А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шесть извилин под фуражкой" (страница 20)

   – А вот собака превращается в элегантного негра.
   – Ни фига себе, вот это круто, – присвистнул алкоголик. – А ну-ка еще раз.
   – Еще раз, и получишь в глаз, – помрачнел Ганга. – Пройдемте, гражданин Рюхин, в вашу комнату.
   – У-у, – замычал алкоголик, скорчив уморительную физиономию, – я так не играю. Теперь уже совсем не смешно, – но все же последовал за Гангой.
   В комнате царил не менее страшный беспорядок, чем в прихожей. Из всего убранства можно было заприметить только стол с ободранной и прожженной местами столешницей да старую раскладушку без каких-либо признаков постельного белья на ней. Квартира была однокомнатной. Курсанты пока успели осмотреть только прихожую и кухню, но Лимонникова обнаружить им не удалось.
   Дирол прошел по комнате, заглянул под стол, затем под раскладушку и констатировал:
   – Никого нет.
   – Я на кухне поищу, – откликнулся Пешкодралов.
   – А я в ванной, – вызвался Ганга.
   Через несколько минут они вернулись с разочарованными лицами, из чего Дирол понял, что обыск квартиры Рюхина положительных результатов не дал, а значит, следовало приступать к непосредственному допросу хозяина квартиры, который, устав наблюдать за мельтешащими взад и вперед курсантами, присел на краешек раскладушки, подпер голову ладонями и решил вздремнуть. Мол, пока милиция выполняет свою работу, простому человеку можно и поспать.
   – Эй, гражданин Рюхин, проснитесь, – потряс его за плечо Санек.
   – Чего? – открыл мутные глаза Рюхин, пытаясь поднять голову, чтобы взглянуть на Дирола. Но сил у него хватило только на то, чтобы снова плюхнуть голову на подставленные ладони.
   – Вы знаете Валерия Лимонникова? – продолжал тем временем допрос Дирол.
   – Нет, не знаю, – немного подумав, отрицательно замотал головой Рюхин.
   – Врете, – вставил Леха.
   – Может, и вру, – не стал спорить алкаш.
   – Будете врать, заберем вас в отделение, – пригрозил Дирол. – Отвечайте, когда вы в последний раз видели гражданина Лимонникова?
   Рюхин всхлипнул, затем неожиданно засмеялся, а потом и вовсе дико захохотал. Дирол переглянулся с Федей и спросил:
   – Чего это он?
   – Похмельный синдром, – пояснил Ганга. – А может, и еще что похуже.
   – Какой синдром? Горячка у него белая, – поставил свой диагноз Пешкодралов. – Разве нормальный человек станет смеяться над вопросом о том, где гражданин Лимонников?
   При фамилии «Лимонников» Рюхин, который уже было начал успокаиваться, вновь схватился за живот.
   – Может, неотложку вызвать? – почесал затылок Дирол.
   – Неотложка ему уже не поможет, – вздохнул Федя, наклонился к Рюхину и спросил: – Эй, дядя, ты чего ржешь-то?
   Рюхин посмеялся еще немного, а потом сказал:
   – Да я лимонов уже лет пять не ел. Хотя нет, заходил недавно ко мне Лерик, так он притаскивал на закуску, сказал, что у жены из холодильника стащил.
   – Лерик? – вопросительно поднял брови Дирол. – Какой еще Лерик?
   – Лерик… Лерик… – бормотал Ганга и вдруг воскликнул: – Ну точно, Лерик – это Валерий!
   – Правильно, – неожиданно подтвердил Рюхин. – У него и в паспорте так написано.
   – А фамилия у него какая в паспорте? – спросил Санек.
   – Длинная, – многозначительно поднял указательный палец вверх хозяин квартиры и, подумав, добавил: – Я потому ее и не смог прочитать.
   – Все понятно, – изрек Пешкодралов. – Этот Лерик-Валерик и есть Лимонников. Ты, дядя, давно этого Лерика видел?
   – Вчера, а может, и позавчера, – неопределенно пожал плечами Рюхин. – Не помню я.
   – Да, по-моему, здесь нам делать больше нечего, – разочарованно протянул Дирол. – Пошли отсюда.
   Курсанты развернулись и, перепрыгивая через кучи всевозможного хлама на полу, двинулись в прихожую.
   – Подождите, – шатаясь, выскочил за ними Рюхин.
   – Чего еще? – недовольно обернулся шествующий позади всех Пешкодралов.
   – И все же скажите мне, какой породы ваша собачка? Я бы себе тоже такую завел, – мечтательно протянул алкоголик.
   Леха хмыкнул, подумал и бросил напоследок:
   – Ганга.
   – Надо будет запомнить, – честно пообещал Рюхин и поплелся в комнату, на ходу все время повторяя: – Ганга, Ганга…
   Что за порода такая? Не забыть бы.
* * *
   В отличие от мирного и кроткого пьяницы Рюхина, с Катькой Ворихой дела обстояли намного сложнее. Во-первых, еще не доходя до подъезда, Веня и близнецы уже услышали песни и крики.
   – Интересно, кто это во вторник решил вечеринку закатить? – удивился Кулапудов, а Андрей поднял голову, осмотрел окна дома и, указав пальцем на одно из них, сказал:
   – Кажется, это вон там.
   – И, кажется, это именно в квартире Катьки Ворихи, – сделал еще более точное предположение Антон, сверив написанный на бумажке адрес с расположением окна.
   – Значит, их там много, – подвел итог Веня. – Хорошо, если силы окажутся равными.
   Песни доносились действительно из квартиры Катьки Ворихи. Мало того, курсантам даже не пришлось стучать или звонить, потому что входная дверь квартиры оказалась открытой.
   – Входим одновременно, сразу рассредоточиваемся, ориентируясь на возможные очаги опасности, – выдвинул стратегию Веня.
   – А может, кому-нибудь одному все-таки здесь остаться для прикрытия? – не согласился с ним Андрей. – Вдруг они из квартиры убегать начнут?
   Веня призадумался и наконец решил, что в словах старшего Утконесова есть определенная доля здравого смысла.
   – Тогда здесь останусь я, а вы идите, – сказал Веня. – Если они убегать станут, тут-то я их и встречу.
   Близнецы переглянулись, Андрей дернул себя за ухо и прикрыл ладонями лицо, что означало: «Прикрой меня». Антон согласно кивнул, и братья скрылись в квартире.
   Оказавшись в прихожей, братья первым делом осмотрелись, но, не обнаружив ничего подозрительного, кроме двух двадцатилитровых стеклянных фляг в углу под вешалкой, двинулись дальше. Андрей шел впереди. Антон, постоянно оглядываясь и прислушиваясь, двигался следом.
   Если бы братья не знали, кому на самом деле принадлежит квартира, то наверняка бы подумали, что хозяйка ее – очень правильная и чистоплотная женщина. Ни ободранных углов, ни грязи, ни пустых бутылок здесь не было. Наоборот, в прихожей стояла огромная напольная ваза, вероятно, очень дорогая. На стенах висели кашпо и несколько картин, правда, кисти далеко не талантливого художника, но близнецы в живописи разбирались мало.
   Андрей дошел до искомой комнаты, обернулся, щелкнул указательным и большим пальцами и широко открыл рот. «Вторгаемся внезапно и сразу начинаем орать», – понял его действия Антон и кивнул.
   Андрей рывком распахнул деревянную, покрытую густым слоем лака дверь и, ввалившись в комнату, заорал:
   – Стоять! Милиция! Руки за голову!
   Антон заорал то же самое, но только минутой позже, а потому эти крики очень напоминали разноголосый хор, в котором ни слова разобрать было невозможно, кроме разве что приказа «стоять». Все находящиеся в комнате вытаращились на пришедших гостей. Андрей и Антон во все глаза осматривали комнату, посреди которой стоял накрытый стол, а за ним расположилось человек десять мужского и женского полов. Они с таким недоумением смотрели на братьев, что близнецам вдруг стало очень не по себе. Но тут из-за стола поднялся дородный мужик с небольшим пивным брюшком и очень большими бицепсами, которые так и перекатывались под короткими рукавами его летней рубашки.
   – По какому праву вы вторглись в мою квартиру? – совершенно спокойным тоном спросил он, но глянул на близнецов так, что у тех невольно подкосились колени.
   Андрей взял себя в руки, хмуро осмотрел присутствующих в комнате и сказал:
   – Мы уполномочены прекратить это безобразие в вашем доме и пресечь дальнейшие сабантуи и пьяные дебоши.
   – Сереженька, какие пьяные дебоши? – воззрилась на огромного мужика миловидная черноволосая женщина в синем платье. – Ты что, опять принялся за старое? Вот, так я и знала, стоит мне поехать в отпуск и оставить тебя одного, как ты начинаешь водить своих друзей к нам в дом.
   – Катя, успокойся, – выдохнул Сереженька. – Это какое-то недоразумение, и мы его сейчас выясним. Ну-ка, потрудитесь объяснить, что вы имеете в виду? – обратился он к близнецам.
   – А то и имеем, – робея, заговорил Андрей. – Соседи, между прочим, жалуются, что у вас все время пьянки. И еще вы самогоном торгуете, – уже совсем тихо добавил он.
   – Что?! – на этот раз не сдерживаясь и не стараясь скрыть свою ярость, заорал Сережа. – День рождения моей жены вы называете повседневными пьянками?! Катя, не плачь, сейчас позвоню в милицию…
   – А мы и есть милиция, – высунувшись из-за плеча брата, вставил Антон.
   Увидев второго милиционера, точь-в-точь похожего на первого, гости вообще перестали что-либо понимать и, словно галчата, завертели головами, глядя то на Катю, то на ее мужа, то на одинаковых милиционеров.
   Используя всеобщее замешательство, Андрей еще больше осмелел и, обратившись к черноволосой дамочке, спросил:
   – А вы, наверное, и есть Катька Вориха?
   – Кто я?! – чуть не задохнулась от возмущения женщина. – Да как вы смеете? Сережа, что это такое? – она со слезами на глазах посмотрела на мужа, ища у того поддержки.
   Поддержка не заставила себя долго ждать: в следующую секунду огромный Сережа уже двигался на близнецов, на ходу приговаривая:
   – А вот сейчас я им покажу, как мою жену обзывать. Я в министерство жаловаться пойду, я до самого президента дойду, – пригрозил он.
   Утконесовы как раз в этот момент начали подозревать, что тут что-то не так, но было уже поздно. Приблизившись к близнецам, Сергей схватил каждого из них за шиворот и поволок, словно котят, к входной двери.
   – Не трогайте нас, – находясь в подвешенном за шиворот состоянии и перебирая о пол лишь носками ботинок, просипел Андрей.
   – Мы при исполнении, – тем же сиплым голосом добавил Антон.
   – Ничего страшного, – успокоил их Сережа. – Это мы сейчас поправим, – с этими словами он дотащил близнецов до входной двери, открыл ее и выбросил Утконесовых на лестничную площадку.
   Веня, который уже приготовился ловить улепетывающих из квартиры алкоголиков, так же, как и Сергей, схватил каждого брата за шиворот, приговаривая:
   – Удрать хотели, мерзавцы… – и тут он осекся, поняв, что вовсе не мерзавцев он треплет за шиворот, а собственных друзей.
   Веня отпустил несчастных близнецов и спросил:
   – А вы-то тут что делаете? Я думал, это алкаши убегают.
   – Нет, это мы, – покачал головой Андрей. – А алкаши нас выпихнули.
   – Как это? – не понял Веня.
   – А вот так! Взяли за шиворот и выкинули из квартиры, – пожаловался Антон, пытаясь привести воротник в нормальное состояние.
   – Ну, я им сейчас покажу, – зверея, процедил Кулапудов и двинулся в квартиру.
   – Веня, подожди, – попытался остановить его Андрей, который уже понял, что, вероятно, они просто-напросто ошиблись адресом и влезли совсем не в ту квартиру, которая была им нужна.
   Однако было уже поздно. Веня, размахивая кулаками, вбежал в комнату, полную гостей и, не придумав ничего подходящего, крикнул:
   – Лежать! Стрелять буду!
   – Ну, это уже слишком, – тоном, не предвещающим ничего хорошего, проговорил Сергей, снова поднимаясь из-за стола. – Двоих еще вытерпеть можно, но третьего… – и, не договорив, он кинулся на Веню.
   Только вот Веня, в отличие от довольно худеньких близнецов, сумел дать первый отпор своему противнику, и через секунду нос вспыльчивого Сергея «поздоровался» со здоровым Вениным кулаком.
   Катя, она же предполагаемая Катька Вориха, не стала ахать и охать, как обычно это происходит с женщинами, когда мужчины дерутся. Наоборот, она вылезла из-за стола и с криком: «Наших бьют!» бросилась на обидчика своего мужа.
   Близнецы, которые бросились обратно в квартиру вслед за Кулапудовым, опоздали всего на минуту. Когда Андрей, который бежал первым, подскочил к двери комнаты и хотел было уже войти, оттуда неожиданно вылетело огромное блюдо с салатом и, едва не задев старшего из близнецов, с громким звоном разбилось о противоположную стену.
   Андрей насторожился и потихоньку заглянул в комнату. То, что он увидел, повергло его в шок. По комнате летали тарелки с салатами, закусками и десертами. Гости самозабвенно закидывали друг друга едой. Хозяйка квартиры, усевшись на спине Вени, которого, кстати, еще мутузил и Сергей, усердно била его по голове серебряной ложкой, приговаривая:
   – Получай, получай, вредитель!
   – Надо что-то делать, – обернулся Андрей к Антону.
   Тот тоже заглянул в комнату, оценил обстановку и сказал:
   – Вода, поможет только вода.
   – Тащи.
   Антон быстрее ветра понесся в ванную, нашел там ведро, наполнил его водой и кинулся обратно.
   Андрей принял у него спасительное средство от всеобщего безумия и, прицелившись, выплеснул прямо на троицу – Веню, Сергея и Катю. Антон не ошибся, это действительно помогло. Катя, взвизгнув, полетела на пол, увлекая за собой и Веню. Сергей, которому вода залила глаза, все еще продолжал по инерции махать кулаками. Гости, которые находились поблизости от хозяев квартиры и их противника, тоже внезапно успокоились и начали оглядывать себя и других так, как будто видели впервые в жизни. А посмотреть было на что. Лица были измазаны салатами и кремом от торта, который, кстати, как переходящее знамя побывал на физиономиях почти всех гостей. Одежда тоже находилась не в лучшем состоянии.
   – А что, было весело, – сказала какая-то дамочка, вытаскивая из своей пышной прически кусок селедки.
   Однако остальные посмотрели на нее так, что дамочка смутилась и пролепетала:
   – Правда, глупость какая-то. И что на нас нашло?
   И вот тут Андрей наконец решил, что пора бы уже вмешаться и все выяснить. Он осторожно просочился в комнату, помог подняться Вене, а заодно и Кате, и сказал:
   – Веня, кажется, вышло недоразумение. По-моему, мы просто ошиблись адресом, а эти люди никакие не алкоголики и уж тем более не воры или грабители.
   Веня долго смотрел на Андрея безумными глазами. Но постепенно его взгляд начал приобретать осмысленное выражение, а вместе с этим пришла и злость на друга.
   – Так чего же ты мне раньше не сказал, что это не та квартира! – наконец, не выдержав, заорал Кулапудов. – Я же чуть людей не покалечил!
   – Так я и сам только что понял, – начал оправдываться Андрей, а затем, повернувшись к Сергею и его жене, виноватым голосом сказал: – Простите нас, пожалуйста. Просто произошла ошибка. Честное слово, мы не хотели.
   Однако Сергей, по всей видимости, типов, которые испортили праздник в его доме, прощать не собирался, а продолжал смотреть на них тяжелым взглядом. Но тут положение курсантов спасла сама хозяйка.
   – Да ладно тебе, Сережа, ведь так здорово было. Я с самого детства так не развлекалась. По-моему, мой день рождения удался. Правда ведь? – она повернулась к гостям.
   – Правда, правда, – раздались нестройные голоса.
   Сергей хмуро посмотрел на жену, потом обернулся к гостям и махнул рукой:
   – А, ладно, когда еще так погуляешь.
   Мало-помалу все успокоились, посмеялись над незадачливыми курсантами и даже усадили их за стол. Пить водку Веня и близнецы отказались, а вот по бокалу вина выпить согласились, но только из уважения к хозяевам дома и чтобы заслужить их прощение.
   – А вы кого на самом деле-то искали? – поинтересовался Сергей, наливая вино в бокалы.
   – Какую-то Катьку Вориху, пьяницу и самогонщицу, – признался Веня.
   – Нет, не знаю такую, – после минутного размышления покачал головой Сергей.
   – Простите, как вы сказали? Вориху? – спросил какой-то лысый мужчина, сидящий напротив Андрея Утконесова.
   – Ну да, Вориху, – подтвердил Кулапудов. – А что? Вы ее знаете?
   – Если это та, про которую я думаю, то знаю, – ответил лысый. – Только она живет в доме напротив, и фамилия у нее, кажется, Воригина или Ворюгина, точно не припомню.
   – Но как же мы могли перепутать адрес? Ведь у нас точно написано, что Вориха проживает в доме под номером пять, – сокрушался Веня, доставая из кармана помятую бумажку с адресом.
   – Ха, а у нас-то дом под номером три, – выдал Сергей.
   – Как – три? Почему три? – на этот раз в один голос удивились близнецы. – Мы же сами видели номер на углу дома, там стояла пятерка.
   – Да это ребятишки со двора к тройке сверху хвостик подрисовали, вот и получилась пятерка, – засмеявшись, объяснила Катя.
   – Точно, – хлопнул себя ладонью по лбу Андрей. – А я-то еще удивился, почему это вся цифра такая красивая, ровная, а хвостик у нее скошенный, как будто рука маляра, который его рисовал, неожиданно съехала, и получился брак.
   – Значит, мы просто перепутали. Тогда нам нужно идти в дом напротив, – сказал Веня, поднимаясь из-за стола. – Простите нас еще раз, – обратился он к хозяевам, – спасибо за угощение и до свидания.
   Близнецы тоже попрощались и вышли вслед за Кулапудовым.
   – Эх вы, горе-следопыты, – осуждающе посмотрел на близнецов Веня, когда они все оказались на улице. – Настоящую цифру от подрисованной отличить не могут, а еще будущие милиционеры, называется. Если бы Мочилов о таком узнал, с ним бы инфаркт случился.
   – С ним сейчас, может, еще что и похуже происходит, а мы тут стоим, лясы точим, – обиделся Андрей. – И вообще, мы не виноваты, что в этом дворе дети такие хулиганы.
   Веня понял, что спорить с близнецами бесполезно, потому что их двое и они всегда и во всем друг с другом соглашаются, а потому сразу перешел к делу:
   – В общем, так. Идем сейчас к настоящей Катьке Ворихе, выпытываем у нее все про Лимонникова, а потом действуем по обстоятельствам. Но на этот раз в квартиру пойду я, чтобы не случилось опять какого-нибудь недоразумения.
   – Да пожалуйста, – одновременно пожали плечами братья и поплелись за Веней.
   Было уже часов восемь вечера. На улице начало смеркаться, но номер противоположного дома курсанты все же разглядели четко. Это был дом под номером пять, причем под настоящим номером. Затем ребята отыскали второй подъезд, как значилось в бумажке с адресом, и вошли внутрь. В подъезде было темно, так что пришлось идти на ощупь.
   – Держитесь за мою рубаху, – сказал Веня, – иначе потеряетесь.
   И тут вдруг в лицо курсантам ударил луч света. Раздался веселый детский голосок:
   – Вам на какой этаж?
   Перед ними стояла девчонка лет девяти, с косичками на светловолосой голове, в беленьких брючках и такой же беленькой кофточке.
   – На второй, – не задумываясь, ответил Кулапудов и только потом удивился: откуда взялась эта малявка и что она вообще здесь делает.
   А девчонка, нисколько не смущаясь, подошла к Вене, взяла его за руку и сказала:
   – Меня зовут Люся, я вас отведу на второй этаж, а то вы можете споткнуться и упасть в темноте, а у меня есть фонарик.
   – Люся, ты что, тимуровец? – вспомнил свое детство Веня. – Или скаут какой-нибудь? – немного подумав, добавил он.
   – Что-то вроде того, только у нас это по-другому называется. Мы зюспасы, – гордо подняла Люсечка подбородок.
   – Кто? – сморщился Веня от непонятного слова.
   – Зюспасы – это зюзюкинские спасатели, – как неразумному ребенку, объяснила девочка. – Оказываем помощь тем, кто в ней нуждается.
   – А-а, понятно, – протянул Кулапудов, хотя на самом деле ничего понятно не было. – И в чем заключается твоя помощь?
   – В том, чтобы провожать жильцов этого подъезда с фонариком до их дверей, чтобы они не заблудились или не споткнулись в темноте, – все тем же тоном строгой учительницы поведала Люсечка.
   – А не проще ли лампочки на каждом этаже вкрутить? – дал, по его мнению, дельный совет Андрей.
   – Пробовали, – совсем по-взрослому тяжело вздохнула юная зюспаска, – но не проходит и часа, как их выворачивают. Или хулиганы разбивают. Поэтому наш совет решил дежурить по вечерам в подъездах, где наблюдается такое халатное отношение к общественным местам.
   – Ни фига себе, – искренне удивился Веня. – Ну вы даете, то есть я хотел сказать, что вы молодцы и делаете очень полезное дело.
   – А вы к кому идете? – внимательно разглядывая курсантов, спросила Люсечка. – Я тоже на втором этаже живу, но вас не знаю. Значит, вы пришли не ко мне.
   – Правильно, – кивнул Веня. – Мы ищем некую Катерину, то ли Воригину, то ли Ворюгину.
   – А-а, – разочарованно протянула девочка. – Вам Катька Вориха нужна. То-то я думаю, с чего к нам люди в форме нагрянули, – она вновь вздохнула. – Эх, предупреждали мои мама с папой Катьку, что допрыгается она со своей самогонной фабрикой.
   – А ты-то откуда про такие подробности знаешь? – удивленно глянул на малявку Веня, которому казалось, что в таком юном возрасте девочкам еще в куклы надо играть, а не о самогонных фабриках рассуждать.
   – Оттуда, – буркнула Люсечка. – Жизнь сейчас такая. Даже дети теперь чуть ли не с пленок знакомы со всеми социальными злами. Понятно?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация