А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тише воды, ниже травы" (страница 11)

   Он взял со стола парик и нацепил его на голову. На женщину он походить ни в коем случае не стал, но развеселился еще сильнее. И тут решила вступить в разговор я:
   – Вряд ли он сам в это облачался, – указала я на обнаруженные в комнате Кости вещи. – Размер явно не подходит. Макарский был высоким и внешне вполне нормально развитым. И хоть и не толстым, а все равно он в юбку никак не влез бы. Так что ерунда все это, там женщина работала.
   – Но Макарский мог быть организатором, – не отступал Лукьянов, воспылавший вдруг энергией и желанием не только раскрыть убийство Константина, но заодно, может быть, завершить и «клофелиновое дело», висевшее на отделе.
   – Мог, – согласилась я. – Но это все еще нужно проверять и проверять.
   – Мы вообще-то ничего там больше не обнаружили. Понимаете – ничего! – вмешался один из оперативников. – Ни денег, ни вещей посторонних, ничего из похищенного, что мужики кинутые описывали, там нет. Только вот это. Да и насчет женского шмотья мать в полном недоумении. Говорит, никогда у них ничего подобного не было, и вообще она не видела, чтобы сын что-то откуда-то приносил.
   – А сам он что-нибудь себе покупал? – спросила я. – Вы этим не интересовались?
   – Интересовались. Мать утверждает, что нет, – ответил оперативник. – Родители сыну много денег не давали, сами покупали то, что нужно. Да и правильно, как такому крупные суммы доверять, если он как ребенок?
   – Может, он не как ребенок, – не отступал от своей версии Лукьянов.
   – Тогда почему деньги не доверять? – заметил Мельников.
   – А может, родители не знали? Может, он притворялся?
   На это никто из нас не нашелся, что ответить. Похоже, в психиатрии присутствующие сильны не были.
   Но вещи в доме Кости были найдены. И значит – что? Иными словами, если сказать: появились улики, указывающие на связь Константина Макарского с некоей клофелинщицей, портившей жизнь охочим до продажных ласк мужикам, а заодно и моим знакомым ментам, пытавшимся поймать преступницу. Предстояло разбираться во всем этом детально. Хотя возможно, что получится только пустая трата времени и смерть Макарского окажется далекой и от дела клофелинщицы, разыскиваемой ментами, и от смерти Дины, с которой я ее почему-то вдруг мысленно связала. Сейчас лично я надеялась, что хоть какое-то разъяснение получу в клубе филофонистов, ведь именно оттуда Константин ушел вчера вечером, а до дома не дошел, потому что кто-то встал на его пути с тяжелым арматурным прутом. Может быть, кто-то в клубе все-таки знает, куда направился Костя из ДК «Россия» и с кем? Или с кем он должен был встретиться? В общем, я надеялась на любую информацию.
   Загвоздка заключалась в том, что я не знала координат ни Мартина, ни Стаса, ни вообще кого бы то ни было из филофонистской тусовки, на которой я побывала вчера. А ждать до следующего четверга, когда любители рэйва, металлисты и разные прочие меломаны там снова соберутся, означало потерять время, которое потом вряд ли можно будет восполнить.

   ГЛАВА 6

   Расставшись с милиционерами, я поехала домой, чтобы пообедать, а заодно обдумать, как же мне поступить дальше. И обязательно прежде спросить совета у моих магических помощников – гадальных «косточек».
   19+7+33 – «Новый прилив свежих сил и энергии, которые помогут Вам выбрать правильный путь». Вот это выдали мои двенадцатигранники.
   Теперь бы еще расшифровать их мутное предсказание. Мало бросить «кости», нужно еще и правильно определить, какую мысль они хотят до меня донести. Они ведь что-то имели в виду и наверняка подсказали мне правильно, иначе и быть не может. От меня требуется лишь правильная трактовка.
   Кофе и сигарета, домашняя тишина, никакой музыки – ни из проигрывателя, ни из телевизора. Идеальная обстановка для размышления и поиска правильного решения. А прилив свежих сил мне обеспечен как дозой кофеина, так и оптимизмом «костей». Итак, какой правильный путь я ищу? Где мне найти филофонистов? Хорошо, поразмышляем именно над этим. Опять идти к неформалам и нудить насчет того, где можно застать Мартина, кроме клуба? Такой ход никак не походит на результат прилива свежих сил. Наоборот – абсолютно несвежо. Следовательно, что-то прошло мимо меня тогда, когда я была в клубе. Что именно?
   Я вспомнила всех прыщавых металлистов, флегматичного Мартина, фактурного Стаса… А вот Стас, кстати. Как мне показалось, его с Мартином связывали какие-то дела. Что я знаю о Стасе? Да ничего! Мимолетное знакомство. Кроме… Кроме, пожалуй, того, что он при мне договаривался с каким-то другим любителем музыки о встрече. Причем речь шла о сегодняшнем дне, о пятнице. Да, да, я вспомнила. Да и место отложилось у меня в памяти. Весьма незамысловатое местечко – фонтан возле цирка, излюбленная точка для встреч нашей городской молодежи. Теперь надо напрячься и вспомнить время… Речь шла о вечере, не то о шести, не то о семи часах. Ну что ж, придется на всякий случай поехать к шести и протусоваться часик, если встреча у Стаса не в шесть, а в семь в близлежащем кафе. Ничего не остается.
   Вот вам и «кости»! Вот оно и предсказание! Никогда они меня не обманывают. Конечно, это не панацея от всех бед, но хороший инструмент, которым нужно только правильно и грамотно воспользоваться. Слава богу, у меня это получается.
   Взгляд на часы – пять минут шестого. Следовательно, полчаса на отдых, и в путь!
   Оказалось, что встреча назначалась-таки на семь. Первым я узнала патлатого паренька, пришедшего к фонтану и раскурившему в ожидании своего контрагента сигарету. А через пять минут к нему подкатил и Стас – в модной куртке, дорогих ботинках и молодежной кепочке.
   Дождавшись, пока парни совершат какую-то свою сделку – а она прошла довольно быстро, всего лишь обмен компакт-дисками, не более того, – я решительно подошла к ним обоим.
   Выражение лица Стаса было крайне удивленным.
   – А вы как здесь оказались, девушка? – спросил он насмешливо. – Все Костю-металлиста ищете?
   – Дело в том, что Кости больше нет, – серьезно ответила я, и Стас нахмурился.
   – Как это нет? – спросил он.
   – Он был убит ночью возле своего дома.
   – Че-во?! – вылупился на меня патлатый парень, пришедший на «стрелку» со Стасом. – Да вы что!
   – Это абсолютнейшая правда, – тихо произнесла я.
   – Подождите, подождите, – Стас дернул меня за рукав. – Что значит, убит? Откуда вы знаете?
   – Вы же наверняка от Мартина узнали вчера, кто я такая…
   – Ну, допустим, – снова нахмурился Стас. – И что же, это все связано как-то с вашей работой? Что-то я ничего не пойму…
   – Да, связано, – сказала я. – Я пришла сюда именно потому, что убили Костю. Я просто слышала вчерашний ваш разговор…
   – Да это неважно! – отмахнулся Стас, останавливая жестом своего приятеля, который все норовил вставить что-то свое в наш разговор. – Пришли, значит, пришли… Вы, наверное, что-то узнать у нас хотите?
   – Вы догадливы.
   – Ну, а мы-то при чем? – наконец вставил свое веское слово другой филофонист. – Я его вчера только мельком видел, что я могу сказать?
   – А вы? – я обратилась к Стасу.
   – Я? Да… в общем, тоже ничего особенного не заметил… Как и Гера вот, – он кивнул в сторону приятеля. – То, что Костя ушел раньше, чем обычно, так это и вы, по-моему, в курсе.
   – А вот почему он ушел, вы не знаете? – прямо спросила я.
   Стас и Гера дружно отрицательно замотали головами. Потом последовало такое же дружное пожимание плечами.
   – Мы ведь с ним только по этому делу общались, – Стас красноречиво шлепнул ладонью по сумке, набитой компакт-дисками. – Ну, с прибабахом он был, конечно… Нам-то какое дело? Ну, слушал он свой металл… В основном с такими же и общался.
   – А как мне кого-нибудь из них найти?
   Стас и Гера вновь пожали плечами и замотали головами.
   – Не знаю. Лично у меня совсем другой план, я металлом не увлекаюсь, – скептически проговорил Стас. – В клубе есть, конечно, малолетки, упертые на тяжелой музыке, но где их сейчас искать? Дело в том, что клуб-то только через неделю, а домашних адресов я не знаю.
   – А не знаете ли вы, где найти Мартина? – перебила я его.
   – Н-нет, – слегка подумав, ответил Стас. – Где он живет, я не знаю, мы встречались или в клубе, или…
   – Или где? – нетерпеливо спросила я.
   – У общих знакомых. Но… Вряд ли он там появится. Он уже давно туда не ходит, как и я. Я вообще там был пару-тройку раз.
   – И все же…
   – Ну, у Жени, он живет у Дома офицеров.
   «Гм, там я уже была, и мне посоветовали обратиться в клуб филофонистов. Это отпадает», – тут же расстроенно подумала я.
   – Ну, а все же, если вспомнить вчерашний день… Может, вы что-нибудь заметили? – обратилась я к Гере.
   – Да не знаю я… – развел руками тот. – Он к тебе не подходил? – обратился он затем к Стасу.
   – Да с какой стати? Ты же знаешь, у нас совершенно разные интересы, – отозвался Стас.
   Наступило молчание. Пауза красноречиво свидетельствовала о том, что вряд ли что-то полезное я узнаю из этой встречи. А все-таки, если попытаться…
   – Стас, а вы случайно не знали такую девушку, Дину Черемисину?
   – Это о которой вы вчера разговаривали с Мартином? – уточнил он и, увидев мой утвердительный кивок, продолжил: – Да, я помню ее. Она была в клубе, по-моему, раз или два… Ее привел с собой Мартин. Она, такая… среднего роста, худая.
   – А вы потом не встречали ее вместе с Костей?
   – С Костей? – неподдельно удивился Стас. – Да вроде нет. Костя у нас человек особенный, с девушками, по-моему, не очень общается. Разговорились, правда, мы с ним один раз, и он обмолвился, что у него подружка есть, где-то там, где он живет.
   – И что?
   – Да ничего. Я попробовал пошутить, да как-то… неудачно получилось. Он не понял, и я… – Стас несколько смутился.
   «Понятно, значит, шуточка была не очень приличной», – про себя подумала я.
   – И Дину вы больше, кроме тех двух раз, не видели? – переспросила я.
   – Нет, – Стас решительно покачал головой.
   Что же касается Геры, то он вообще не знал, о ком идет речь, и, закурив сигарету, грустно помалкивал. А Стас взглянул тем временем на часы.
   – Знаете, мне, наверное, пора. Извините, если не смог вам помочь, – улыбнулся он. – Но насчет Кости вы меня ошарашили.
   – Ни фига себе, конечно! – поддержал его Гера. – Интересно, похороны когда будут?
   – Наверное, завтра, как положено, на третий день, – отозвался Стас.
   – Ты пойдешь?
   – Да я толком не знаю, где он живет. Мартин вроде знает, но где его теперь искать?
   Гера, покачав головой, согласился.
   – Ну что, разбегаемся? – предложил Стас.
   – Слышь, давай это… – Гера несколько смутился. – Зайдем, помянем человека.
   Он показал на забегаловку напротив, где продавали в розлив водку. Стас чуть поколебался, еще раз взглянул на часы и махнул рукой.
   – Ну ладно, давай, только в темпе, – наконец произнес он и решительно двинулся через дорогу.
   Гера кивнул мне на прощание и поспешил за ним. А я возвратилась к своей машине. Сев на водительское место, первым делом я достала мобильник и набрала номер, который за последние дни выучила уже наизусть. Я звонила психологу Пименову…
* * *
   Спустя час я уже сидела у Максима Алексеевича дома.
   Психолог Пименов оказался довольно высоким, худощавым блондином с тонкими чертами лица, обладателем слегка суетливого тенористого говорка. Выяснилось, что несколько последних дней он провел у матери в пригороде, поэтому и не отвечал на телефонные звонки.
   – Да, безусловно, я помню ту девочку, – сказал он, проводя меня в свою квартиру. – Я с ней довольно долго работал. Вы говорите, она умерла? Очень странно… Самоубийство? Никогда бы не подумал. У нее, безусловно, были проблемы с коммуникацией, с определением своего места в обществе, но… Для суицидального синдрома нужны предпосылки. У Дины они отсутствовали.
   Мы сидели в двухкомнатной квартире психолога. Максим Алексеевич, как можно было понять по интерьеру квартиры, являлся человеком обеспеченным и, похоже, одиноким. Во всяком случае, нигде не было заметно ни каких женских аксессуаров.
   – Когда вы начали с ней, как вы говорите, работать? – спросила я.
   – Где-то с полгода назад. Ко мне обратилась Лариса, ее… – Пименов замешкался, – сноха, золовка… Нет, кажется, невесткой она называется. В общем, жена ее брата.
   – А какая основная задача была у вас как у психолога?
   – Ну, я сам определил свою задачу, пообщавшись с Диной. Ей нужно было, во-первых, поднять самооценку как в социальном, так и в половом плане – она у нее была очень заниженной. Во-вторых, Дине обязательно требовалось завязать отношения с людьми более коммуникабельными, чем она сама. Она говорила, что у нее есть подружка, довольно общительная и более успешная во всех отношениях. Но этого мало, нужны были новые знакомства.
   – Вы знакомы с Виктором? – спросила я.
   – Виктором? Это друг Дины? – переспросил Максим. – Ну… не то чтобы знаком, просто очень много о нем наслышан от самой Дины. Мы много уделяли внимания Виктору на своих занятиях. Знаете, у них были неравноценные отношения. Дина переживала все более остро, чем Виктор. Но, как это часто бывает, оказалось, что за остротой не стоит ничего серьезного. Я отметил, что восторги Дины по поводу Виктора раз от раза становятся все тише. А потом она и вовсе успокоилась.
   – И с чем это связано?
   – Поначалу я думал, что это наши встречи дали свои плоды, – задумчиво проговорил Пименов. – Виктор не был для Дины подходящей кандидатурой, но я, естественно, не говорил ей этого в лоб, а пытался ее саму научить оценивать и людей, и ситуации. И когда заметил угасание интереса со стороны Дины к Виктору, то обрадовался, отнес такую реакцию как успех на свой счет. Увы, все оказалось не так, – Максим усмехнулся и покачал головой.
   – А как же все оказалось? – спросила я.
   Пименов встал, подошел к музыкальному центру и нажал на кнопку. Полилась очень нежная и мелодичная музыка. Она расслабляла и успокаивала, но не клонила при этом в сон. Похоже, подумала я, на одно из средств из профессионального арсенала психолога – музыка, призванная создавать определенную атмосферу. Чуть постояв и посмотрев в окно, Максим повернулся ко мне и спросил:
   – Хотите чего-нибудь выпить?
   – Если только безалкогольного, поскольку я за рулем, – откликнулась я, и Пименов, кивнув, отправился на кухню.
   Вернулся он с двумя чашками кофе и вазочкой с конфетами.
   – Понимаете, – помешивая ложечкой сахар, проговорил он, – вообще-то я должен был хранить в тайне откровения Дины, но теперь уже получается, что это не имеет значения. А уж если то, что я знаю, поможет разгадать тайну ее смерти, то и… Одним словом, я заметил, что Дина переключила свой интерес на меня. Признаюсь, мне было не очень-то приятно. Конечно, я мог бы откликнуться, но… этому мешали две вещи. Во-первых, она сама была, скажем так, не в моем вкусе. А во-вторых, как и многие врачи, я стараюсь соблюдать принцип – с клиентками никаких личных отношений. Хотя иногда бывает, что впоследствии мы становимся друзьями. Но это после завершения сеансов. Здесь же получилось, что интерес возник с ее стороны как раз тогда, когда работа была в самом разгаре.
   – А можно об этом поподробнее, Максим? – попросила я. – Мне нужно до конца понять личность Дины.
   – Я могу вам дать точную ее характеристику, – пожал Пименов плечами. – В принципе она относилась к довольно-таки распространенному типу. Неуверенная в себе, сенситивная… то есть чувственная, обидчивая, ранимая… И в то же время скрытная. Склонная к созданию глубокой спайки с партнером, к самопожертвованию ради него. И при этом очень упрямая. То есть если она будет знать, что кто-то осуждает ее поступки, то она не станет меняться, а будет делать все наперекор, выдумывая все новые и новые оправдания своему поведению. А с людьми, которые осуждают ее, просто прекратит общаться, чтобы не мешали. Я это качество в ней заметил и как раз хотел над ним поработать. Но тут… – Пименов развел руками. – Наши встречи закончились.
   – Почему?
   – Давайте уж я вам расскажу все по порядку. Может быть, сразу и отвечу на все вопросы.
   – Давайте! – охотно согласилась я, поскольку так для меня было удобнее всего, и Пименов вернулся к периоду, когда почувствовал влечение к себе со стороны Дины.
   – Началось все со взглядов. Вы как женщина наверняка понимаете, что взгляды могут сказать очень многое. Потом я отметил некоторые детали, которые свидетельствовали о ее заботе по отношению ко мне. Не всегда, между прочим, уместной. К тому же мой опыт психолога здесь сыграл роль. Мы проходили трансовые упражнения, а давно подмечено, что если на это делается упор, то между психологом и клиентом возникает крепкая взаимосвязь, не обязательно, кстати, интимного свойства. Как правило, клиент привязывается к психологу, нуждается в общении с ним, и так далее. У Дины привязанность приняла характер влюбленности. Она даже пыталась как-то оставить меня у себя, когда было уже половина одиннадцатого вечера и я собрался уходить домой. А потом… – психолог снова замолк.
   – И что потом? – переспросила я.
   – Потом мы прекратили трансовые упражнения, и я отметил, что Дина охладела. Стала снова какой-то безразличной, как была в первую нашу встречу.
   – То есть ваши усилия пошли насмарку?
   – Нет, вы не поняли, – остановил меня Максим Алексеевич. – С момента начала наших занятий Дина стала гораздо более адаптивна к реалиям. Но этого было мало, нужно было закрепить достигнутое. И тут вдруг она объявила мне о том, что больше не нуждается во мне как в психологе.
   – Может быть, она так, по-своему, отомстила вам за вашу холодность по отношению к ней?
   – Нет, – уверенно возразил Пименов. – Тут было что-то другое. И мне кажется, что решение расстаться со мной и прекратить занятия она принимала не сама. Просто, видимо, появился кто-то, имеющий на нее большее влияние, чем я. Во всяком случае, именно так мне представляется то, что произошло. Вы поняли, что я хотел сказать?
   – Да, – ответила я. – Но такое не могло же произойти внезапно, сразу, как по мановению волшебной палочки! Появился кто-то… Раз вы с ней занимались постоянно, то если бы этот кто-то и появился, то первым о нем должны были узнать вы!
   – Я же упоминал среди всех прочих качеств Дины скрытность, – напомнил Пименов. – И когда рядом с ней появился какой-то новый человек, то он, по-видимому, тут же стал большим авторитетом для нее, чем я. Потому она и прислушивалась к его мнению.
   – Но это как-то… Совсем уже легкомысленно! – не могла успокоиться я. – Неужели такое вообще возможно?
   – Вы все-таки не совсем поняли, что я хотел сказать своим рассказом, – покачал головой Пименов. – Смотрите. Сначала у Дины был Виктор, самый лучший и вообще единственный на свете. Потом, очень быстро чувства к Виктору улетучились, и его место занял психолог Максим Алексеевич. Причем дело здесь не в том, что Дина наконец осознала, что Виктор – кандидатура не очень подходящая. Я-то еще более неподходящая! Однако я убежден, что она успела накрутить в себе любовь ко мне «до гроба». Затем, не прошло и двух недель, как и от этой любви не осталось и следа. И Дина, совсем недавно стремившаяся удержать меня подольше возле себя, всячески затягивавшая наши встречи, теперь сама объявляет, что не нуждается во мне. По-моему, это очень красноречивая характеристика девушки.
   – Да уж… – протянула я. – То есть она была очень подвержена чужому влиянию и склонна часто менять свои привязанности. А ведь это может быть весьма опасно…
   – Вот именно, – кивнул Пименов. – Я, признаться, был расстроен, когда она объявила, что хочет прекратить занятия. Мне так и не удалось ее переубедить, она проявила здесь свое упрямство. А ведь работы предстояло еще очень много! Когда все прервалось, я подумал, что все, чего мы успели достичь, пойдет насмарку.
   – И когда она объявила вам о прекращении общения?
   – В начале зимы, – тут же ответил Максим.
   – Что же это за таинственный человек? – спросила я скорее саму себя. – О нем никто ничего не знает. Во всяком случае, не упоминает.
   – Возможно, я и ошибаюсь насчет его появления, – пожал плечами Пименов. – Но мой опыт подсказывает мне, что все-таки на нее кто-то повлиял. Хотя в принципе может быть, что этот «кто-то» – из ее прежнего окружения.
   Я вспомнила о Косте Макарском. Не мог ли он быть тем человеком, который закружил Дине голову? Не угождая ли ему, отказалась она от психологических сеансов? Но тогда Костя должен был быть совсем иным человеком, а не таким наивным простачком, каким воспринимали его окружающие. Я и раньше над этим задумывалась, но ведь так и не нашла ответа. Я и не могла найти его самостоятельно. И тут мне в голову пришла мысль посоветоваться на эту тему с Пименовым. Все-таки он психолог. Наверное, сможет что-то подсказать?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация