А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Особенности национальной милиции" (страница 25)

   И курсанты стали искать. Они обшарили каждый закуток, простукали весь пол на предмет наличия погреба, даже со вниманием изучили потолок.
   Ничего. Настораживал разве что насмерть прибитый к стене ковер. Его не только невозможно было отодрать, чтобы убедиться, что за ним нет хода, но и просто отодвинуть от стены хоть маленький кусочек.
   Словно ковер прирос к стене или скорее стена в этом месте была сделана из ковра.
   – Чертовы колдуны, – разозлился Андрей, в сердцах схватив хрустальный шар, чтобы с чувством его грохнуть об пол. Парень замер.
   Не поддававшийся ранее никаким убедительным действиям ковер мягко отодвинулся, открывая за собой темный коридор. Утконесов изумленно разинул рот, выронив шар из рук. Потайная дверь сразу же закрылась.
   – Возьми, возьми его обратно, – с надеждой попросил Кулапудов.
   Андрей послушно подобрал шар. Он был тяжелый. Ковер мягко отодвинулся в сторону, вселяя в сердца угаснувшую надежду.
   – Только не выпускай из рук, – радостно воскликнул Венька, первым бросившись в пугающую темноту коридора.
   Какой там выпускать. Андрей теперь и за сотню баксов не выронил бы тяжелый прозрачный мячик из своих ладоней. Нет уж, дудки. Он теперь с ним и спать, если надо, будет. Утконесов, довольный своей находкой, попытался последовать примеру командира, но не тут-то было. Видимо, потайной ход был запланирован на то, чтобы не выпускать из комнаты волшебного шара. Лишь только парень приблизился к зияющей дыре, как ковер с издевкой водрузился на свое место прямо перед носом Утконесова.
   И больше, как Андрей ни старался, ход не открывался перед мечущимся курсантом.
   – Я буду охранять дверь снаружи, – крикнул он, уткнувшись ртом в ковер, без малейшей надежды, что его услышит друг.
* * *
   Когда дверь захлопнулась за Кулапудовым, он погрузился в кромешный, пугающий мрак. Ничего не было видно. Только на слух мог ориентироваться парень. Впереди и немного внизу еле слышались удаляющиеся шаги. Венька попробовал ногой пол впереди себя. Ступени, спускающиеся вниз. Все понятно. Подземный ход, вырытый каким-нибудь самодуром графом. Что ж, Венька проверит, куда ведут эти ступени.
   Он смело ступил на лестницу и быстро, насколько можно в темноте, стал спускаться вниз. Ступени вскоре кончились, а курсанта окружила затхлая сырость подвального помещения. Вытянув вперед одну руку, а второю придерживаясь о стену, Кулапудов смело продвигался в таинственную неизвестность. Он слышал шаги убегающих. Не исключено, что и его преследуемые уже вычислили. Их больше, и это плюс для них. Они могли оставить кого-нибудь, например шкафоподобного, дожидаться Венькиного появления, чтобы тот в темноте мягко опустил свою лапу на голову невидящего курсанта. И все.
   Прощай, карьера будущего следователя, а может быть, и жизнь. Здесь удобно погребать не учтенные в морге тела. Пока тебя найдут, может новая эра наступить.
   Невеселые мысли, навеваемые мрачной обстановочкой, роем кружились в голове. Но Венька панике не поддавался. Он смело бежал вперед, отодвигая рукой невидимую паутину.
   Преследуемых становилось все слышнее, а значит, он нагонял их. Пусть теперь попробуют скрыться от него.
   Под ногой появилась ступенька, о которую Кулапудов споткнулся так, что чуть было не полетел пахать носом подземную целину. На этот раз лестница вела вверх. Курсант воспрянул духом и стал быстрее перебирать ногами. Стало светлеть. Теперь он не только слышал убегавших, но и видел их неясные силуэты. Яркий сноп света внезапно вспыхнул, заставив парня на минуту зажмуриться. Это преступники открыли дверь или лаз, Венька разглядеть не смог, и выбежали наружу. Несколько мгновений спустя там был и Кулапудов.
   То, что открылось глазам парня, заставило не только его удивленно открыть рот и с непониманием промаргиваться. В подобном же состоянии находились и преступившие закон. Как оказалось позднее, так далеко по подземному ходу они ни разу не проходили, а потому не знали, куда ведет этот лаз.
   Порою мы замечаем у судьбы наличие прекрасного чувства юмора. Так было и в тот памятный день. Тайная дверь привела злоумышленников и одного, последнего уцелевшего, курсанта к 125-му участку отделения милиции, во дворе которого смолил папироску лейтенант Ворохватов, уже мечтавший, как он вернется домой, обнимет нелюбимую, но пышнотелую – что вполне приятно, хотя и немодно, – жену Люську, навернет приготовленных ею щец с мозговой косточкой… Мечтаниям не суждено было сбыться.
   Словно из ниоткуда вырулили трое давно числившихся в розыске преступников и подозрительного вида дворник. Все четверо тяжело дышали, словно только что вернулись с чемпионата по марафонскому бегу, проводившемуся в одной из стран Европы. Причем казалось, что вернулись они, так же как и соревновались, на своих двоих, без перекуров, передышек и отпусков за свой счет. Лейтенанту предоставилась возможность впервые оправдать свою звучную фамилию и схватить воров в трех экземплярах (возможно, в четырех, так как дворник выглядит крайне подозрительно).
   Выхватив из кобуры табельное оружие, Ворохватов грозно нацелил его на еле дышащую четверку, предложив ей немедленно поднять руки вверх.
   – Обложили, легавые, – сплюнув сквозь зубы, сказала ясновидящая Варвара, она же Лена. Возможно, так прозорливо понять сложившуюся ситуацию и то, что за ней последует, женщине помог третий глаз и способности к предсказанию.
   Всех провели в камеру предварительного заключения, где Веньке долго пришлось объяснять, кто он такой и почему так неподобающе для курсанта школы милиции одет. Поверили ему, только когда сам полковник Подтяжкин подтвердил слова Веньки по телефону, а Мочилов лично приехал забрать прославившегося героя из КПЗ.
   Опознав своего воспитанника, Глеб Ефимович провернул еще одно дельце в стенах знакомого ему участка. Пошустрив по своим каналам, капитан выпросил пойманных его курсантом преступников на пару часов к себе в кабинет для предварительного допроса. Ну не мог отказать себе в этом удовольствии Мочилов.
   Возвращались с шиком, на служебном «уазике» с решетчатыми окнами сзади, где пригорюнившись сидела ясновидящая со своей свитой.
   Остальные герои дня подтягивались к школе милиции на своих двоих, прихрамывая и придерживаясь за пострадавшие в ходе операции места.
   Одному Зубоскалину наконец-то повезло. Дядя Паша, тот ужасный амбал с мочалистой бородой, что поймал курсанта посреди погони, как только узнал, кого изловил в свои зацепистые лапы, от души посмеялся, а потом предложил Саньке раздавить по одной за знакомство. Ох, и до чего ж душевным мужиком оказался дядя Паша!
   Когда ребята увидели, кого выводят из «уазика» со стянутыми за спиной кистями, радости их не было предела. Не только потому, что были пойманы злостные обманщики, вербовщики наивных детей и юношей.
   Просто еще во время погони, пристально всматриваясь в спины членов шайки, курсанты вспомнили, где они видели запоминающийся широкий тыл шкафоподобного. Это был тот байкер, что неудачно покушался на сумочку Зубоскалина.
* * *
   Сегодня Мочилов вел допрос ласково, как мать родная. Он приглушил яркий свет настольной лампы, отвернув ее к окну, тактично предложил даме кресло, усадив всех остальных на стулья, а сам примостился на краешке стола, чтобы быть ближе к подозреваемым. В спокойной и доверительной беседе он надеялся усыпить бдительность закоренелых преступников, а заодно провернуть еще одно дельце.
   – Итак, господа, – ласково начал он, – буду рад нашему знакомству. Меня можете называть капитан Мочилов или попросту Глеб Ефимович. Как прикажете звать вас?
   Ответом ему было молчание.
   – Может быть, начнем с дамы?
   – Я не понимаю, за что меня задержали, и отвечать буду только в присутствии своего адвоката, – с вызовом выпалила женщина, после чего плотно сомкнула губы.
   Раскосый боязливо перевел взгляд с подельников на Мочилова. Затем снова на задержанных с ним. Перспектива второй раз оказаться в тюрьме на длительный срок нисколько ему не улыбалась. А добровольное признание помогло бы скостить срок. Неужели Лена, его любовница и главарь их небольшой шайки, этого не понимала?
   Мочилов заметил метания одного из допрашиваемых и удовлетворенно ухмыльнулся в усы.
   – А вы тоже собираетесь молчать и усугублять тем самым свое и без того шаткое положение?
   – Я? – дернувшись, произнес фальцетом раскосый. Как он сейчас не был похож на того уверенного в себе человека, которого видели курсанты на рынке.
   – Да, вы, – подтвердил Мочилов, пристально уставившись на нервничавшего дурковеда. Он где-то читал, что вот так можно вывести из себя и заставить сомневаться человека неуверенного, со слабой психикой.
   Хотя, возможно, Глеб Ефимович сам это придумал.
   – Я… нет… – пролепетал раскосый.
   – Что нет? – грозно метнула на него взгляд Елена.
   – Не буду отвечать, – сразу же поправился мужчина, преданно посмотрев любовнице в глаза.
   – У вас те же намерения? – скорее для формы спросил капитан у амбала.
   Тот молча кивнул, не сводя безучастного взгляда со стены, по которой полз жирный паук.
   – Ладненько, – слащаво пропел Мочилов и встал с краешка стола.
   Глеб Ефимович распахнул дверь и изучил коридор. Курсантов на этот раз не было. В пустоте коридора раздавались только шаги лейтенанта Смурного, в данном конкретном случае с лихвой оправдывавшего свою фамилию. Каким образом его занесло в стены нового для него, но ставшего уже близким учебного заведения, Володя не знал. Подвергшийся сильнейшему стрессу, он как сомнамбула бродил везде, где только можно, не особенно утруждая мозги выбором направления.
   – Коллега, – тихонечко позвал лейтенанта чему-то радующийся Мочилов. Смурной не прореагировал, отчего пришлось повысить голос.
   – Коллега, – настойчивее и громче повторил Глеб Ефимович.
   Володя словно очнулся ото сна и удивленными, непонимающими глазами посмотрел вокруг.
   – Как замечательно, что вы здесь оказались, – быстро и доверительно, совершенно не согласуясь со своим строгим характером, затараторил капитан. – Вы меня просто обяжете, если принесете кипятка из кухни.
   Бровь удивленно взвилась на лице лейтенанта, не понимавшего, зачем Мочилову понадобился чай на работе в такое позднее время, да еще и в выходной день. Ответ на поставленный себе вопрос не торопился возникать, а Володя, соответственно, не торопился шевелиться.
   – Побыстрее, пожалуйста, – попросил Глеб Ефимович. – Это и в ваших интересах тоже, – туманно намекнул он и захлопнул дверь.
   – Итак, отвечать вы отказываетесь, – подытожил Мочилов, водружаясь на свое прежнее место.
   – Да, – убежденно сказала за всех Елена.
   – Ну и ладненько, а я спрашивать не буду.
   – Как это не будете? – обиженно спросила провидица, упрямо выдвинув нижнюю губку.
   Да, она была волевой, уверенной в себе и достаточно жесткой женщиной, способной возглавить небольшую преступную группировку. Но как бы там ни было, Лена оставалась представительницей слабого пола, со своими прихотями и причудами. Ей всегда нравилось, когда мужчины увивались вокруг нее, выпрашивали крупицу внимания, ломали голову над тем, как сломить ее непреклонность. Это Елену забавляло, помогало чувствовать себя увереннее и сильнее. Допрос ей тоже напоминал что-то похожее, и женщина готова была молчать, накаляя обстановку, заставляя нервничать раскрасневшегося Мочилова. Но не тут-то было. Ее задела такая быстрая сдача позиций.
   – Как это не будете задавать вопросы? – требовательно спросила она, нахмурившись еще сильнее.
   – А вот так. Мне это не надо.
   Лена совсем уже ничего не могла понять, и остальные тоже. В дверь постучали, и незнакомый женщине лейтенант внес на подносе четыре стакана крутого кипятка.
   – Володя, ты можешь остаться. Мне кажется, будет что-то очень интересное.
   Глеб Ефимович хитро подмигнул Смурному, на что тот никак не прореагировал.
   Он сел в сторонке, безучастный ко всему, и к заговорщической физиономии своего друга в частности.
   – У меня отменный чаек, – между тем напевал Мочилов, доставая из стола небольшой мешочек, сильно смахивающий на те, в которых хранят свои травки разные старушки, уже выжившие из ума и пока еще не очень. – Травяной, полезный, – продолжал капитан, щедро высыпая содержимое в каждый стакан.
   Горьковатый запах полыни, календулы и еще каких-то трав наполнил небольшую комнату. Вода в стаканах позеленела, приняв неприятный вид цветущей в августе реки. Капитан гостеприимно раздал задержанным стаканы, а свой отставил в сторонку, объяснив это тем, что не любит пить кипяток.
   Остальные же испробовали горячий чай.
   Провидица Варвара, а в прошлом недоучившаяся студентка ветеринарного техникума, выгнанная из оного за систематические прогулы и злостную неуспеваемость, всегда смешивала травы для своих афер на глазок, собирая их прямо вдоль дорог. Откуда ей было знать, что ее импровизированные рецептики могут возыметь какое-то действие. И по счастливой случайности, возможно, магическое.
   Вся троица почувствовала пытки ада, когда все внутренности сжигает опасный напиток. Перед глазами появились видения обманутых ими граждан, с осуждением смотрящих на преступников и строго так грозящих пальчиком.
   Казалось, они сейчас откроют рот и заговорят: «А вот мы вас в угол». Струйки пота потекли по лицам нарушителей закона. Такой пытки они никогда для себя не предполагали.
   – Это мы, мы, мы, – падая на колени, заломила руки Елена.
   По щекам ее бежали крупные капли слез, которые женщина не старалась скрывать. Некоторая патетичность сцены сглаживалась искусной игрой.
   Раскосый испуганно посмотрел на «каменную девку», как ее многие называли за глаза, понял, что дело – дрянь, и приземлился на костлявые колени рядышком, стараясь повторять экспрессивные движения рук любовницы. Амбал открыл рот и скороговоркой, перебивая бывших сообщников, заговорил.
   – Записывай, начальник, все скажу. Все как есть. Только успевай конспектировать…
   Мочилов довольно ухмыльнулся, победоносно бросив взгляд на очнувшегося от раздумий Володю.
   – И допрос провели, и от болезни избавились, – многозначительно заметил он, раскрывая новенькую еще папку, на которой пометил: «Дело № 1».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация