А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шесть извилин под фуражкой" (страница 25)

   – Вот, ничего лучшего найти не удалось, – сказал Андрей.
   – Ничего, и это хорошо, – одобрил Веня, схватил ведро и вылил воду прямо на Мочилова.
   Однако это действие ожидаемого эффекта не возымело.
   – Он умирает? – спросил Дирол, ни к кому, собственно, и не обращаясь.
   – Мы ему не позволим, – уверенно заявил Кулапудов.
   – Веня! Венечка! – прокатился по всему пустырю истошный вопль Зоси, а вскоре показалась и она сама.
   За Зосей бежал не менее испуганный Леха. Они подскочили к ребятам, и девушка первым делом бросилась на шею Кулапудова со словами:
   – Венечка, как хорошо, что с тобой все в порядке!
   Веня смутился. Увидев, как многозначительно начали переглядываться его друзья, он мягко убрал руки Зоси со своей шеи и сказал:
   – Зося, подожди, сейчас не время. Нам нужно спасти Мочилова.
   Только сейчас, оглядевшись, Зося заметила лежащего на земле капитана. Прежняя тревога мигом улетучилась с ее лица, девушка присела рядом с пострадавшим и спросила:
   – Что с ним?
   – Кажется, отравился угарным газом, – высказался Веня.
   – Все понятно, требуется искусственное дыхание, – сказала Зося и немедленно приступила к оказанию первой медицинской помощи.
   Вене, который смотрел, как Зося делает искусственное дыхание Глебу Ефимовичу, внезапно жутко захотелось оказаться на месте капитана, но он тут же прогнал от себя нелепую мысль.
   Только после третьей Зосиной попытки Мочилов закашлял, потом глухо застонал и открыл глаза, вызвав всеобщий вздох радости и облегчения.
   – Где я? – спросил Глеб Ефимович, обводя своих учеников мутным взглядом.
   – Все в порядке, Глеб Ефимович, – склонился над ним Веня. – Мы вас спасли, сейчас приедут “Скорая” и пожарные. Вас отвезут в больницу.
   – Где Петров? – уже более осмысленно спросил Мочилов.
   – К сожалению, нам не удалось его задержать, – вздохнул Кулапудов. – Он сбежал.
   – Нет, его надо поймать, – слабо качнул головой Глеб Ефимович. – У него билет на сегодняшний десятичасовой поезд… Я видел… – с огромным трудом говорил он. – Торопитесь. Поезд номер шестнадцать, вагон седьмой… Он приклеил себе усы.
   Сообщив это, Мочилов закрыл глаза и снова потерял сознание. Зося принялась заботливо поглаживать его лоб, а Веня спросил у старшего Утконесова:
   – Андрей, который сейчас час?
   – Половина девятого, – откликнулся близнец.
   – Значит, еще можем успеть, – обрадовался Кулапудов. – Леха, оставайся с Зосей здесь. Дожидайтесь пожарных и “Скорую помощь”, а мы поедем на вокзал.
   Леха не стал спорить, так как понимал, что в подобной ситуации свой характер показывать просто неуместно, а потому молча кивнул. Через минуту на пустыре остались только Пешкодралов, Зося и Мочилов.
* * *
   Солидный мужчина лет сорока с пышными усами, в строгом деловом костюме и фетровой шляпе неспешной походкой двигался по перрону зюзюкинского железнодорожного вокзала. Посторонний наблюдатель сказал бы, что этот человек невероятно спокоен и уравновешен, и, несомненно, ошибся бы. На самом деле усатый тип был настолько взвинчен, что, как ему казалось, любая мелочь могла попросту взорвать его, как заряженную бомбу.
   Гражданин то и дело поглядывал на часы, как будто кого-то ждал. И он на самом деле ждал, но не кого, а чего. У него был билет на десятичасовой поезд, отправляющийся с этого перрона в город Залихватинск.
   Наконец приятный женский голос объявил о скором прибытии поезда. А через десять минут на горизонте появился и он сам.
   – Извините, о прибытии какого поезда сейчас объявили? – обратился к мужчине широкоплечий паренек с рюкзаком на спине.
   – На Залихватинск, – коротко бросил гражданин в шляпе, которому очень не понравился слишком уж пристальный взгляд паренька.
   – А вы тоже на этот поезд? – задал новый вопрос парень, которому, видимо, от скуки хотелось с кем-нибудь потрепаться.
   – Да, на этот, – неохотно кивнул усатый.
   – А в какой вагон?
   – Слушай, ты, отстань от меня, – неожиданно совсем неинтеллигентно посоветовал интеллигентный с виду гражданин. – Я тебя по-хорошему прошу.
   – Ладно, хорошо. Чего вы так злитесь? – обиделся паренек с рюкзаком и отошел в сторону.
   Поезд прибыл. Гражданин продолжал мерить шагами перрон, ожидая команды на посадку. Наконец ее объявили, и усатый тип быстрым шагом двинулся к седьмому вагону. У входа в вагон уже стоял молоденький проводник с широченной белозубой улыбкой на лице. Он проверял билеты у пассажиров и по одному запускал их внутрь вагона.
   Усатый дождался своей очереди и протянул проводнику билеты.
   – В Залихватинск или раньше сойдете? – широко улыбнулся проводник.
   – А вы что, по стоимости билета понять не можете? – огрызнулся мужчина в шляпе.
   – К родственникам или по работе? – не обращая внимания на не слишком дружелюбный тон пассажира, продолжал допытываться улыбчивый паренек.
   – Жить я туда еду, – буркнул усатый, которому очень не нравилось то, что проводник слишком долго проверяет его билет.
   – А чем же вам Зюзюкинск не угодил? – удивился проводник. – По-моему, очень даже хороший город.
   – Город хороший, но люди плохи, – ответил усатый и нетерпеливо добавил: – Может, уже хватит мой билет мять?
   – А вам он уже и не понадобится, гражданин… Петров, – неожиданно сказал проводник и посмотрел прямо в глаза пассажира.
   Петров – а это был именно он – понял, что попался. Несколько минут он смотрел на проводника, потом вдруг резко толкнул его в дверь вагона, развернулся и…
   – Далеко ли собрались, Савелий Михайлович? – путь Петрову преградил широкоплечий парень с рюкзаком за плечами, и тут же с двух сторон к нему подошли два совершенно одинаковых на лицо молодых человека в форме курсантов школы милиции. Это были близнецы и Веня.
   Петров заметался, но позади него уже стоял проводник Зубоскалин. Поняв, что он окружен, Савелий Михайлович понуро опустил голову и сказал:
   – Нашли все-таки, гады.
   – Мы не гады, а будущие милиционеры, – поправил его Веня, вытаскивая из-за пояса наручники и одевая их на запястья Савелия Михайловича.
   – Я вам еще всем отомщу, – процедил сквозь зубы преступник.
   – Не думаю, – не согласились с ним ребята. – Вы не отсидели полностью срок за убийство плюс еще побег из тюрьмы плюс похищение человека… О да вам теперь на всю оставшуюся жизнь хватит.
   Петров только зло глянул на ребят, сплюнул и отвернулся. Вскоре Петрова увозила в отделение вызванная курсантами милицейская машина. Ребята все вместе поблагодарили проводницу седьмого вагона за то, что она на время уступила свое рабочее место Диролу.
   – Что вы, – махнула она рукой, – ради задержания преступника и не на такое можно пойти. К тому же у Саши так хорошо получалось, – похвалила она Дирола. – Если бы у нас все работники такие же приветливые и улыбчивые, как он, были, то народ, наверное, с поездов не слезал бы.
   – Ну что, теперь в больницу? – спросил Веня товарища, когда поезд на Залихватинск укатил вдаль.
   – Конечно, – согласились с ним Дирол и близнецы.
   В больнице их встретили Леха, Зося и Федя.
   – Как Мочилов? – был первый вопрос Вени.
   – Врачи говорят, что ничего страшного. Жить будет, – сообщила Зося.
   – И еще они сказали, что наша Зося просто молодец, – не преминул похвалиться Федя. – Она все правильно сделала, так что благодаря ее первой помощи Мочилов выйдет из больницы уже в ближайшие дни.
   – Вот и хорошо. Значит, мы можем отправляться в общежитие? – обрадовался Дирол, который жутко проголодался и устал, впрочем, как и все остальные.
   – Можно, – приняли ребята единогласное решение.

   ЭПИЛОГ

   Утром всех курсантов вызвал в учительскую Иван Арнольдович.
   – Ну, ребята, молодцы. И капитана спасли, и преступника задержали, – похвалил он.
   – Стараемся, – небрежно бросил Дирол.
   – Хотя в вашей работе было и очень много промахов. Я вот до сих пор Садюкину в глаза смотреть боюсь, – добавил ложку дегтя в бочку меда Ворохватов.
   – Ну мы же только учимся, – смутился Зубоскалин.
   – Иван Арнольдович, – обратился к старшему лейтенанту Веня, – Петрова уже допросили?
   – Вот об этом я и хотел вам рассказать. Петрова допросили, и он сознался в похищении Глеба Ефимовича, – начал говорить Ворохватов.
   – Он хотел отомстить ему за то, что тот упрятал его за решетку четыре года назад? – поинтересовался Федя.
   – Именно, – подтвердил Иван Арнольдович. – Этого человека настолько захватила жажда мести, что его не остановили даже тюремные стены.
   – Но почему он не убил Мочилова, а только похитил? – недоумевали близнецы.
   – Потому что смерть – слишком легкое наказание. Петров хотел, чтобы Мочилов, что называется, на собственной шкуре испытал муки заточения.
   – Ага, и кормил он его одними сухарями, – вспомнил Веня.
   – Точно, – согласился Ворохватов. – В общем, устроил он Глебу Ефимовичу полные тюремные условия.
   – А зачем он дом поджег? – остался невыясненным еще один вопрос.
   – Потому что в городе появились милицейские объявления с его фотографией, – пояснил старший лейтенант. – Петров почувствовал опасность и решил поскорее уехать из города. Но не мог же он отпустить своего самого заклятого врага с извинениями за причиненные неудобства, а потому он решил избавиться от него раз и навсегда.
   – Даже не верится, что бывший милиционер на такое способен, – удивился Федя.
   – Да, вот такие случаи в жизни бывают, – вздохнул Ворохватов.
   В этот момент в дверь постучали, и в следующую секунду в учительскую вошел человек в милицейской форме.
   – А вот и самая приятная часть нашего собрания, – завидев гостя, объявил курсантам Иван Арнольдович. – Хочу представить вам начальника управления милиции полковника Василия Наумовича Стеблова.
   – Здравия желаю! – вытянувшись в струнку, разом грянули курсанты.
   – Вольно, – махнул рукой Стеблов. – Вы, наверное, уже догадались, что я пришел сюда, чтобы выразить вам благодарность за поимку особо опасного преступника, к большому сожалению, бывшего нашего коллеги, Савелия Петрова.
   – Да мы вообще не понимаем, почему нас тут держат. Все стоим вот и думаем, – попытался пошутить Дирол, но полковник на него так строго взглянул, что Санек осекся и замолчал.
   – Так вот, – продолжал Стеблов, – выражаю вам особую благодарность и надеюсь на дальнейшее сотрудничество с вашей школой.
   – Всегда рады, – подобострастно улыбнулся Ворохватов.
   – Помимо этого наше управление решило сделать вашей школе небольшой, но очень приятный подарок… – Полковник сделал долгую паузу, во время которой курсанты даже шеи вытянули от нетерпения, желая услышать, какой же сюрприз решило преподнести им местное управление милиции.
   – Это новый спортивный снаряд, а вернее, турник…
   – О нет, – одновременно выдохнули близнецы, для которых турник всегда являлся чем-то страшным и непреодолимым.
   – Только не турник, – пробормотал Веня, вспомнив, как здорово решил подшутить над ними Садюкин, используя для своего коварного замысла именно турник.
   – С особой противоскользкой перекладиной, – закончил полковник, хотя эта новость тоже мало обрадовала курсантов.
   Однако они все же поблагодарили Стеблова и, получив разрешение удалиться, вышли на улицу. На крыльце им встретился Садюкин.
   – А, герои, – протянул он. – Наслышан, наслышан.
   – Фрол Петрович, – решил за всех высказаться Веня, – простите нас за то недоразумение. Честное слово, мы не хотели.
   Садюкин хмыкнул, но потом, заметив в глазах курсантов неподдельное раскаяние и надежду на прощение, смилостивился и сказал:
   – Да я уже и не обижаюсь.
   – А Домна Мартеновна – очень даже хорошая женщина, – неожиданно вставил Леха.
   – Э, нет, – замотал головой Садюкин. – Теперь я понял, что лучше свободной холостяцкой жизни и быть не может. И вам, кстати, очень рекомендую, – посоветовал он и скрылся за дверьми школы.
* * *
   Прошло два дня. Стоял тихий сентябрьский вечер. Курсанты, предыдущим вечером отпраздновав свою очередную победу над преступностью и даже не попавшись на глаза никому из начальства, теперь отдыхали в своей комнате. Не было только Вени, потому что он пошел на свидание с Зосей. Неожиданно раздался громкий стук в дверь.
   – Войдите! – крикнул Дирол, потому что никто из его сокурсников на стук отвечать не стал.
   Дверь распахнулась, и на пороге предстал Глеб Ефимович Мочилов собственной персоной. Он за время заточения осунулся, но вид у него был бодрый, а на лице присутствовала непривычная улыбка. Курсанты не ожидали появления капитана, а потому повскакивали с мест, судорожно застегивая рубашки и напяливая носки.
   – Не стоит так волноваться по поводу моего визита. Я к вам не с официальным визитом, а с дружеским, – заметив, как забеспокоились при его появлении ученики, сказал Мочилов.
   – Здравствуйте, Глеб Ефимович, – первым нашелся, что сказать, Федя. – Как вы себя чувствуете?
   – Замечательно, спасибо, – поблагодарил за заботу капитан. – Послезавтра я уже выхожу на работу.
   – Ура! – крикнул Дирол, но так как его никто не поддержал, тут же замолчал.
   – А завтра я хотел бы пригласить вас к себе на ужин, – неожиданно выдал ошеломляющее предложение Глеб Ефимович.
   – К вам? – в один голос переспросили близнецы, которым показалось, что они ослышались.
   – Ко мне, – кивком подтвердил Мочилов. – Дело в том, что моя жена все уши мне про вас прожужжала.
   – А мы ничего плохого не делали, – по привычке начал оправдываться Пешкодралов.
   – А она ничего плохого про вас и не говорила, наоборот, только про то, какие замечательные у меня ученики и с каким рвением они меня искали, – сообщил капитан. – Вот она и решила устроить торжественный ужин в честь моего счастливого спасения и пригласить на него всех вас.
   В этот момент в комнату вошел Веня с улыбкой во весь рот. Однако при виде Мочилова улыбка медленно сползла с его лица, и он сказал:
   – Здравствуйте, Глеб Ефимович.
   – Здравствуй, Кулапудов, – кивнул Глеб Ефимович. – А я вот тут ребят завтра к себе на ужин приглашаю, – сообщил он.
   – Пусть идут, я же им не запрещаю, – пожал плечами Веня.
   – Да нас всех приглашают, – объяснил ему Санек, – в том числе и тебя.
   – А-а, – протянул Кулапудов, до которого наконец дошло, о чем идет речь, но он тут же спохватился: – А можно я с собой девушку приведу?
   – Девушку? – с интересом глянул на него капитан.
   – Она учится в нашей школе, – поспешил объяснить Веня. – Это Зося Красноодеяльская, она вам первую медицинскую помощь оказала, когда мы вас из горящего дома вытащили.
   – Тогда конечно, – мгновенно согласился Глеб Ефимович. – Какой же это праздник без моей спасительницы? Так вы согласны? – оглядел он всю группу.
   – Согласны, – хором ответили курсанты.
* * *
   Ужин прошел очень весело. Все много смеялись, вспоминали смешные и не очень подробности поисков Мочилова. Сам же Глеб Ефимович жутко напился и пытался научить Пешкодралова ходить на руках, результатом чего послужили разбитая люстра и порезанная нога Мочилова. Зося, которая, как истинная женщина, считала, что в гости с пустыми руками не ходят, принесла в подарок семейству Мочилова крохотного полосатого котенка, которого, напившись, Глеб Ефимович пытался запихнуть в большую кастрюлю, чтобы сварить из него деликатесный суп. Благо вовремя подоспели Анжелика и Зося, которым удалось отбить бедное животное у пьяного капитана.
   Домой курсанты вернулись поздно вечером. Дружески поддерживая друг друга, они поплелись к себе в комнату. Веня пошел провожать Зосю, которая жила одна, поскольку была единственной девушкой-курсантом.
   – Темно-то как, – вздыхал Дирол. – Люди, включите же свет, – жалобным голосом попросил он. – Мне дышать не видно.
   – Тихо ты, – цыкнул на него Пешкодралов. – А то еще Куприяна Амуровича накликаешь.
   Дирол замолчал, но, видимо, подвыпившая душа его не выносила тишины, а потому он тихо затянул своего любимого «Черного ворона».
* * *
   Веня, как обычно, проснулся раньше всех. Он долго лежал, прислушиваясь к сопению своих сокурсников, и думал о том, что произошло вчера вечером. Веня, находясь под порядочным алкогольным опьянением, наконец собрался с силами и признался Зосе в любви. Он бы и раньше это сделал, но жутко боялся получить отказ. А оказалось, что бояться-то и нечего. Когда Веня сказал Зосе о своих чувствах, девушка рассмеялась.
   – Почему ты смеешься? – мгновенно насупился Веня.
   – Потому что я тоже тебя люблю, – смеясь, проговорила Зося и поцеловала парня.
   Сейчас Веня вспоминал об этом, и на душе у него становилось тепло-претепло. Он перевернулся на другой бок в надежде еще немного помечтать, но тут дверь с жутким грохотом отворилась, и знакомый голос провозгласил:
   – Курсанты, па-а-дъем!
   Веня вскочил и начал стремительно одеваться. Странно, а ведь он уже и отвык от таких подъемов, хотя без Мочилова курсанты провели всего неделю.
   Последняя пуговица была застегнута одновременно с последней вспышкой догорающей спички, и перед капитаном Мочиловым, выстроившись в ряд, стояли его курсанты.
   – Животы втянуть, спины выпрямить, – командовал Глеб Ефимович, прохаживаясь взад и вперед перед шеренгой. Но неожиданно, встретившись взглядом с Веней, Мочилов вдруг тепло улыбнулся и сказал: – И спасибо вам, ребята, за все.
   «Вот это, наверное, и есть настоящее счастье, – подумал Веня. – Когда рядом любимая девушка, твой преподаватель, готовый защитить и поддержать, и самые близкие друзья. Так и должно быть».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация