А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шесть извилин под фуражкой" (страница 22)

   ГЛАВА 12

   В Зюзюкинске, как и в любом другом городе, была своя собственная свалка – место обитания различных отходов, бомжей и полчищ прожорливых крыс. Однако зюзюкинцы в большем числе своем были людьми чистоплотными, а потому свалку сделали за чертой города, чтобы, так сказать, не портить внешний вид Зюзюкинска.
   Вот только курсантам такой факт был никак не на руку, ведь им предстояло пересечь весь город, чтобы добраться до нужного объекта. А если еще и учесть их наряды, то передвижение по улицам вообще становилось опасным. Несколько раз им приходилось скрываться в подворотнях, избегая встречи с патрульными милицейскими машинами. Один раз пришлось удирать от стаи бродячих собак, которые, судя по их поведению, предпочитали ужинать свеженькой бомжатиной. Только к одиннадцати часам вечера курсанты наконец увидели вдалеке живописные горы мусора и пылающие в темноте костры, которые разводили местные бомжи, чтобы согреться и приготовить еду.
   – Нам нужно действовать поодиночке, – остановившись недалеко от свалки, сказал Веня.
   – Мы не можем поодиночке, – сразу вставил Андрей.
   – Мы всегда и везде вместе, – добавил Антон.
   – Вас это и не касается, – отмахнулся Кулапудов. – Я про других говорю. Значит, так: оказываемся у свалки и расходимся в разные стороны. Все ищут Лимонникова.
   – А у бомжей про него спрашивать можно? – поинтересовался Дирол.
   – Можно, только осторожно, – отозвался Веня. – Смотрите, чтобы никто ничего не заподозрил, между бомжами слухи распространяются еще быстрее, чем в нашей школе. Поняли?
   – Поняли? – вразброд ответили остальные.
   – Тогда приступаем к операции, – скомандовал Кулапудов. – Встречаемся на этом самом месте. Пришедшие раньше ждут остальных.
   Через минуту странная группа бомжей, достигнув свалки, рассыпалась. Веня, так же как и Леха, выбрал тактику настороженного наблюдения за всем, что попадалось на пути. К сожалению, Лимонникова они так и не обнаружили.
   Дирол, пользуясь своей «женской» привлекательностью, пытался даже заигрывать с некоторыми бомжами, которые были помоложе и посимпатичнее, а между делом все выведывал, не видел ли кто-нибудь из них Валерия Лимонникова. В результате он всем надоел, и один, видимо, самый крутой из компании, на которую набрел Санек, поставил перед ним выбор: или провести с ним ночь, на что, естественно, Дирол никак согласиться не мог, или уйти со свалки, пока его, то есть ее, не выкинули. Зубоскалин предпочел уйти сам, так что вернулся он на место встречи первым. За ним пришли ни с чем Веня и Леха.
   – Может, Феде или близнецам повезет больше, – вздохнул Кулапудов.
   Близнецы в это время выглядывали из-за горы какого-то утильсырья, рассматривая группку бомжей, столпившихся вокруг котелка, висящего над костром.
   – Вон тот слева, кажется, похож, – шепотом сказал Антон.
   Андрей пригляделся повнимательней к типу, на которого указывал его брат, и отрицательно замотал головой:
   – Нет, совсем не похож. Скорее, вон тот с бутылкой.
   – Да ты что?! Он же слепой.
   – Это он для других слепой, а для себя-то зрячий. Смотри, как он в котелок ложкой ныряет.
   Антон пригляделся и понял, что человек в круглых черных очках, которого он сначала принял за слепого, вовсе и не слепой, а самый что ни есть зрячий.
   – А зачем он это делает? – наивно удивился Антон.
   – Чтобы прокормиться, – пожал плечами Андрей. – Люди всегда жалеют инвалидов, а бомжи этим пользуются.
   – Так-так, кто это у нас тут сидит? – раздался за спиной ребят суровый женский голос.
   Близнецы обернулись и увидели, что прямо над ними возвышается очень толстая женщина, с грозным лицом и тяжелым взглядом.
   – А мы это… Решили полежать, – улыбнулся Андрей, потому что ничего другого ему в голову не пришло.
   – И долго я вас искать буду? – уперла руки в бока странная дама. – Вам спать давно пора, крошки мои, а вы все от мамочки убегаете. Ну идите ко мне, мои зайки, я вас согрею, – и она рывком подняв близнецов, прижала их к своей необъятной груди.
   – Простите, – улыбаясь, начал говорить Андрей, – но мы не ваши дети. У нас другая мама есть. Правда, Антон? – посмотрел он на брата.
   – Правда, – едва слышно просипел Антон, потому что новоявленная мамаша сжала его так, что он дышать-то с трудом мог, не то что говорить.
   – Ах, шалунишки, – воскликнула женщина. – Вечно вы свою мамочку разыгрываете. Пойдемте со мной, я вас накормлю и спать уложу.
   Она подхватила близнецов под руки и потащила к тому костру, за которым только что наблюдали братья.
   – Что, Маруся, снова детей своих нашла? – увидев троицу, захохотал кто-то из бомжей.
   – Они и не терялись, – освобождая место у костра для себя и своих «сыночков», откликнулась Маруся.
   – Ну, попали вы, ребята. От нашей Маруси так просто не уйдешь. Раз стал ее сыночком, считай, что заботой обделен не будешь, – сказал все тот же весельчак, который теперь оказался сидящим справа от Антона, и все дружно захохотали, радуясь остроумной шутке.
   – А она что, сумасшедшая? – тихонько спросил неожиданного собеседника Антон, пока Маруся наливала в железные миски похлебку из котелка для себя и своих «малышей».
   – Это как сказать… – покачал головой бомж. – Она лет двадцать назад потеряла своих детей…
   – Что, тоже близнецов? – удивился Антон, заметив, что и Андрей прислушивается к беседе.
   – Да нет. У нее мальчик был и девочка, к тому же разных возрастов. Девочке было пятнадцать, а мальчику девятнадцать. Девочку машина сбила, а мальчик от передозировки умер, наркоманом был, вот у Маруси крыша-то и поехала. Теперь как увидит кого младше двадцати лет, так сразу в своих детей и записывает.
   – Понятно, – грустно вздохнул Антон, которого печальная жизненная история Маруси очень огорчила.
   – Антон, – толкнул брата в бок Андрей. – Пока ты разговаривал, я тут уже всех рассмотрел. Лимонникова здесь нет, так что надо быстренько сматываться.
   – Ага, ты думаешь, нас эта Маруся так просто и отпустит, – невесело усмехнулся Антон, поняв, в какое положение они попали.
   – Я сказал «сматываться», а не уходить, – терпеливо пояснил Андрей. – Если ты тут начнешь всем говорить «спасибо» и «до свидания», то Маруся тебя точно не отпустит. А мы смоемся по-тихому. В общем, смотри на меня и делай, как я.
   – Что это вы тут шушукаетесь? – вернулась с полными мисками Маруся. – Опять новую каверзу против мамочки замышляете.
   – Нет, что ты, мамуля, – театрально улыбнулся Андрей. – Просто твои мальчики хотят пи-пи. Можно?
   – Вот поедите, и я вас отведу, – поставила свое условие сумасшедшая.
   Антон глянул на брата. Тот скосил глаза на свою тарелку, облизнулся, потом скривился и посмотрел в сторону города. «Ешь быстрее, а потом будем удирать», – понял Антон и, зачерпнув полную ложку, отправил ее в рот.
   Нельзя, конечно, сказать, что похлебка была очень вкусной, но по крайней мере отвращения она не вызвала. Антон в считанные минуты доел свою порцию и посмотрел на Андрея. Тот расправился с ужином и, подмигнув брату, захныкал, дергая Марусю за рукав:
   – Мама, я в туалет хочу. Уже сил нет терпеть.
   – И я тоже хочу, – вторил ему Антон.
   – Сейчас, сейчас, крошки мои, – проговорила Маруся. Она удостоверилась, что «сыночки» съели свою похлебку, взяла их, как маленьких, за ручки и повела в сторону.
   Отойдя шагов на тридцать от того места, где расположились вокруг костра бомжи, Маруся остановилась и сказала:
   – Вот тут можно.
   – Я при тебе стесняюсь, – поняв, что Маруся уходить не собирается, как он на то рассчитывал, захныкал Андрей.
   – А чего стесняться родной мамочки? – удивилась Маруся, но, увидев, что ее «крошки» снова собираются реветь, быстро добавила: – Хорошо, хорошо, я отвернусь.
   – Ладно, – мгновенно успокоившись, согласился Андрей, а Антон, последний раз всхлипнув, добавил:
   – Только не подглядывай.
   Маруся, как и обещала, отошла на три шага и отвернулась. Андрей тут же упал на землю и пополз. Антон, помня о приказе брата все делать, как он, тоже свалился в кучу мусора и пополз. Ползли они минуты три, пока не услышали истошный вопль.
   – Похитили! Деток моих похитили! – на всю свалку кричала Маруся.
   – Бежим! – крикнул Андрей, поднимаясь с земли и бросаясь прочь от сумасшедшей бомжихи.
   Антон тоже не заставил себя долго ждать, и через секунду братья уже неслись сломя голову к месту встречи со своими сокурсниками.
   – Ага, вот и близнецы, – завидев двоих ребят в совершенно одинаковой одежде, констатировал Веня.
   – Нашли Лимонникова? – едва только близнецы приблизились, подскочил к ним с вопросом Санек.
   – Нет, зато нас нашли… То есть у нас нашлась… – с трудом переводя дыхание, попытался объяснить Андрей.
   – Чего нашлось? – не понял Дирол.
   Андрей и Антон замахали руками, мол, дай отдышаться, привели дыхание в норму и только потом рассказали историю с сумасшедшей Марусей, которая всю молодежь считает своими детьми.
   – Значит, у вас тоже ничего, – подвел итог Кулапудов. – Что ж, остается надеяться только на Федю.
* * *
   Феде досталась, пожалуй, самая безлюдная часть свалки. Он долго бродил по кучам хлама, наступая на роющихся в них крыс, отчего те противно взвизгивали и пытались укусить своего обидчика за ботинок. Но Федя их не боялся. Ловким движением он приподнимал ногой очередную серую падальщицу и отшвыривал ее далеко в сторону.
   Он прошел, наверное, метро двести, но до сих пор не встретил ни одной живой души.
   – Что же это такое? – вздыхал он. – Неужели в этой части свалки никто не живет? А может, это потому, что здесь обитает маньяк? – испугался он, вспомнив, как бабушка в детстве часто пугала его, маленького, тем, что на свалках и в подворотнях водятся плохие дяденьки, которые убивают маленьких мальчиков, и ни в коем случае нельзя ходить в эти места.
   Сейчас Федя понимал, что бабушка пугала его лишь для того, чтобы уберечь внука от разных неприятных приключений, но все же определенная доля правды в ее словах была. Свалки и подворотни являлись местами скопления всякого рода преступников, бомжей и пьяниц, которых детям действительно стоило опасаться.
   Но тут было совершенно тихо и спокойно, что, несомненно, настораживало и пугало Федю. Сделав очередной шаг, Ганга неожиданно провалился в какую-то грязную вонючую яму.
   – Больше в жизни не пойду на свалку, – выбираясь из зловонной ямы, клятвенно пообещал он самому себе. – Мало того что здесь темно и воняет, так еще и ни одной живой души.
   – Почему ни одной? – донесся из темноты вопрос. – Я здесь.
   – Кто ты? – озираясь, чуть ли не шепотом спросил Федя.
   – А ты кто? – ответил кто-то вопросом на вопрос.
   – Я – Федя Ганга, – представился курсант, все еще пытаясь понять, откуда доносится голос.
   – Странное прозвище.
   – Это не прозвище, а фамилия такая, – пояснил Федя. – А вы, простите, где находитесь?
   – Не скажу, пока тебя как следует не разгляжу, – ответил невидимый собеседник. – Сделай три шага вперед.
   Федя пожал плечами и сделал три шага, как и было велено. И в тот же момент справа из-за кучи показалась темная фигура. Человек изумленно протянул:
   – Вот, допился-то я, уже привидения мерещатся.
   Федя привидений боялся так же, как и маньяков, а потому на всякий случай присел и спросил:
   – Где привидения?
   – Передо мной, – ответил человек из-за кучи.
   – Перед вами только я, – внимательно осмотревшись, уверенно заявил Ганга.
   – Так ты же и есть привидение, – высказал сногсшибательную для Феди новость незнакомец.
   – А почему вы так решили? – мгновенно успокоился Ганга.
   – Потому что одежда есть, а тела нету, – объяснил Федин собеседник и, тяжело вздохнув, посетовал: – Видать, мало я сегодня выпил, недогон. Мне в таком состоянии всегда чего-нибудь мерещится. Вот и сейчас тебя вижу.
   Федя наконец понял, почему незнакомец принял его за привидение. Ведь одежду впотьмах еще можно было разглядеть, а вот шоколадного цвета лицо и руки Феди полностью сливались с темнотой.
   – Нет, дяденька, я на самом деле живой, и разговариваете вы со мной по-настоящему. Просто у меня кожа темная, – начал объяснять Ганга. – Я простой русский негр.
   – Тьфу ты, – тоже успокаиваясь, сплюнул собеседник. – Так бы сразу и сказал, а то с перепугу и пить бросить можно.
   – Не можно, а нужно, – попытался дать полезный совет Федя, но его собеседник грозно прикрикнул:
   – Но-но, поучи меня еще, как жить, сопляк!
   Теперь незнакомец уже окончательно вылез из своего убежища и приблизился к Феде, пытаясь его разглядеть.
   – А ну-ка, улыбнись, – приказал он.
   Ганга улыбнулся, и в темноте блеснули его белые зубы.
   – Ага, теперь я вижу, что ты живой, просто русский негр, – добродушно хлопнул он Федю по плечу. – Слушай… Как там тебя?
   – Федя, – напомнил курсант.
   – Ну да, Федя. А я Валера, – представился незнакомец, а Ганга, услышав знакомое имя, насторожился. – Слушай, Федя, выпить хочешь?
   – Вообще-то я не пью, – отказался Ганга.
   – Тогда разожги костер, – нашел ему новое дело Валера.
   – У меня даже спичек нет, – признался Федя.
   – Так ты еще и не куришь, – с презрением фыркнул новый знакомый.
   – Не курю, – признался курсант, которому почему-то вдруг стало стыдно за то, что он до сих пор не приобрел одну из вреднейших привычек человечества.
   – На, держи, – протянул Валера в темноте коробок спичек. – А я пока заначку свою поищу. У меня где-то здесь бутылка была закопана со вчерашнего вечера.
   Федя послушно взял спички и принялся выполнять данное ему задание. Получилось это у него довольно быстро, ведь в детском лагере он был в числе первых по умению разводить костер. Вскоре вернулся и Валера. Он подошел к костру, протянул к нему руки и… Тут Федя понял, что нашел того, кого они всей группой искали весь вечер. Это был Валерий Осипович Лимонников собственной персоной. Федя так обрадовался своей находке, что чуть было не захлопал в ладоши. Прямо в эти ладоши Валера тут же всунул пластиковый стаканчик с прозрачной, но издающей ужасный запах жидкостью. Федя принюхался и понял, что это самогон.
   – Я же не пью, – попытался отказаться Ганга.
   – Тогда я с тобой разговаривать не буду… И вообще прогоню, – немного подумав, добавил Лимонников.
   Вот этого Федя допустить никак не мог, ведь если Лимонников откажется с ним разговаривать, то он никогда не узнает, что сделал Валерий Осипович с капитаном Мочиловым. А так, глядишь, выпьет и расскажет все о своей жизни.
   – Эх, ладно, – махнул рукой Федя. – Выпью.
   Они выпили, Валерий вытащил из-за пазухи обгрызенную сушеную воблу, откусил от нее и передал Феде со словами:
   – Закуси.
   Воспитанный Федя из чисто гигиенических соображений есть рыбу не стал, но сделал вид, что откусил, боясь обидеть собеседника. Лимонников налил еще по одной порции самогона и завел разговор по душам, чего, впрочем, и дожидался Ганга.
   – Как же тебя, Федя, в наши края занесло?
   – Ветром, – усмехнулся курсант. Спиртное мгновенно начало на него действовать, и на душе стало спокойно и весело.
   – Выпьем за попутный ветер, – провозгласил Валера и залпом выпил содержимое своего стаканчика. Потом глянул на все еще держащего в руках стакан со спиртным Федю и грозно приказал: – Пей.
   Ганге очень не хотелось пить снова, но он смирился, вдохнул поглубже и тоже выпил все, до последней капли.
   – А если по-честному, то как ты бомжом стал?
   Федя после второго стаканчика совсем опьянел, и ему вдруг захотелось приврать для достоверности. Обычно он никогда не позволял себе такого, потому что всегда помнил прописную истину, гласящую: «Лучше горькая правда, чем сладкая ложь». Но так как в данном случае правда была гораздо слаще лжи, то Федя решил последовать другому мудрому изречению, утверждающему, что «ложь во спасение – это не ложь». Немного подумав и определив, что такой подход гораздо лучше подходит к настоящей ситуации, Ганга решил действовать в соответствии с ним.
   – Вообще-то я из Америки, – таинственным голосом признался он.
   – А как ты сюда попал? – удивился Валера.
   – Поехал в качестве туриста, но меня ограбили, забрали документы, работу я найти не смог, потому и стал бомжом, – самозабвенно врал Ганга.
   – Здорово, – непонятно чему обрадовался Лимонников. – А я ведь сразу понял, что ты не наш. Не куришь, не пьешь, матом не ругаешься. Сразу видно – американец.
   – То, что у меня нет вредных привычек и я не сквернословлю, еще ни о чем не говорит, – обиделся Федя причислению его к «не нашим».
   – Да ладно, не обижайся, – положил ему руку на плечо Лимонников. – Слушай, Федя, хочешь быть моим другом?
   – Хочу, – неискренне согласился курсант.
   – Тогда надо за это выпить, – обрадовался Валера и вновь наполнил стаканчики.
   После третьей порции Федя почувствовал, как в голове зашумело. Окружающие предметы стали ярче и как-то больше, все чувства обострились. Ганга еще никогда сильно не напивался, но то, что он испытывал сейчас, ему, несомненно, нравилось. «Федя, не забывай о главном», – одернул он сам себя, возвращаясь к реальности.
   – А как вы очутились на этой свалке? – осторожно спросил он.
   – А, помогли добрые люди, – махнул рукой Лимонников. – Да и жена моя тоже постаралась, змеюка подколодная. Видите ли, ей надоело, что я ее бью и гоняю. Не понимает она, дура, что если мужик бьет, значит, любит. Я правильно говорю? – взглянул он мутными глазами на Федю.
   – Не знаю, – пожал плечами Ганга, хотя был совершенно не согласен с мнением Валерия. – Я женат еще не был.
   – И не будь, – дал совет Лимонников и продолжил: – Сосед у меня есть, мент поганый. Так вот он-то и постарался, чтобы нас с Анькой моей и развели за две недели, а потом и устроил так, чтобы прописки меня лишили, как аморального субъекта общества. Так-то вот.
   – А как его зовут? – решил уточнить на всякий случай Федя.
   – Мочилов его фамилия, а зовут Глебом Ефимовичем, чтоб ему пусто было, – Валерий откусил от воблы кусок, пожевал и добавил: – И чего он в чужую жизнь полез?
   Федя знал, почему капитан Мочилов вмешался, потому что терпеть не мог, когда причиняют боль женщине, к тому же презирал пьянство и вообще все, что противоречило его правильным жизненным принципам.
   – И ты, Валера, даже не отомстил ему? – задал свой главный вопрос Ганга, переходя на «ты», чтобы еще больше расположить к себе собеседника.
   – Разве же ему отомстишь, – протянул Лимонников. – Он же капитан милиции. Я решился было его укокошить, даже до школы этой ментовской дошел, но по дороге решил выпить для храбрости, чтобы не так страшно человека убивать было. Вот только перебрал я, до школы-то дошел, да так и уснул там в кустах. Меня потом курсант какой-то прогнал, такой же черный, как и ты.
   – Темнокожие сейчас не редкость, – быстро проговорил Федя, испугавшись разоблачения.
   Честно говоря, Ганга был сильно разочарован услышанным.
   Он-то надеялся, что сейчас Лимонников расскажет страшные подробности в лучшем случае похищения, в худшем – убийства Глеба Ефимовича, а оказалось, что он-то здесь совсем ни при чем, хотя у него и имелись достаточно веские основания ненавидеть Мочилова и на этой почве совершить против него преступление. Больше Феде на свалке делать было нечего, и он, поднявшись, сказал:
   – Что ж, мне пора. Спасибо тебе, Валера, за угощение…
   – Как это – пора? Куда пора? – тоже поднялся с камня Лимонников. – Куда ты пойдешь ночью?
   – Мне в город надо, – попытался отвертеться курсант.
   – Вот что, Федя, – сказал Валерий, хватая парня за рукав, – пока всю бутылку не допьем, никуда ты не пойдешь.
   – Пойду.
   – Не пойдешь, – сказал, как отрезал, Лимонников.
   Федя, конечно, мог бы дать в нос этому пьянице и убежать, но он не приучен был бить человека, с которым всего минуту назад мирно беседовал. Поэтому он подумал, что еще от пары стаканчиков ему вряд ли станет хуже, а потому согласился остаться. Только вот не рассчитал Федя своих сил, потому что, когда бутылка опустела, он вообще с трудом сумел подняться.
   – Тебя проводить? – заметив, что его новый знакомый едва держится на ногах, спросил Лимонников.
   – Проводи, – неопределенно мотнул головой Ганга.
   Так они и пошли, обнявшись. Валерий затянул песню, Федя подхватил. Со стороны казалось, что это идут два давних друга, которые давно не виделись, а теперь, встретившись, решили отвести душу за бутылкой водки.
* * *
   – Ну где же Федя? – волновался Кулапудов. – Может, с ним что-нибудь случилось.
   – Нечего было разбивать нас по одному, – ехидно заметил Дирол. – Вот теперь и переживай.
   – Если бы мы по группам действовали, то эту свалку дня два обходили бы, – оправдывался Веня. – И вообще, может, Федя Лимонникова нашел и сейчас выведывает у него, где Мочила.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация