А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шесть извилин под фуражкой" (страница 15)

   – Вот, возьми нашатырь, – протянула она через окошко маленький пузыречек.
   – Спасибо, – кивнул Дирол, схватил пузырек и побежал.
   Антон с Андреем к этому времени уже приподняли Пешкодралова и внимательно оглядывали его голову. Падение для Лехи не прошло бесследно, на правой стороне лба был довольно большой кровоподтек. Дирол, увидев кровь, чуть сам в обморок не упал, но, взяв себя в руки, спросил:
   – Дышит?…
   – Дышит, – кивнул Антон, который как раз в это время приложил ухо к груди друга.
   – Дайте ему нашатырь понюхать, – протянул Дирол подаренный тетей Клавой пузыречек.
   Нашатырь и вправду подействовал. Леха сморщился, помотал головой и медленно открыл глаза.
   – Леха, как ты? – заботливо поинтересовался Андрей.
   – Где я? – вопросом на вопрос ответил Пешкодралов.
   – Ты в столовой, упал в обморок, – просветил его Дирол.
   – По-настоящему? – не поверил Леха.
   – Еще как по-настоящему, – кивнул Санек. – Тебя Федя не успел поддержать, ты ударился о стул и потерял сознание.
   – Здорово, – неожиданно обрадовался Пешкодралов. – А главное, даже притворяться не пришлось. Вот только голова сильно болит.
   – Ты только не вставай, – посоветовал ему Дирол. – Сейчас Веня врача приведет, она тебя осмотрит.
   – Я уже здесь, – раздался за спинами курсантов голос врача Натальи Ивановны. – Кому тут плохо?
   Наталья Ивановна, пробравшись через толпу, опустилась на колени перед «раненым» Пешкодраловым.
   Курсанты Наталью Ивановну всегда побаивались, потому что женщиной она была строгой и придирчивой. Стоило только кому-нибудь в ее присутствии кашлянуть или чихнуть, как она немедленно устраивала полный медицинский осмотр всей школе.
   А хуже всего было то, что Наталья Ивановна просто обожала награждать курсантов прививками и делала это чуть ли не каждый месяц.
   – Так-так, посмотрим, что у нас тут, – пробормотала она, осматривая голову Лехи. – Незначительный ушиб и легкое сотрясение мозга, – констатировала она через несколько минут. Помогите отвести его в медпункт, – обратилась она к близнецам.
   Антон и Андрей кое-как подняли Пешкодралова и повели его к выходу из столовой.
   – Наталья Ивановна, – позвал Федя, которому наконец удалось выбраться из обступившей его толпы. – Там еще одному плохо.
   – Тоже обморок? – осведомилась женщина.
   – Нет, – покачал головой Федя и, хихикнув, добавил: – Его от манной каши стошнило.
   – И-ироды! – услышав об этом, закричала тетя Клава. – От каши их тошнит!
   Она схватила тряпку и решительно направилась к толпе. Вид у нее был настолько грозный, что часть курсантов поспешила ретироваться, а другая часть немедленно расступилась, пропуская разгневанную повариху.
   Бедный опозорившийся курсант тоже испугался и от страха полез под тот самый стол, куда несколько минут назад последовала из его желудка манная каша. И если бы не Наталья Ивановна, то не миновать бы ему грязной тряпки тети Клавы.
   – Тетя Клава, минуточку, – остановила повариху Наталья Ивановна. – Сколько раз я просила не заставлять курсантов есть манную кашу, особенно тех, кто ее на дух не переносит!
   – А кто же ее будет есть? – останавливаясь, удивленно спросила тетя Клава.
   – Те, кто ее любит, – отрезала Наталья Ивановна. – Но поскольку таких людей встречается крайне мало, то я бы посоветовала вообще ее не готовить.
   – Как это не готовить? – начала кипятиться повариха. – У меня, между прочим, утвержденное начальством меню.
   – Тогда мне придется поговорить с начальством о пересмотре вашего меню, – спокойным тоном вынесла решение Наталья Ивановна и, не дав тете Клаве возможности ответить, подхватила под руку опозоренного курсанта и повела его к дверям.
   Федя тоже бросился за ними, обрадовавшись тому, что все более или менее благополучно разрешилось. На улице его поджидали близнецы.
   – А где остальные? – поинтересовался Федя.
   – Веня с Диролом Леху в медпункт потащили, – сообщил Андрей. – А мы сейчас в учительскую, надо бабушке позвонить.
   – Ладно, – согласился Федя и, взглянув на свои наручные часы, добавил: – До начала занятий еще полчаса есть, так что я успею в медпункт заскочить, узнать, как там дела.
* * *
   Зубоскалина и Кулапудова Наталья Ивановна в медпункт не пустила, сказав, что им, как здоровым, делать там совершенно нечего. Хорошо, что кабинет врача располагался на первом этаже, окно было наполовину открыто, а потому Санек и Веня без труда могли наблюдать и слышать все, что происходит внутри.
   – Подними рукав, – тем временем закончив накладывать пластырь на ссадину Лехи, приказала Наталья Ивановна.
   Пешкодралов покорно задрал рукав, а врач немедленно начала ему мерить давление.
   – Так я и знала, – через некоторое время трагическим тоном изрекла она. – У тебя гипотония.
   Слово это прозвучало так страшно, как будто это был смертельный приговор. У Лехи даже внутри все похолодело.
   Веня и Дирол, услышав диагноз, тоже жутко испугались. Кто знает, может, эта самая гипотония заразная?
   – Гипо… Чего? – судорожно сглотнув, переспросил он.
   – Гипотония, – пояснила Наталья Ивановна. – Это понижение кровяного давления, потому и неудивительно, что ты в обморок упал.
   – Доктор, я умру, – скорее утвердительно, чем вопросительно обреченным тоном изрек Леха.
   – Нет, что ты, от этого не умирают, – поспешила успокоить его доктор. – Хотя… – задумалась она, а потом спросила: – С тобой раньше такое бывало?
   – Вроде бы нет, – покачал головой Пешкодралов.
   – Тогда это тревожный сигнал.
   – В каком смысле? – не понял Леха.
   – Приступы гипотонии случаются при инфекционных заболеваниях или же у спортсменов, – пояснила Наталья Ивановна.
   Леха задумался. В последнее время он не чувствовал недомогания, а вот побегать ему пришлось достаточно. Чего только стоит вчерашний день, который он с утра и до вечера провел на ногах.
   – Это у меня от физических перегрузок, – обрадовался Леха. – Знаете, сколько ходить и бегать приходится.
   – Возможно, – неопределенно проговорила Наталья Ивановна. – Но на всякий случай я сделаю тебе прививку от гриппа.
   – Нет у меня никакого гриппа, – попытался защититься Леха.
   – Не хочешь от гриппа, тогда сделаю от столбняка, – пригрозила врач.
   Пешкодралов вновь ненадолго задумался и выбрал первое.
   – Бедный, – пожалел друга Дирол, который до смерти боялся уколов, – я бы вот такого не перенес. Неужели ему не страшно?
   Лехе было страшно, но он выдержал испытание прививкой с честью, подобающей курсанту школы милиции, и даже ни разу не пикнул.
   – Вот и все, Пешкодралов, – проговорила Наталья Ивановна, сделав свое дело. – А теперь отправляйтесь на занятия.
   – Как на занятия? – вытаращил глаза Леха, который никак не ожидал, что все его мучения окажутся безрезультатными. – У меня же сотрясение, да и голова что-то кружится, – и он для убедительности даже покачнулся.
   Наталья Ивановна внимательно посмотрела на Пешкодралова, покачала головой и, вздохнув, сказала:
   – Ну, хорошо, на сегодня я вас освобождаю от занятий и прописываю постельный режим. Не дай бог, увижу вас на ногах, сразу начальству пожалуюсь.
   – Буду весь день лежать, честное слово, – поклялся Леха, незаметно скрестив указательный и средний пальцы на левой руке, как делал это с самого детства в те моменты, когда приходилось врать.
   Наталья Ивановна написала освобождение от занятий, сунула в руку Лехе две таблетки аспирина и отпустила.
   – Больно было? – первым делом спросил Дирол у Лехи, когда тот вышел из медпункта.
   – Ерунда, – махнул рукой Пешкодралов. – Главное, что на сегодняшний день я полностью свободен.
   – Тогда иди в комнату и жди близнецов, а я сейчас к Садюкину, – сказал Веня, и они вместе с Диролом направились к учебному корпусу.
* * *
   Уктонесовы крутились недалеко от учительской, наблюдая за тем, как преподаватели постепенно расходятся по кабинетам для проведения занятий.
   Андрей старательно делал вид, что разглядывает стенгазету, выпущенную к началу нового учебного года. Антон, спрятавшись за братом, выглядывал из-за его плеча, сообщая последние сведения.
   – Ага, Смурной вышел. Нет, еще не вышел, остановился, – докладывал он.
   – Почему остановился? – не поворачивая головы, спросил Андрей.
   – Разговаривает с Ворохватовым. Вот, теперь ушел. Ворохватов… Кажется, к нам идет.
   Иван Арнольдович действительно направлялся к близнецам.
   – Вы почему не на занятиях? – подходя ближе, спросил он.
   – Еще пятнадцать минут есть, – нашелся Андрей.
   – Что там с поисками Мочилова? – понизив голос, поинтересовался старший лейтенант.
   – Ищем, разрабатываем версии, – отчеканил Антон.
   – Делаем все возможное, – подтвердил Андрей.
   – Я не стал вызывать вашу группу в учительскую, потому что там с самого утра было полно народу, – все так же тихо заговорил Ворохватов, – но хочу сказать, что времени у нас очень мало. Сегодня мне звонила жена Глеба Ефимовича и сказала, что у нее есть о чем нам рассказать по поводу исчезновения мужа. Передайте Пешкодралову и Ганге, чтобы после занятий немедленно отправлялись к ней, тем более они уже с ней знакомы.
   – Будет сделано, – в один голос отчеканили близнецы.
   – Время, время, – постучал пальцем по наручным часам Ворохватов и, больше не сказав ни слова, зашагал по коридору.
   – Как же Пешкодралов пойдет, если он с нами должен следить за Садюкиным? – разволновался Антон.
   Однако Андрей, как старший из близнецов, выдержал значительную паузу и сказал:
   – Ему не понадобится идти к жене Мочилова, если у нас все получится… Ведь мы к тому времени уже поймаем настоящих злоумышленников.
   – И правда, – обрадовался Антон. – Я как-то об этом и не подумал, – и он снова приступил к прерванному занятию, то есть к наблюдению за учительской.
   Через несколько минут по расчетам Антона там никого не осталось.
   – Все, можно идти, – сообщил он брату.
   Близнецы, постоянно оглядываясь, засеменили к учительской, открыли дверь и прошмыгнули внутрь.
   – Ты к телефону, а я на шухере, – быстро распределил обязанности Андрей.
   Братьям повезло, их бабушка оказалась в своем номере гостиницы.
   – Бабуля, привет, это я. Узнала? – быстро заговорил Антон.
   – Конечно узнала, Андрюшенька, – уверенно ответила бабушка. – А где Антошенька? С ним все в порядке?
   – В порядке, в порядке, – Антон в целях экономии времени не стал объяснять, что он и есть Антошенька, а вовсе не Андрюшенька. – Бабуля, у нас к тебе дело. Нам с Андреем непременно нужно сегодня отлучиться с занятий. Вот мы и хотели, чтобы ты нас забрала. Ты у нас такая умница, всегда что-то придумаешь. Найди какую-нибудь уважительную причину и позвони в школу.
   – Вы все такие же сорванцы, – ласково пропела в трубку Антонина Дмитриевна. – В школе вы тоже меня постоянно просили, чтобы я забирала вас с уроков. Вот, помнится…
   – Бабушка, – перебил ее Антон, – мне сейчас некогда вспоминать детство, у нас занятия начинаются через пять минут. Так ты придумаешь что-нибудь?
   Бабушка помолчала несколько секунд, давая понять, что она немного обижена нетактичным поведением внука, но потом все-таки согласилась.
   – Хорошо, что-нибудь придумаю. Куда от вас денешься, – вздохнула она.
   – Спасибо, – поблагодарил Антон. – Только побыстрее, – и положил трубку.
   – Ну как? – поинтересовался Андрей.
   – Все в порядке, только она меня с тобой перепутала.
   – Значит, действительно все хорошо, – усмехнулся Андрей.
   – Первый признак того, что у бабули хорошее настроение.
   – Ой, звонок, – услышав трель, заторопился Андрей. – Бежим!
* * *
   Бабушка близнецов выполнила данное внукам обещание уже через полчаса. Выразилось это в визите старшего лейтенанта Ворохватова в кабинет, где у близнецов шли занятия.
   – Утконесовы, выйдите на минуту, – с выражением беспокойства на лице приказал он.
   Близнецы под удивленными взглядами сокурсников поднялись со своих мест и вышли из кабинета.
   – Я расстроен тем, что мне приходится сообщить вам не очень приятную новость, но ваша бабушка попала в больницу, – сообщил Иван Арнольдович.
   – Как? Почему? Что с ней случилось? – засыпали его вопросами братья, мгновенно входя в роль и встревоженно глядя на преподавателя.
   – Не знаю, что там именно случилось, но, кажется, она попала под машину, – еще более трагическим тоном заявил Ворохватов.
   – А-а, – застонал Антон, пошатнулся и схватился рукой за стенку, чтобы не упасть.
   – Крепитесь, – только и сказал на это Иван Арнольдович.
   Андрей, как настоящий брат и друг, поддержал Антона и смахнул рукавом с глаза невидимую слезу.
   – Бабулечка, как же мы теперь без тебя, – всхлипнул он.
   – Ну, не думаю, что все настолько серьезно. Как мне сообщили, у нее лишь несколько ушибов. Так что ваша бабушка еще поживет, – поспешил успокоить братьев преподаватель. – Разрешаю вам уйти с занятий, чтобы навестить вашу родственницу. Она, кстати, сейчас в городской больнице, в травматологическом отделении.
   – С-спасибо, – все еще продолжая всхлипывать, пробормотал Андрей и повел обессилевшего от страшной новости Антона на улицу.
   Правда, за пределами учебного корпуса, бессилие Антона бесследно пропало, да и Андрей перестал всхлипывать и радостно сказал:
   – Здорово все получилось. Бабуля у нас молодец, хотя с больницей она явно перегнула. Придумала бы что-нибудь попроще.
   – Вам не угодишь, – послышался из-за угла здания голос Антонины Дмитриевны.
   – Бабуля! – в один голос закричали близнецы и кинулись в ее объятия.
   Антонина Дмитриевна обняла внуков, погладила их по волосам и спросила:
   – Ну и как, помог мой приемчик?
   – Помог, я даже чуть сам не поверил в то, что ты попала под машину.
   – А, это я так, сказала, что первым в голову пришло, – весело отмахнулась бабушка.
   – Но что ты тут делаешь? – неожиданно спохватился Антон.
   – И как тебя сюда пропустили?
   – А я дежурного на воротах своими фирменными рогаликами угостила, он меня и пропустил, – все тем же беззаботным тоном поведала Антонина Дмитриевна.
   – Бабушка, ну как же тебе не стыдно, – покачал головой Андрей. – Это же взятка должностному лицу при исполнении.
   Однако на бабушку укор внука не произвел никакого впечатления. Она взмахнула накрашенными ресницами, ласково улыбнулась и произнесла:
   – Я совсем не поняла, что ты сейчас сказал, но мне нисколько не стыдно, и я очень рада вас видеть. К тому же мне очень хотелось узнать, что за обстоятельства у вас появились, из-за которых вам немедленно понадобилось сбежать с занятий. Рассказывайте немедленно, иначе мигом отшлепаю обоих.
   – Бабуля, мы уже не дети, – попытался защититься Андрей.
   – Для меня вы всегда будете детьми, – отрезала Антонина Дмитриевна. – А теперь ведите меня туда, где я могу с вами спокойно поговорить, – приказала она.
   Близнецы переглянулись и поняли, что спорить с собственной бабушкой бесполезно.
   – Ладно, пойдем в нашу комнату, – вздохнул Андрей и, взяв бабушку под локоть, повел ее к общежитию.
   Антон по шпионской привычке шел чуть позади, оглядываясь и наблюдая за окружающей местностью, потому что очень боялся, как бы кто-нибудь не увидел Антонину Дмитриевну на территории школы.
* * *
   Садюкина Веня обнаружил в спортзале, когда тот приподнимал на снаряде для прыжков в высоту планку повыше, хотя куда уж могло быть выше, курсанты не понимали. Некоторые из учеников даже умудрялись до нее допрыгивать, но при этом касались ее только грудью, а вовсе не перебрасывали через нее тело, как это положено при прыжках в высоту.
   Кулапудов кашлянул, чтобы привлечь к себе внимание, но Фрол Петрович был так занят своим делом, что не обратил на это никакого внимания. Тогда Веня кашлянул еще раз, потом еще, и тут воздух, что называется, попал не в то горло, отчего курсант и вовсе зашелся в неистовом кашле. Вот тут, наконец, Садюкин очнулся. Он опустил планку на пол и обернулся.
   – А-а, Кулапудов, – протянул он. – Тебе чего?
   – Мне… кхе-кхе… ничего. Это вы мне задание хотели дать.
   Садюкин, видимо, про задание уже забыл, но вот кашель курсанта Кулапудова его насторожил.
   – Ты что, болен? – подозрительно спросил он.
   – Нет. Просто воздух не в то горло попал.
   Веня говорил не очень понятно, но Садюкин, который за годы преподавания в школе милиции видел и не такое, сразу вошел в курс дела. Он угрожающе закатил рукава, приблизился к Вене и, размахнувшись, со всей силы заехал ему по спине.
   – Кхе… – и Веня полетел прямиком на разложенные на полу спортзала кожаные маты.
   Удар был настолько сильным, что несколько секунд Веня не то что кашлять, даже вздохнуть не мог. Но, как ни странно, это помогло.
   – Живой, – наклонился к нему Садюкин.
   – Кажется, – неуверенно пробормотал Кулапудов, поднимаясь.
   – А теперь, курсант Кулапудов, доложите, за чем пришли, – приказал Фрол Петрович.
   – Так вы же сами сказали, чтобы я вас утром нашел… Вы же меня за водкой хотели послать, – начал оправдываться Веня.
   При упоминании о водке Садюкин, видимо, вспомнил раннюю встречу в коридоре, лицо его при этом приобрело непривычное для Фрола Петровича испуганное выражение, и он прошипел:
   – Тихо ты. Об этом никто не должен знать. Пойдем со мной, – поманил он курсанта пальцем в раздевалку.
   Через десять минут Веня уже был за воротами школы милиции и направлялся к самому большому супермаркету города, который назывался «Греция». Это название, вероятно, дано было магазину согласно поговорке, что в Греции все есть. Тем не менее это было действительно так.
   Супермаркет открылся совсем недавно, был явлением новым в провинциальном Зюзюкинске и практически сразу же стал невероятно популярным тусовочным местом для взрослой части городского населения. Сюда приходили за покупками, люди знакомились, обсуждали новости, ругались с кассиршами, которые, по мнению покупателей, так и норовили обсчитать, да и просто приходили пообщаться, как говорится, себя показать и на других посмотреть. Другие магазины с более бедным ассортиментом товаров, чем в «Греции», и вечно недовольными продавщицами отныне считались немодными, а потому быстро забывались, как пережиток прошлых времен.
   Веня быстро купил все, что заказал Садюкин, и направился к кассе. И вот тут его внимание привлек очень странный человек. Он был не молод, но хорошо сложен. Черты лица грубоватые, но вполне приятные. И одет этот тип был довольно прилично. Странным было то, что в его корзинке для продуктов лежали по меньшей мере штук двадцать пакетиков соленых сухарей. Веня еще понял бы, если бы необычный покупатель набрал столько же бутылок пива, но тот, по всей видимости, делать этого не собирался. Он кинул в корзинку еще пару пакетов и направился к кассе. Заинтересованный Веня двинулся за ним.
   Кассирша была удивлена набором покупок странного мужчины не меньше, чем Веня.
   – Вы что, не диете? – бросив на покупателя насмешливый взгляд, спросила она.
   – Что-то вроде того, – неопределенно мотнул головой тип. – Только не я, а мой знакомый.
   – Странный у вас знакомый, – бросила кассирша, подсчитывая на компьютере общую сумму.
   – Он это заслужил, – последовал еще один странный ответ.
   Затем мужчина сложил сухари в пакет и вышел из магазина.
   Веня пожал плечами – чего только в жизни не бывает, расплатился и двинулся обратно к школе.
   Садюкин покупки принял, и тут же спрятал в свой шкафчик в раздевалке, который закрывался на ключ.
   – Иди, Кулапудов, иди, и смотри, никому об этом не рассказывай, иначе хуже будет, – напутствовал он Веню.
   «Посмотрим еще, кому сегодня хуже будет», – усмехнулся про себя курсант, вышел из спортзала и отправился на занятия.
* * *
   Братья Утконесовы всегда знали, что бабушка у них замечательная, и теперь в который уже раз в этом убеждались. Антонина Дмитриевна не только помогла своим внукам сбежать с занятий, она еще и принесла свои фирменные рогалики, а заодно и горячий чай в термосе.
   – Кушайте, кушайте, – говорила она, усадив за стол в комнате номер тринадцать Антона, Андрея и Леху. – Я ведь прекрасно знаю, что вы здесь вечно полуголодные бегаете.
   – Это точно, – подтвердил Пешкодралов с набитым рогаликами ртом. – Добавки у тети Клавы сроду не допросишься, еще и отругает.
   Несколько минут курсанты ели молча, пока полностью не насытились.
   – А теперь выполняйте обещание, – убирая опустевший термос в сумку, – потребовала Антонина Дмитриевна. – Рассказывайте, что у вас произошло.
   – У нас руководитель группы исчез, – со вздохом признался Андрей.
   – Второй день найти не можем, – подтвердил Антон.
   – А куда он исчез? – задала не совсем разумный вопрос Антонина Дмитриевна.
   – Ха, если бы мы знали куда, то давно бы его нашли, – усмехнулся Пешкодралов. – В том-то и беда, что нигде его нет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация