомниться. – Кому-то больше. – Я посмотрел на Савелкина, который даже не стремился надеть штаны, – кому-то меньше. – Я рефлекторно сплюнул. – Но если бы не ты, все это могло плохо кончиться.

   ГЛАВА 10
   МЫ БОЛЬШЕ НИКОМУ НЕ ДОЛЖНЫ!

   – Так, мне все ясно! Мужики! В общем, бр-ратва! Этих мерзавцев надо давить в их логове! – гремел дынинский голос в Людкиной квартире. – В общем, это… Р-рота, па-дъем! Шашки наголо! Мы застебаем их тепленькими!
   – Что мы с ними сделаем? – недоверчиво спросил Седой, который только-только начал приходить в себя от побоев.
   – Ну, это… – пояснил Дынин, – будем их брать!
   – А я уж было подумал, что ты нас за извращенцев считаешь, – сказал Борисов, слегка морщась от выпитой рюмки водки.
   Дынин пропустил его высказывание мимо ушей, увлеченный разработкой стратегии очередного крестового похода. К этому времени публика более или менее успокоилась, и мы уже приканчивали оказавшуюся у Людки бутылку водки. Я на правах врача осмотрел пострадавших. У нас с Седым, похоже, было легкое сотрясение мозга. Несмотря на то что Савелкин выглядел наиболее пострадавшим, серьезного физического ущерба его здоровью причинено не было. Осмотрев после долгих пререканий место пристального внимания бандитов на его теле, я пришел к выводу, что, кроме небольших ссадин, вызванных не слишком аккуратным засовыванием паяльника, никаких повреждений более нет. Учитывая характер повреждений и стиль Юркиной жизни, я посоветовал ему как можно чаще обрабатывать это место вазелином, чем вызвал его очередную раздражительную реакцию.
   Все остальные, то бишь Карцев и Людка, отделались психологическим стрессом, хотя, глядя на Карцева, я подумал, что он весьма глубок.
   – Дима, а что мы там будем делать, в этом спортзале? – спросил Седой, глядя на ходящего из угла в угол в состоянии явного возбуждения Дынина. – Поправлять пошатнувшееся здоровье, что ли?
   – Мы его арестуем, – категорично заявил Дынин. – Возьмем под стражу! Понял?
   – Понял, – усмехнулся Леонид.
   – Ну что, Вовк? – решительно обратился полководец к ординарцу. – Надо ехать. Как думаешь, а?
   Я налил себе еще стопочку водки и, приняв ее, неожиданно для Седого и даже отчасти для себя, сказал:
   – Надо ехать.
   Седой удивленно воззрился на меня и язвительно спросил:
   – А смысл? Взять под стражу? Или застебать тепленькими?
   – Все дело в том, – ответил я, – что закон на нашей стороне. Дынин – представитель органов власти, оперативно реагирующий на ситуацию. Им всем грозит статья за бандитизм и вымогательство. Так что мы вполне можем, используя страховочные варианты, открыто поговорить с Емельяном и, шантажируя его, наконец-то выяснить правду насчет этих чертовых денег – знает ли он что-нибудь об их судьбе?
   – Судя по тому, что мы здесь видели, похоже, не очень знает, – скептически заметил Седой. – В противном случае, он – великий актер.
   – Вот в этом я и хочу убедиться, – сказал я. – Других вариантов у нас практически нет.
   – С огнем играем, – сказал, вставая, Седой и направился к выходу.
   Дынин же рявкнул на флегматичных Савелкина и Карцева:
   – Чего расселись? Вам что, команды «вперед» не было? Ну-ка, шагом марш на выход!
   – Да не ори ты, – устало отозвался Карцев, подымаясь и доставая из кармана ключи от автомашины.
   Двое приятелей по несчастью медленно и нехотя двинулись к выходу.
   Мы погрузились в ставший нам уже родным салон «Форда-Скорпио». Дынин, как и предполагалось, сел впереди рядом со Славкой. Мы же с Седым и Савелкиным разместились сзади. Юрка садился последним и очень медленно и осторожно приземлялся, прислушиваясь к импульсам, исходящим из своего организма. Когда он наконец закрыл дверь, машина тронулась.
   – Куда ехать, знаешь? – сурово спросил Дынин у Карцева.
   Тот молча и угрюмо кивнул.
   Машина медленно выехала со двора и направилась в сторону спортивного заведения под названием «Гром», расположенного на окраине города среди двух– и одноэтажных зданий. Это был своего рода рэкет-клуб, хозяин которого, Емельян, уже наносил нам сегодня визит. Через двадцать минут «Форд» плавно въехал в тихий переулок, незатейливо именовавшийся Рабочим.
   – Ну что, остановиться здесь или проехать дальше? – спросил Карцев.
   Я внимательно осмотрел переулок. Что-то не понравилось мне в его тишине и спокойствии. Внутренний голос подсказывал мне, что сейчас надо держаться от этого места подальше.
   – Остановись метрах в пятидесяти отсюда, – сказал я.
   Непонятно почему, но напряжение в салоне возрастало. Когда Карцев остановил машину, мы стали внимательно всматриваться в застекленную витрину первого этажа трехэтажного здания. Витрина была оформлена с оригинальным вкусом: на ней стояли манекены в спортивных костюмах, а также красовались муляжи спортивных тренажеров. Наверное, все это, по задумкам авторов, должно было иллюстрировать официальное назначение заведения. Для особо непонятливых, которые могли спутать заведение со спортивным магазином, над дверью висела огромная неоновая надпись «Спортзал „Гром“.
   Мы все устремили взгляды на его вход. Несмотря на то что переулок был узеньким, количество припаркованных автомобилей недалеко от входа в спортзал было достаточным. С одной стороны дороги стояли два джипа «Чероки» и «Мерседес», к другому тротуару, прилегавшему ко входу в «Гром», были припаркованы уже знакомая нам белая «девятка» с мятым передом и «БМВ». У каждой группы машин, словно часовые, прохаживались взад-вперед несколько человек. Стекла иномарок были затонированы, но мне все же удалось рассмотреть, что в них также сидят люди.
   Странная дрожь охватила меня. Похоже, такое же состояние переживали и мои спутники.
   – Что-то здесь не так, – неожиданно подал голос Савелкин.
   – В каком смысле? – мгновенно отреагировал Дынин.
   – Не знаю, что именно, но жопой чувствую, что здесь что-то не так, – прищуриваясь, вглядывался в обстановку Савелкин.
   – Ну что ж, после сегодняшних процедур ей, наверное, можно доверять, – сказал Седой.
   Его слова оказались пророческими. Откуда-то из глубины здания раздался резкий хлопок, за ним в беспорядочном ритме последовали другие. В спортзале явно началась стрельба, которая отнюдь не носила характер спортивного соревнования. Похоже, люди взялись за одно из своих любимых занятий за всю историю цивилизации – убийство себе подобных.
   Из стоящих на противоположной стороне улицы от входа в зал двух джипов и «Мерседеса» выскочили вооруженные люди и, спрятавшись за свои автомобили, открыли ураганный огонь из автоматов и пистолетов по витрине. С другой же стороны улицы им огнем отвечали другие бандиты, которые выскочили из «девятки» и «БМВ». Сзади «емельяновцев» раздался противный звон треснувшего стекла, и манекены затряслись в странной неживой истерике от попадавших в них десятков пуль.
   – Давай назад! – заорал я нашему водителю, но было уже поздно.
   Карцев и Дынин, одновременно стукнувшись при этом лбами, устремились на пол автомобиля. Я тут же ощутил, как подо мной зашевелился, плотно вгрызаясь в автомобильный коврик, Савелкин. Седой, отхлебнув из бутылочки пива, съежился за водительским сиденьем. Мне ничего не оставалось, как тут же лечь на освободившееся от зада Савелкина место и попытаться спрятаться за передним пассажирским сиденьем.
   Ожесточенность стрельбы нарастала. Бандиты переставляли связанные изолентой по принципу валета автоматные рожки и продолжали палить. Краем глаза я увидел, что с обеих сторон уже есть людские потери. Вдруг неожиданно из спортзала, внутри которого тоже шла ожесточенная перестрелка, через разбитую витрину наружу вырвался огромный столб пламени от произошедшего там взрыва. Похоже, бандиты перешли к гранатам.
   Взрывной волной накрыло и «емельяновцев» – некоторых из них отбросило из-за автомобильного укрытия на открытую местность, и они тут же попали под пули врагов, среди которых, как я успел заметить, большинство составляли люди с азиатской внешностью. Один из «узкоглазых», размахнувшись из-за красного джипа, бросил на противоположную сторону улицы еще одну гранату. От ее взрыва и без того прошитые выстрелами «БМВ» и «девятка» подпрыгнули. Вылившийся из пробитого бака одной из машин бензин загорелся, и через несколько секунд раздался еще более оглушительный взрыв – «девятка», взлетев на воздух, перевернулась. После чего нападавшие азиаты, уже не боясь, перебежали дорогу, принялись добивать оставшихся в живых противников. Трое из них кинулись внутрь помещения, и через минуту выскочили оттуда. Один из них что-то крикнул другим, и они, попрыгав в «Мерседес» и два джипа, на большой скорости покинули место событий.
   Постепенно в переулке установилась тишина. Слышно было лишь шуршание огня в горящей «девятке». Седой, допив остатки пива, щелкнул дверным замком и открыл дверцу. Сначала он выкинул бутылку, потом вылез сам и сразу же встал у стены, расстегивая штаны. Послышалось активное журчание. В это время я, не особо церемонясь с Савелкиным, вылез из машины с другой стороны.
   – Ну мы и попали, – произнес я, оглядывая местность.
   – Хорошо, что в нас не попали, – ответил Седой, застегивая штаны.
   Мы направились к месту боевых событий. Сначала я осмотрел двух лежащих на нашей стороне улицы азиатов – оба были мертвы. Один из них по виду был похож на китайца или корейца, другой скорее напоминал казаха или киргиза. Тогда я перешел на другую сторону улицы и осмотрел лежащих там еще пятерых человек. Они также не подавали признаков жизни. Среди них я обнаружил своего обидчика Хряща – пуля попала ему прямо в лоб.
   Тут к нам присоединился Дынин с вопросом:
   – Куда это вы направились?
   – Побеседовать с Емельяном, – ответил Седой.
   И мы поднялись по ступенькам в помещение, которое раньше называлось спортзалом. Картина была плачевной: кое-где от взрыва горел дерматин, за тренажерными снарядами лежали тела еще двоих убитых. В зале мы обнаружили еще несколько жертв перестрелки. Один из азиатов, лежащий в углу, слегка постанывал. Видимо, его отбросило взрывной волной, ко всему прочему у него наблюдалось пулевое ранение в плечо и бедро. В углу зала я заметил небольшую застекленную конторку, которая, видимо, служила офисом. Туда мы и направились.
   В конторке было два трупов. Один был застреленный Емельяном китаец с зажатым в руке пистолетом, второго же можно было легко идентифицировать как Емельяна, хотя опознание было затруднено тем обстоятельством, что половина его пышной шевелюры была снесена осколком гранаты.
   Мы все молчали. Дынин к тому же активно сопел.
   – Пошли отсюда, – сказал я. – Мне надо оказать помощь раненому.
   И я, открыв аптечный шкафчик, прихватив оттуда бинты и медикаменты, отправился в разгромленный спортзал. Я сделал перевязку, предварительно остановив кровотечение. На простреленное бедро я наложил шину. Покопавшись еще в аптечке, я нашел там ампулы морфина и сделал азиату обезболивающее.
   – Пожалуй, это все, чем я сейчас могу ему помочь, – сказал я. – Хорошо, что еще остались навыки со времени работы на «Скорой помощи».
   Дынин с Седым вынесли раненого на улицу и уложили его на асфальт. Тут к нам медленно, боязливо озираясь, подошли Савелкин и Карцев.
   – Ну что? – спросил Славка.
   – Ничего, – мрачно ответил ему Седой и добавил: – То есть совсем ничего. Теперь ты никому ничего не должен.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация