А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Доноры за доллары" (страница 25)

   Они, разделившись для вящей надежности, спустились вниз, молча прошли мимо невозмутимых охранников и свернули за угол, где находилась побитая будка таксофона. У Лямзина с собой оказалась телефонная карточка, взяв которую Головлев протиснулся к аппарату. Повернувшись к Лямзину, он выжидающе посмотрел на него:
   – Ну?
   – Чего – ну? – не понял тот.
   – Телефон санатория мне скажите, я же не знаю. Вы же у нас специалист по связям с общественностью, – нетерпеливо сказал Головлев, про себя обзывая завхирургией болваном.
   Лямзин поморщился, назвал телефон.
   Головлев торопливо набрал номер, громыхая поломанным диском.
   – Алло? Это санаторий «Сосновая шишка»? А могу я хирурга Карташова услышать?
* * *
   – Кто это? – устало спросил я.
   – Кто-кто! Конь в пальто! Что, не узнал? – раздался в трубке голос Чехова. – Открывайте ворота, к вам приехал сирота. Ладыгин, я себе уже все отморозил, у меня печка сломалась. Можно, я к тебе подъеду, чаю попьем?
   Я оглянулся на ворочающуюся во сне Марину.
   – Я не один, – поколебавшись, сказал я.
   Чехов весело рассмеялся:
   – Ага! А говорил… Что, подружка твоя у тебя?
   – Юрий Николаевич, орите потише, вы мне девушку разбудите, – давя невольную улыбку, попросил его я.
   Я посмотрел на часы – была уже половина второго.
   – А до утра подождать нельзя? – поинтересовался я у Чехова, с тоской представляя, как он завалится с присущим ему шумом в мою однокомнатную квартиру, лишая всех ее обитателей приятностей ночного отдыха. О том, что мы вообще-то ведем серьезное расследование, мне как-то сразу не подумалось.
   – Ладыгин, ты что, с ума сошел! Куй железо, пока не сгорел! Это – срочно.
   – Вас что, жена ночевать не пускает? – из последних сил бубнил я, уже обреченно натягивая штаны.
   – Так, Владимир Сергеевич! Ты долго собираешься мое терпение испытывать? Или ты немедленно забираешь у меня все сведения, или я их продаю конкурентам!
   – Хорошо, только мы с вами встречаемся у подъезда. Термос с чаем я вам, так и быть, вынесу.
   – Ладно, уговорил, – примиряюще сказал Чехов, зевая. – Буду у твоего подъезда ровно через двадцать минут. Отбой.
   Я оделся, поставил чайник и закурил, поеживаясь от мысли о том, что придется променять теплую постель на обледенелую машину Чехова.
   Налив чаю в термос и намазав несколько бутербродов паштетом, посмотрел на часы: пора спускаться. Машина Чехова уже стояла у подъезда. Он сидел, нахохлившись, как курица. Я предложил ему чай и бутерброды.
   – Спасибо, родной, – чуть хрипло сказал он. – Ну, рассказывай – я пока поем.
   Я слегка удивился такому повороту событий: я ожидал, что мне самому что-нибудь расскажут.
   – Что ж, так оно и есть – вы нашли моего друга, – дрогнувшим голосом начал я.
   Хотя мы с Ромой Ураевым в последнее время практически не общались, убийство человека, которого я только недавно видел счастливым и полным жизни, на меня сильно подействовало. Чехов это заметил.
   – Соболезную, – серьезно произнес он. – Значит, мы взяли правильный след. Его убили именно те, кто сотрудничал с вашими хирургами. Если учесть данные, которые я добыл в последнее время, то получается довольно стройная картина. Ваши хирурги отрезали органы несчастным людям – судя по всему, в основном тем, кого не стали бы искать. Делали они это строго на заказ. Доставку осуществляли заказчики под прикрытием инкассаторской фирмы «Эдельвейс». Вашему другу не повезло. Все с ним было бы нормально, не сунься он в один момент туда, куда ему соваться не следовало. В этот момент он превратился из несведущего исполнителя в опасного свидетеля. Поэтому его и убили. Ты, кстати, в курсе, сколько стоит операция по пересадке органов? Конечно, в курсе. А если эта операция становится возможной благодаря нелегальной торговле органами, цена возрастает приблизительно раза в три. Да, остались еще в России состоятельные люди… – протянул Чехов, наливая себе еще немного чаю. – Так вот, – продолжал он. – Они его убили. Но не знали, успел он кому-нибудь передать сведения или нет. И тут, к их счастью, на сцене появился…
   – …я, – поежившись от неприятных воспоминаний, предположил я.
   – Совершенно справедливо, – утвердительно махнул бутербродом Чехов.
   – И они поняли, что сведения – какими бы они ни были – уже переданы, – продолжал рассуждать я. – Поэтому решили избавиться и от меня.
   – …и устроили на тебя покушение, – закончил Чехов. – Могу поручиться, что это дело рук одних и тех же исполнителей. Можно, конечно, нанять киллера, но своими людьми воспользоваться дешевле. К тому же люди с опытом.
   Чехов зажег свет и показал мне личные дела двух сотрудников «Эдельвейса». Я почитал их и внутренне содрогнулся, понимая, что только счастливая случайность уберегла меня от верной смерти.
   – Теперь ты признаешь, что я совершенно справедливо устранил тебя от ведения дела? Просто убийцы не знали наверняка – жив ты или умер. Организмы, знаешь, у всех разные. А проверить у них то ли времени не хватило, то ли ума. Я просто понадеялся, что если ты будешь сидеть и не высовываться, то, возможно, нового покушения мы избежим. – Чехов торжественно помолчал и продолжил: – Итак, считай, что половину дела мы уже сделали. Нам практически достоверно известно, кто исполнитель, кто осуществляет посредническую связь и как все это устроено. Немного туманной остается схема выбора и подготовки жертв, но это детали. Осталось только выйти на заказчиков. Они пока, видимо, прекратили сотрудничество с твоей клиникой, но что-то мне подсказывает, что это – не единственное место, где им режут людей. Остается два пути: ждать вестей из крематория и искать бывшего директора «Медтехники» как возможное связующее звено между частями целого. Я уже послал запрос, ищут, сопоставляют. Но наша дурацкая система – единых сведений нет нигде, а в Москве людей с такой фамилией, как у него, – тысяча. Вот, собственно говоря, и все, – закончил Чехов, стряхивая крошки с колен.
   – А как со всеми остальными? – спросил я.
   – С какими остальными? – не понял Чехов.
   – Там же был пепел от тел еще четырех людей, – напомнил я ему. – С ними как?
   Чехов поморщился.
   – Я понимаю, что это прозвучит цинично, но, видимо, нам придется о них забыть. Во всяком случае, пока. Пока мы не располагаем информацией о том, что за люди это были. По-другому нам это узнать не удастся. А подобную информацию мы можем получить исключительно от непосредственных участников этого дела. А их мы как раз и выслеживаем, – торжественно закончил он.
   – Ясно, – ответил я, закуривая.
   – А у тебя, как я погляжу, все хорошо? – улыбнулся он мне.
   Я не ответил, задумчиво разглядывая узоры на заледеневших окнах.
   – Значит, в нашей клинике теперь ждать проявления их активности бесполезно? – наконец спросил я.
   – Получается, что так, – пожал плечами Чехов.
   – Значит, доказать вину Лямзина в смерти тех троих совершенно невозможно?
   – Ну, почему. Не все так безнадежно, как тебе кажется.
* * *
   – Что за фигня!!! – орал главный. – Какого черта? Почему выпустили его с территории? Зачем вы здесь работаете?
   Охранник стоял навытяжку и, часто моргая, с недоумением смотрел в побагровевшее лицо босса. Он хотел было что-то ответить, но тут дверь кабинета с треском распахнулась и в кабинет влетел хирург, злой и растерянный, как черт.
   – Дмитрий Анатольевич, у меня к вам срочное дело, – сказал он боссу.
   – Я занят!!! – зарычал директор, топая ногой.
   Хирург замер на месте. Затем сказал с нажимом:
   – Это очень важное дело. Оно касается и меня, и вас. А меры нужно принять срочно!
   – Вы уволены, – сказал Дмитрий Анатольевич охраннику, внезапно успокоившись. – Можете идти.
   Охранник пожал плечами и быстро вышел. Директор закурил и указал хирургу на кресло.
   – Подождите еще пятнадцать минут. Мне нельзя упускать момент, – сказал Козлов и стал звонить по телефону, с ожесточением тыкая пальцами в кнопки.
   – Але? Кто это? Тебя и надо. Ты где сейчас? Отлично! Очень быстро подъезжай к санаторию. Если по дороге встретишь одного молодого человека – такой высокий, смазливый очень, – не проезжай мимо. Он у меня кое-что украл. Да, документы кое-какие. Да. Как посчитаешь нужным. Если хочешь – поговори с ним по-хорошему. Я так и знал. Все. Отбой.
   Он положил трубку и устало опустился в кресло, потерев лоб.
   – Черт знает что! – сказал он хирургу. – Невозможно в собственном кабинете оставить документы… Вы, кстати, что-то хотели?
   – Да. – Хирург нервно постукивал пальцами по подлокотнику. – Мне сегодня позвонили и сказали… В общем, кое-кому стала известна одна деталь моей жизни, которая, если она станет известна некоторым лицам, может трагически кончиться для нашего с вами предприятия.
   – То есть…
   – Меня шантажировали.
   – Кто, если не секрет?
   – Вы не поверите. Резчики.
   – Из вашей бывшей клиники?
   – Именно. Они отыскали там карточку того самого больного, помните – опытная программа была?…
   – Да, кажется, припоминаю. Это с его трупом у нас потом возникли такие проблемы.
   – Совершенно верно.
   Главный засмеялся:
   – Да, забавная получилась история. Хотя все могло закончиться достаточно худо для вас.
   – И для вас тоже – не обольщайтесь. Так вот, – продолжал хирург, судорожно оправляя пиджак. – В этой карточке значится моя фамилия. На основании этого ее можно использовать как улику против меня. Этот Головлев, который для вас тогда почку резал, говорит, что молчать не будет и, в случае чего, достаточно подробно расскажет о том, как действует наша компания. А карточка – это документ…
   – Короче – чего они хотят?
   – Они хотят, во-первых, достаточно крупную сумму в качестве компенсации за недоплату в прошлый раз и обеспечения новыми заказами под нашим прикрытием.
   – У-у-у, какие они жадные! И что вы от меня хотите? В сущности, это ваши проблемы.
   – Вы так считаете? – зло спросил хирург, сощурившись. – Даже если вы меня уберете, карточка останется у них, и выйти на вас – нет никаких проблем.
   Козлов нервно покрутил головой.
   – Черт, этого еще не хватало! Дайте им денег, сколько нужно. Возьмите у казначея.
   – Они заказов хотят.
   Козлов еще злее посмотрел на хирурга, немного подумал и принял решение.
   – Шиш им, а не заказы, – пробормотал он. – Можете идти работать. И ни о чем не беспокойтесь – вы же на меня работаете.
* * *
   Дима торопился изо всех сил, но застревал в снежных заносах. А по дороге идти нельзя, по ней идут машины работников санатория. Иногда ему удавалось выбраться на участки, покрытые настом, и тогда можно было даже бежать.
   Выбравшись на трассу, Дима торопливо пошел по обочине, держа руку поднятой, в надежде, что его вскоре нагонит какой-нибудь автомобиль, с которым можно будет доехать до города.
   По встречной полосе на огромной скорости мчался желтый «рафик». Дима успел подумать, что как раз за такой машиной он и ехал сюда месяц назад. И в эту самую секунду желтый капот вырос перед его глазами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация