А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шесть извилин под фуражкой" (страница 9)

   – Так где он отирался? – заметив замешательство курсанта, переспросил Фрол Петрович.
   – Э-э… А он у столовой был, вот, – выдохнул Андрей, потому что ничего другого ему в голову не пришло.
   – У столовой? – не поверил Садюкин. – А чего он тогда за тобой с палкой бежал?
   – Я хотел вам рассказать, что Муромцев вместо выполнения порученного задания еду у тети Клавы выпрашивает, а он разозлился, – продолжал самозабвенно врать близнец, при этом с опаской поглядывая на постепенно приходящего в себя после удара о железный кулак Садюкина Васю.
   Муромцев тем временем, потерев ладонью как следует переносицу, поднялся и хмуро глянул на Садюкина.
   – Муромцев, так все было, как говорит Утконесов? – обратился к нему Фрол Петрович.
   – Так, – буркнул Вася, отводя глаза от победного взгляда Андрея.
   После этого выражение лица Садюкина сначала стало ехидно-подозрительным, потом осуждающим, и наконец глаза его загорелись яростью. Фрол Петрович схватил каждого из противников за ухо и, повернув их к группе Смурного, заговорил, нет, даже заплевал словами, наполненными праведным гневом.
   – Вот, господа курсанты, – говорил он, – посмотрите на тех, кто, извращая законы нашей школы милиции, попирая наставления своих учителей, уподобляются тем самым преступникам, с которыми мы с вами призваны бороться. Один из них явно хотел стать предателем и стукачом, заложив своего товарища по школе, а другой просто игнорировал мой приказ, предпочтя ему собственные низменные желания. Я хочу сказать, что такие типы – это лишь исключения, подтверждающие правила, а потому они заслуживают наказания. Я прав? – обвел он глазами всю группу.
   Естественно, спорить с разгневанным Садюкиным никто из курсантов не решился, и они все дружно кивнули.
   – Так вот, вы оба немедленно отправляетесь мыть туалеты в учебном корпусе и лишаетесь ужина, – безжалостным тоном вынес приговор Фрол Петрович. – Вы меня поняли? – взглянул он на провинившихся.
   – Поняли, – пискнул Андрей, которому казалось, что если Садюкин сейчас же не отпустит его ухо, то оно останется в его руке, навсегда покинув своего законного хозяина. – А можно я лучше территорию подмету?
   – Нет! – рявкнул Садюкин, и глаза его так сверкнули, что Андрей решил больше не задавать вопросов. – Так вы поняли приказ?
   – Да, – в один голос ответили Вася и Андрей.
   – Тогда выполняйте, я проверю, – и Фрол Петрович, отпустив уши драчунов, вновь повернулся к группе и принялся командовать: – Гантели в руки, и раз, и два, и три…
   – Ну что, схлопотал? – усмехнулся Вася, направляясь к учебному корпусу. – И чего ты добился?
   – А что ты возле сарая делал? – вопросом на вопрос ответил Андрей.
   – Тебе скажи, так через пять минут вся школа будет знать, трепач несчастный, – с презрением бросил Муромцев.
   – Я знаю, что ты там делал, – не сдавался Андрей. – Ты на шухере стоял, Петьку Птахина охранял.
   Лицо Васи вытянулось и на несколько секунд приобрело выражение крайнего удивления, но потом снова приняло презрительное выражение, и Муромцев ядовито проговорил:
   – Так ты еще и шпионишь.
   – Я не шпионил, а выполнял особое задание Ворохватова, – обиделся Андрей.
   – А он-то тут при чем? – не понял Вася.
   – Не надо прикидываться дурачком, Муромцев, – пошел в атаку Утконесов. – Теперь мы знаем, что вы с Птахиным похитили человека и держите его в старом сарае возле общежития.
   – Чего-о? – вытаращил глаза Вася. – Да ты, половина Утконесовых, думай, что говоришь. Какого это мы с Петькой человека похитили?
   – Того, кого вы называете Мотей. Не отпирайся, мы все знаем, – продолжал стоять на своем Андрей. – Как раз в это самое время мой брат и Санек Зубоскалин вяжут твоего подельника и освобождают пленника.
   – Да ты… Да я… – начал заикаться Муромцев и, не договорив, бросился к общежитию.
   – Стоять! Стрелять буду! – заорал Андрей, вытягивая вперед указательный палец и не думая о том, что этим пальцем он даже при самом огромном желании выстрелить все равно не сможет.
* * *
   Оказавшись внутри сарая, Антон и Дирол остановились, давая глазам привыкнуть к царящей здесь темноте.
   – Ты что-нибудь видишь? – через несколько минут шепотом спросил Антон.
   – Только темные очертания, – шепотом ответил Дирол.
   – Я тоже, – вздохнул близнец. – И где тут Петьку найдешь?!
   Но Птахина искать не пришлось, он сам себя обнаружил.
   – Вася, это ты? – послышался из левого угла сарая голос Петьки. – Я же тебе сказал, чтобы караулил снаружи, балбес.
   – Сам балбес, – огрызнулся Дирол, бросаясь влево. – Антон, держи его.
   В следующие несколько минут в сарае царило такое, что постороннему наблюдателю, вернее, слушателю, потому что разглядеть здесь что-либо было просто невозможно, показалось бы, что из-под земли выползла стая чертей и устроила здесь сабантуй. Шум и грохот стояли невообразимые, по всему сараю летали старые матрацы, подушки, какие-то гнилые дощечки, и среди всего этого слышались крики:
   – Держи! Я его поймал! Ай, мамочка, он кусается! Я тебе покажу, как на мое ухо покушаться!
   Раздался хлопок, скуление, а потом все стихло. Через несколько минут из сарая выползли трое. На курсантов они сейчас вряд ли были похожи, да и на людей тоже. Скорее это были цыплята-акселераты, облепленные пухом, перьями, гнилыми опилками и прочим мусором, какой можно обнаружить в любом сарае. Санек и Антон, пыхтя и отплевываясь от пуха, тащили под обе руки упирающегося и вопящего на все лады Птахина. Оказавшись на улице, друзья прижали «преступника» к стенке и начали допрос.
   – Признавайся, куда заложника дел, – угрожающе сдвигая брови на переносице, спросил Дирол.
   Птахин понять ничего не мог, но чувствовал, что против него возник заговор с целью покушения на его жизнь, а потому он решил молчать до последнего.
   – Молчишь? – еще более грозным тоном заговорил Санек. – Ничего, вот позовем сейчас Ворохватова, ему-то ты все расскажешь.
   Петя сказанному не поверил. С чего бы это звать Ворохватова, ведь он же ничего серьезного не натворил? И тут Пете пришла в голову спасительная мысль: ребята из группы капитана Мочилова, наверное, решили его разыграть. Ведь всей школе известно, что они просто обожают всевозможные шутки и приколы.
   – Если эт-то игра т-такая, – заикаясь, начал говорить он, – тогда зачем драться-то?
   – Игра, – недоуменно переглянулся с Антоном Дирол. – Похищение человека ты называешь игрой? Ах ты гад, – и он занес над испуганной физиономией Пети кулак.
   – Какого человека? – залепетал Птахин, чувствуя, что ребята вовсе не намерены шутить. – Я никого не похищал.
   – Тогда кому ты котлеты таскал в сарай? – вставил свое слово Антон. Вот тут Петя понял, что на этот раз ему не отвертеться. Значит, они за ним следили, все видели и слышали, а потому отпираться далее нет никакого смысла.
   – А вы никому не скажете? – поднял он полные мольбы глаза на своих мучителей.
   – Что значит никому? – не понял Дирол. – Если натворил дел, так отвечай по всей строгости.
   – Да я же ничего страшного и не сделал, – вновь попытался оправдаться Петя.
   – Слушай, Птахин, хватит нам лапшу на уши вешать, – не этот раз не выдержал Антон. – Рассказывай, что натворил, а мы уж решим, страшно это или нет.
   Петя отвел глаза, тяжело вздохнул и принялся рассказывать:
   – Шел я вчера вечером из столовой, гляжу, а он лежит, такой беззащитный, слабый.
   При этих словах Антон с Диролом насторожились.
   – Он что, ранен был? – спросил Санек.
   – Почему ранен? – удивился Петя. – Просто голодный был и изможденный. Я подошел, оглядел его со всех сторон, да и решил спасти.
   – Ну ты герой, – наигранным тоном похвалил его Дирол. – Надо же, какое благородство.
   – Это не благородство, а жалость к своему меньшему брату, – не согласился Птахин.
   – Слушай, что-то он не то говорит, – шепнул на ухо Саньку Антон. – Какой меньший брат? Он так что, Мочилу называет?
   – Вот я и отнес беднягу в сарай, – продолжал исповедоваться Птахин. – А есть-то бедолаге что-то надо, вот и соврал тете Клаве, мол, еда мне нужна для наших ребят, которых послали на задание. Тетя Клава сжалилась и дала мне котлет, а я их Моте понес.
   – Какому Моте?! – в один голос закричали Антон и Санек.
   – Вот этому, – с этими словами Петя залез к себе за пазуху и достал оттуда крохотный скулящий комочек.
   Дирол с близнецом выдохнули так, что даже Птахин покачнулся.
   – Так вот, оказывается, кому он еду тащил, – скорее самому себе, чем Антону, сказал Санек. – Это же они щенка Мотей называли.
   – Ну да, – кивнул ничего не понимающий Птахин. – А вы что подумали?
   – А мы… – начал было Дирол, но получив внушительный толчок в бок от Антона, замолчал, а потом махнул рукой и сказал: – А теперь это уже неважно.
   Санек развернулся и хотел уже уйти, но тут из-за угла общежития с вытаращенными глазами выскочил Вася Муромцев и понесся прямо на ребят с криками:
   – Петька, они нас выследили! Спасайся, и Мотю уноси!
   – Стой! – вытянул вперед руку Птахин, и Муромцев немедленно остановился. – Я уже во всем признался. Поздно, Вася, удирать.
   В этот момент из-за того же угла выбежал Андрей и, подскочив к Антону, спросил:
   – Ну как, нашли Мочилу?
   – Нашли, – кивнул Антон, – но только не Мочилу, а Мотю.
   – Какая разница, – отмахнулся Андрей.
   – Думаю, что большая, – не согласился с ним брат. – А ты сам посмотри, – и он ткнул пальцем в дрожащий у Птахина на руках черно-белый мохнатый комочек.
   – Ой, щенок, – совсем по-детски обрадовался Андрей, но тут же посуровел и замотал головой: – Нет, постойте, а при чем здесь эта собака?
   – А при том, что эта самая собака и есть Мотя, – объяснил Дирол.
   Повисла неловкая пауза, во время которой Андрей переводил ошеломленный взгляд с Антона на Дирола и обратно.
   – Значит, мы ошиблись, – наконец смог выговорить он.
   – Значит, так, – одновременно согласились с ним друзья.
   – Вы теперь Ворохватову про Мотю расскажете, – скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Птахин.
   – Расскажут, – поддакнул Вася. – Особенно вот эти, двое из ларца, одинаковых с лица.
   – Ворохватов Мотю выгонит, и он на улице погибнет, – вздохнул Петя, прижимая к груди скулящего щенка.
   – Ничего мы не расскажем, – сжалился над ними Дирол. – Только прячьте его получше, чтобы комендант не обнаружил.
   – Уж теперь-то спрячем, – пообещал Птахин и тут же, ехидно улыбнувшись, спросил: – А что, Мочилов пропал?
   – Не пропал, а заболел, – елейным голоском поправил его Дирол. – А если ты, Птахин, кому-нибудь расскажешь о том, что здесь слышал, то будь уверен, о твоем Моте будет знать вся школа.
   При этой угрозе ехидная улыбка мигом сползла с лица Пети, и он, быстро закивав, пролепетал:
   – Четное слово, будем молчать как могилы. Правда, Вася, – обратился он к своему другу.
   – А я вообще уже забыл про сегодняшнее происшествие, – пожал плечами Муромцев.
   – Вот и замечательно, – улыбнулся Санек. – Пошли, ребята, – позвал он, но Андрей не согласился.
   – Я не могу идти, нас с Муромцевым за драку отправили мыть туалеты и лишили ужина, – пожаловался он.
   – Ты не переживай, – сразу же принялся успокаивать его Антон. – Иди мой, а ужин Санек у тети Клавы для тебя выпросит.
   – Выпрошу, – не стал отнекиваться Дирол.
   – Ладно, пойдем, Муромцев, – грустно вздохнул Андрей и поплелся к учебному корпусу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация