А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шесть извилин под фуражкой" (страница 13)

   – Стресс, значит?…
   – Ага, – закивал Федя. – А нам ведь завтра рано вставать. Вот и улеглись все спать.
   – А все ли на месте? – еще ехиднее сощурившись, продолжал допытываться Ласковый.
   – Все, – соврал Федя и покраснел, то есть ощущения у него были такими, будто от вранья он наливается краской. Внешне же это, естественно, никак не отразилось, потому что кожа у Феди была шоколадного цвета и покраснеть не могла.
   В этот момент в длинный коридор вбежали Пешкодралов и Утконесовы. Федя их заметил и непроизвольно махнул рукой. Ребята все поняли и быстро спрятались за выступ стены.
   – Что это с тобой? – заметил его жест Куприян Амурович.
   – Муха пролетела.
   Подозрительный от природы комендант огляделся, заметил на потолке муху и Феде поверил, но попытки проникнуть в комнату не прекратил.
   – И все-таки мне кажется, ты что-то не договариваешь. Ваша группа у меня на особом контроле стоит, между прочим, – сказал он. – Ну-ка разбуди… – Ласковый на секунду задумался, а Федя почувствовал, как у него душа в пятки уходит. – Разбуди Зубоскалина, путь подтвердит, что все на месте.
   Федя облегченно выдохнул оттого, что Куприян Амурович захотел увидеть именно Дирола. Попроси он разбудить близнецов или Пешкодралова с Кулапудовым, тут же выяснилось бы, что их на месте нет, следовательно, они нарушили дисциплину, а этого Ласковый никому не прощал.
   – Ну, конечно, Куприян Амурович, сейчас я его разбужу, – радостно пообещал Федя и, не сходя с места, чтобы не дать возможности коменданту пройти в комнату, крикнул, как это обычно делал капитан Мочилов по утрам: – Зубоскалин, подъем!
   Команда сработала безотказно. Санек вскочил, мгновенно натянул штаны и вытянулся по стойке «смирно». Однако, обнаружив, что на улице еще темно, он пришел в замешательство.
   – Что это еще такое? – негромко спросил он. – Кто так издевается?
   – Санек, тут тебя Куприян Амурович хочет видеть, – бросил ему через плечо Федя.
   – Зачем? – удивился Зубоскалин, выходя в коридор. – Сегодня я еще ничего натворить не успел.
   – А где остальные курсанты из вашей группы? – без всякого вступления принялся Ласковый допрашивать Дирола.
   – Как где? – Санек удивленно посмотрел на Федю, а тот незаметно подмигнул ему. – Дрыхнут, конечно, – не моргнув глазом, соврал он, быстро разобравшись в сложившейся ситуации. – Знаете, Куприян Амурович, мне тут с вами посоветоваться очень надо. Вы, человек, умудренный жизненным опытом, должны помочь глупому и неопытному курсанту советом.
   – Я вас слушаю, – сразу приосанился Ласковый и важно кивнул.
   Дирол изобразил на лице радость, потом глянул с опаской на Федю и сказал:
   – Знаете, это очень личный разговор, и мне бы не хотелось, чтобы его слушали посторонние.
   – Это я, что ли, посторонний? – обиделся Федя.
   – Да, ты, – подтвердил Дирол, при этом старательно вращая глазами и строя гримасы незаметно от Ласкового.
   Федя понял, что таким образом Санек хочет отвлечь коменданта, увести его подальше от комнаты, и кивнул. А Дирол, фамильярно подхватив ничего не понимающего Куприяна Амуровича под локоток, повел его к лестнице, на ходу приговаривая:
   – Мы лучше, Куприян Амурович, поговорим с вами внизу, там-то нам уж точно никто не помешает.
   Когда они скрылись из виду, Федя тихонько свистнул, давая понять друзьям, что опасность миновала.
   – Куда его Дирол повел? – спросил Пешкодралов, когда все вновь очутились в своей комнате.
   – Попросить совета по личной проблеме, – не удержался от смеха Федя. – Чувствую, Санек Куприяна так загрузит, что тот и забудет, зачем к нам приходил.
   – Да уж, Дирол это умеет, – согласился Пешкодралов.
   – А что вам удалось узнать? – перешел к главному Ганга.
   Леха с помощью Антона и Андрея поведал Феде о результатах слежки за Смурным.
   – Так, значит, мы наконец-то выбрали правильное направление в расследовании, решив проверить Садюкина и Смурного. Слова капитана Мочилова оказались верными, преступники действительно ходят под самым нашим носом, потому мы их и не замечаем. Ну да ничего, теперь справедливость восторжествует, и мы их поймаем с поличным. Значит, Садюкин хочет уйти с последнего занятия?
   – Именно, – подтвердил Леха. – А вместо него притащится Смурной, чтобы с нами какой-то тренинг проводить. Но мы-то знаем, как на самом деле все обстоит.
   – Следовательно, – продолжал Ганга, – кто-то из нас должен за ним проследить, но так, чтобы Смурной ничего не заметил и не поднял панику раньше времени.
   – Хорошо, только дождемся сначала Веню с Диролом и вместе все решим.
   Санек вернулся минут через двадцать, уставший, но невероятно довольный и гордый собой.
   – Теперь Куприян Амурович еще долго к нам не сунется, – пообещал он.
   – Что же ты такое ему сказал? – поинтересовался Федя.
   – А если я скажу, вы надо мной смеяться не будете?
   – Да говори уже, чего там, – хлопнул его по плечу Пешкодралов.
   – Только имейте в виду, что, спасая вас, мне приходилось импровизировать и сочинять на ходу, поэтому говорил я первое, что приходило в голову, – предупредил Дирол.
   – Я, кажется, начинаю беспокоиться, – изобразил на своем лице озабоченность Андрей. – Если наш Санек говорит то, что приходит ему в голову, то лучше заранее заткнуть одно ухо.
   – Почему только одно? – поинтересовался у него Антон.
   – Потому что все равно интересно послушать, а если делать это только одним ухом, то эффект не будет таким убийственным, – как неразумному ребенку, поучительным тоном объяснил Андрей.
   – Я не буду рассказывать, раз вы надо мной прикалываетесь, – обиделся Дирол. – Я, между прочим, вам жизнь спас, а вы…
   – Ладно, ладно, не кипятись, – попытался успокоить его Федя. – Они пошутили. Мы тебе действительно благодарны.
   – То-то же, – перестал обижаться Дирол и начал рассказывать: – В общем, я Куприяну наврал, что, мол, я – голубой. Понял такое недавно и теперь не знаю, как свыкнуться с этим.
   – Чего? – вытаращил глаза Леха.
   – Голубой, то есть представитель сексуальных меньшинств, – поспешил пояснить за Дирола Федя. – Могу еще подробнее объяснить.
   – А ты-то откуда подробнее знаешь? – хохотнул Андрей.
   – Я в отличие от некоторых прессу читаю и телевизор смотрю, – нисколько не смутился Федя, бросив уничтожающий взгляд на Андрея, от чего тот сразу смутился и умолк.
   – А он что? – обратился Леха к Диролу.
   – Ничего, – пожал плечами Санек. – Сказал, что я разлагаю моральный облик коллектива, что это не лезет ни в какие дисциплинарные рамки.
   – А ты?…
   – А я сказал, что дисциплина здесь ни при чем, это природа так распорядилась.
   – А он?…
   – Спросил, при чем здесь природа? Я ему стал объяснять, что бывают случаи, когда против природы не попрешь и никакими дисциплинарными нормами это не исправишь, – тараторил Дирол. – А он мне говорит…
   – Стоп, – остановил его Федя. – В общем, мы все поняли, Ласковый теперь к нам точно не пойдет, что и неудивительно, при его любви к правильности и дисциплине.
   Ребята еще несколько минут посмеялись над бедным шокированным Куприяном Амуровичем, а потом решили ложиться спать, так и не дождавшись Веню.
* * *
   Подул ветер, в котором уже чувствовался запах входящей в свои законные права осени. Зося еще сильнее прижалась к Вене, и тот, почувствовав, как озябло хрупкое девичье тело, обнял ее за плечи.
   – Может, пойдем в общагу, – предложил Вениамин, беспокоясь, как бы Зося не простудилась на холодном ветру.
   – Давай еще посидим, – ласково прошептала девушка, Веня, не в силах устоять перед этой просьбой, согласился.
   Они сидели на одной из деревянных лавочек, которые были расположены по периметру вокруг спортплощадки. Здесь их вряд ли кто-либо мог увидеть. К тому же ночью спортплощадка не освещалась, хотя фонари здесь стояли. Просто начальство решило сэкономить на освещении этого участка территории, принадлежащей школе милиции.
   – Хорошо, что ты меня позвал с собой следить за преступником, – сказала Зося, с обожанием глядя на Веню.
   – Да, хорошо, – согласился тот и нахмурился.
   – Что с тобой? – испугалась девушка. – Тебе не нравится здесь со мной сидеть, да?
   – Нет, что ты. Только я ведь думал, что действительно поймаю преступника, а на самом деле это оказалась всего лишь чокнутая Залипхина, – посетовал Вениамин.
   – Не расстраивайся, – погладила его по щеке Зося. – Ты же сам говорил, что в любом следствии всегда есть ложные пути, которых никому не удается избегать.
   – Говорил, – не стал отрицать Кулапудов. – Только вот на себе это испытывать не очень приятно. Хорошо, что я еще хоть ребятам ничего не сказал. Ты была, наверное, права в том, что настоящих героев сейчас уже не осталось.
   – Неправда, – неожиданно отстранилась от него Зося. – Ты для меня герой, и никто меня в этом не переубедит, понятно? Ой, я вдруг вспомнила, что Залипхина про какого-то там своего нового мужчину говорила.
   – А, нашла себе очередную жертву, вроде Лехи нашего, и собирается теперь его охмурять, – махнул рукой Веня. – У нее диагноз такой – искать себе принцев и их потом любить. Причем ее нисколько не волнует, что любовь без взаимности, ей и так хорошо.
   – Да нет же, она говорила о своем новом мужчине так, как будто тот уже ответил на ее чувства.
   – Хотел бы я на такого дурака посмотреть, – усмехнулся парень. – Когда она за Лехой бегала, тот не знал, где от нее спрятаться, то есть поступал, как нормальный человек.
   – Вот именно, нормальный человек не стал бы с ней связываться, потому что она не в себе и может натворить что угодно. Но если этот человек и не связывался, а она сама к нему пристала, как к Лехе, например, то он явно попытался бы отделаться от навязчивой дамы, и тогда Залипхина решила вынудить его на ответные чувства.
   Веня несколько минут размышлял над словами Зоси, и лицо его постепенно просветлялось.
   – Зося, – наконец заговорил он, – ты просто гений!
   – Я не гений, я только учусь, – улыбнулась девушка.
   – Выходит, что Залипхина влюбилась в нашего Мочилова, тот не ответил на ее чувства, и тогда она решила его похитить и сделать своим любовником. Только странно, почему она Леху не похитила, когда в него была влюблена? – засомневался вдруг Кулапудов.
   – Потому что Леха неуловим, – пожав плечами, дала ответ Зося. – Хотя вспомни, сколько попыток захомутать Пешкодралова со стороны Домны Мартеновны было.
   – Да, действительно, – согласился Веня. – А Мочилов по причине сильного опьянения должного сопротивления оказать не смог и в результате оказался в заложниках у сумасшедшей тетки. К тому же Залипхина сама призналась, что ее новый любовник то же из нашей школы милиции. Все сходится! – радостно хлопнул он в ладоши. – Зося, теперь нам нужно обязательно рассказать об этом ребятам.
   – Так спят же все, – остановила его порыв девушка. – Завтра утром и расскажешь.
   – Да ты что?! – вытаращил глаза Вениамин. – Я не могу так долго ждать. А если Мочила действительно заперт у Домны Мартеновны, его же надо срочно спасать!
   – Перестань, – сморщилась Зося. – Думаешь, ему там сильно плохо? Ничего подобного, скорее всего, Залипхина его кормит поит и спать укладывает.
   – Но она же, наверное, его связала, – растерянно предъявил последний свой аргумент Веня.
   – Подумаешь, всего лишь маленькие неудобства ради большой любви, – хихикнула девушка. – И вообще, Мочиле это только на пользу пойдет, – с чисто женской иронией проговорила она.
   Веня подумал, что девушка все же права. Мочилова от Залипхиной действительно можно спасти и завтра, ничего с ним за это время не случится, а вот если Веня начнет будить посреди ночи своих друзей, то рискует быть не только ими связан, но и бит. Поэтому, хорошенько поразмыслив, Кулапудов решил не рисковать жизнью и рассказать о результатах своего расследования утром.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация