А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Теплое местечко на двух стульях" (страница 15)

   Глава 9
   МГЛА В КОНЦЕ ТУННЕЛЯ

   Не стану описывать, как долго я носилась по чердакам и крышам, пытаясь поймать Щербакова, как несколько раз едва не свалилась с крыши сама… Скажу лишь, что догнала его на одной из крыш, причем от нее до следующей было почти двадцать с лишним метров – такого расстояния прыжком Олегу было не преодолеть. Щербаков это понимал, а потому, остановившись на самом краю, нервно искал новые пути бегства.
   – Лучше сдайтесь. У вас нет выхода, все равно бежать уже некуда, – поняв, что загнала его в тупик, прокричала я.
   – Черта с два, – рявкнул мужчина. – Кто вы такая и зачем лезете не в свое дело?
   – Частный детектив, – призналась я.
   – Ах, вон оно что, – отодвигаясь от края ближе к центру крыши, ответил беглец.
   Наверняка мужчина сейчас прикидывал, насколько трудно ему будет справиться с женщиной, но, еще ничего пока не решив, он просто продолжал тянуть время.
   – Откуда вам стало известно, что это я? Кто сказал? Сами вы не могли ни о чем догадаться. И зачем вы только вообще во все это вмешались?
   – Ради торжества справедливости.
   – Справедливости… – Олег усмехнулся. – Если бы это было действительно так, вам бы следовало перейти на мою сторону.
   – Справедливость не всегда предполагает месть. Иногда нужно уметь прощать, – сказала я.
   – Ну да, как же, – усмехнулся Щербаков.
   – Я прекрасно понимаю ваши чувства, но попытайтесь сохранить в себе то человеческое, что в вас еще осталось, – рискнула надавить на психику мужчины я. Сейчас, по-моему, он был не в себе. А с психически больными, пусть даже это и их временное состояние, нужно вести себя ласково. – Не сопротивляйтесь, – продолжила я елейным голоском, – причинение вреда другим никогда не остается без последствий и непременно выходит боком тебе самому. А вы и так уже сделали много такого, за что следует понести наказание.
   – Те, кто должен был его понести, это уже сделали, – гордо вскинув голову, заметил Олег.
   – Не хотите по-хорошему, – поняла я. – Думаете, что вам удастся одолеть и меня? С Христенко вы это уже сделали.
   – А разве нет? – переспросил Олег.
   – Что ж, попробуйте, – расставляя руки в стороны и как бы приглашая помериться силами, предложила я.
   Щербаков, недолго думая, принял мое приглашение – он уверенно шагнул мне навстречу. На минуту мы замерли друг перед другом, выжидая, кто же начнет. Естественно, что инициативу проявил Олег. Я сама никогда не лезу на рожон и вообще предпочитаю улаживать все мирным путем. Лишь в редких случаях, и только когда вынуждают, демонстрирую свои навыки боевого искусства.
   Щербаков метнул в мою сторону кулак. Конечно же, я удар отразила, одновременно двинув коленом по ребрам противника. Болевой шок окончательно вывел Олега из себя: глаза мужчины мгновенно налились кровью, скулы нервно задвигались, а сам он, согнувшись, как орангутанг, стал издавать совсем не человеческие звуки.
   «Нет, он явно психически неуравновешен, – заметила я про себя. – Впрочем, об этом можно было сразу догадаться: нормальные люди не убивают себе подобных, а если вдруг и отваживаются на такое, то только в качестве самозащиты».
   Озверевший Олег продолжил атаковать меня. Его руки мелькали перед моими глазами, словно цифры на взрывном устройстве. Я едва успевала отбиваться, не говоря уже о том, чтобы ответить ударом на удар. Так продолжалось несколько секунд. Вскоре мой висок испытал на себе силу удара Щербакова. Это ужасно сильно разозлило меня, а когда я злюсь, плохо всем, кто рядом. Олег не избежал этой участи. Только он отступил на шаг, чтобы перевести дух, как я набросилась на него и резко перекинула его левую руку через собственную голову. Затем я обвила шею мужчины, лишив его какой-либо возможности ударить меня. Мы оба тяжело дышали.
   – Ну что, тебя связать или сам за мной пойдешь? – поинтересовалась я.
   – Да пошла ты, – огрызнулся Олег. – Сумеешь сдвинуть с места – считай, тебе повезло.
   Щербаков знал, что у меня не хватит сил всю дорогу толкать его вниз, поэтому вел себя так нагло и надменно. И все же он меня недооценивал: я не стала тащить его к двери, ведущей в дом, напротив – уверенно переместила Олега к краю крыши и дала вдоволь насладиться видом города с высоты птичьего полета:
   – Думаешь, я не смогу тебя спустить?
   – Ты не посмеешь меня столкнуть, – как можно более равнодушным тоном бросил мой пленник. – Ты же из ментовской породы.
   – А разве среди ментов нет убийц? – пожала плечами я. – Или ты, наивный, все еще надеешься, что менты все, как один, честные и законопослушные? Я бы в этом так не была уверена.
   Олег резко дернулся и, развернувшись, нанес мне удар ногой в бедро, затем торопливо отскочил в сторону и вытащил маленький складной ножичек. Чего-чего, а подобного от него я в тот момент не ожидала.
   – Ну что, дамочка, не думала, что я так ловок, – радостно усмехнулся Щербаков. – Зря вы в мои дела полезли, зря. Теперь вините только себя.
   – Ты начинаешь мне надоедать, – готовясь отразить нападение, спокойно заметила я.
   – Это еще кто кому, – насмешливо парировал Олег. Я молниеносно отбила держащую нож руку, но успела заметить, как сверкающая сталь промелькнула прямо перед моим носом, едва его не задев. Это было уже слишком. От носа я избавляться не собиралась.
   Я, чтобы иметь возможность видеть малейшие движения Олега, торопливо отпрыгнула немного назад, затем дождалась, когда он в очередной раз занесет руку для удара, резко подпрыгнула вверх, выполнив волчок, и с силой ударила Щербакова ногой по лицу. Размахивая руками и ища, за что бы уцепиться, он повалился назад и мгновенно потерял равновесие. Я метнулась к нему, причем так быстро, что Щербакову наверняка показалось, будто я запрыгнула на него с разбега.
   Олег попробовал скинуть меня, но тщетно. Он ухватился за нож, понимая, что это его единственный шанс. Но я предвидела такой поворот событий, а потому принялась заламывать его руку с ножом. Я знала, что, как только Щербаков почувствует нестерпимую боль, он выронит оружие. Так и произошло, через двенадцать минут борьбы наши силы оказались равными, да и желание победить соперника у обоих было примерно одинаковым.
   Наконец холодная сталь звонко лязгнула о твердую поверхность крыши. Лицо Щербакова исказилось в неприятной гримасе, и он, агрессивно заревев, попытался перевернуться на бок. Но я вовремя отреагировала и, двинув ему локтем по лицу, временно лишила сознания. Затем быстро подняла свою сумочку, достала наручники и снова направилась к Щербакову. Присев рядом, сцепила его руки браслетом.
   Бездвижный Олег казался уснувшим. Признаться, по его внешнему виду трудно было даже предположить, что он способен на убийство. Но за ангельским личиком скрывалась темная душа.
   Во всей этой темной истории оставалось еще много непонятного. Прояснить ситуацию мог Щербаков, но для начала его следовало вернуть в наш грешный мир. Проблема состояла только в том, что он снова начнет упорствовать, а значит, спустить его с крыши без посторонней помощи не получится. Что ж, придется вызывать Кирю с ребятами. А мне так хотелось поговорить с Щербаковым по-человечески, в неформальной обстановке, узнать все детали и подробности и только потом доставить его в отделение милиции.
   Чтобы привести Олега в чувство, я принялась его хлестать по щекам. Он поморщился и, как бы отмахиваясь от неприятного сна или назойливой мухи, замотал головой. Я слегка отодвинулась в сторону и, как только он открыл глаза, спросила:
   – Ну как самочувствие? Спесь сошла?
   Щербаков отрешенно посмотрел в мою сторону и вновь словно в бреду замотал головой. Это, видимо, помогло – вскоре память вернулась к нему. Он повернул в очередной раз голову ко мне и, усмехнувшись, сказал:
   – Значит, все-таки добилась своего.
   Я не спешила отвечать. Долго собиралась с мыслями, затем встала, отошла к краю крыши и, не сводя глаз с мужчины, спокойным голосом произнесла:
   – Тебе повезло, что попал в мои руки. Я всегда сама решаю, как поступить с виновным. Так что у тебя еще есть шанс попробовать оправдаться и объяснить мне причины, побудившие тебя к убийствам.
   – К каким убийствам? – как ни в чем не бывало переспросил Олег.
   – Только не притворяйся, что в результате падения ты потерял память, – не отводя взгляда, сказала я.
   – А что, это мысль, – издеваясь, продолжил Щербаков. И тут же устроил глупую клоунаду, то и дело повторяя: – Я ничего не помню. Скажите кто-нибудь, кто я… Как меня зовут? Что я тут делаю? И почему на мне наручники? Неужели меня похитили… Люди, спасите!
   – Прекратите этот балаган! – резко прикрикнула я на Олега. – Вам эта роль не идет. К тому же любой, даже неквалифицированный врач легко докажет, что вы в полном порядке. Отвечать за свои поступки вам все равно придется.
   Щербаков умолк и, заметно погрустнев, отвел глаза в сторону. Я продолжила:
   – Зачем вы убили женщину, которая не имела никакого отношения к давней истории с вашей сестрой?
   Мой вопрос привел Олега в состояние столбняка. Он замер с выражением невероятного удивления на лице – видимо, и представить не мог, что кто-то докопается до истины и узнает мотивы совершенного им преступления. Увы, он слишком плохо меня знал.
   – Ну что же вы молчите? – подталкивала мужчину к ответу я. – Вы же видите, мне уже все известно. Я просто хочу услышать это от вас – простая формальность.
   – И что же вы хотите услышать? – вновь ядовитая усмешка. – Вы же сами сказали, что все знаете. Какие проблемы? Или доказательств нет? Вы не можете доказать, что все это – моих рук дело? – Щербаков пристально посмотрел мне в глаза. Я слегка занервничала: действительно, у меня есть только доказательства последнего его преступления.
   Олег заметил мою растерянность, и это подняло ему настроение.
   – Значит, угадал, действительно у вас на меня ничего нет. Одни глупые предположения. Ну, с этим багажом посадить меня вы не сможете.
   – Почему же не смогу? – спросила я. – Очень даже могу. Я сама только что стала свидетельницей убийства Ивана Васильевича Христенко. Или, думаете, этого не достаточно?
   – Вы – свидетельница? – Щербаков громко засмеялся. – Свидетельница чего? Что же вы видели? Что какой-то мужчина, поднимаясь вверх по прогнившим ступенькам, оступился и упал? Я попытался его догнать, даже схватил за одежду, но не удержал. А вы этот мой благородный жест приняли за покушение? Как некрасиво!
   – Чему вы радуетесь? – каждая усмешка Олега раздражала меня все больше. – Или, думаете, управы на вас нет? Знаете, в каждый сценарий могут быть внесены изменения. Не думайте, что сейчас события будут развиваться по вашему плану.
   – А как же?
   – Ну, например, вместо того, чтобы сдать вас милиции, я звоню Василию Архиповичу Ананьеву и сообщаю ему, что видела, как вы убили его родного сына и законного наследника. А перед этим вы еще задушили жену Ивана Васильевича. Как думаете, старик потребует доказательства или поверит на слово? Скорее всего, поверит. Что же тогда ждет вас, охотника за чужим состоянием? Убивая Христенко, вы преследовали две цели. Я права? Конечно, права, – сама же себе ответила я, видя, как побледнел, а затем и покраснел Олег. – Вы же хотели не только отомстить, но и обогатиться за чужой счет.
   – Да откуда вам знать, что я хотел, – наконец прорезался голос у Щербакова. – Сами себе все напридумывали, а теперь пытаетесь убедить остальных. Может, старик сам этого желал… Такая мысль вам в голову не приходила?
   – Что значит – желал? Желал смерти своим близким? – Я не понимала его намеков.
   – Спросите у него сами, – предложил Олег.
   – Ну да, и отправлю и без того доживающего последние дни старика на тот свет, – усмехнулась я. – Хотите за мой счет довести начатое до конца? Ну уж нет, ничего у вас не получится. А рассказать все вам придется в любом случае. Тоннель не всегда заканчивается лучом света в конце, запомните это, а ваш поезд уже летит в бездонную пропасть. Зря надеетесь на лучшее. Последний ваш шанс улучшить свое положение – пойти мне навстречу.
   Сказав это, я замолчала. Пусть прикинет, что к чему, и осознает, что лучший выход из этой ситуации достаточно стандартен – чистосердечное признание.
   Но Олег был явно иного мнения: он все еще верил, что и на этот раз ему удастся избежать возмездия. Я не стала его разубеждать, просто приказала начать спуск. Щербаков не посмел ослушаться, и мы направились к чердачной двери. Я внимательно следила за каждым движением Олега и старалась держаться к нему поближе.
   К счастью, в планы Щербакова побег не входил. Он спокойно спустился до конца, мы вышли на улицу, и я повела его к своей машине. Мои мысли вернулись к Христенко. Я не знала, нашел ли кто его тело, вызвали ли «Скорую» или бедняга все еще лежит на холодном бетоне.
   Следовало пойти во двор и все проверить, но я понимала, что сейчас обязана доставить преступника в отделение милиции и передать его тамошним сотрудникам.
   С трудом поборов желание вернуться, я повела Щербакова дальше. И тут в голову неожиданно пришла спасительная мысль: «Зачем везти Олега в милицию, если можно вызвать Кирю и его ребят прямо сюда?» Я торопливо сунула руку в сумочку, извлекла сотовый и приготовилась набрать номер, но не тут-то было. Телефон пронзительно пискнул и вырубился – села батарея, которую я давно уже не заряжала. Расстроенный вздох сорвался с моих губ. Выхода не было – придется ехать в отделение. Хорошо, что до него не так уж далеко, поэтому много времени я не потеряю.
   Вскоре мы достигли моей машины, я открыла ее и, усадив Олега на соседнее с водительским сиденье, села сама. Затем еще раз внимательно посмотрела на своего задержанного и, заметив на его лице какое-то недоброе задумчивое выражение, строго предупредила:
   – Попробуешь сбежать – сильно пожалеешь.
   Щербаков никак не отреагировал на эти слова. Он смотрел в одну точку и о чем-то думал. Я не стала его отвлекать, надавила на газ и повела машину к отделению милиции, где трудился мой друг Киря. Я ехала на предельной скорости, желая поскорее сдать преступника и вернуться на место его преступления. Необходимо самой удостовериться в том, что тело Христенко уже увезли в морг.
   «Стоп, а почему это я решила, что он непременно мертв? – неожиданно спросила я сама себя. – Может, он удачно упал и просто что-то себе повредил? В таком случае ему сейчас срочно нужна медицинская помощь. А в том дворе, кажется, никто не живет, а если и живет, то наверняка какие-нибудь бомжи. Обдерут его как липку, заберут деньги, одежду и смоются. Бомжи сейчас не лучше хулиганов».
   Мысленно представив двор, в котором все произошло, и воспроизведя в памяти очертания лестницы и плит, находящихся под ней, я поняла, что выжить Христенко никак не мог. При любом, даже самом удачном падении он должен был повредить жизненно важные органы, потерять сознание и, даже если смерть наступила не сразу, умереть от потери крови. От этой жуткой картины я вздрогнула и даже почувствовала, как по всему телу побежали мурашки.
   Слава богу, впереди наконец-то показалось отделение милиции. Я подъехала к центральному входу и несколько раз просигналила. Несколько курящих на крыльце молодых представителей нашей доблестной милиции дружно повернулись в мою сторону. Высунув голову в окно, я громко спросила:
   – Кирьянов Владимир Сергеевич у себя?
   – Вроде был, – нехотя отозвался один из них.
   – Не могли бы вы его позвать? – попросила я. – Скажите, Иванова приехала.
   – А самой почему бы не подняться? – немного невежливо спросил тот самый молодой. – Мы тут не курьерами работаем, чтобы ваши поручения выполнять. Вот народ обнаглел, – добавил он, обращаясь уже к остальным.
   – Действительно, не курьерами, – тихо заметила я, а Щербаков усмехнулся:
   – Что, боитесь оставлять меня в машине одного?
   – Не боюсь – не доверяю, – поправила его я. – Кстати, а почему бы нам не пойти вместе?
   – Очень мне надо сбегать, – вдруг заупрямился Олег. Похоже, ему нравилось злить меня и доставлять лишние неприятности, попутно наблюдая, как же я из всего этого буду выкручиваться.
   – Молодые люди, может быть, тогда вы подойдете сюда? – еще раз попыталась заручиться помощниками я. – У меня в машине находится задержанный, выходить он не желает, а оставлять его одного опасно. Может, вы за ним присмотрите, пока я схожу к Кирьянову?
   – Черт, так это ж… – вдруг вспомнил меня один из мужчин и тут же подошел, на ходу извиняясь: – Татьяна Александровна, извините, ради бога, не признал. Я – Федор Марганцев. Владимир Сергеевич как-то знакомил нас. Совсем запамятовал вашу фамилию, а на лица-то у меня память и вовсе плохая. Видать, богатыми будете.
   – Очень может быть, – улыбнулась я и поинтересовалась: – Ну так вы присмотрите за этим товарищем?
   – Конечно, присмотрю, можете быть спокойны.
   Поблагодарив за помощь, я торопливо взбежала на крыльцо, оглянулась и только потом прошла в здание. Поднялась по лестнице и, остановившись перед дверью Володькиного кабинета, решительно постучала.
   – Да, войдите, – громко сказал тот.
   Я зашла в кабинет. Увидевший меня Кирьянов распростер руки и радостно воскликнул:
   – Танюша! Ты где так долго пропадала? Не заглядываешь, не заходишь…
   – Зато звоню, и довольно часто, – напомнила я.
   – Ну, это-то да, – согласился Володька. – Но живьем же лучше. Тем более звонишь ты исключительно по делу. А мне давно уже не хватает твоего общества. Устал от всех этих дуболомов, – вздохнул Кирьянов и осторожно спросил: – Ты же просто так зашла, в гости? Или опять по делу?
   – Не просто по делу, я привезла тебе… – договорить я не успела. Дверь в Кирин кабинет бесцеремонно отворилась и в помещение влетел испуганный парнишка лет двадцати трех. Кажется, один из тех, кого я видела на крыльце. Обращаясь ко мне, парень затараторил:
   – Там… ваш… задержанный. У него пистолет. Он взял в заложники Федора Степановича.
   – Вот мразь, – выругалась я. – Я же его предупреждала.
   Я решительно встала и, не обращая внимания на вопросы Володьки, быстро направилась к выходу.
   Выскочив на крыльцо, я увидела пятившуюся фигуру Щербакова. Олег приставил пистолет к виску оставленного мной надсмотрщика.
   – Откуда у него оружие? – послышался голос Кири.
   – Это мой, – со вздохом призналась я. – По глупости оставила сумку в машине, а там у меня можно все, что угодно, найти.
   – И что теперь делать? – озабоченно спросил Володька.
   Никому ничего не говоря, я жестом показала Кире, чтобы он и его ребята окружили Щербакова, а сама направилась наперехват. Едва Щербаков это заметил, как сразу же закричал:
   – Не подходи! Я его убью! Ты знаешь, я могу.
   – Убивай, – равнодушно ответила я. – На этот раз свидетелей будет более чем достаточно, загремишь по полной.
   Щербаков заметно занервничал. Его глазки испуганно забегали по сторонам в поисках спасительного выхода. Я продолжала приближаться.
   – Не подходи! – снова закричал он. – Иначе выстрелю в тебя.
   – Решил напугать, – усмехнулась я и, гордо вскинув голову, предложила: – Ну давай, чего же ты медлишь?
   Щербаков колебался. Мое поведение не вписывалось в привычные для него рамки. Он просто не знал, как поступить. Зато понял, что заложник его уже не спасет. Скорее наоборот, помешает при побеге. В бешенстве Олег отшвырнул испуганного мужчину от себя и направил пистолет на меня. Я усмехнулась, и это еще больше разозлило Щербакова. Он закричал:
   – Я выстрелю! Я тебя убью!
   – В который раз уже я слышу это, – спокойно заметила я, – но так и не видела подтверждения. Похоже, ты разбрасываешься пустыми обещаниями.
   Неожиданно Олег громко рассмеялся. Теперь уже слегка растерялась я. Вдоволь нагоготавшись, Щербаков произнес:
   – Думаешь, он не заряжен? Смею тебя разочаровать – он заряжен.
   – Я вижу. Это же мой пистолет, – стараясь не показывать собственного страха, соврала я.
   Олег же, обращаясь ко всем, громко выкрикнул:
   – Никому не двигаться, или половину перестреляю. Вы должны дать мне спокойно уйти.
   – Мы у тебя ничего не занимали, чтобы быть должными, – язвительно заметила я, а потом добавила: – Тебе придется убить меня, чтобы удрать.
   – Напрашиваешься?
   – Нет, констатирую факты.
   – Ну и дура. – Олег вскинул пистолет вверх. Затем снял его с предохранителя и, нацелив оружие на меня, оскалился.
   – Хорошо смеется тот, кто смеется последним, – как бы к слову заметила я. Щербаков взвел курок. Все замерли.
   Но выстрела не последовало. Мелькнули чьи-то руки, ноги, запестрило перед глазами. Никто ничего не понял. И уж тем более никто не ожидал, что спустя всего несколько секунд увидят распростертым на асфальте Щербакова. Я с трудом перевела дыхание и, глядя в лицо Олегу, произнесла:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация