А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Три места под солнцем" (страница 6)

   – В администрацию идите, – наконец подсказала одна, – пусть директор ищет.
   – Не будут они искать, – вступила в разговор другая, – у меня кошелек месяц назад украли, директор даже разговаривать со мной не стал. Вон, объявление повесил, читайте.
   На стене действительно висел стандартный листок с отпечатанным на компьютере предупреждением: «Администрация бассейна не несет ответственности за сохранность ваших вещей».
   – Так одно – кошелек, а другое – весь гардероб. Позвони домой, пусть тебе одежду хоть какую принесут.
   – Так телефон тоже украли, – всхлипнула Марина.
   – Иди на вахту, там позвонишь.
   – В купальнике? Через весь спортивный комплекс? Женщины, дайте кто-нибудь телефон, – попросила Марина.
   Ей никто не ответил. Раздевалка почти опустела, остались только я, Марина и две припозднившиеся дамы. Одна из них бросила сочувствующий взгляд на бедолагу и стала рыться в сумочке. А вот это не входило в мои планы. Сейчас появится предприимчивый Вадим, разовьет бурную деятельность, все быстренько уладит, а я поеду домой несолоно хлебавши. Ну уж нет.
   – Какой телефон, – начала я свою партию, – вы чего, женщины? Воровство, как я понимаю, не первое, оставили раздетого человека одного в центре города и не несут ответственности? Как вас зовут? Марина? Меня – Полина. Сейчас мы им устроим. Ждите тут, не плачьте. Я сейчас вернусь.
   Я намеренно не стала скрывать свое имя. Во-первых, оно значилось в абонементе, во-вторых, неизвестно, до какой глубины могла зайти планируемая мной дружба. Может, чай по-соседски придется друг у друга пить! Я благородно одолжила Марине предусмотрительно взятое с собой огромное махровое полотенце – у нее, к счастью, оказалось совсем маленькое, оделась и вышла. Вместе со мной вышли последние посетительницы, Марина осталась одна. Раздетая, беспомощная, без связи, в чужом полотенце. Я была ее единственной надеждой. Мне предстояла хорошая заварушка с администрацией бассейна. Чем больше шума – тем лучше. Как там делает Алина, когда хочет, чтобы мир вращался вокруг нее? Я благополучно добралась до двери с табличкой «Директор», прочистила горло и, не постучав, ворвалась в кабинет.
   – Редакция газеты «Горовск сегодня», – помахала я в воздухе уже выручавшими меня корочками Ярцева, – отдел скандальной и уголовной хроники. Рассказывайте.
   Дяденька за столом подавился бутербродом с колбасой и горчицей. Я деловито похлопала его по спине, достала диктофон, поставила на запись, уселась на стул.
   – Вы кто? – весьма предсказуемо поинтересовался он. – Как сюда попали?
   – Корреспондент, попала случайно, знаете, есть такое понятие «журналистский фарт», так вот сегодня – мой день. Не каждый день у спецкора на глазах в публичном месте раздевают и грабят супругу прокурора. Повезло! Так вот, я жду: скажите, это запланированная акция? Часто в стенах вашего заведения происходят подобные демарши? Обслуживающий персонал ведет себя по-хамски и снимает с себя всю ответственность с вашего попустительства или потому, что абсолютно неуправляем? Были ли случаи, чтобы украденные на подконтрольной вам территории ценности возвращались владельцу?
   Я намеренно заваливала не совсем корректными и совсем бестолковыми вопросами директора спортивного комплекса. Вдруг он человек умный и опытный? И быстро возьмет ситуацию под контроль? С другой стороны, умный и опытный администратор никогда не будет связываться с журналистами. Обиженный рыцарь пера и диктофона может такого нагородить, что даже официальное короткое извинение в той же газете отмыться не поможет!
   – Господи, да что произошло-то? – взмолился он, положив недоеденный бутерброд на какой-то документ с печатью.
   Вот теперь можно не торопиться, а обстоятельно изложить ему суть дела. Кажется, зацепило.
   – Примерно двадцать минут назад в женской раздевалке супруга главного прокурора города была ограблена. У женщины украли все, даже одежду. Бедняга стоит совершенно раздетая и просит помочь всех, кто проходит мимо. Ваши сотрудники откровенно издеваются над ней, обзывают нахалкой и говорят, что вы не собираетесь наводить порядок в подконтрольном вам заведении, хотя согласно закону о защите прав потребителей идет явное нарушение. Они даже не соглашаются вызвать милицию, хотя если привести все отделение со служебными собаками, никого не выпускать, обыскать всех посетителей, то, я думаю, вора можно найти. Ей даже не дают телефон, чтобы она могла сообщить об инциденте главному прокурору! Создается впечатление, что вся эта акция была заранее спланирована. У меня – все.
   Я намеренно не упомянула, что Марина – жена не нынешнего, а бывшего главного прокурора. Оговорка простительная, а нам сыграет на руку. Кажется, сыграла. Уже через пять минут весь спортивный комплекс был поднят на дыбы. Я бегала за директором, мешалась у него под ногами, давала советы и ежеминутно предлагала вызвать милицию с собаками. Возле уже одетой в халат Марины суетились две симпатичные инструкторши.
   – Ищите везде, – командовал директор, – может, нам повезет и мы без помощи милиции все найдем. Может, злоумышленники побоялись выйти с награбленным. Господи, да за что же мне все это!
   Я отцепилась от бедолаги и пошла к Марине, нарочно оставив открытой дверь, ведущую на лестницу. Завязала ничего не значащий разговор с женой моего врага, искоса наблюдая за местом, где спрятала сумку. Ага. Вот один из тренеров по плаванию догадался. Молодой мужчина в спортивном костюме почти полностью скрылся в темном и тесном пространстве под лестницей. Вылез, отряхнул руки. Ничего. Как ничего? Вот тут уже в холодный пот бросило меня. За мной что, следили? Может, я сейчас стою тут с умным видом, а кто-то, более расчетливый, наблюдает за мной? Я не выдержала и пробежала взглядом по окружающим меня лицам. Вроде нет. А если нет, то сумку нашел кто-то посторонний и спокойно вышел. Ее, естественно, не найдут, вызовут отделение с собаками. Я пропала.
   Так, чему меня учил Ариша? Зря он развивал во мне логические способности и умение выкручиваться из любых ситуаций? Я задала пару вопросов обессилевшей Марине, подошла к директору комплекса.
   – У вас есть комната, в которой переодевается и отдыхает обслуживающий персонал? Проводите нас, пожалуйста, туда. И соберите там всех уборщиц. Как можно быстрее.
   Отчаявшийся директор даже не стал спрашивать, зачем мне это надо. Через пять минут мы стояли в небольшой комнатушке со столом, покрытым клеенкой, и кое-какой мебелью вдоль стен. Я набрала номер, который продиктовала мне Марина, и стала ждать. Глухой сигнал телефона Марины прозвучал для меня божественной кантатой.
   В одном из шкафов и оказалась сумка, заваленная каким-то тряпьем. Марина проверила – ничего не пропало. Мы оставили директора разбираться со своим вороватым персоналом и вышли из дверей комплекса. Как вовремя я догадалась, что сумку могла найти только уборщица, мывшая полы сразу после того, как я побывала под лестницей! И как здорово, что она не догадалась отключить телефон, который лежал в сумке.

   Глава 6

   – Полина, я даже не знаю, что сказать. Ты действительно меня спасла. Я не считаю себя робкой девушкой, но сегодня так растерялась! Раздетая, без сотового, без денег и ключей от машины, кругом или хамы, или равнодушные, бр-р-р!
   – Да брось! Я даже удовольствие получила от небольшого скандальчика, который им устроила. Ты бы видела физиономию директора, когда я ворвалась к нему в кабинет! Он, бедный, даже колбасой подавился. «Вы кто?» – бормочет. А я ему: «Грабеж, собаки, милиция!»
   Мы рассмеялись. После пережитого стресса смех явился вполне закономерной разрядкой. К тому же он всегда сближает людей. Так, надо сближаться активнее. А то добыча вполне может ускользнуть.
   – Такой выброс адреналина! Даже домой идти не хочется. Эх, я бы сейчас оттянулась!
   – Я бы тоже не отказалась. Может, посидим где-нибудь? Мой все равно сегодня ночевать не придет, у него деловая встреча в городе, предупредил, что переночует на городской квартире.
   Пас был взят. Инициатива шла не от меня, что тоже важно. Оставалось просто согласиться. Что я и не преминула сделать. Мы выбрали уютный ресторанчик с приличной публикой и итальянской кухней, заказали ризотто с морепродуктами и бутылку сухого белого вина. Я налегала на ризотто, Марина – на вино. Потом я заказала фрукты и коньяк, что добавило добрую порцию теплоты и доверия в наши отношения, затем еще коньяк, еще…
   Хорошо, что Марина не принадлежала к числу людей, тщательно следящих за количеством выпитого: как собой, так и другими. Так как ела в основном я, она захмелела быстро. Сначала обсуждали сегодняшнее приключение. Потом пошли обычные женские разговоры: любовь, личная жизнь, семья. Естественно, рассказывала Марина. Я лишь подавала реплики, направляла разговор в нужное русло, иногда привирала что-нибудь для поддержания видимости диалога.
   Как и следовало ожидать, счастье Марины не было безоблачным. Да, материальное благополучие. Да, освобождение от утомительных домашних обязанностей. Да, относительная свобода и возможность не коротать свой век в какой-нибудь бухгалтерии. Да, возможность поддерживать женскую привлекательность с помощью дорогих салонов и качественных тряпок. И все. Скука, старый, занудливый мужчина, невозможность общаться с тем, с кем общаться действительно интересно, нереализованные возможности.
   Как я и думала, Марина не принадлежала к числу совсем уж глупеньких охотниц за достатком. И в ее решении стать супругой пожилого и обеспеченного человека сыграла свою роль не только корысть. Мне трудно было в это поверить, но, по ее словам, Синдяков-старший обладал определенной харизмой. Хотя почему бы нет? Человек столько лет имел почти неограниченную власть над людьми и обстоятельствами, знал, что может реализовать практически все свои желания, и реализовывал их. Он олицетворял собой силу, а сила притягивает и подавляет. Это у меня были причины ненавидеть его, а у Марины – не было. В тот момент, когда она согласилась стать его женой.
   – Везунчик ты, Марина, – вздохнула я и ввернула в ее монолог пару штампов: – Поймала удачу за хвост. Живешь в свое удовольствие, сама себе хозяйка. Дети вроде бы есть, но дети уже взрослые, и так как это дети мужа, их проблемы тебя не касаются. А я вот до сих пор не замужем. И родить никак с духом не соберусь. Все стабильности, как у тебя, хочется.
   Опять сработало набившее оскомину правило: случайному человеку мы доверяем больше, чем самому близкому. Марину понесло:
   – Дети? Придурок Тоник ребенок? Вадим, который старше меня на два года? Дети. Да у меня одних абортов… Я же понимаю, что время уходит, рожать надо, пока молодая и сильная, а этот гад не разрешает. Говорит, у него есть наследники, а писка и пеленок в его возрасте он не переживет. А обо мне кто-нибудь подумает? Я же с тоски скоро сдохну в этой берлоге!
   – Да брось ты, – неуверенно промямлила я, – с маленькими тоже не сахар. Сейчас ты хочешь – в бассейн, хочешь – к подругам, хочешь – за границу на отдых. А малыш привяжет к дому.
   – О каких подругах ты говоришь? – воскликнула она так громко, что на нас обернулись посетители, сидевшие за другими столиками. – Он первым условием поставил мне то, что я должна порвать все свои прежние связи. Разрешает общаться только с нужными ему людьми. А ты бы видела их спутниц! Или шлюхи без мозгов, или тетки, которых интересует лишь хозяйство и шмотки. Мне выть хочется, когда я вынуждена с ними разговаривать! Они уверены, что Лорка – это не поэт, а кличка собаки, путают Коэльо с паэльей и считают, что люмпен – синтетическая ткань.
   – Ого! – я с интересом посмотрела на собеседницу – а ты у нас, оказывается, не из дур?
   – Вот и ты тоже, – Марина, кажется, легко простила мне нечаянное хамство, – ты тоже думаешь, что я такая же, как они. А у меня, между прочим, высшее филологическое и незаконченная кандидатская. Просто в определенный момент так достала нищета! Как представила, что буду всю жизнь сидеть на кафедре и покупать с зарплаты вафельный тортик, мерзко стало. Я же большего достойна. Я умница, красавица, такое сочетание встречается редко.
   Девушка всхлипнула и скорчила гримаску. Если в ход пошли слезы, значит, ее развезло окончательно. Как говорится, «клиент созрел, несите дичь».
   – Да, подруга, засада. Был бы ребенок, можно было бы развестись и жить на алименты. А так останешься у разбитого корыта. Ни один суд не отсудит тебе часть имущества, да еще у бывшего главного прокурора.
   – А вот это – дудки! – просветлела лицом Марина. – Он на меня вообще половину всего записал, еще до официального оформления брака. Сказал, что доверяет и хочет, чтобы это было его свадебным подарком. Понимаешь, меня это и подкупило. Такое доверие! Я же могла оказаться стервой, отказаться выходить за него замуж и оставить его нищим!
   Мне почему-то вспомнились горящие дома владельцев частного сектора, которые не хотели уступать землю семейству Синдяковых. Ага. Как же. Отпустили бы они тебя. И из дома съехали. С зубными щетками наперевес.
   – И зачем тогда ты все это терпишь? – закинула удочку я. – Этих уродов наказать давно пора. Как вообще можно жить в одном доме с тремя омерзительными мужиками?
   – Они не все омерзительные, – улыбнулась вдруг Марина.
   Конечно, Вадим, а как же иначе! С чего тогда она будет так активно перезваниваться с ним. К тому же под его обаяние попала даже я, что вообще необъяснимо: я должна ненавидеть его не только как сына врага.
   – Ты говорила, что его младший сын парнишка веселый и незлой?
   Ничего подобного она не говорила. Но не спрашивать же ее напрямую о Вадиме!
   – Я говорила? – пьяно изумилась она. – Надо же! Тоник – отстой. А вот Вадим… он добрый. Я его ничуточки не боюсь. Даже когда я только появилась в доме, не дразнил меня, как Тони. Он меня жалеет, выручает, если в историю влипну. Вот если бы ты меня сегодня не спасла, он бы спас. Он всегда меня спасает. Вы с ним в этом похожи. Чип и Дейл. Слушай, а давай я вас познакомлю? Вы примерно одного возраста. Поженитесь, будешь моей дочкой. Ты хорошая, это сразу видно. Хотя нет. Тогда мы врагами станем. Знаешь, я ведь Вадима хочу с того момента, как в первый раз увидела. Думаешь, спать со старым обрюзгшим мужиком приятно? У него изо рта плесенью пахнет, – она сморщилась.
   Я намеренно не перебивала сумбурный монолог Марины. Он, как по заказу, тек в нужном мне направлении, а я складывала в голове структурные части мозаики: симпатия между мачехой и пасынком очевидна. Все имущество семьи поделено между ними. Тони и Синдяков-старший – нищие. Тони не доверяют из-за его пристрастия к наркотикам, отец намеренно стал официально небогатым человеком из-за опасения перед всплытием давних делишек. Марина на грани развода. Пока она молчит и терпит, но время будет работать против их брака. Значит, надо катализировать процесс. Процесс отвращения к законному супругу и симпатии к старшему пасынку. Не только материнской симпатии. А что Вадим? Есть ли у него какой-нибудь интерес по отношению к Марине? Она вполне способна увлечь неглупого мужчину. Красотой, интеллектом, а теперь еще и богатством. В первую очередь богатством. Если бы она решила уйти с капиталом из семьи, вряд ли ей удалось бы добраться хотя бы до выезда из поселка. А если у нее будет помощник? Заинтересованный, сильный, гораздо более сильный, чем стареющий прокурор?
   Да, но нужно ли это Вадиму? Пока благополучию семьи ничто не угрожает. Скорее всего, он понимает, что Марина самостоятельно не осмелится присвоить себе их семейное состояние, поэтому поддерживает взаимную симпатию и доверие, не предпринимая попыток перевести отношения в другое русло. А если возникнет угроза? И не с Марининой стороны? Ага. Вот оно. Нащупала.
   – Мариночка, а зачем ты спишь с этим старым хреном? – пошла напрямую я. – Спи с Вадимом! И вообще, бросай ты этого урода! Объедините свои состояния, выгоните Тони с папашей в городскую квартиру, будете Лорку при свечах читать и детей делать. Ты, подруга, неразумная какая-то. Все ж так просто, как по нотам!
   Я надеялась на то, что Марина настолько набралась, что вряд ли вспомнит не только то, кому принадлежала эта простая в своей гениальности идея, но и вообще все свои сегодняшние откровения. Но мудрая идея насчет объединения с Вадимом отложиться у нее должна. Тем более что и сама она об этом подумывала. Теперь надо сделать так, чтобы одновременно та же самая идея стала симпатичной и для Вадима.
* * *
   Проснулась с жуткой головной болью. Хотя вчера я старательно «пропускала», все же вино и коньяк дали о себе знать, засиделись мы с Мариной долго, домой пришлось возвращаться, естественно, на такси, «Мини Купер» я оставила в городе, на работу безбожно опоздала. Ну и ладно. Имею я право прогулять в порядке исключения? Заслужила. Грамотно спланировала операцию, виртуозно ее провела, обошла ловушки и добилась нужного результата.
   Кажется, я становлюсь стервой. Когда Марина пела мне дифирамбы, мне не было ни капельки стыдно. Хотя… Да, я действительно подстроила кражу, заставила испытать девушку настоящий стресс. Но если бы подобная ситуация произошла в моем присутствии и не имела бы ко мне никакого отношения, я поступила бы точно так же. Не столь эмоционально и шумно, но потребовала бы от администрации бассейна принять меры и помочь попавшему в беду человеку. Так что не такая уж я и законченная негодяйка. И все-таки на душе было как-то паршиво. Не то от последствий алкогольного отравления, не то от легких угрызений совести. Все-таки Марина не сделала мне ничего дурного и тоже, по-своему, пострадала от этой семейки. Для разрешения сомнений я поспешила к деду.
   Нашла я его в саду. Ариша красиво возлежал в плетеном ротанговом кресле с чашечкой кофе и свежей газетой. Чудесная картина! Хоть садик у нас и небольшой, но места для отдыха вполне хватает. Я принесла себе чашку и плеснула из кофейника ароматной жидкости.
   – Тебе, Полетт, больше помог бы качественный китайский зеленый чай, – спустив очки на нос, с укоризной промолвил дед, – литра эдак полтора. Не хочется показаться занудой, но в наше время…
   – Ариш, по твоим рассказам, в ваше время все было еще круче. Сегодняшние барышни – монахини по сравнению с барышнями твоей молодости. Одна бабушка чего стоит!
   Воспоминание о бабушке разгладило морщины на лице деда. У меня появилась прекрасная возможность избежать нотации.
   – Дедуль, расскажи о бабушке. Ты уже сто лет мне о ней не говорил. Помнишь, ты все время обещал, что, когда я вырасту, ты скажешь, почему вы с ней расстались? Я уже выросла. Могу доказать!
   – Не надо доказывать, – купился Ариша, – я и так верю. А как же работа? Тебе же на работу надо!
   – На работу я опоздала, машину оставила в городе, так что доберусь не скоро. Навру, что приболела, влепят небольшой нагоняй и забудут. Без меня все равно конвейер не остановится. А если и остановится, то мир не рухнет от недостатка десятка кирпичей. Расскажи!
   Это утро стало для меня маленькой наградой за вчерашнюю работу. Потому что бабушка была легендой нашей семьи и я ее никогда не видела, а узнать хотела многое. Молодость у Ариши была бурной. Да и сейчас он совершенно не умел вести спокойный и размеренный образ жизни.
   Дед его, а потом и отец были крупными партийными шишками, не лишенными к тому же духа стяжательства. Поэтому их потомки всегда жили в достатке. Итак, уважаемые родители, достаток, возможность поступления в любой вуз и выбора любого жизненного пути – все это было у деда до появления в его жизни бабушки Инессы. Кто она, откуда взялась, он не знает до сих пор. Воспитывалась в детдоме, но по внешности, манерам, гордой посадке головы было ясно, что родилась она не в простой семье. По национальности была записана как русская, но даже к двадцати годам так и не избавилась от легкого акцента, выдававшего в ней не то польскую, не то чешскую кровь. Познакомились они в студенческом лагере, роман развивался молниеносно, очарованию этой девушки не смогло противостоять несколько пуританское, холодное воспитание деда. Расписались без ведома родителей.
   Все, наверное, было бы хорошо, если бы Инесса согласилась вести жизнь большинства ее ровесниц: дети, хозяйство, работа. Но эта рутина была не для нее. Достаток? Благополучие? Нет уж! Стройки века, перевоспитание малолетних преступников, покорение горных вершин – вот ее стихия. Сначала она таскала Аристарха с собой, потом, после рождения сына, отца Полины, оставляла его с сыном. Пока не пропала в одной из экспедиций в горах. До сих пор ее исчезновение осталось загадкой для всех, включая участников экспедиции. Просто однажды утром ее не оказалось в палатке. Поиски ни к чему не привели, Аристарх остался один. Вернее, не один, а с сыном.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация