А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Три места под солнцем" (страница 15)

   – А Марина согласна?
   – Она еще не знает, но согласится.
   – Конечно, согласится. Ведь у тебя всегда все получается. Дай мне свою куртку, я замерзла.
   Тони снял куртку. Ночь и правда была свежая, но мороз по коже пошел у меня от холода, который веял от слов юноши. Домой я тоже собралась внезапно. Просто махнула проезжающему такси, не попрощавшись, хлопнула дверцей и уехала. Ничего нового, я всегда уходила от Тони именно так, неожиданно и без долгих разговоров. Ничего нового за исключением того, что сейчас на мне была его куртка. Простая летняя кожанка с карманами. Мне не стоило особого труда найти в сотовом Тони код домашнего сейфа, дурачок даже не побоялся повторить глупость отца, он так и записал: «Код сейфа». Дубликаты ключей я сделала утром. Пригодятся. Куртку вернула на следующий день с милой улыбкой: ах, я такая забывчивая! Думаю, ему даже не пришло в голову, что я способна на подобное. По крайней мере, он не особо злился.

   Глава 15

   – Ариша, смотри, что я достала, – положила я перед ним пластиковую папку с документами.
   – Очень интересно, – оживился он, – и что на этот раз?
   – Бумаги из семейного сейфа Синдяковых. Что там – сама не знаю. Решила потерпеть и не разбирать без тебя.
   Ариша удивленно посмотрел на меня поверх очков, но вопросов задавать не стал. Наверное, начал привыкать к тому, что его внучка постоянно преподносит ему сюрпризы. Мы разложили бумаги на столе. Это были подборки документов на владение домом и землей взамен на пожизненное материальное обеспечение и уход. Наследник – некто Алексей Водяников. Владельцы домов – люди преклонного возраста.
   – Посчитай, сколько времени прошло от заключения договора до вступления завещания в силу, – подсказал Ариша.
   Мы поделили подборки и углубились в подсчеты. На моем листке в длинный столбик выстраивались имена и даты: Клавдия Григорьевна Кошеварова – три месяца. Иван Федорович Нестеров – два с половиной. Владимир Иванович Заречный – четыре.
   – Что у тебя, Полетт? – поднял голову Ариша.
   – После заключения договора никто не прожил больше четырех месяцев. А у тебя?
   – Та же картина.
   – Ты обратил внимания на адреса? Все жили в частных домах, на месте которых компания Вадима строила многоэтажки. Не зря в народе ходили слухи о незаконных мерах переселения жильцов ветхого фонда.
   – Конечно, заметил. А еще говорили, что дома самых строптивых могли вспыхнуть ночью.
   – И ведь какой аккуратный! Договора оформлял не на себя, а на какого-то Водяникова. Не подкопаешься.
   – Какого-то? Полетт, дорогая, напряги память. Неужели эта фамилия не кажется тебе знакомой?
   Я с недоумением посмотрела на деда. Не кажется. Хотя… Нет, не могу вспомнить.
   – Алексей Водяников раньше работал водителем у главного прокурора города.
   Вот оно что. Пес. Раньше брал на себя вину хозяина, теперь прикрывает его щенков. Единственный человек, который знал и мог рассказать тогда правду, но не сделал этого. Живет спокойно, а его именем лишают жизни беззащитных стариков, уверовавших в доброту богатого дядечки.
   – Его надо найти, – решила я, – возьму диктофон, попытаюсь прижать к стенке. Если будет упираться, скажу, кто я. Пусть тогда попробует не сдать мне Синдякова.
   Уже знакомое чувство жгучей ненависти захлестнуло меня. Сдаст, никуда не денется. Прокурора, этого слизняка, я веду к гибели долго, чтобы успел помучиться и полюбоваться на то, как будет драться за место под солнцем его выводок. А с водителем церемониться не буду. Да и нельзя, я нашла уже законченные дела, а сколько их находится в процессе?
   – Полетт, успокойся, на тебе лица нет. Найдем мы этого Водяникова, вместе найдем. Я тебя одну не отпущу, а то возьмешь грех на душу. Смотри, в каждом договоре есть его адрес.
   – Адрес, скорее всего, фиктивный. Но придется проверить, завтра после работы заеду. А ты позвони Курбатову, пусть пробьет по своим каналам.
   – Внучка, а может, поручим ему разбираться с этой мерзостью? Дело серьезное, теперь Синдяков точно не выкрутится.
   – Один раз уже выкрутился, второй раз – не позволю. К тому же в этом деле замешан Вадим, а мне надо добраться и до его отца. Не беспокойся, Курбатову тоже найдется работа.
* * *
   По адресу Водяникова я успела съездить до начала рабочего дня. Ехала по улице, высматривала табличку с номером тридцать пять. Проехала тридцать третий, на месте тридцать пятого – магазин «Автозапчасти».
   – Давно здесь магазин? – спросила позевывающего парня за прилавком.
   – Лет пять. А что?
   Опять пустышка. Это не Синдяковы, это Чичиковы какие-то. Вокруг – одни мертвые души. И не только в переносном смысле. Ну, ничего, скоро покончим с этой драматургией. Только бы отработать еще один день и не выдать себя взглядом. С каждым днем все труднее улыбаться своему временному начальнику.
   Вадим словно умел читать мысли и испытывал мое терпение. Сегодня он вообще попросил поработать в своем кабинете под тем предлогом, что документы, которые мне придется смотреть, особо секретные и из кабинета их выносить нежелательно. Ничего секретного в договорах купли-продажи партий строительных материалов я не находила, но на всякий случай старалась запомнить некоторые детали: названия компаний, цены, фамилии участников договора. Вадим редко выходил из кабинета, но мне не мешал, лишь время от времени предлагал кофе и задавал вопросы по существу работы.
   – Полина Андреевна, мне надо отлучиться, – обратился он ко мне уже ближе к концу рабочего дня. – Вы скоро закончите?
   – Здесь работы часа на полтора.
   – Как жаль, мне хотелось бы, чтобы вы закончили сегодня. Договоримся так: я оставлю ключи от кабинета, вы закроете его и оставите ключи на вахте. Ключи от сейфа отдадите моему заместителю, договорились?
   – Может, заберете ключи с собой?
   – Нет-нет. Моему заму может понадобиться печать, так что пусть будут здесь.
   Вадим подошел к стеллажу с книгами, переставил несколько томов с места на место и вышел. Удача! До конца рабочего дня я единоличная хозяйка кабинета и сейфа! Как сложно было попасть в домашний сейф и как просто достался мне весь кабинет Вадима. А не слишком ли просто? Внезапно перед моими глазами четко встало слово «Элла», написанное пальцем на капоте моей машины. Все это очень напоминает дешевую проверку из кинофильма про наших разведчиков в тылу врага.
   Я быстро уткнулась в бумаги и изобразила сосредоточенный вид. Соблазн провести инспекцию сейфа и стола Вадима был велик, но чувство самосохранения уже включилось и работало. Он оставил ключи в сейфе? Значит, ничего компрометирующего его там быть не может. Это раз. Если в столе и есть что-то интересное для меня, найти это будет не так просто – дверь плотная, шагов за ней не слышно, вдруг войдет заместитель или вернется сам Вадим, оправдание придумать будет сложно. И вообще, если это проверка, то ловить меня будут не внезапно открывая дверь каждые пять минут, а подсматривая за мной постоянно. То есть записывая все, что происходит в кабинете. Перед тем как уйти, Вадим подошел к стеллажу, но ничего не взял, просто переставил книжки с места на место. Я подняла голову от работы, потянулась, сладко зевнула, обвела глазами кабинет, ненадолго задерживая взгляд то на одном, то на другом предмете. Красный глазок камеры был почти незаметен за веткой искусственной зелени, спускающейся с верхней полки стеллажа. Любите смотреть кино? Ну, смотрите.
   Я встала, подошла к сейфу, задумчиво побренчала висевшей связкой. Потом направилась к столу Вадима и принялась за уборку. Бумаги – в стопочку, карандашики – в стаканчик, офисные принадлежности – по линеечке. В завершение сдула пыль и отполировала стол салфеткой. Немного побродила по кабинету, рассматривая дипломы и сертификаты на стенах, на цыпочках приблизилась к двери и приложила к ней ухо. Так же тихо, стараясь не наступать на каблуки, прокралась к сейфу. А теперь внимание, господа! Я вынула ключи из сейфа, подскочила к подоконнику и острым концом одного из ключей подковырнула отросток роскошного кактуса, стоящего на подоконнике. Воровато оглянулась, вставила ключ на место, спрятала украденный кактус в сумочку, села за рабочий стол. Выражение моего лица было предельно довольным, я глубоко вздохнула и продолжила работу уже не поднимая головы.
   Хотели поймать меня на шпионаже? Получайте мелкую воришку, грозу кактусов. А все-таки для чего Вадим устроил мне эту проверку? Подозревает в чем-то именно меня или поступает так со всеми сотрудниками? В любом случае эту проверку я прошла. Подразнила его немного и в результате осталась этакой рачительной хозяйкой, радевшей за порядок и выращивающей кактусы на подоконнике. Рабочий день близился к концу, когда в кабинет вернулся его хозяин.
   – Как хорошо, что вы вернулись! А я уже собралась уходить, теперь не надо с ключами возиться.
   – Все в порядке? Без меня никто вас не беспокоил?
   Я заверила, что никто его не искал, в сейф не лазил, ключи не просил, и с чистой совестью удалилась. Нельзя мешать человеку смотреть интересный фильм. Я представила разочарованную физиономию Синдякова, когда он увидит, для чего я брала ключи от сейфа, и мое лицо расплылось в довольной улыбке.
   – Чему это вы радуетесь? – недоверчиво спросила меня секретарь Вадима.
   – Честно выполненной работе, – отрапортовала я. – Всегда приятно идти домой, зная, что день прожит не зря и что мой труд приумножит благосостояние страны и работодателя.
   Девушка посмотрела на меня, как на малахольную. Ничего, дорогая, скоро к твоему мнению присоединится и мнение твоего хозяина. Стоило мне отъехать от офиса, как за мной пристроилась серебристая «девятка». Всю дорогу она настойчиво повторяла все мои маневры, пришлось немного потрепать нервы участникам дорожного движения. Вожу я неплохо, машина маневренная, поэтому мне не стоило особого труда чуть превысить скорость и несколько раз без особой на то нужды перестроиться из ряда в ряд. «Девятка» не отставала. На меня напало неудержимое желание еще немного подурачиться, поэтому я остановилась у первой попавшейся на пути турфирмы, где спросила, не планируют ли они туры в Антарктиду, зашла в кассу авиабилетов, потопталась в приемной у нотариуса, заскочила в магазин «Охотник» и ломбард. Если за мной следят, пусть поломают голову… Скоро мне все это надоело, я оторвалась на светофоре и направилась домой.
   Ариша ждал меня в саду.
   – Ты уже была по адресу водителя?
   – Еще утром. Как и следовало ожидать, фикция. Дом снесли лет пять назад, на его месте магазинчик.
   – Как жаль! Курбатов дал мне тот же адрес. Но как так можно? Что за порядки в этом городе? Куда паспортные столы смотрят? И как в таких серьезных документах могли указать несуществующий адрес?
   – Ты, дедуля, наивный. Будут они указывать его истинный адрес проживания. Я вчера тоже купилась на этот номер, так вообще на кладбище попала… Стоп.
   Это казалось невероятным, но было реальностью. Голос, даже искаженный временем и обстоятельствами, все-таки был тем же самым голосом. Именно его я слышала в ночь катастрофы, когда не могла оторваться от холодной кирпичной стены. И лицо. Худое, темное, заросшее щетиной лицо тоже было узнаваемо. Сумасшедший с Третьей Песочной улицы!
   – Ариша, я знаю, где живет водитель прокурора. И мы немедленно едем к нему.
   Признаюсь, деда я взяла с собой не только из-за того, что он изъявил желание. Одной бродить по безлюдному поселку, идти мимо кладбища, так напугавшего меня в прошлый раз, не хотелось совершенно. Да и с водителем, страдающим белой горячкой, вдвоем общаться было сподручнее. Я вооружилась диктофоном, фотоаппаратом, прихватила газовый баллончик – не ахти какая защита, но в критической ситуации и палка стреляет.
   На этот раз мне все-таки удалось подъехать прямо к дому. На стук никто не вышел, но калитка была не заперта. Мы прошли захламленный, поросший лебедой двор и зашли в дом. С громким жужжанием взвились потревоженные нами мухи, в нос ударил спертый воздух. На прожженном в нескольких местах диване лежал худой человек. Тот самый, который так напугал меня в прошлый раз. Человек не шевелился.
   – Милейший, – откашлявшись, начал Ариша, – не могли бы вы ответить на несколько вопросов?
   – Подожди, дедуль, – остановила его я, – он вообще дышит или нет?
   Человек лежал, неловко запрокинув голову, рука его безвольно свешивалась с дивана, губы посинели. Я наклонилась, дыхания слышно не было, взяла за запястье и еле уловила пульс. Как хорошо, что в этот раз я была не одна! Вдвоем с дедом мы погрузили Алексея Водяникова в мой автомобиль, Ариша остался с ним, а я вернулась в дом и осмотрелась: на столе пакет с хлебом, консервами, палкой колбасы, тремя непочатыми бутылками водки. Одна, открытая и наполовину пустая, на столе. За мутным, разбитым стеклом буфета – стопка фотографий, каких-то мятых корочек, потрепанный паспорт. Я быстро сунула в сумочку документы, прихватила со стола бутылку. Кто знает, от чего умирает сейчас бывший водитель прокурора? Может, оттого, что кто-то очень добрый принес ему еды и выпивки?
   Спустя полчаса мы уже были в приемном покое больницы. Дежурный врач, немолодая женщина, охая и брезгливо морщась, приняла нашего пациента.
   – Где бомжа подобрали-то? Как я его оформлять буду без документов?
   Я собралась было достать из сумочки паспорт Водяникова, но в последний момент передумала:
   – Данные я продиктую, а документы подвезу позже. Понимаете, родственник приехал из деревни в гости, выпил, потерял сознание.
   – Родственник? А не похоже, вон какие вы ухоженные! Чего же за близкими не следите?
   – Лучше скажите, что с ним, – перебила я ее причитания.
   – Отравление, по всей видимости. Паленая водка, организм ослабленный, у него наверняка цирроз печени. Не жилец, даже если откачаем.
   – Откачайте, пожалуйста, – испугавшись, что для спасения нашего пациента не будут предприняты все меры, попросила я и сунула врачу в карман несколько купюр, – откачайте, мы будем благодарны.
   Она удивленно посмотрела на меня, пробурчала, что обычно за подобных родственников не просят, но отказываться от денег не стала.
   – Смотри, Полетт, – произнес дед, когда мы вышли из больницы, – смотри, как наказывает провидение грешников. Я же помню этого Леху. Наглый, мордатый, сытый, с амбициями. Как он дошел до этого? Я бы хотел с ним поговорить, если выживет. Интересно будет проследить нить действия кары небесной.
   – Какая кара, – отмахнулась я, – просто безвольная личность. Раньше не мог ослушаться начальника, потом не смог противостоять своим желаниям, любой слабак в конце концов приходит к такому финалу.
   – Значит, он наказан за нежелание противостоять злу, – развел руками Ариша.
   – Жаль, что у провидения хватает сил только на то, чтобы наказать слабость, – тихо сказала я, – поэтому силу приходится наказывать людям.
   – Позволь не согласиться, – заупрямился дед.
   Но в этот момент наш затянувшийся диспут прервало интересное зрелище: к больнице двигалась группа в уже знакомой мне красно-черной экипировке. В первом ряду, насупив брови, уверенно шагала Алина. Увидев нас, помахала рукой:
   – Ты где все время пропадаешь? Идем с нами! Мы новую акцию придумали.
   – Чем же вам больные не угодили?
   Алина остановила группу, велела им ждать и подбежала ко мне:
   – Возможно, ты не догадываешься, какой большой процент наркотиков попадает к молодежи из рук недобросовестных работников медицины! Я еще давно читала об этом, не помню где.
   – Может, в детективе?
   – Может, – не поняла иронии подруга, – вот мы и хотим устроить инспекцию всех медицинских учреждений города.
   – И что, много проверили?
   – Уже три аптеки и травмпункт, – гордо ответила Алина, – только нас туда не пустили.
   – Как же вы могли их проверить, если вас не пустили?
   – Не видишь логики? Если бы им нечего было скрывать, то нам разрешили бы инспекцию. «Пожалуйста, смотрите, гости дорогие, нам скрывать от народа нечего». Нас прогнали? Значит, рыльце в пушку. Вот закончим, подадим список в компетентные органы, пусть реагируют. Ясно?
   – Не ясно. Как ты собираешься устраивать проверку? Ты же ничего в этом не смыслишь!
   – Я не смыслю? Мы подготовились! У нас в команде студентка мединститута и санитар из наркодиспансера, пацифист, альтернативную службу проходит. Так что свое дело мы знаем. Так ты идешь? Юристы нам тоже пригодятся.
   – Позвольте я заберу ее, Алина, – подал голос дед, – в прошлый раз благодаря вам моя внучка оказалась за решеткой. Во второй раз мое бедное сердце может не выдержать такого испытания.
   – Ой, я забыла, что вы уже старенький. Так вы здесь сердце лечите? И какой диагноз? Что-нибудь серьезное?
   – Типун тебе на язык, – испугался Ариша, – это мы знакомого привезли.
   – Молодого красивого олигарха?
   – Старого больного алкоголика, – отомстил дед.
   Алина презрительно фыркнула, попрощалась и убежала к своим. Я поблагодарила взглядом деда, герой, принял огонь на себя. Наш пациент так и не приходил в сознание, поэтому мы решили отправиться домой. На семейном совете я попросила Аришу пока ничего не говорить Курбатову о найденных мною документах и их связи с бывшим водителем прокурора. Он придерживался другого мнения.
   – Я считаю, что мы обязаны позвонить Курбатову, – заявил мне дед, – и не спорь, мы и так чуть не потеряли ценного свидетеля. Если водка отравлена намеренно, его могут искать и снова предпринять попытку заставить замолчать. Защитить мы с тобой его не сможем, кем мы будем, если что случится?
   – Быстро его не найдут, я назвала вымышленную фамилию и адрес. А когда он придет в себя, я первая хочу поговорить с ним. Четырнадцать лет назад я не смогла этого сделать по причине малолетства, а после того как курировать его начнет Курбатов, мне просто не позволят задать ему несколько вопросов. А я имею на это право больше, чем кто другой.
   – Ты уверена, что и в этот раз здесь замешаны Синдяковы?
   – Сумка с продуктами ему была явно принесена кем-то, значит, о нем заботятся и его навещают. Родственники? Найти их не составит труда. А если не родственники? Кому, кроме Синдяковых, нужен окончательно спившийся и деградировавший тип?
   Ариша вынужден был со мной согласиться. Взамен я пообещала ему, что позволю себе всего один раз поговорить с Водяниковым и сразу же отдам его Курбатову. Вместе с подписанными водителем и составленными Синдяковым договорами о пожизненной ренте.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация