А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шесть извилин под фуражкой" (страница 7)

   Пешкодралов действительно стоял в трех метрах от входа в магазин и прижимал к себе все еще плачущую госпожу Мочилову.
   – Ну, узнал еще что-нибудь? – спросил Леха, когда Федя подошел ближе.
   – В общем, сейчас мы направляемся в ночной клуб, чтобы узнать, есть ли у Стрельникова алиби на вчерашний вечер и сегодняшнюю ночь.
   – А с ней-то что делать? – указал Леха глазами на прижимающуюся к его груди Анжелику.
   – Возьмем с собой, – обреченно махнул рукой Ганга. – Нельзя же ее в таком состоянии одну домой отпускать.
   Приняв решение, курсанты направились в ночной клуб, который, кстати, как и магазин «Красотка», был чуть ли не единственным в городе. Конечно, в Зюзюкинске было множество мелких кафе и забегаловок, но все они уже к двенадцати часам ночи закрывались. А вот заведение с гордым и немного странным названием «Ночной странник» работало почти до пяти часов утра.
* * *
   Было только пять часов вечера, а потому в «Ночном страннике» царили тишина и покой. Лишь бармен за стойкой протирал стаканы и рюмки, готовясь к бессонной рабочей ночи.
   Когда курсанты обратились к нему со своими вопросами, бармен удивленно вскинул брови и пояснил, что вчера вечером и ночью работал его сменщик, который сейчас, вероятно, отсыпается дома. Однако, увидев, как опечалились лица курсантов, добрый бармен решил помочь им и предложил позвонить своему напарнику, на что те с радостью согласились. Федя лично поговорил с барменом по телефону и удостоверился, что молодой человек с пирсингом действительно провел весь прошедший вечер и ночь в «Ночном страннике» в компании светловолосой девицы.
   Курсантов это обстоятельство и обрадовало и огорчило одновременно. Обрадовало потому, что Стрельников все же не соврал и перестал быть кандидатом в преступники, а с другой – рушилась одна из самых главных версий похищения капитана Мочилова. Об этом ребята и разговаривали, провожая Анжелику домой.
   На этот раз они не стали пользоваться услугами общественного транспорта, а госпожа Мочилова настолько была огорчена предательством и вероломством своего бывшего любовника, что даже не обратила на это никакого внимания, а молча плелась позади ребят.
   Курсанты довели женщину до квартиры, и в этот момент она вышла из транса, в котором до сих пор находилась.
   – Знаете, я вам помогу отыскать Глеба. Я всех друзей обзвоню, всех соседей. Если что-то узнаю, то непременно дам вам знать. Ладно? – проговорила она.
   – Конечно, – одновременно улыбнулись курсанты, которых очень обрадовала такая перемена в настроении жены их любимого капитана.
   – Мой Глеб все равно лучше всех, – напоследок бросила она. – Я не переживу, если больше его не увижу, – и закрыла дверь.
   – Хоть это она поняла, – вздохнул Федя.
* * *
   Тарелки Дирола и близнецов Утконесовых уже давно опустели, но парни все продолжали сидеть на своих местах, вытягивая шеи и прислушиваясь к разговорам, которые велись вокруг них. Вот только ничего интересного в этих разговорах не было. Курсанты говорили об учителях, новых контрольных, закончившихся каникулах, о новом придуманном Фролом Петровичем Садюкиным методе воспитания сильных милиционеров, который заключался в перетягивании пятидесятикилограммовой балки на манер перетягивания каната, но только не о капитане Мочилове.
   – Ну просто не могу поверить, что никто не обратил внимания на отсутствие Глеба Ефимовича, – возмущался Дирол. – Он же лучший преподаватель во всей школе милиции.
   – Лучший, – согласился Андрей Утконесов, – но ты уверен, что это не только наше личное мнение?
   – Конечно, уверен, – кивнул Зубоскалин, но, подумав, добавил: – Конечно, Мочилов строг, но справедлив.
   – Ребята, может, пойдем отсюда, – попросил Антон. – А то мы уже, по-моему, начинаем вызывать некоторые подозрения.
   На них действительно начинали с нескрываемым интересом поглядывать и с усмешкой перешептываться между собой другие курсанты. И было от чего. Обычно все, кто приходил в столовую, съедали свои порции и уходили. Задерживались только для того, чтобы выпросить у тети Клавы добавки, но поскольку это обычно ни у кого, кроме Дирола, не получалось, то столовая быстро пустела.
   – Никуда мы не пойдем, – отрезал Дирол. – Только здесь мы сможем хоть что-нибудь интересное услышать.
   – Ну, почему? – продолжал стоять на своем Антон. – Можно ведь и так погулять по территории, послушать, кто что говорит.
   – Санек, он прав, – согласился с братом Андрей. – Мы тут уже час сидим, а толку никакого. Так мы в расследовании ни на сантиметр не продвинемся.
   – А, ладно, – наконец сдался Зубоскалин. – Пойдемте. Только я к тете Клаве на минутку сбегаю, ребятам что-нибудь поесть попрошу.
   Дирол поднялся и побежал к раздаточному окошку.
   – Тетя Клава, – широко улыбнулся он, зная, что повариха против его улыбки никогда не могла устоять, – у меня к вам небольшая просьбочка.
   – Что еще случилось, – участливо повернулась к нему тетя Клава.
   – Ребят наших на задание послали, а они не поели даже. Может, у вас что-нибудь найдется для них вкусненького? – попросил Дирол и до отказа растянул рот в улыбке.
   – Сейчас, сейчас, – засуетилась повариха, вытаскивая полиэтиленовый мешочек из кармана своего необъятного фартука и начиная складывать в него котлеты из рядом стоящей сковороды. – Вот, пусть котлетки поедят. Правда, у меня их очень мало осталось, потому что сегодня пришлось еще одним, которые на задании, тоже поесть дать.
   – Кому это? – удивился Дирол.
   – Да Пете Птахину из группы Смурного, – откликнулась тетя Клава. – Подошел ко мне и давай уговаривать, мол, ребят наших на задание послали, а у них маковой росинки с утра во рту не было. Даже подтверждение от Смурного притащил.
   – Вот это да! – опешил Санек.
   – А чего ты так удивился? – в свою очередь заподозрила неладное повариха. – Или, может, мне Петька наврал? Так я ему…
   – Нет, то есть я не знаю, – быстро поправился Дирол, принимая от тети Клавы пакет с котлетами. – Спасибо большое, я пойду, – и, развернувшись засеменил к выходу, где его уже поджидали близнецы Утконесовы.
   – А на ужин-то ваши ребята придут?! – крикнула вдогонку повариха.
   – Придут! – донесся до нее голос Дирола.
   – Котлет дала, – удовлетворенно хмыкнул Андрей, внимательно осмотрев содержимое пакетика.
   – И не только котлет дала, еще и о кое-чем важном рассказала, – выдохнул Санек.
   Близнецы недоуменно переглянулись и уставились на Дирола, а тот продолжал:
   – Представляете, оказывается, к тете Клаве еще кое-кто за едой для своих якобы находящихся на задании товарищей приходил. И кто, вы думаете, это был?
   – Кто? – в одни голос спросили братья.
   – Петька Птахин из группы Смурного, – выдал Дирол.
   – Ну, конечно, как же мы сразу не догадались, что это именно он и мог похитить Мочилова! – хлопнул себя ладонью по лбу Андрей.
   Петя Птахин хоть и был первокурсником, но, с тех пор как летом поступил в школу милиции и поселился в школьном общежитии, уже успел натворить много дел, причем не всегда хороших. Едва только заняв свою комнату в общаге, Петя в тот же день устроил пожар, который пришлось тушить половине населения общежития. Птахин тайком от начальства и коменданта притащил в свою комнату электрическую плитку, не смотря на то что подобными приборами бытовой техники пользоваться в стенах общежития было строго-настрого запрещено. Его соседи по комнате это тоже знали, но плитке тем не менее обрадовались. Теперь можно было не просить постоянно у тети Клавы добавки, а самим приготовить что-нибудь. Только вот не заладилось у ребят. Чтобы обмыть такую нужную вещь, купили первокурсники разливного пива в пластиковой бутылке, потому что на другое денег не хватило, взяли картошки и решили ее пожарить. Да вот только Петя, которому поручили столь ответственное задание, нечаянно перепутал и вылил на сковороду вместо подсолнечного масла пиво – бутылки-то оказались одинаковыми, да и цвет практически не отличался.
   Пиво зашипело, запенилось, Петя попытался было скинуть сковороду с плиты голыми руками и естественно обжегся. Тогда он в качестве кухонной прихватки решил использовать старую газету. Газета задела огненную спираль плитки и начала тлеть. Петя, заметив это, испугался и отбросил горящую бумагу прямо на кровать своего соседа. В общем, началась паника, огонь все больше разрастался, и если бы не прибежавший вовремя комендант с огнетушителем, то здание школьного общежития давно бы уже приказало долго жить.
   После этого Пете Птахину сильно влетело от начальства, а особенно от капитана Мочилова, который терпеть не мог в курсантах непослушания и безалаберности. Если бы не поручительство Володи Смурного за своего нерадивого курсанта, был бы сейчас Петя Птахин где угодно, но только не в школе милиции.
   Правда, проделки свои Птахин так и не прекратил, а капитан Мочилов не переставал отправлять его в качестве наказания мыть туалеты, за что курсант-дебошир воспылал ненавистью к Глебу Ефимовичу и за глаза всегда желал ему всяческих неприятностей.
   Вот почему Дирол так опешил, когда услышал от тети Клавы имя Птахина, который приходил за едой для своих товарищей.
   – Точно, это он, – заявил Зубоскалин. – Больше и некому.
   – Да, но сначала надо уточнить, может, Смурной действительно отправил свою группу на какое-нибудь задание, – заметил Андрей.
   – Тогда бежим в учительскую и спросим у него, – предложил Дирол, и ребята кинулись к учебному корпусу школы.
   – А что мы ему скажем? – на бегу спросил Зубоскалин.
   – Ну, спросим, не отсылал ли он своих курсантов на задание, – ответил Андрей.
   – А может, сразу попросить его вызвать Птахина, и пусть тот колется, куда спрятал капитана, – предложил Антон.
   – С ума сошел? – вытаращил на него глаза брат. – И тогда все сразу узнают, что Мочилу похитили. Тебе же сказали, что никто не должен узнать об этом похищении.
   – Да ладно, я же просто так предложил, не подумав, – обиделся Антон.
   Курсанты вошли в корпус, поднялись на второй этаж и остановились у двери учительской.
   – Кто пойдет? – оглядывая близнецов, спросил Дирол.
   – Ты, – в один голос ответили Утконесовы.
   – Почему?
   – Потому что у тебя лучше получается, ты с людьми хорошо сходишься и с начальством умеешь как положено разговаривать, – начал сыпать похвалами Андрей.
   Трюк удался. Дирол зарделся от удовольствия и собственной значимости и сказал:
   – Вот так всегда, Дирол впереди планеты всей, – и, открыв дверь шагнул в учительскую.
   Как курсанты и предполагали, Смурной находился в учительской, сидел за столом, делая записи в учебных ведомостях. Услышав, как хлопнула входная дверь, Владимир Эммануилович поднял голову и посмотрел на вошедшего.
   – А, Зубоскалин, – проговорил он. – Тебе что-то нужно?
   – Я это… – замялся «мастер общения с народом». – Я хотел спросить, вы сегодня свою группу на задание посылали?
   – Какое задание? – удивленно вскинул брови Смурной.
   – Важное, – не нашел лучшего пояснения Санек.
   – Ни на какое задание я никого не посылал. И вообще, Зубоскалин, что-то с тобой неладное творится, все в разведчиков играешь, а пора бы уже и поумнеть, все-таки второй курс, – осуждающе покачал головой Владимир Эммануилович.
   – Повзрослею обязательно, – радостно закивал Дирол. – Вот прямо сейчас и повзрослею. Ну я пойду?
   – Иди, – пожал плечами Смурной.
   Санек уже открыл дверь, но тут что-то вспомнил и обернулся с вопросом:
   – А где сейчас ваша группа находится?
   – У них физкультура.
   – Спасибо, до свидания, – поблагодарил Дирол и шмыгнул за дверь. Однако близнецов нигде не было видно.
   – Эй, ребята, – тихонько позвал Санек.
   Из-за ближайшего угла высунулся Антон и поманил Дирола пальцем. Санек тоже нырнул за угол, где его поджидали Утконесовы.
   – Вы зачем спрятались? – поинтересовался Зубоскалин.
   – Побоялись, вдруг кто-нибудь пойдет и начнет выпытывать, что мы возле учительской делаем, – объяснил Андрей, а Антон спросил:
   – Ну как, узнал что-нибудь?
   – Как мы и предполагали, – победно глядя на друзей, начал излагать Дирол, – ни на какое задание Смурной свою группу не посылала, а значит, Птахин тетю Клаву обманул.
   – Круто! – восхитился Антон, но Андрей не разделил его восторга.
   – Ничего хорошего, раз он обманул тетю Клаву, значит, что-то скрывает, и еда ему понадобилась не для одногруппников, а для…
   – Мочилова, – закончил за него Дирол.
   – Тогда что же мы стоим? – спохватился Антон. – Надо же бежать, хватать этого Птахина и силой выбивать из него признание.
   – Силой ты вообще ничего не добьешься, – остановил его Андрей. – Наоборот, надо действовать осторожно и с хитростью.
   – Это как?
   – Мы за ним последим и посмотрим, куда он еду относит, – пояснил Андрей.
   – А если он уже отнес?
   – Вряд ли, – отрицательно покачал головой Дирол. – После обеда у них сразу фмзкультура. Если бы Птахин понес еду Мочилову, то наверняка бы опоздал, а ведь Садюкин такого не выносит. Думаю, вряд ли Птахину захотелось бы испытать гнев Фрола Петровича на себе. К тому же если Петька действительно Мочилу похитил, то теперь будет вести себя тише воды, ниже травы, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. Понятно?
   – Понятно, – кивнул Антон.
   – Тогда бежим на спортплощадку, – позвал Дирол и бросился вниз по лестнице.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация