А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Три места под солнцем" (страница 16)

   Глава 16

   Вид у моего помощника был загадочный и довольный.
   – Полина Андреевна, помните, вы хотели поговорить о причине увольнения старого юрисконсульта? Мне удалось кое-что узнать для вас!
   Да? А не ты ли в первый же день донес на меня Синдякову? Интересно, сейчас ты работаешь по заданию Вадима или пытаешься оказать услугу временному начальству?
   – Я говорила? Это вы что-то рассказывали мне, я лишь из вежливости задала пару вопросов, – не отрываясь от работы, бросила я.
   – А как же адрес? Вы просили найти его адрес!
   – Не адрес, а телефон. Действительно, было несколько вопросов, в которых я никак не могла разобраться. Не хватало кое-каких очень важных документов. Мне не хотелось подводить Вадима Владимировича, вот я и проявила чрезмерное служебное рвение. Да, я пыталась найти своего предшественника, но через пару дней и без его консультации разобралась во всем. Думаю, он специально устроил такую неразбериху в расчете на то, что вы не справитесь и его попросят вернуться.
   – Да? А я так старался, – на лице юноши было написано явное разочарование. – Может, все-таки съездите, навестите старика, побеседуете.
   – Зачем мне его навещать? Я с ним не работала, беседовать нам не о чем. А вот вам, думаю, стоит повидаться со старым сослуживцем. Вы же переживали, что он не успел с вами попрощаться.
   Степа почесал затылок, посидел немного молча, предпринял еще несколько попыток уговорить меня на встречу, потом сник и вышел из кабинета. Я слегка приоткрыла дверь – молодой человек направлялся в кабинет Вадима. Что, еще одна проверка? Да в чем, черт побери, пытается уличить меня Вадим? Неужели действительно всплыла история четырнадцатилетней давности и он знает, кто я такая и чего добиваюсь?
* * *
   Навещать Водяникова в больнице вызвался Ариша: во-первых, за мной действительно могли следить, во-вторых, дед просто рвался закончить дело спасения водителя. Правда, навещать – это сильно сказано. Скорее справляться о состоянии здоровья. Водителя удалось вытащить с того света, но в себя он пока не приходил, состояние было стабильно тяжелое. В больнице Арише сообщили, что отравился наш больной действительно водкой. Ту бутылку, которую я забрала из дома водителя, я отдала на экспертизу, оказалось, что вещество, подмешанное в водку, никак не могло попасть туда естественным путем, даже если водка была паленая. Значит, Водяникова травили намеренно.
   Вечером я встретилась с Мариной. Она сообщила, что времени у нее мало, Вадим пригласил ее в ресторан и должен за ней заехать, поэтому поболтали мы с ней урывками, между душевой и раздевалкой. Все у нее было просто замечательно, Вадим нежен и предупредителен, приходит к ней каждую ночь и уже не отмахивается, когда она говорит ему о планах Тони. Вчера даже попросил рассказать поподробнее обо всем, что она знает. Марина обрадовалась и выложила все, включая пропажу перстня, постоянные звонки неизвестных девиц, истерическое поведение отца, странную заботу его о своем здоровье. Девушка надеялась, что сегодняшнее приглашение в ресторан – не простое свидание. Дома у них не имелось возможности обсудить ситуацию, а тянуть было нельзя. Именно сегодня Марина рассчитывала на предложение Вадима если не руки и сердца, то объединения состояния. Им так много надо было решить! Один развод с отцом чего стоил, никогда он добровольно не даст согласие.
   Я намеренно задержалась в спортивном комплексе под предлогом продления абонемента, чтобы не попасться Вадиму на глаза. Что же, эти двое выполняли заложенную в них мною программу, и для того, чтобы в программе не было сбоев, следовало узнать, что замышляют Тоник с отцом. Странно, но в клубе парня не было. Я покрутилась у барной стойки, посидела с его приятелями, Тоник так и не появился. Неужели сдержал обещание, стал степенным и посещает теперь более солидные заведения? Заинтригованная до крайности, я позвонила на его номер. Тоник ответил.
   – Теперь уже мне приходится тебя искать, – упрекнула я.
   – Я занят, Элла, и дело действительно неотложное, – сухо отозвался он.
   – У тебя могут быть неотложные дела?
   – Это не телефонный разговор, ты все узнаешь при встрече. Готовься к сюрпризу.
   – Люблю сюрпризы только от Деда Мороза. Сюрпризы от людей никогда не бывают приятными, – не лукавила я.
   – Всегда бывает что-нибудь в первый раз, – повторил он фразу, которую я от него уже слышала, и в не очень приятной обстановке.
   Я отключилась. Кажется, сейчас он действительно ничего не скажет.
* * *
   Меня беспокоила Марина. Она обещала позвонить в любом случае, чем бы ни закончилась ее встреча с Вадимом, но ни вчера, ни сегодня звонка от нее не было. Я тоже не могла с ней связаться, ее телефон постоянно был вне зоны действия. Вадим вообще не вышел на работу, Тоник сбрасывал звонки. Мне это не нравилось. Даже то, что на меня никто не обращал внимания и за моей машиной не было «хвоста», наводило на мысль: если моя персона в данный момент никого не интересует, значит, всех интересует нечто более важное.
   Я дождалась темноты, подобралась к дому Синдяковых, затаилась на своем привычном месте – дом казался безлюдным. Ни в одном из окошек не горел свет, в гостиной было тихо. Ничего, подождем. Должен же хоть кто-то из этой семейки прийти ночевать! Я промучилась часа два, ничего не изменилось. Ноги затекли, стало неудержимо клонить в сон. Не хватало еще мне уснуть прямо под носом у врагов! Я вышла из машины, проверила дубликаты ключей Тони в кармане, решительно зашагала к калитке. Третий ключ подошел. Воспользоваться входной дверью в коттедж я не решилась, скорее всего, дом на сигнализации. Надежда была на лестницу под окном Марины. Стараясь производить минимум шума, я прокралась в сад, нашла лестницу, останавливаясь на каждой перекладине и прислушиваясь, забралась на козырек веранды.
   Надеяться на то, что окно Марины могло быть открыто, было глупо, но я понадеялась. Под ногой что-то хрустнуло, в тишине ночного сада звук показался выстрелом. Я неосознанно присела, подождала. Кажется, тихо. Шагнула – хрустнуло снова. В прошлый раз крыша веранды была чистая, никаких посторонних предметов на ней не валялось! Я протянула руку к окну и не нашла стекла на его законном месте. Оконная рама зияла пустым проемом. Стараясь не пораниться через острые края, я пролезла через эту пустоту и оказалась в комнате Марины. Осколки настольной лампы на полу, вещи разбросаны, шкаф распахнут. Я кинулась к кровати, девушка говорила, что прикрепила мою «тревожную кнопку» внизу, с левой стороны. Искать ничего не пришлось. Телефон, вернее, то, что от него осталось, валялся рядом с кроватью. Корпус разлетелся на две части, начинка жалко мерцала мертвыми микросхемами.
   Картинка ясная. Конечно, она не сразу поверила, насколько серьезны намерения ее мужа и пасынка. А когда поняла и кинулась к телефону, то на кнопку ей нажать не дали. Марина пыталась спастись через окно, но двоим мужчинам ничего не стоило ее удержать. Куда они увезли ее и зачем? Добились они своего или еще нет? Если добились, они могут ее убить. И где Вадим? А может, он заодно с родственничками? Я еще раз осмотрела комнату в надежде, что Марина оставила мне какой-нибудь знак. Нет. Она не могла подумать, что я буду искать ее. У меня появился было соблазн проверить, лежат ли в сейфе бумаги на владение Марины имуществом, но я не рискнула. Хозяева в любой момент могли вернуться. Если мы пропадем обе, кто будет нас искать? Поэтому я быстро выбралась из дома тем же путем и опять спряталась в машине. Заметить меня было практически невозможно, а я должна была узнать, когда вернутся Синдяковы. И вернутся они все втроем или порознь.
   Первым приехал Вадим. Часа через два – Тони с отцом. Я надела наушники; если сейчас мои «жучки» не отработают заплаченных за них денег, я разочаруюсь в прогрессе науки и техники. Зачем нужны все эти штучки, если даже они не помогают защитить женщину, попавшую в беду? Голоса я услышала сразу, говорили трое. Вернее, не говорили, а кричали.
   – Почему я узнаю обо всем в последнюю очередь? – горячился Вадим. – В этой семье творится черт знает что, а мне никто не удосужится сказать?
   – А ты не стал бы мешать, если бы тебе сказали раньше? – вставил Тоник. – Ты же у нас самый умный, любишь, чтобы все было в твоих руках, все от тебя зависели, все у тебя что-нибудь просили. А я тоже Синдяков! И тоже хочу быть обеспеченным и влиятельным, как ты.
   – Влиятельным? А что ты для этого сделал? Посмотрите на него, проснулся. Всю жизнь пользовался дармовщинкой, не стеснялся, и вдруг гордость в нем заговорила, – огрызнулся Вадим.
   – Я всегда хотел быть таким, как ты, но был лишь твоей тенью. С детства только и слышал: Вадик – то, Вадик – се, Вадик надежда и опора! А я делал все на порядок хуже тебя, как ни старался, и даже если у меня что-то получалось, все равно все говорили: «А Вадик сделал бы лучше». Думаешь, после этого хочется к чему-нибудь стремиться?
   – Неправда, сынок, ты тоже всегда получал все, что хотел, вспомни, как завидовали тебе одноклассники, – робко попытался встрять отец.
   – Действительно, Тони, ты преувеличиваешь. Тебя все баловали, включая меня. Вспомни, я хоть раз тебе отказал в чем-нибудь?
   – А кто машину новую зажал, не ты? – буркнул Тони.
   – Автомобиль – очень дорогая игрушка, – аргументировал брат, – к тому же ты совершенно терял голову за рулем. Если бы ты разбился насмерть, я всю жизнь винил бы себя. Кстати, мне кажется, что ты уже достаточно повзрослел, поэтому предлагаю на неделе заехать в салон, присмотреть тебе что-нибудь.
   Голос его в этот момент стал мягким и вкрадчивым. Ясно, пытается задобрить и взять под контроль братца. Получается, что в данный момент перевес на стороне Тони и Вадим хочет уравнять ставки. Кажется, старший брат действительно не имеет никакого отношения к исчезновению Марины.
   – Какой ты добрый! Опять начнешь: это дорого, это слишком амбициозно, это вызывающе, давай выберем что-нибудь попроще! Скоро я сам стану владельцем состояния, поэтому в твоих подачках больше не нуждаюсь.
   – Чьего состояния? – зарычал Вадим. – Моего состояния! Ты не имеешь никакого отношения к компании, созданной мной.
   – А на чьи бабки ты ее основал? – в голосе Тони появилось злорадство. – На семейные! Значит, и компания семейная. А твоя семья – это я, как бы тебе ни было это неприятно. Считаешь себя бизнесменом, а таких простых вещей не понимаешь.
   – Отец, скажи ему, что в нашей семье только я владею ситуацией, только я один могу грамотно управлять «Седьмым небом»! Ты же знаешь, как много я работаю, как вырос наш капитал за последнее время.
   – Конечно, Вадик, – торопливо забормотал прокурор, – ты очень много работаешь. Поэтому мы с Тони решили, что тебе нужен помощник, и этим помощником будет твой брат.
   – Обломитесь, – хохотнул Тони, – работать в компании я все равно не буду. Бабок мне хватит, часть акций продам, так что помогать тебе будут другие совладельцы.
   – Дети, не ссорьтесь, не позорьте отца, – не к месту промямлил Синдяков-старший, – а то я и так плохо себя чувствую. Все будет хорошо, вот увидите.
   Что будет хорошо? Он осознает, что вообще происходит? Кажется, последние события совсем лишили его разума. Какое-то время в комнате стояла тишина. Ненависть, возникшая между братьями, стала почти осязаема, даже у меня по коже пробежали мурашки.
   – Не позорьте отца? – прошипел старший сын. – Ты сам-то во что превратился? Ладно, этого урода приходилось выручать из переделок, а ты уже забыл, как тебя взяли в борделе? Жалкого, голого, измазанного вареньем! Знаешь, сколько я заплатил, чтобы избежать огласки? Ни один серьезный бизнесмен не стал бы иметь со мной дела, если скандалу дали бы развернуться. По городу слухи ползут, мне вслед соседи хихикают.
   – Ты не понимаешь, как мне самому плохо, – заныл прокурор, – я, может быть, скоро вообще умру из-за этого, в тебе нет ни капли жалости!
   – Ага, – весело поддержал его Тоник, – наш резвый папаша подхватил вич-инфекцию от проститутки, так что готовься к его скорой и позорной кончине.
   – Как? – опешил Вадим. – И вы молчали?
   – Я не хотел тебя расстраивать, – всхлипнул отец, – даже платил этой твари, которая меня заразила. И заставил ее продать мне лекарство. Видишь, ради вас я даже не стал сдавать анализы и лечиться официально, я смог избежать огласки и избавил семью от позора, а ты меня упрекаешь.
   – Платил деньги? Купил лекарство? – опешил Вадим. – И где у тебя эти пилюли? Ты хоть догадался проверить, что пьешь?
   – Таблетки без упаковки, поэтому названия не знаю, – признался Синдяков-старший. – Мадлен сказала, что их привозят из Китая, новое средство, очень действенное.
   – И сколько ты заплатил?
   Папаша назвал сумму. Даже я внутренне ахнула: ну Мадлен, ну пройдоха! Когда я просила ее хорошенько потрясти мошну этого семейства, я думала о сумме с меньшим количеством нулей.
   – Для здоровья ничего не жалко, – в полной тишине добавил «больной».
   – Ну, ты, батя, герой, – восхищенно произнес Тоник, – на такой развод даже я не купился бы. Это же такие бабки!
   – Как выйти на эту твою Мадлен? – слишком спокойным голосом произнес Вадим.
   – Не знаю, звонит она мне сама, деньги я оставляю в камере хранения, потом забираю оттуда лекарства. А зачем она тебе?
   – Ты можешь сам ей позвонить?
   – Когда у меня заканчиваются лекарства, я отправляю sms-сообщение.
   – Сейчас же напиши, что тебе срочно нужны лекарства, пусть завтра после полудня приходит за деньгами.
   Понятно, хочет добраться до Мадлен. Ничего, девушку я предупрежу. Капитал она сколотила неплохой, в институте сейчас занятий нет, так что пусть пакует чемодан и едет к маме в деревню или за границу, отдыхает. Думаю, долго отсиживаться там ей не придется. Я с усмешкой слушала, как в этом вопросе уже сыновья объединились против отца: Синдяков-старший считал Мадлен своей единственной надеждой на исцеление, братья жаждали крови расхитительницы семейной собственности. Не меньше старшего брата старался Тони, будто сам с завидным постоянством не таскал наличные из сейфа. Наконец папаша с болью в душе согласился сдать Мадлен. Я тут же ей позвонила. Она, конечно, сначала всыпала мне за ночной звонок, но когда поняла, в чем дело, стала милой и покладистой. Я посоветовала ей уезжать немедленно, она не стала спорить.
   Созваниваясь с Мадлен, я пропустила часть дальнейшего развития событий. Теперь речь шла уже о Марине. Тоник с отцом убеждали Вадима, что понятия не имеют, куда она делась. По их версии, она просто сбежала после того, как поняла, что ее собираются оставить ни с чем. Они так единодушно убеждали Вадима, что отпали все сомнения в их причастности: скорее всего, Марина отказалась подписывать документы, и из дома ее увезли именно для того, чтобы изолировать от Вадима. Понятно! Уж в чем, в чем, а в этом деле он единственный ее защитник. Я даже слегка позлорадствовала над его недальновидностью и нерасторопностью: не мог догадаться давно провернуть это дело! Любящая женщина и секунды не стала бы сомневаться, предложи он ей поменять ее состояние на его руку и сердце. А как я старалась ускорить события!
   Синдяковы спорили еще долго, я поняла, что отец и младший брат будут стоять на своем до последнего. Самое неприятное было в том, что после отказа от доли в бизнесе Марина перестанет представлять для Вадима ценность и в лучшем случае останется нищей, а в худшем… Уже неплохо зная эту семейку, я опасалась самого страшного. Значит, на ближайшее время у меня не будет никаких дел, кроме поиска похищенной девушки. Без моего вмешательства Тони вряд ли додумался бы до всей этой заварушки, поэтому спасение Марины лежало целиком на моей совести.
   Больше ничего интересного в гостиной не происходило, я, не включая фар, тихонько выбралась из-под ивы. До рассвета оставалось совсем немного, поэтому спать я не ложилась. Еле дождавшись утра, поехала в «Седьмое небо», чтобы попросить Степу передать шефу, что всю предложенную мне работу я выполнила, а получать деньги за перекладывание бумаги из папочки в папочку не привыкла, поэтому возвращаюсь на завод. Докладывать все это самому Вадиму у меня не было ни малейшего желания. Я так и не поняла, зачем он устроил мне этот временный перевод: с работой, которую я выполнила, справился бы и менее опытный юрист. В чем он хотел подловить меня, приблизив к себе, в чем уличить? К чему все эти партизанские проверки и слежки? Я не поняла, да и не хотела больше понимать. Время все расставит по своим местам, сейчас есть более неотложные дела.
   Сегодня я даже оделась не для работы: вместо юбки и туфель – джинсы и мягкие кроссовки. Тихо подошла к своему кабинету, взялась было за ручку, но несколько услышанных мною слов заставили меня остановиться.
   – Представления не имею, – услышала я голос Степы, – зачем Вадиму Владимировичу она понадобилась. Я даже сначала думал, что он на нее глаз положил и хочет держать ее рядом с телом, но потом засомневался.
   – Почему? Девица, кажется, ничего, – ответил кто-то незнакомый.
   – Слишком много усилий, девушек не так завоевывают. Представляешь, мне пришлось представиться не главным юрисконсультом компании, а практически стажером. Я так талантливо играл роль полного идиота, что она поверила и даже пыталась меня чему-то учить. Ты бы видел, как она костерила несуществующего уволенного юрисконсульта за перепутанную документацию! Мне большого труда стоило, чтобы не расхохотаться. Шеф дал всего час на то, чтобы я создал видимость беспорядка в делах, так что пришлось постараться. А какое личное дело бывшего юриста я смастерил! Даже старой фотографии папаши не пожалел.
   – Зачем личное дело-то?
   – Так она его искала! Ничего, я ей такой адресок подкинул, что если она пыталась его найти, то все на свете прокляла. Улица у черта на куличках, дома такого вообще нет, добираться – лучше удавиться. У нас рядом один дядька полезный живет, мы с Вадимом к нему иногда подъезжаем. Правда, потом Синдяков велел сообщить ей другой адрес, но она не проявила никакого интереса, как я ей его ни впаривал.
   – Начальство не поймешь.
   – А я и не пытаюсь. Что говорят – делаю, грех все равно не на моей совести. Зато неделька выдалась веселая и легкая, ничего не делал – раз, играл придурка – два, двойной оклад получил – три. Почаще бы так.
   – Да, а то у людей – лето, отпуска, а мы в офисе паримся. Слушай, я на выходные к теще в деревню еду, не хочешь компанию составить? Банька, рыбалка…
   Мужики заговорили о своих мужских развлечениях, а я мягко отошла от двери. Пожалуй, ничего не буду говорить этому Степе. Просто не выйду сегодня на работу, пусть поищет. А Вадиму сегодня не до меня. Значит, вся ситуация подстроена, пригласили меня не в качестве усиления. Я так и думала. Только не могла догадаться, что лицемерие Вадима примет такие размеры.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация