А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тише воды, ниже травы" (страница 5)

   ГЛАВА 3

   Я подъехала к двухэтажному дому старинной постройки, в центре города. Пройдя сквозь дурно пахнущий коридор, я принялась искать табличку с номером шесть. И закон подлости, увы, восторжествовал – я последовательно обнаружила все номера с первого по пятый, прошла дальше, но на следующей площадке квартиры нумеровались с восьмой по десятую. Черт знает что!
   Я выругалась и позвонила наобум в восьмую квартиру. Залаяла собака. Этого еще не хватало! Ко всему прочему из глубины квартиры послышался недовольный старушечий голос. Я приготовилась к нудному, изнурительному общению. Я не подозревала, правда, что оно ко всему прочему будет проходить еще и через дверь, под аккомпанемент лая собаки и визгливых попыток старухи утихомирить свою домашнюю живность.
   – Кого вам? Вы к кому?
   – К Виктору Мироненко, – честно ответила я.
   – Таких нет здесь! Нет здесь таких!
   – А квартира шесть где находится?
   – Не знаю! Да прекрати ты, что ли! – это, видимо, относилось не ко мне, а к собаке. – Квартира шесть, что ли, вам нужна? – а вот это уже ко мне. – Так это пройдите в конец двора, там заверните налево и постучите в окно!
   – В какое окно, бабуля? – переспросила я.
   – В окно! – по-прежнему не удостаивая меня чести лицезреть ее лично, выкрикнула через дверь старуха.
   Да, день начинался не слишком удачно. Однако решив, что не стоит терять присутствие духа из-за такой, в сущности, ерунды, как немного затянувшиеся поиски квартиры, нужной мне, я прошла через двор и увидела в одном конце дома какие-то двери. Но вид их никак не свидетельствовал о том, что они ведут в жилые помещения, однако я все же обнаружила окно, в которое советовала мне постучать бабулька с собакой.
   Довольно долго никто не откликался на мой стук, и я уже подумала, что визит в этот старый тарасовский дворик придется повторить. Однако неожиданно за окном шевельнулась занавеска, и я увидела усатенькую очкастую физиономию. Кроме всего прочего, физиономия показалась мне немного напуганной.
   Немного погодя рядом в стене открылась дверь, и невысокого роста молодой человек предстал передо мной на пороге.
   – Вы Виктор Мироненко? – спросила я.
   – Да, я, – недоуменно ответил парень.
   – Очень хорошо, а я занимаюсь расследованием смерти вашей подруги Дины, – сообщила я ему.
   – Вот как? – после паузы вымолвил Виктор, и испуг на его лице проступил еще более явственно.
   – Пройти-то можно? – слегка насмешливо осведомилась я.
   – Да, конечно, проходите, – засуетился Виктор.
   Закрывая за мной дверь, он зачем-то огляделся по сторонам – явно беспокоился, не стал ли кто из соседей свидетелем нашего разговора и моего визита. Странное, однако, поведение у молодого человека. Я прошла внутрь, инстинктивно нагнувшись под низкой притолокой в дверном проеме, столь характерной для домов старого жилого фонда.
   – Здесь не очень прибрано… Пожалуйста, не обращайте внимания, – смущенно пробормотал Виктор, указывая мне путь.
   Я прошла через полутемную комнату в дальнюю, в которой находились диван, старый телевизор и компьютер.
   – Садитесь сюда, – Виктор в быстром темпе очистил стул, на котором были навалены какие-то бумаги и журналы. – А, подождите меня, пожалуйста…
   Он что-то вспомнил и быстро пошел через полутемную комнату на кухню. Вскоре он вернулся с тарелкой, в которой плавала дешевая лапша быстрого приготовления.
   – Я тут поем, с вашего позволения, – не смущаясь, сказал Виктор. – А то мне в редакцию скоро, я не успеваю.
   «В общем, парень живет небогато», – сделала вывод я. На вид Виктору можно было дать лет под тридцать, вероятно, из-за усов с бородкой. А вообще-то, наверное, ему поменьше.
   – Так что вы хотели у меня узнать? – с чмоканьем уплетая лапшу, спросил Мироненко.
   – Я пока что мало знаю о Дине и обстоятельствах ее смерти, – чуть слукавила я. – Поэтому мне будет интересно все, что с ней связано.
   – Дело в том, что мы с Диной последний раз встречались за три недели до ее смерти, – спокойно сказал Мироненко. – Так что я практически ничего не могу сказать о том, как она жила последнее время.
   – Вот как? – удивленно приподняла я брови. – А мне говорили, что вы были ее другом.
   – Ну да, был… – тут же отреагировал Мироненко. – Но… Это было давно. Я познакомился с ней около года назад. Меня редакция послала в театр кукол писать статью о тяжбе с городской администрацией относительно помещения. А там смотрю – девушка стоит, тихая такая, задумчивая… Я подошел к ней, завязал разговор. Так и познакомились.
   – И между вами возникли близкие отношения? – продолжила я.
   – Ну да… Со временем. Точнее, через неделю.
   – Ну, и как же они развивались?
   Виктор отодвинул опустошенную от лапши тарелку, вытер усы и потянулся за сигаретами.
   – А почему вы этим интересуетесь? Вы что, считаете, что она из-за меня покончила с собой? Вернее, из-за наших отношений? – его глаза смотрели на меня как-то насмешливо.
   – Этого я еще не знаю, поэтому и интересуюсь. Если бы я была убеждена в том, что причина смерти Дины – вы, то вряд ли задавала бы вам эти вопросы. Я бы действовала другими методами.
   – Ну, ладно, я отвечу, – как-то нервно выдохнул Виктор. – Одним словом, наши отношения можно было считать уже законченными.
   – Это вы так считали? Или Дина тоже?
   – Скажем так, мы обсуждали это. Как раз три недели назад.
   – И как же прошел разговор?
   – Очень спокойно, – с некоторым вызовом сообщил Мироненко. – Очень спокойный у нас был разговор. Дело в том, что фактически отношения наши закончились… – он наморщил лоб, – в конце прошлого года. Я как раз уехал перед праздниками домой, в район, к родителям. Там я заболел, пришлось остаться и даже лечь в больницу. Вернулся я в город только в конце января. То есть мы с Диной не виделись целый месяц.
   – Но это не такой уж большой срок, чтобы разрушить прочные отношения.
   – Да кто вам сказал, что наши отношения были прочными! – вспылил Виктор. – Вот эта разлука и показала, какими они были.
   – Хорошо. Но ваша встреча с Диной все-таки состоялась. И именно тогда вы решили расстаться. Тогда скажите, кто был инициатором разрыва?
   Виктор немного подумал, потом осторожно произнес:
   – Инициатора, по сути, не было. Когда я зимой пришел к ней после приезда, то почувствовал, что в ней что-то произошло, поменялось… Я не стал оставаться у нее в тот вечер, а потом просто перестал звонить и приходить. То есть произошло все само собой. И только перед Восьмым марта я случайно встретил ее на улице. Слово за слово, разговорились. Дина в хорошем настроении была, пригласила меня домой. Но мы уже вели себя как друзья, а то, что было раньше, просто осталось в прошлом. Сначала посидели, поболтали, а потом вскользь поговорили о наших отношениях. Я сказал, что, наверное, хорошо, что мы вот так легко можем вести себя друг с другом. Обычно бывшие любовники по-другому расстаются. Дина согласилась. На этом мы и закончили разговор, перевели его на какую-то другую тему, более нейтральную. Потом я поздравил ее с Восьмым марта, поцеловал в щечку и ушел… Больше я ее… не видел, – Виктор опустил голову.
   – А вы не задумывались, по какой причине она так легко пошла на разрыв?
   – Нет, – односложно ответил Виктор.
   – То есть вам это было неинтересно? – уточнила я.
   Мироненко только плечами пожал да взглянул на меня как-то угрюмо, исподлобья. Я вздохнула и, вложив в свои слова как можно больше убедительности, сказала:
   – Виктор, боюсь, что так мы с вами далеко не уйдем. А разобраться в обстоятельствах смерти Дины все-таки необходимо. Поэтому я прошу вас откинуть недоброжелательность ко мне и подробно охарактеризовать ваши отношения, чтобы мне не приходилось вытягивать из вас каждое слово. Поверьте, я интересуюсь вовсе не из любопытства и не потому, что хочу доставить вам неприятности. Более того, если вы не причастны к смерти Дины, вам вообще незачем видеть во мне врага. Более того, если я пойму, что вы ни в чем не виноваты, то постараюсь защитить вас, если понадобится.
   Мироненко смотрел куда-то перед собой, взгляд его выражал явный скепсис по поводу моих слов. Тем не менее, вздохнув и слегка поморщившись, он проговорил:
   – Хорошо… Если вам уж так нужны подробности… В общем, в наших отношениях больше была заинтересована Дина. Она влюбилась в меня. Влюбилась сразу, в тот же день, как я ее проводил до дома. Я это, естественно, тут же заметил – трудно не заметить подобных вещей. И признаться, мне это было, с одной стороны, лестно, а с другой… несколько напугало. Я-то пока не знал, какие сам буду испытывать к ней чувства. На том этапе у меня просто появился интерес к ней, причем больше как к человеку, чем как к женщине. Честно говоря, она не отличалась особой привлекательностью… Хотя, наверное, это свинство с моей стороны отзываться о ней сейчас так. Конечно, я вовсе не собирался настаивать в той ситуации на чисто платонических отношениях, но и любовью к Дине не пылал. Может быть, со временем я и полюбил бы ее, если бы в ее поведении так явственно не проступали некоторые моменты…
   Виктор замолчал и принялся поглаживать свои каштановые усики. Потом начал тщательно протирать стекла очков вытащенным из кармана платочком.
   – Что же это за моменты? – вынуждена была я поторопить его.
   – Да не хочется мне сейчас говорить о ней плохо! – с досадой произнес он.
   – А вы не наговаривайте лишнего, не переходите на сплетни, и все будет в порядке, – подбодрила я его.
   – Дина вела себя очень… как бы поточнее выразиться… зависимо, – помолчав, ответил Мироненко. – Я, конечно, старался не поступать по отношению к ней по-свински, но мне казалось, что, если даже я стану вести себя недостойно, она все равно будет терпеть. В ней было что-то… рабское. И я постоянно ощущал, что она боится, как бы я ее не бросил. Она не произносила этого, но я чувствовал. По ее взглядам, интонациям, поступкам… Не знаю, как объяснить! – развел он руками.
   – Не нужно, это я как раз могу понять, – кивнула я.
   Образ Дины, каким он у меня сложился на данном отрезке расследования, приобретал все более четкие очертания. Одинокая, неуверенная в себе, зависимая девушка, готовая влюбиться в первого встречного и предложить ему всю себя без остатка, каким бы подлецом он ни был. Она очень сильно боялась остаться одна и потому готова была терпеть прихоти любимого и друзей-приятелей, оставаясь при этом скрытной и упрямой, – вот какой была Дина Черемисина. Но такие люди способны выносить многое и длительное время, терпение их почти бесконечно… И на самоубийство их может толкнуть только крайняя степень отчаяния. Что же довело до нее Дину?
   – Но закончились-то ваши отношения без истерики и сопротивления с ее стороны, – заметила я. – Чем же можно это объяснить? Обычно девушки, которые принадлежат к подобному типу людей, так просто не дают свободы бывшему любовнику. Они ходят по пятам, караулят у подъезда, все время стремятся объясниться, напоминают о том, как когда-то вам было хорошо вместе, и даже угрожают. Дина использовала что-нибудь из этого арсенала?
   – Как ни странно, нет, – отрицательно покачал головой Виктор. – Хотя раньше, когда она замечала намеки на то, что я хотел бы прервать наши отношения, она начинала вести себя подобно тому, что вы сейчас описали. Ну, заводила всякие разговоры типа «а вот помнишь…», робкие угрозы какие-то произносила и все такое.
   – А когда же в ней произошла перемена? Когда она стала к вам равнодушна?
   Мироненко задумался, потом ответил:
   – Наверное, где-то еще в октябре пошло некое охлаждение. Она стала спокойнее, безразличнее… Я тогда не задумывался, почему так, мне это принесло даже некое облегчение. Но я думал в глубине души, что это у нее временно – на нее находили порой такие спады, она становилась вялая, апатичная…
   «Ну точно, маниакально-депрессивный психоз, – подумала я. – С психологом Пименовым нужно бы встретиться как можно скорее».
   Стоп!
   – Скажите, Виктор, – перебила я журналиста, – а вы знали о том, что Дина занимается с психологом?
   – Да, она говорила, – подтвердил Мироненко. – Но я считал, что ей это на пользу. У нее действительно много чего было в характере, что требовало, скажем так, корректировки.
   – И примерно в это время и пошло ее охлаждение?
   – Ну да, наверное, началось все тогда, – подумав, кивнул тот.
   – Угу, – пробурчала я, помечая в блокноте фамилию и телефон Максима Алексеевича красным фломастером. – А уж когда вы вернулись от родителей из района, то и вовсе отметили полное угасание чувств со стороны Дины?
   – Ну да, – согласился Мироненко. – И, честно говоря, не расстроился. Так что, уверяю вас, у меня не было причин убивать ее. Если вы предполагаете, что я, может, из ревности…
   – А что, были основания? – уточнила я. – У Дины кто-то появился?
   – Да не знаю я! Я же сказал, что просто перестал ею интересоваться. И в нашу последнюю встречу мы ничего такого не обсуждали. Наверное, это само собой подразумевалось, что у нее кто-то есть… Но мне было уже неинтересно. Какое мне до этого дело? Спросите в конце концов у ее подружек. Они должны лучше знать о подобных вещах!
   Виктор снова начал заводиться и нервничать. Он поерзал на стуле, а потом сказал:
   – Если не возражаете, давайте пройдем на кухню, мне курить хочется.
   Я легко согласилась, и мы переместились на кухню. Помещение там было просторное, как и во многих домах старого типа. И запущенность была характерная – протекшие потолки, облупившаяся кое-где штукатурка, крашеные деревянные полы, уже порядком обшарпанные. Мебель – самая простая, типичная для середины прошлого столетия.
   Виктор присел на самодельный широкий табурет, крашенный некогда в белый цвет, и придвинул мне такой же. Постаравшись не зацепить колготки, я осторожно присела на краешек и закурила.
   – Виктор, у меня есть к вам один очень важный вопрос, – сделав пару затяжек, спокойно произнесла я. – Как вы с Диной решили поступить с ее беременностью?
   Мироненко вздрогнул и уронил пепел. Потом, несколько раз бесцельно потеребив бородку, быстро произнес:
   – Никак. Мы это не обсуждали.
   – То есть? – удивилась я.
   – То есть я ничего не знал ни о какой беременности. Дина мне не говорила.
   – Вот как? – еще сильнее удивилась я. – Это почему же?
   – Не знаю, не знаю! И думаю, что теперь уже никто не узнает! – нервно проговорил Мироненко и вскочил с табуретки.
   В три затяжки досмолив сигарету, он резко затушил окурок в стеклянной банке и отошел к окну, отвернувшись от меня.
   – Наверное, она сама собиралась решать эту проблему, – через некоторое время произнес он.
   – Но вообще-то женщины, как правило, сообщают о таких вещах своим любовникам, – заметила я. – Это же не только ее проблема, а ваша общая. Если она вообще считала беременность проблемой.
   – Что вы имеете в виду? Думаете, она собиралась рожать? – изумился Виктор.
   – Я ничего еще не знаю на сто процентов, могу только предполагать. Я же говорю, что просто пытаюсь разобраться во всем и потому нуждаюсь в вашей помощи. Я ведь не знала Дину, а вы общались с ней довольно длительное время. Как вы смотрите на такой вариант: может быть, она потому и не сказала вам ничего, что собиралась оставить ребенка?
   Мироненко было задумался, а потом вдруг, словно вспомнив о чем-то, быстро махнул рукой:
   – Нет, ерунда. Не знаю я, что у нее было в голове, но рожать от меня она не собиралась, я вам точно говорю. И вообще… Если уж об этом зашла речь, то могу сказать, что наверняка она забеременела не от меня.
   – Почему вы так уверены?
   – Как почему? Потому что я не знал, что она забеременела! Вы же сами сказали… действительно, каждая женщина должна была бы сказать о таком, а она не сказала. Значит, знала, что меня это не касается.
   Я вздохнула. Действительно, аргумент, приведенный Виктором, выглядел убедительно. Но… Много было и такого, что не позволяло мне думать, будто бы Дина Черемисина забеременела от кого-то другого. Пока что я не стала вдаваться в размышления по этому поводу, а решила перевести разговор на другую тему.
   – Скажите, Виктор, а почему вы развелись с женой?
   Мироненко сначала ошеломленно замер, а потом, повернувшись ко мне, медленно спросил:
   – А… это-то какое отношение имеет к Дине?
   – Может быть, и не имеет. Но я уже объясняла, что меня интересует многое из вашей личной жизни. Вернее, мне это необходимо для расследования.
   – Ну знаете, это уж мое личное дело! – упрямо произнес Виктор. – И говорить о нем я уж точно не обязан. Даже в милиции. А вы не из милиции и должны сказать мне спасибо, что я вообще столько вам рассказал.
   – А я и говорю, – невозмутимо отреагировала я. – Говорю большое спасибо и прошу, раз уж вы начали, помочь мне до конца.
   – Это не окажет вам никакой помощи! – стоял на своем Мироненко. – Моя бывшая жена вообще тут ни при чем.
   – Хорошо. Тогда скажите, пожалуйста, где она живет?
   – Не скажу! – запальчиво, словно мальчишка, выкрикнул Мироненко. – Оставьте в покое хоть мою бывшую жену! У вас и так достаточно информаторов. Та же Лера Павлова, например. Наверняка именно она навела тут тень на плетень, и все – против меня? Обвинила, вероятно, во всех грехах и выставила убийцей?
   – А вы, кстати, знакомы с Лерой? – не стала я ни подтверждать, ни опровергать его предположения.
   – Знаком, – буркнул в сторону Виктор, закуривая новую сигарету. – Скажу сразу, мы никогда друг другу не нравились. Лера всегда вела себя как бы свысока, словно давала понять, что я для Дины не пара. Может быть, она тем самым хотела поднять уверенность подруги в себе, но мне такая ее манера поведения была неприятна. Да и на Дину, честно говоря, она не действовала. В том смысле, что уверенности в ней не прибавлялось. Потом я попросил Дину оградить меня от встреч с Лерой, и больше мы не виделись. Только на похоронах встретились снова.
   – А откуда вы, кстати, узнали о похоронах? И вообще о смерти Дины? – перебила я его.
   – Та же Лера мне и сообщила. Специально зашла ко мне на работу.
   – И как вы отреагировали?
   – Как я мог отреагировать? – недоуменно пожал плечами Виктор. – Конечно, был поражен. Сказал, что, естественно, приду на похороны. И сходил, отдал последний долг. Вот и все. Что я еще должен был делать?
   – А вы не видели на похоронах никого, кто мог быть ее новым другом?
   – Вы знаете, нет, – покачал головой Мироненко. – Хотя я ни с кем там особо не знакомился. Да на похоронах вообще-то было немного народу. В основном родители, другие родственники, Лера…
   – А у вас есть версии случившегося с Диной?
   Виктор поднял на меня глаза и медленно ответил:
   – Нет. Выстраивать какие-то версии я считаю для себя делом неблагодарным, я ведь не сыщик. Надеюсь, кому надо, со временем во всем разберутся, выяснят, что случилось. Может быть, именно вы и выясните.
   «Скорее всего так оно и будет», – мысленно подбодрила я себя.
   – Так вы не дадите мне адреса своей бывшей супруги? – еще раз сделала я попытку.
   – Нет, – категорично отрезал Мироненко. – И вообще… Знаете, я бы попросил вас меня больше не беспокоить. Я вам честно все рассказал, больше мне добавить нечего. Так что давайте на этом расстанемся. И… успехов вам.
   – Что ж, давайте расстанемся, – вынуждена была согласиться я. – Только у меня еще один, самый последний вопрос. Вы знаете кого-нибудь из друзей Дины, с кем она общалась?
   Виктор пожал плечами, потом переспросил:
   – Друзей? Это неформалов вы имеете в виду?
   – Да.
   – Ну, я видел их, конечно, с некоторыми даже общался. Но все было так, мельком… К ним она без меня в основном ходила.
   – Ну, а хоть кого-то вы можете назвать?
   Виктор задумался и снова почесал бородку.
   – Ну… Нет. Даже не знаю, как их зовут… Вернее, не помню… А, ну да! – неожиданно просиял он. – Был там один интересный человек, Мартин его зовут.
   – Прямо так и зовут?
   – Не знаю, какое у него там настоящее имя. Я его знаю как Мартина, – отрезал Мироненко.
   – И как найти этого Мартина?
   – Найти… найти… – повторил два раза Виктор, продолжая чесать бородку. – Есть там один парень – Женя. Он живет около дома офицеров в пятиэтажке, у него и можно узнать.
   – Ну вот, а говорите, что общались мельком, – укорила я его.
   – Действительно, мельком, – возразил мне Мироненко. – Один раз я этого Женю видел, когда Дина ему кассету заносила. И Мартин там тусуется. И другие. В общем, сходите туда. Хорошо, кстати, что напомнили, а то я сам не догадался бы вас туда послать.
   «А вот посылать меня не надо», – про себя ответила журналисту я.
   – А насчет меня… – Виктор прижал руку к груди, – очень прошу вас меня больше не беспокоить!
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация