А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Три места под солнцем" (страница 19)

   Через два дня оба подозреваемых были отпущены под подписку о невыезде. Дело злобного кавказца, устроившего поджог дома, Вадим позволил закрыть, рассудив, что лишний шум и возня вокруг их имени ему только навредят. Тем более что мотивов «покушения» так и не нашли: следов проникновения на территорию не было, значит, это не ограбление. Политические мотивы? Этот жалкий старикашка и политика? Не смешите. Версия семейного скандала устраивала всех: высокопоставленные обитатели элитного поселка могут быть спокойны, террористов, киллеров, злоумышленников и их приспешников на обозначенной территории не обнаружено.
   Впрочем, меня это не расстроило. Я не ставила своей целью засадить экс-прокурора в тюрьму за убийство, это получилось спонтанно и укрепило мою уверенность в том, что положение этой семьи серьезно пошатнулось. Четырнадцать лет назад этому человеку простилось явное двойное убийство, сегодня же его собираются посадить только за то, что жена шумно ушла из дома. И помогает ему только один человек на свете – старший сын. Помогает не во имя сыновней любви, а ради спасения собственной репутации. Только долго ли это будет продолжаться?
   – Дед, тебя не удивляет, что наша примитивная наживка так оперативно сработала? – спросила вечером я Аришу.
   – Полетт, ты недооцениваешь своего влиятельного родственника, – самодовольно ответил он. – Думаешь, я расслаблялся всю ночь после визита капитана в казино?
   – Честно говоря, я решила, что ты снимаешь стресс, вызванный необходимостью сдавать анализы.
   – Да, я играл. И даже выиграл достаточно для того, чтобы ты наконец вспомнила о своем назначении женщины и завела на кухне хоть какую-нибудь еду. А кроме того, распускал грязные сплетни о семейной драме одного бывшего высокопоставленного чиновника. Естественно, не упоминая имени, а лишь давая некоторые точные ориентиры. А ты не представляешь, внучка, как любят выбалтывать своим женам подобные новости важные господа. А у жен есть подруги, горничные. Мы с тобой лишь намекнули капитану на эту версию, а те, кого представители власти посещали на следующий день, с упоением рассказывали развернутую и дополненную воображением версию. Скучающим в хоромах дамам так хочется помочь молодым и симпатичным парням в форме!

   Глава 19

   За всеми этими делами я совершенно забыла о существовании Алины. Но подруга была не из тех, кто постесняется о себе напомнить. Она прилетела ко мне рано утром, благо был выходной. Вернее, прилетела не ко мне, а в мой дом. Ариша заглянул в спальню и с загадочным видом поманил меня пальцем к окну:
   – Смотри!
   По саду бродила Алина с каким-то дрыном и озабоченно бормотала себе что-то под нос.
   – Алиночка, доброе утро, – приветствовал ее дед. – Каким ветром к нам?
   – Доброе утро, Аристарх Владиленович, – радостно отозвалась она. – Заехала сад померить. Эти бюрократы требуют точные цифры, там у них какие-то гигиенические условия.
   Мы с Аришей переглянулись. Кажется, моя подруга опять имела виды на наш коттедж. Дед отправился варить кофе, а я спустилась в сад. Задавать вопросы не было необходимости, Алина всегда страдала словесным недержанием.
   – Я тебе не говорила? Нам почти разрешили открыть приют для малолетних наркоманов! Остались кое-какие формальности, подбор педагогов, поиск спонсоров.
   – Надо же! Какие мелочи. А что ты делаешь у нас в саду с этим дрыном?
   – Я же тебе сказала, на каждого наркомана необходимо определенное количество квадратных метров, я решила, пока вы спите, сад померить, а проснетесь – поможете мне замерить дом, чердак и подвал. Кстати, какие у вас еще есть подсобные помещения? Мы должны рассчитать, сколько человек сможем принять.
   – И где же вы собираетесь открыть приют?
   – Полина, кажется, твои два высших образования заняли у тебя все пространство черепной коробки. У кого из членов движения есть просторный загородный дом? Только у тебя! Все остальные ютятся в тесных городских квартирках. А нашим подопечным необходим свежий воздух и достойные бытовые условия. Им и так тяжело будет в первое время. Ты представляешь, что будет с жильцами многоэтажки, когда у наших подопечных начнется ломка? Стоны, крики, попытки самоубийства. К тому же просто опасно держать их рядом с обывателями, в критическом состоянии они могут пойти на все, лишь бы достать дозу. А у тебя высокий забор, поэтому все будет происходить в пределах этого коттеджа. Логично?
   За моей спиной раздался грохот: Ариша стоял, некрасиво открыв рот, у его ног валялся мельхиоровый поднос с остатками кофейного сервиза на две персоны.
   – Как мило, Аристарх Владиленович, – восхитилась Алина, – вы нам кофе сварили. Вот вас мы и назначим поваром. А еще будете проводить с ними настольные игры, вы же такой затейник!
   Чтобы спасти родного человека от преждевременного инфаркта, я поспешила вмешаться:
   – Вот досада! Я так и не успела зарегистрироваться в вашей организации. Значит, не могу удостоиться этой чести.
   – Разве? – наморщила лоб Алина. – Как же я это упустила?
   – К тому же у нас в поселке каждую ночь пожары и стрельба. Ты не слышала? Милиционеры по два раза в день дома прочесывают. Весь город об этом говорит. Представляешь, как это может отразиться на неокрепшей психике молодых наркоманов? Нет, район у нас неблагополучный, неспокойный, им тут будет неуютно.
   Алина задумалась. Я хорошо знала свою подругу, поэтому спокойно ждала финала.
   – Ну и ладно, подумаешь! Мы еще лучше им дом найдем. В глухом лесу, чтобы никто не покушался на их хрупкую психику. А теперь давай пить кофе. Рассказывай, что тут у тебя происходит, во всех подробностях. А то под носом у меня стрельба, милиция, а я ни сном ни духом.
* * *
   Прошло уже несколько дней с тех пор, как я вернулась на кирпичный завод, а кары небесной из «Седьмого неба» так и не последовало. Я ушла оттуда совершенно несолидно, нарушая все правила хорошего тона и трудовой дисциплины. По сути, Вадим должен был устроить мне хорошую выволочку или хотя бы нажаловаться моему непосредственному руководству, но все было тихо и мирно. Поэтому когда сегодня директор попросил меня подойти к нему в кабинет, я приготовилась к нагоняю и даже выработала стратегию поведения: не оправдываться, не признавать вину, не жаловаться на Синдякова. Просто горестно, но с достоинством кивать головой на все обвинения. Пусть воспринимает это как хочет. К моему удивлению, директор встретил меня более чем приветливо, предложил кофе, зачитал письменную благодарность из «Седьмого неба» и вручил конверт с зарплатой, которую я не удосужилась получить. Странно. То Вадим пытается откровенно соблазнить меня, то проявляет полное равнодушие, то устраивает мне проверки, то отпускает на все четыре стороны.
   Жаль, что пришлось расстаться с Мариной, она так выручала меня с информацией! Встречаться с Тоником совершенно не хотелось. Но других информаторов у меня не наблюдалось, поэтому приходилось использовать то, что есть. Должна же я знать, что происходит в данный момент в семье Синдяковых, даже если для этого придется целоваться с жабой. Правда, в связи с последними событиями Тони стал менее болтлив, но я поищу способ развязать ему язык. Раньше это у меня получалось. Надо просто шокировать его в очередной раз, я давно не преподносила ему сюрпризов и сама стала такая же – предсказуемая и пресная.
   Впрочем, шокировать его не так и сложно, это Вадима не возьмешь на примитивные приемчики, придумаю что-нибудь с кладбищем, кровью девственницы, крысиным хвостом и лягушачьим ядом. Тоник, как ребенок, мечтает стать современным принцем и любит страшные сказки.
   Звонить ему самой было бы нелогично: я простилась с ним навеки в прошлый раз и заявила, что он мне неинтересен. Поэтому оставалось надеяться на то, что он сам захочет вернуть мое расположение. Помня наставления Вити Шилова, я включила «серый» телефон в кафе и стала терпеливо ждать звонка. Он прозвучал минут через тридцать.
   – Тони? Я же сказала, что не хочу больше тебя видеть.
   – Элла, мне очень нужна эта встреча. Я не буду тебе навязываться, просто отдам одну вещь.
   – Ты уже пытался подарить мне перстень, помнишь его судьбу?
   В трубке какое-то время раздавалось отдаленное бормотание, потом опять возник голос Тони:
   – Это гораздо серьезнее, чем перстень. Это бумаги и фотографии. Они случайно попали ко мне в руки, и я не знаю, что с ними делать. Посоветоваться, кроме тебя, мне не с кем, а это очень важно для нашей семьи.
   Кажется, это называется везение. Давно ничего само не падало мне в руки. А может, это не везение, а закономерный итог проделанной работы? Так бывает, сначала прикладываешь много сил и ничего не получаешь взамен, а потом, когда ресурсы исчерпаны, неожиданно появляется результат.
   – А почему я должна тебе помогать?
   – Потому что это ты надоумила меня взять свое у Марины. А теперь, когда осталась самая малость, бросаешь меня, – ответил он после небольшой паузы.
   Новый поворот. Он имеет в виду, что у него документы Марины? А что тогда я лично упаковывала ей в сумку? Или им все-таки удалось добраться до нее?
   – Ладно. Только встречаемся не в «Пароходе». Место и время уточню позже, – решила я и отключила телефон.
   Кажется, что-то разладилось в моей пьесе. Благополучно выбывшие герои решили вернуться, а списанные за ненадобностью начали вести свою игру. Игру? А может быть, это и правда игра, только направленная уже против меня? Что, если идти с ним на встречу – неоправданный риск? Не идти – риск еще больший. Марина вполне могла довериться Вадиму и вернуться под его защиту. Получается, разобраться во всей этой паутине можно было, только встретившись с Тоником. Почему у меня в голове все время вертелось кладбище? Потому что к образу Эллы идеально подходило это мрачное место? Может, я наловчилась накладывать грим, может, в последнее время мне попадались люди, которым свойственно все мистифицировать, но что-то очень часто меня стали принимать не за гота, а за вампира или привидение. Впрочем, готы – единственные из живых людей, которые тоже свои на кладбище. Ладно, сочтем это за интуицию и назначим ему встречу на кладбище. На том старом кладбище, через которое я недавно удирала после встречи с Водяниковым. Днем на нем, наверное, не страшно, зато декорация для нашего разговора будет действительно эффектной.
   Что-то волновало меня, и я решила разведать обстановку и наметить пути отступления. Я надежно спрятала машину и прошла через выломанные ворота. Далеко от них уходить, пожалуй, не стоит, чтобы можно было вовремя ретироваться. Опять это шуршание! Не зря говорят, что нельзя посещать старые кладбища.
   – Вась, да это она, – неожиданно громко раздалось из-за куста сирени, – опять явилась, не побоялась.
   Ветки раздвинулись, и на свет божий явились две гротескные фигуры: женщина с красным, опухшим лицом и чумазый мужчина. Бомжи. Вторая категория живых, которые любят обитать на кладбищах. Только откуда они меня знают и что им от меня надо?
   – Сейчас я с тобой за все расквитаюсь, потаскуха недобитая, думаешь, если богатенькая, то чужое брать можно? – пригрозила женщина.
   Что я могла стащить у этой леди? Ларец с бриллиантами или пару породистых рысаков? Я нащупала газовый баллончик в кармане: кажется, предстоит потасовка. Драться я не умею, поэтому временно дезориентируем противника и будем спасаться бегством. Но сначала попробуем разобраться цивилизованно.
   – Мадам, вы меня с кем-то путаете, – доброжелательно начала я, – с детства не брала чужого.
   – Да? А Ленчика кто уволок? Куда ты его дела, гадюка? Я к нему месяц подбиралась, а эта взвалила на горбушку и тикать!
   – Люсь, погоди, может, она не для своих потребностей? Смотри, молодая, богатая, эта себе мужика получше нашла бы, – заступился за меня ее спутник Вася.
   – А зачем? Зачем ей еще мужчина? Думай, что говоришь!
   – Может, на органы забрала или в рабство. А что, это печень у пьющих плохая, а все остальное, может быть, вполне ничего, – опять замолвил за меня словечко Вася.
   – Ой, – взвыла Люся, – моего Ленчика на органы?
   Под ее причитания и описания страшной кары, которая меня вот-вот настигнет, я начинала понимать, в чем меня обвиняют. Видимо, эти несчастные дружили с Лехой Водяниковым. А что, свой человек, да еще и с каким-никаким жильем. Завидный жених! Они видели, как мы увозили его, но по каким-то причинам не смогли помешать. Все ясно.
   – Дорогая моя, – прервала я ее, – ты все не так поняла. Мы увезли твою зазнобу в больницу, потому что какая-то гадина принесла ему отравленную водку. Если бы я не успела, хоронили бы вы вашего Ленчика. Его лечат лучшие врачи, скоро он поправится и вернется толстым, молодым и красивым.
   – Врешь, поди-ка? – мгновенно успокоилась она.
   – Чтоб я сдохла, – убедила ее я.
   – Ну, это мы моментом поможем, – хихикнула Люся. – А чего ты там про водку говорила?
   – Супостат какой-то три бутылки отравленной водки ему принес. Хорошо, он выпить много не успел и мы вовремя подъехали. А то удалось бы негодяю это черное дело, – перешла я на язык, более понятный этой категории людей.
   – Вот нелюдь, – возмутилась Люся, – продукт ценный испортил, товарища нашего обидел.
   – Так это сынок его, – вспомнил Вася, – он иногда приезжает, еды и водки привозит. Бизнесмен, Ленчик говорил, что помогает дела ему вести.
   – Сынок? – разочарованно протянула я.
   – Или племянник, кто их разберет.
   Я попросила их описать мне благодетеля Лехи-Ленчика, все сходилось на Вадиме. Что ж, прекрасно, теперь у меня есть свидетели. Парочка уже более доброжелательно поглядывала на меня и о чем-то шепталась.
   – Ты, это, – решился Вася, – скажи, в какой он больнице лежит. Навестим.
   Я сказала номер больницы и предупредила, что пока их к нему не пустят, потому что Леха еще в очень тяжелом состоянии. Инцидент был исчерпан, но мне пришло в голову, что эти люди могут испортить мне встречу.
   – Ребята, а вы все время здесь живете?
   – Нет, только летом. Зимой к теплотрассе перебираемся. Летом здесь хорошо, только в дождик мокро.
   – Сегодня ночью у моей сестры тут встреча. Вы ее не трогайте, она безобидная, просто маленькая еще, дурь в голове.
   – Что ж у тебя сестра какая малахольная? Кто же это свидания на кладбище назначает?
   – Она у меня неформалка. Про готов слышали? Даже видели? Тогда ничему не удивляйтесь и не мешайте ей.
   Оказалось, бомжи ничего не имели против готов. Те их не обижали, изредка проводили свои ритуалы, которые для обитателей кладбища были чем-то вроде бесплатных спектаклей. Обычно бомжи тихо прятались неподалеку и иногда жутковато подвывали или скрипели могильными крестами, подыгрывая неформалам. Нельзя сказать, чтобы тем это очень уж нравилось; одно дело – когда ты лично инсценируешь мистическое действо, другое – когда мистика приходит со стороны и без предупреждения. Вася и Люся пообещали, что никто «мою сестру» не обидит, приставать не будет. Для страховки я протянула им пару купюр, Вася застеснялся, а Люся взяла. Они опять пошептались, и Люся спросила:
   – А этот тип, с которым ты Ленчика увозила, твой любовник?
   – Это мой дедушка. А с чего такое любопытство?
   – Ты Васе очень понравилась. Вот и интересуется, – захохотала Люся и бросилась в кусты сирени.
   Вася с кулаками побежал за ней. В зарослях поднялась возня, а я с легким сердцем отправилась домой, чтобы подготовиться к встрече. На кладбище я действительно решила идти ночью. Раз таинственные шорохи имеют вполне земное происхождение, то бояться мне нечего, зато Тоника ночной погост точно эпатирует.
* * *
   Арише решила ничего не говорить, чтобы не пугать: какой дедушка отпустит единственную внучку ночью на кладбище, да еще на свидание с малолетним наркоманом… Ничего, я хорошо подстраховалась, машина будет близко, газовый баллончик в кармане.
   Нет, все-таки сколько бы человек ни жил в цивилизации, никогда не избавиться ему от страха перед мистикой. Ночью на заброшенном кладбище было очень неуютно. Я вспомнила, что еще в школе с друзьями на спор решила прогуляться между могилами, страшно не было, но ведь и я была не одна! К тому же у каждого из нас был карманный фонарик. Надо просто представить, что сейчас меня окружают друзья и это простая дурацкая выходка. Машину я оставила не перед входом, а у пролома в заборе с другой стороны, чтобы она никому не попалась на глаза. Уходить так тоже было легче, Тоник не знал об этом проломе. Для того чтобы попасть на назначенное мной место у маленькой разрушенной часовенки, надо было пройти почти через все кладбище. Чтобы не заблудиться, я подсвечивала себе мобильником. Вот и часовня.
   – Тоник?
   Тишина. Или еще не пришел, или вообще струсил. Я зажгла приготовленные черные свечи, поставила их на выступы часовенки. Ну вот, со светом веселее. И вообще, пусть меня боятся. В этом виде я очень хорошо вписываюсь в местный интерьер. Я отошла за ближайшее дерево и стала ждать. Тоник появился почти сразу, тихо выплыл из темноты, будто давно находился здесь и только ждал, когда я закончу приготовления.
   – Элла?
   Пора выходить. Я молча показалась из-за дерева. Посмотрю на ситуацию, а пока буду молчать, пусть говорит он.
   – Ну и местечко ты выбрала, – нервно хохотнул он, – пока добрался, чуть в штаны не наложил. Если бы не свечи, и не нашел бы. А зачем свечи? Черную мессу проводить будешь? А кого в жертву принесем? Что-то я не вижу приготовленной свежевырытой могилы.
   – Зачем звал? – прервала его я.
   – Да ерунда, давай сначала поговорим о тебе. Знаешь, я очень соскучился. Все думал, думал и решил, что ты навсегда останешься со мной. Только для этого я должен узнать твое настоящее имя и увидеть твое настоящее лицо. Сейчас ты поедешь со мной и все расскажешь.
   – Ты хотел поговорить о бумагах, – напомнила я.
   Ой, не нравилось мне все это. Тоник сегодня не был похож на себя. Его обычная нервозность хлюпика теперь казалась нервозностью сильного и опасного человека.
   – О бумагах? Не помню. А, ты имеешь в виду те документы, которые ты стащила из нашего домашнего сейфа? Да, их придется вернуть. Так же, как и большую сумму денег, которую ты тоже прихватила на всякий случай. А еще расскажешь нам, где прячется Марина. Но ты не расстраивайся, сейчас мы сядем в машину, отвезем тебя, куда скажешь, и ты все отдашь. Все очень просто.
   Мы? Мы отвезем? Я не ослышалась? Так, пора уходить. Я сделала небольшой шаг назад.
   – Я не понимаю твоих убогих шуток, хотя что взять с наркомана. Если тебе больше нечего сказать, прощай. Я и так задержалась.
   – Стой, подожди. Элла, отдай бумаги. Все равно тебе придется это сделать, поэтому отдай по-хорошему. И скажи, на кого ты работаешь. Я не хочу делать тебе больно, но ты вынуждаешь.
   Все, пора. Я попятилась, развернулась и бросилась по направлению к бреши в ограде. Но не успела сделать и двух шагов, как тупая боль обожгла мне затылок. Я потеряла равновесие и упала, тут же сильные руки подняли меня и потащили к часовне. Сознания я не потеряла, но решила притвориться бесчувственной. Руки сжимали меня железным кольцом, так просто не вырвешься, лучше подождать более удобного момента. Меня бросили возле часовни.
   – Вадька, ты рехнулся? А если ты ее убил? – услышала я голос Тони.
   – Будет мне благодарна. Никаких хлопот близким, раз она уже на кладбище.
   – Ты обещал, что ничего ей не сделаешь, только допросишь, а потом отдашь мне.
   – Кто же знал, что она так рванет. А если бы упустили? Зато теперь лежит такая смирная, послушная. О такой ты мечтал?
   – Как теперь узнать, на кого она работает? Сам же говорил, что она пешка, а тебе нужен заказчик, – горячился Тони.
   – Ничего с ней не сделается, сейчас придет в себя, – я почувствовала, как на мое запястье легли пальцы, – пульс есть. Веревку давай.
   – Забыл. В машине оставил, – виновато ответил мой дружок, – я сейчас сбегаю!
   Шаги его стихли, наступила полная тишина, только свечи тихо потрескивали у меня над головой. Где Вадим? Если он не смотрит на меня, самое время спасаться. Газовый баллончик в кармане, струю ему в глаза – и бежать. В связанном виде это сделать будет трудно. Я постаралась чуть приподнять ресницы.
   – Подсматриваешь? – раздался насмешливый голос. – Думаешь, обманула? Слушай меня, пока этот балбес убежал. Не думай, что он может тебе помочь. Сейчас он слушается только меня и, если я ему скажу, сделает тебе очень больно. Как я понимаю, ты динамила его все это время? Разжигала в парне страсть и делала «папе ручкой»? Тоник ненормальный, можешь представить, что он сотворит с тобой, когда ты полностью окажешься в его власти? Связанная, с кляпом во рту? Представила? Молодец. Умная девочка. Поэтому сейчас ты поедешь с нами, отдашь бумаги, расскажешь о своем хозяине. А может, хозяйке?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация