А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тише воды, ниже травы" (страница 13)

   ГЛАВА 7

   После разговора с психологом и психиатром я почувствовала, что мне необходимо отдохнуть. Встреча с представителями этих профессий, беседа о различных отклонениях в человеческой психике сильно утомили меня, вызвали тягостные ощущения на душе. Полученную информацию требовалось «разложить по полочкам», а сил у меня просто-напросто не осталось. Да и поздно уже было – рассталась я с лекарями человеческих душ после десяти часов вечера, а домой добралась ближе к полуночи.
   На автоответчике я обнаружила одно сообщение от Леры Павловой – она просила перезвонить. Но я решила отложить разговор с ней на завтра. В конце концов дело только-только еще начало разворачиваться, многие детали следовало обдумать, прикинуть… Сейчас еще мало что было ясно, и в такие моменты разговоры с заказчиком обычно только отвлекают от нужного направления мыслей.
   Вообще-то я люблю, вернувшись после тяжелого дня в свою тихую квартирку, приняв душ и устроившись в постели, спокойно поразмышлять на сон грядущий о деле, которым занимаюсь. Но в этот раз никаких обдумываний, прикидок и размышлений, а также анализа новых данных не получилось. Я уснула через минуту после того, как моя голова соприкоснулась с подушкой.
   Проснулась я от телефонного звонка. Телефон звонил-заливался на разные лады, прямо-таки захлебывался. И голос в трубке тоже захлебывался, я даже не сообразила поначалу, кто звонит. Наконец я поняла, что это Наталья Борисовна Черемисина, очень чем-то взволнованая.
   – Татьяна, Татьяна! – кричала она в трубку. – У нас непредвиденные события! Вы не могли бы к нам приехать?
   – Что случилось? – попыталась вставить я, но безуспешно – Наталья Борисовна, задавая свой вопрос, моего ответа не слушала и продолжала кричать дальше:
   – Мне срочно нужно с вами поговорить! Это просто кошмар какой-то, я совершенно выбита из колеи! Приезжайте поскорее, пока я одна дома, а то скоро вернется Игорь, и тогда…
   Я бросила взгляд на часы и коротко сказала в трубку:
   – Выезжаю, буду минут через сорок.
   Запрошенного мною времени должно было хватить на сборы и легкий завтрак с кофе, дорога же до Черемисиных от моего дома займет минут пятнадцать, не больше. А управилась я даже чуть быстрее.
   Дверь после моего звонка открылась сразу, и на пороге квартиры я увидела встрепанную Наталью Борисовну.
   – Слава богу, это вы, – облегченно проговорила Черемисина, втаскивая меня в квартиру. – Я тут уже просто вся извелась, у меня разыгралась мигрень, и мне не помогает даже новое лекарство. Хотя, может быть, оно поддельное – сейчас это сплошь и рядом. Проходите, проходите…
   Я разулась, слушая ее трескотню, и прошла в комнату.
   – Садитесь, – произнесла она, тоже усаживаясь в кресло, предварительно стряхнув с него на пол набор кистей.
   – Так что случилось, Наталья Борисовна? – поинтересовалась я. – Я поняла, что это как-то связано с Игорем?
   – Да, – односложно произнесла Наталья Борисовна, но после секундной заминки добавила: – Хотя скорее с Ларисой.
   После этого она замолчала с торжественным выражением на лице, словно выдала мне ценнейшую информацию и я теперь должна ее переварить и оценить. Сама Черемисина выдержала многозначительную паузу, взяла из пачки сигарету и закурила.
   «Боже мой, как сложно общаться с такими людьми, – вздохнула про себя я. – О всяких бестолковых вещах они галдят без умолку, а как доходит до дела, бросают полунамеки и трагически молчат».
   – Так что с Ларисой? – с трудом подавляя досаду, спросила я.
   – Она устроила скандал и ушла из дома. А перед этим… – Наталья Борисовна снова позволила себе долгую паузу, – перед этим она четко дала понять, как она относилась к моей дочери!
   – К Дине? – теперь уже заинтересовалась я. – И что же?
   – Оказывается, она терпеть не могла Дину и – представьте себе! – не могла дождаться, когда с ней что-то случится! – округлив глаза, произнесла Черемисина.
   – Лариса сама вам так сказала? – крайне удивилась я.
   – Она ясно дала это понять, что же тут еще говорить! – всплескивая руками, воскликнула мать.
   – Наталья Борисовна, я вас очень прошу собраться и рассказать мне все по порядку, – попросила я. – Что конкретно она говорила, в связи с чем, как зашел разговор о Дине, что Лариса делала потом и где она теперь. Если это относится к смерти вашей дочери, то, как вы понимаете, мне нужны все подробности.
   – Хорошо, – выдохнула Наталья Борисовна, затушила сигарету, тут же закурила новую и, поджав губы, завела свой рассказ. – Вообще-то мы все привыкли считать Ларису тихой и мягкой. Она казалась этакой безобидной овечкой… Такой, знаете ли, прикидывалась лапонькой! Ох, недаром говорят, что можно прожить с человеком всю жизнь, а потом вдруг понять, что ты совершенно его не знаешь!
   «Что ж, такое, конечно, возможно, – подумала я. – Но только это все же редкий случай. Обычно достаточно гораздо меньшего времени, чтобы понять, кто перед тобой».
   Погордившись в душе своими задатками психолога, я продолжила тормошить Наталью Борисовну:
   – Что же такого сделала Лариса, что заставила вас разочароваться в ней?
   – Она устроила скандал. Причем якобы из-за меня! – патетически всплеснула руками Черемисина. – И это за то, что я сидела с ее детьми! А потом у них пошел скандал с Игорем. Я слышала, как она заявила, будто не хочет жить здесь, что ей, видите ли, нужна отдельная квартира! Видите ли, она надеялась жить в квартире Дины! Она хотела туда! Оказывается, ее давно уже не устраивает жизнь здесь. Вы понимаете, что это означает?
   – Пока не очень. Кроме того, что Лариса хотела жить отдельно, я пока ничего не понимаю, – призналась я. – Или вы хотите сказать, что она не только в душе желала смерти Дины, но и осуществила это желание?
   Наталья Борисовна стушевалась.
   – Ну уж… – пробормотала она. – Этого я не говорила, конечно, но… Но нужно разобраться, понимаете?
   – Разобраться, безусловно, нужно, – согласилась я. – Но, наверное, в первую очередь разобраться нужно было вам, в кругу семьи, прежде чем вызывать меня. Вы пробовали это сделать?
   – Конечно, пробовали! – убежденно произнесла Наталья Борисовна. – Но это оказалось невозможным! Она ничего не захотела слушать, забрала детей и ушла.
   – Куда? – полюбопытствовала я.
   – Ах, этого я не знаю! – махнула рукой Черемисина. – Она же ничего не сказала, ничего толком не объяснила, просто надулась, обиделась на всех и ушла. Как вам это нравится?
   – Когда она ушла? – спросила я.
   – Вчера! – нервно отозвалась свекровь Ларисы.
   Наталья Борисовна и впрямь была сильно взволнована. Она смолила свои длинные сигареты одну за другой, поминутно вздыхала, теребила волосы и смотрела на часы.
   – Понятно, – вздохнула я. – Ну а что же вы от меня-то хотите? Что конкретно?
   – Ну, как… – растерялась Наталья Борисовна. – Чтобы вы все выяснили. Ведь такие заявления с ее стороны могут действительно означать, что она хотела, чтобы Дины не стало.
   – Так хотела, что насильно заставила ее выпить таблетки? – усмехнулась я.
   – Ах, ну я не знаю! – снова воскликнула Черемисина, поморщившись. – Откуда мне знать, что она замышляла? Но вы разберитесь!
   – Чтобы разобраться, мне для начала нужно знать, где Лариса находится, – пояснила я. – А вы не можете мне этого сказать.
   – Не могу, – кивнув головой, согласилась Черемисина. – Но вы должны ее найти! Вы, наверное, можете, раз вы частный детектив?
   Я вздохнула уже вслух. Я много чего могу. И найти ее, ушедшую из дома, тоже. Но только нужно ли мне этим заниматься, вот в чем вопрос. Слова Натальи Борисовны насчет того, что Лариса была заинтересована в смерти Дины, конечно, представляют некоторую ценность. И хорошо бы с Ларисой поговорить. Но если никто из членов семьи не даст мне хоть каких-то указаний на то, где Лариса может быть, на поиски женщины уйдет очень много времени. А другие дела будут стоять на месте. Нет, так не годится.
   К тому же от Натальи Борисовны я узнала далеко не все. Она толком так и не объяснила, что у них тут произошло, из-за чего Лариса вдруг так вспылила, с какой стати закатила свекрови скандал? Потому, что та категорически отказалась пустить ее жить в квартиру Дины? Слушая Черемисину, я начала постепенно приходить к выводу, что она умышленно чего-то недоговаривает, вполне возможно, что с целью обелить себя. Права она мне казалась пока в одном: в произошедшем нужно разобраться. И наверное, помочь мне мог бы Игорь.
   – Может быть, Лариса нарочно решила скрыться? – продолжала выдвигать свои версии Наталья Борисовна.
   – Для чего? – уточнила я.
   – Ну, испугалась, что ее подозревают! – тоном, словно это было очевидно, заявила женщина.
   – Но до сегодняшней встречи с вами у меня и в мыслях не было ее подозревать, – возразила я. – И у милиции тоже. Милиция вообще, можно сказать, списала это дело в архив, только я продолжаю всерьез расследовать смерть вашей дочери. Кстати, вы ведь тоже придерживались версии, что ее смерть была случайна, не так ли?
   Черемисина чуть смутилась.
   – Да, я так думала, – признала она. – Поначалу. Но поймите, когда открываются такие обстоятельства, поневоле начинаешь думать, что за смертью Дины в самом деле стоит нечто ужасное.
   – Скажите, а где сейчас ваш сын? И как он отреагировал на поведение своей супруги? – спросила я.
   – Игорь? Он, разумеется, крайне расстроен! – взмахнула руками Наталья Борисовна. – Я потому и пригласила вас сейчас, когда его нет дома. Правда, он скоро уже должен прийти, поэтому я и хочу, чтобы вы начали искать Ларису немедленно. А то все это в конце концов подорвет мне здоровье.
   – Он сам не пытался ее искать? И вообще, где он сейчас? – повторила я свой вопрос.
   – Сейчас? Я точно не знаю, – Наталья Борисовна потянулась за следующей сигаретой. Прикурив, она развела руками и добавила: – Он вообще мне ничего теперь не объясняет. А из-за этого скандала он сам весь на нервах! Сказал только, что уезжает по делам.
   – То есть он с вами даже не обсудил вчерашнее происшествие?
   – Нет, – как-то в сторону ответила Наталья Борисовна. – Но я вообще не понимаю, при чем здесь Игорь. Вам же сейчас нужно заниматься Ларисой!
   Ну, уж чем мне заниматься в первую очередь, я как-нибудь решу без этой дамочки. Кстати, действительно пора мне расставить приоритеты. И, как всегда в подобных случаях, я подумала, что неплохо бы предварительно посоветоваться с моими верными «косточками».
   Я попросила Наталью Борисовну сделать кофе, хотя уже знала, насколько она не любит хозяйственных дел. Но надо же мне было остаться ненадолго одной! Когда женщина отправилась на кухню, я быстренько достала заветный замшевый мешочек. Но «кости» меня несколько озадачили, выдав следующую комбинацию:
   27+2+20 – «У того, кто делает добро, все на свете получается. Желания Ваши исполнятся».
   Видимо, магические силы хвалят меня за какие-то уже совершенные мной добрые дела и советуют в будущем поступать подобным образом. Но как именно? Направления-то действий они так и не указали…
   Долго размышлять над предсказанием не пришлось – Наталья Борисовна уже возвращалась в комнату, позвякивая чашками, поставленными на поднос. И я услышала, что входная дверь открылась. Наталья Борисовна повернулась, едва не расплескав кофе.
   – Это ты? – растерянно спросила она. – Ну, как дела?
   – Нормально, – коротко и сухо ответил Игорь Черемисин, проходя в квартиру.
   Увидев меня, он удивленно замер, затем, поздоровавшись, спросил:
   – Вы здесь по какому вопросу?
   – Так уж получилось, что разбираюсь в ваших семейных делах, – пришлось признаться мне.
   Игорь круто повернулся к матери.
   – Так, хватит! – решительно заявил он ей. – Для чего ты баламутишь людей?
   – Ах, да кого это я баламучу! – с досадой проговорила Наталья Борисовна. – Просто нужно же действовать! Особенно когда происходят такие вещи…
   – Я сам во всем разберусь! – рубанул рукой воздух сын. – Ты и так уже все испортила!
   – Да что я испортила? – вскинула брови Наталья Борисовна. – Я, наоборот, желаю вам добра, только этого и желаю. И я попросила Татьяну найти Ларису, вот и все. Она же ушла, ничего не объяснив, и я разволновалась! Она даже не сказала, куда ушла. Так же нельзя, ты понимаешь? Вот я и попросила Татьяну ее разыскать, поговорить с ней…
   В голосе Натальи Борисовны теперь звучали лишь убеждающие нотки, никаких же обвинений в адрес Ларисы не наблюдалось. Игорь, нахмурившись, выслушал мать, потом произнес:
   – Хорошо. Я сам теперь с Татьяной поговорю. Пойдемте.
   И, выдернув у матери из рук поднос с дымящимися чашками, зашагал с ним в свою комнату. Там мы сели друг напротив друга, и Игорь, отпивая кофе маленькими глотками, проговорил:
   – Вы сегодня хотите ехать к Ларисе?
   – Я пока еще не знаю, нужно ли мне это, – честно ответила я. – И потом, куда ехать? К тому же Наталья Борисовна довольно смутно объяснила мне, что здесь произошло, так что я, можно сказать, пребываю в неведении. Может быть, вы меня просветите?
   Игорь снова нахмурился. Он долго молчал, вертя в руках чашку с кофе, потом бухнул:
   – Мы с ней… поругались!
   – Это я поняла, – кивнула я. – А из-за чего?
   – Из-за… условий, в которых мы живем.
   – Лариса не хотела жить здесь? – уточнила я.
   – Да… Она поругалась с матерью, хотя раньше вообще-то никогда не ссорилась с ней. Когда я вчера пришел домой, Лариса стала говорить, что хочет уйти отсюда жить в другое место. Я был против. Она заикнулась, что можно жить в квартире Дины, раз она все равно пустует. Я сказал, что там мало места. И она ушла. Вот.
   – Так вот просто взяла и ушла? – не поверила я.
   Черемисин смутился, и я подумала, что уходу его жены из дома наверняка предшествовало что-то, о чем ему неприятно говорить.
   – Ну ладно, – вздохнула я. – Вы знаете, куда она ушла?
   – Да. Вернее, догадываюсь. Она пошла к своей матери, куда же еще ей идти? Или, может быть, к кому-то из подруг, хотя вряд ли. Все-таки она с детьми, у подруг долго не проживешь. Значит, к матери. Хотя в том доме тоже народу полно: у Ларисы еще есть младшие брат и сестра.
   – Да уж, весело им там, – заметила я. – Скажите, Лариса действительно говорила что-то такое, из-за чего ее можно обвинить в том, что она хотела смерти Дины?
   – Она дала понять, что хочет там жить, – мрачно ответил Черемисин. – В той квартире. И ушла. Из семьи ушла, с детьми! На ночь глядя! Дома не ночевала! Значит, она жила со мной из-за денег. Или из-за квартиры, неважно. Главное, она показала свою меркантильную сущность.
   – Если бы она была такой уж меркантильной, то не ушла бы с бухты-барахты с двумя детьми к матери, где и так развернуться негде, – заметила я. – Может быть, вы сами чем-то ее обидели?
   Игорь набычился.
   – Ничем я ее не обидел, – пробормотал он, ерзая в кресле. – Это все мать…
   Я видела, что в Черемисине борются противоречивые чувства. С одной стороны, проступают его твердолобые принципы и домостроевские замашки. А с другой, было видно, что он очень переживает из-за ухода Ларисы и хотел бы, чтобы она вернулась. Только признать это ему мешает гордыня. Мы помолчали некоторое время, потом Игорь сказал:
   – Да, я, конечно, тоже виноват. Меня еще мать накрутила, вот я и взбеленился. Она стала намекать, что Дина умерла из-за Ларисы… Чушь собачья! В общем, мы и с матерью поругались. А Лариса… Ее, конечно, нужно найти и вернуть, тут мать права. Я просто хочу вас попросить заняться этим поскорее.
   – Но как я стану ее возвращать? – улыбнулась я. – Это уж, наверное, ваша забота.
   Черемисин придвинул кресло поближе ко мне и заговорил просительно. Мне странно было слышать вместо его обычного отрывистого и безапелляционного тона подобные интонации.
   – Татьяна, ну вы же женщина! Вам будет проще поговорить с ней, убедить… Скажите, что это все ерунда, что ее никто здесь ни в чем не обвиняет… Пусть возвращается домой!
   – А вы уверены? – в упор посмотрела я на Игоря.
   – В чем? – не понял тот.
   – В том, что ее действительно не в чем обвинить? Вы меня простите, но мне в первую очередь интересно то, что имеет отношение к смерти вашей сестры. Именно в этом я хочу разобраться. И с Ларисой говорить буду на эту тему.
   – Да нет, нет! – занервничал Игорь, отставляя пустую чашку.
   Он встал с кресла и принялся ходить по зеленому ковру взад-вперед.
   – Обвинять Ларису в смерти Дины – это уж чересчур! Вы ее просто совсем не знаете. Она очень добрая, она вообще никого не способна обидеть!
   Собственно, я в мыслях склонялась к такому же представлению о жене Черемисина. А от любящего мужа и не стоило ожидать иных характеристик. Но… неожиданно подкинутый фактик, хочешь-не хочешь, а проверять придется. Тем более что теперь задача моя упрощается – адрес Ларисы есть.
   – Я вас прошу, очень прошу, поговорите с ней! Просто поговорите, и вы сами все поймете! – с нажимом произнес Игорь. – Можете вы сделать для нас такое?
   Я вспомнила о совете «косточек» творить добро. Может быть, они имели в виду и этот конкретный случай – встретиться с Ларисой Черемисиной и воссоединить семью? Так или иначе, а ехать к ней нужно. Да и чего я ломаюсь в самом деле, ведь все равно уже решила для себя, что обязательно встречусь с этой женщиной, чтобы получше разобраться в возникшем конфликте.
   – Где живет мать Ларисы? – спросила я у Игоря.
   Он, обрадовавшись, тут же вернулся к своим привычным манерам и в командном тоне заявил:
   – Пишите!
   – Не стоит, у меня хорошая память, – улыбнулась я, и Черемисин продиктовал адрес.
   Я кивнула головой, давая понять, что все запомнила, и он сразу же добавил:
   – Я поеду с вами!
   – Это еще зачем? – удивилась я.
   – Чтобы быть рядом в случае чего! – так же, как всегда, отрывисто пояснил Игорь.
   – Это лишнее, – улыбнулась я. – Я же еду не преступника «вязать», а просто поговорить с вашей женой.
   – Все равно! – упорствовал Игорь. – Я могу посидеть в машине.
   Он, конечно, переживал за то, как пройдет наш разговор, и его, естественно, волновало, вернется Лариса или нет. Но у меня были не совсем те же задачи, и его присутствие только помешало бы. Мне нужно было спокойно поговорить с Ларисой наедине, не думая о том, что Черемисин в тот же момент маячит под окнами. Поэтому я решительно отказалась брать Игоря с собой. Даже пригрозила слегка, мол, вообще никуда не поеду, если он станет упорствовать.
   – Хорошо, – со вздохом хмуро согласился Черемисин. – Но вы мне хотя бы потом позвоните?
   – Непременно, – заверила я его и пошла в прихожую обуваться.
   Из комнаты робко выглянула Наталья Борисовна, но, встретившись взглядом с сыном, тут же юркнула обратно, лишь коротко кивнув мне на прощание.
* * *
   Ехать мне пришлось довольно долго – мать Ларисы проживала в отдаленном от центра месте. К тому же пробки на улицах города – ведь был самый разгар рабочего дня – тоже не способствовали быстроте передвижения. Одним словом, я потратила на дорогу целых сорок пять минут.
   Посмотрев по сторонам и отыскав среди стоявших в беспорядке пятиэтажек ту, на которой стояла крупно нарисованная цифра сорок восемь, я вошла в подъезд.
   Дверь мне открыла пожилая сухопарая женщина, очень энергичная на вид, с перекинутым через плечо кухонным полотенцем. За ее спиной я заметила знакомого мне малыша – сына Черемисиных. Из комнаты доносились детские визги и шум, так что я невольно от души посочувствовала Ларисе, попавшей в такую обстановку.
   – Здрасьте, – первой кивнула мне женщина. – А вы к кому?
   – Мне нужна Лариса, я ее знакомая, – дружелюбно обратилась я к женщине, которая, по-видимому, и была матерью жены Игоря.
   – Ой, да как же вы нас нашли! – засуетилась женщина. – Добирались, небось, два часа! Да и Лариса только вчера к нам пришла!
   Потом она вдруг замолчала, посмотрела на меня внимательно и, понизив голос, спросила:
   – Вас не Игорь ли послал?
   Я решила не упоминать имени мужа Ларисы, поскольку считала, что приехала сюда, руководствуясь в первую очередь собственными интересами.
   – Нет, я к ней по своему делу, – улыбнулась я.
   Женщина обернулась, вышла ко мне на лестничную площадку и, приложив палец к губам, заговорила заговорщицки:
   – Совсем довели там дочку! Вчера заявилась прямо сама не своя и даже не рассказывает толком, что да как. Наверняка Наталья ее довела! Сто раз дочке говорила: если плохо – домой возвращайся, никто тебя не выгонит. А она все терпела. Но вчера вот, видно, не выдержала и приехала. И правильно! Родная мать всегда поймет лучше, чем чужая. Тетя Галя меня зовут, – вдруг с улыбкой представилась она.
   – Татьяна, – коротко ответила я.
   – Вы уж поговорите с ней, Татьяна, развеселите. Может, успокоится немного, – попросила мать Ларисы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация