А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Три места под солнцем" (страница 12)

* * *
   В начале рабочего дня мне позвонила секретарь и просила срочно подойти к директору. Наверное, что-то по поводу ввода новой линии. В последнее время все наше начальство занималось только этим. Я прихватила на всякий случай всю документацию, которая касалась этого вопроса, и поспешила к руководству.
   Пока я ждала приглашения, Сонечка торопливо выдавала мне информацию: директор просил принести мое личное дело, вызывал по моему поводу кадровичку и бухгалтера. Может, меня увольняют? В последнее время я слишком часто находила причины, чтобы уйти с работы. По поводу выполнения обязанностей, кажется, претензий ко мне не было, задания выполняю четко и в срок.
   Наконец Сонечка разрешающе кивнула мне на дверь, и я вошла. Директор был не один. В кресле посетителя сидел Вадим Синдяков. Почему-то неприятно засосало под ложечкой. Я постаралась взять себя в руки: ситуация-то штатная. Поставщик и клиент, мало ли какие вопросы у них возникли, мало ли для чего им понадобился профессиональный юрист. Конечно. А еще его личное дело и консультация кадровика и бухгалтера.
   – Полина Андреевна, – начал наконец-то директор, – насколько я помню, отпуск у вас запланирован на конец осени?
   – Да, – не совсем понимая, к чему он клонит, ответила я.
   – Как вы относитесь к тому, чтобы взять две недели сейчас?
   Как отношусь? Прекрасно! Мне просто позарез нужны свободные дни! Я уже сама обращалась по этому вопросу к Аронкиной, только она категорически заявила, что, пока на заводе решается вопрос ввода новой линии, я обязана присутствовать на рабочем месте. Интересно, почему мнение руководства поменялось и при чем тут Вадим Синдяков?
   – Нормально отношусь, – нейтрально ответила я.
   – Ну, вот и ладненько, – довольно потер он руки, – идите оформляйтесь.
   Тут сидящий до этого молча Синдяков выразительно кашлянул.
   – Ах да, мы отпускаем вас не отдыхать, а помогать коллегам, так сказать, строительного дела. Вадим Владимирович на днях лишился своего юриста, хорошего найти в городе трудно, вот он и попросил, чтобы я одолжил ему вас, пока он не найдет замену. Вадим Владимирович предложил вам очень достойную оплату труда, не сомневайтесь. А мы эти дни вполне сможем обойтись без вашей помощи: документально все оформлено, теперь дело за практиками. Естественно, я оставляю за собой право позвонить вам и проконсультироваться, если будут вопросы. Ну, так как?
   Как, как. Откуда я знаю? Все это было похоже на какую-то западню. Не желаю общаться добровольно – придется на правах подчиненной. Только вот зачем Вадиму ставить мне эту западню? Не мог он знать, что все неприятности, которые с недавнего времени валятся на их семью, моих рук дело. Может, действительно ему просто срочно нужен толковый юрист? Не зря же он экзаменовал меня в прошлый раз.
   – Вы дадите мне время подумать? – спросила я.
   – До конца рабочего дня, – ответил директор.
   Вадим по-прежнему молчал. Я вышла в приемную, на вопросительный Сонечкин взгляд пожала плечами.
   – Чего они от тебя хотят-то? – не унималась она. – Синдяков такой строгий сегодня, даже не улыбнулся. А его водитель в кабинет директора ящик коньяка приволок. Ничего не понимаю.
   Зато теперь понимаю я. А я-то думаю, чего это мой шеф так миндальничает. Продал, значит, меня, как крепостную! А Вадиму, кажется, я очень нужна. Иначе он не стал бы так суетиться. И посоветоваться с Аришей не могу, ответить надо сегодня, а по телефону такие вопросы не решаются. Значит, надо думать самой. Разумнее всего было бы отказаться. В какое змеиное гнездо я лезла! Гнездо, которое сама же разворошила. Но раньше я просто кидала в него камнями с расстояния, теперь же мне предстояло подойти ближе. Страшно? Страшно. Но ведь юрисконсульт – это почти доверенное лицо директора предприятия. Жизнь давала мне шанс стать доверенным лицом семейного бизнеса Синдяковых, и я из осторожности отказывалась от этого шанса? У меня появлялась возможность пошатнуть основу материального благополучия моих врагов, а я сомневалась. А разве все, что я затеяла, не было опасным?
   С другой стороны, все может оказаться гораздо прозаичнее. Я помогаю Вадиму разобраться в делах и через две недели возвращаюсь на кирпичный завод. Просто надо постараться не попадаться на глаза Марине, она одна из семьи знает меня в моем истинном обличье. Но раньше она никогда не появлялась в офисе Вадима, вряд ли сделает исключение сейчас. Да и что необычного в том, что в маленьком коттеджном поселке люди оказываются знакомыми? Взвесив все «за» и «против», вернее, только «за», о «против» я постаралась не думать, я дала свое согласие, предварительно обстоятельно поторговавшись по поводу зарплаты. Посмотрим, что будет дальше.
* * *
   Ариша неистовствовал. Таким взбудораженным я его видела, кажется, в первый раз.
   – Как ты могла? Как ты могла согласиться? Ты живешь понятиями порядочного человека и не знаешь, на что способны эти люди! Ты что, считаешь, что он просто так брал смотреть твое личное дело?
   – Нет. Ему нужно было убедиться, что я действительно окончила юридический вуз и имею достаточный стаж работы.
   – Полетт, ты наивна! Он сопоставил все и понял, что ты дочь тех самых Казаковых, которых его отец убил четырнадцать лет назад! Он не выпустит тебя живой!
   – Из офиса? У него там что, машинка по расчленению? Если ты прав, расправиться со мной ему было бы удобнее на нашем заводе. У нас все-таки цемент, плиты, прочие атрибуты сокрытия следов преступления, которыми пользуются мафиози в фильмах. А в офисе мне ничто не угрожает.
   – Как же! Завернут в ковер и вынесут!
   – Ковры нынче не в моде. Ни один уважающий себя начальник не потащит их в офис. А самое главное, я вот что думаю. Если бы у меня в жизни было пятно, хотелось бы мне его скрыть? Конечно. От людей, а в первую очередь от близких. Тогда Вадиму было примерно столько же, сколько и мне. Ты думаешь, Синдяков рассказывал за ужином подробности той трагедии? Хвастал тем, как удачно избежал правосудия? На все лады повторял фамилию убитых им людей? Ведь не было суда, не было ни малюсенькой заметочки в прессе. Скорее всего, он приходил домой злой и раздраженный и отговаривался неприятностями на работе. Об этой истории может знать только его жена, которая живет далеко и не видится с семьей, детям же он вряд ли рассказывал эту страшную сказочку на ночь. Я права? К тому же Синдяков не помнит даже пола ребенка, которого сделал сиротой. Что же могут знать его дети?
   Мой бедный Ариша не нашел аргументов, чтобы меня отговорить. А я пообещала ему ничего не скрывать, давать по вечерам полный отчет и не затевать авантюры, подобные участию в митинге возле «Техаса». В приступе великодушия я похвасталась ему своей ночной вылазкой.
   – Так это ты, Полетт? – удивился он. – Тебя бы на сто лет назад да в какой-нибудь революционный кружок. Такой талант подпольщицы пропадает. А я-то, старый дурак, спал и не чувствовал, что внучка в опасности. Ну, наделала ты шуму!
   – Никакой опасности, дедуля. Просто ночная прогулка. А что в поселке об этом говорят?
   – Никому не пришло в голову, что это сделал житель поселка. Поэтому влетело охране. Клей оказался настолько крепким, что просто сорвать картинки не получалось, Синдяковы поручили это дело своей горничной, вот она, бедная, ругалась! Пришлось водой отмачивать. Пока она прошлась с ведром по территории поселка, фото посмотрели все. Ты же знаешь, как падок народ на чужие неприятности. Говорят, коллаж делал профессионал, и если Синдяковы подадут заявление, будут искать среди газетчиков. Но только, я думаю, заявление они подавать не будут. Эта история относится к тем, которые стремятся забыть поскорее.
   – Как же, дам я им забыть, – фыркнула я, вспомнив мою исполнительную старушку.
   – Что еще? – насторожился Ариша.
   Я рассказала ему о тридцати конвертах и звонках Мадлен, и он вздохнул с облегчением. История с рестораном «Техас» была практически отработана. Дальше от меня уже ничего не зависело.

   Глава 12

   Радиус действия «жучков», которыми снабдил меня Шило, был достаточен для того, чтобы ставить машину в хорошей удаленности от дома Синдяковых. Я прятала свой «Мини Купер» под развесистой ивой рядом с пустующим недостроенным коттеджем, хозяева которого выставили его на продажу и, кажется, благополучно забыли об этом, и занималась тем, за что ругали всех в детстве родители, – бессовестно подслушивала. Конечно, я и не ожидала невиданных результатов от этой затеи, установить «жучки» я смогла только в общей гостиной, целыми днями сидеть под ивой у меня не получалось, поэтому урожай был ничтожным: в основном я просто получала подтверждение того, что и так уже знала. Но я не отчаивалась, в конце концов, прослушка установлена на случай форс-мажорных обстоятельств: если в доме Синдяковых приключится серьезная заварушка, я смогу быть в курсе.
   Синяк у Марины почти сошел, она снова стала выезжать в город, и мне пришлось возобновить занятия в бассейне. Встречаться с ней там было очень удобно, мне не приходилось придумывать причины для встреч, а общение ни к чему не обязывало. Марина предложила после плавания заходить в соседнее кафе на чашечку кофе, я не стала отказываться. Так широко, как в первый раз, мы, конечно, не гуляли, но время проводили мило. Марину словно прорвало, она не просто рассказывала мне, что происходит у них в доме, но делилась планами, сомнениями, страхами, жаловалась на Тони, поливала грязью мужа.
   – Представляешь, эта тварь уже звонит не только мне, но и ему, не скрываясь! У всех дома при имени Элла конвульсии начинаются. Особенно у Тоника. Вчера он подошел к телефону, сначала будто обрадовался, а потом кричать начал, трубку бросил, к папаше побежал. Я даже подумала, что он за меня решил заступиться, поэтому подслушать решила. И знаешь, в чем оказалось дело?
   – В чем? – с искренним любопытством спросила я.
   – Эта Элла крутила и с сыном, и с папашей! Правда, муж заявил, что видел ее всего один раз, что эта Элла – журналистка, но Тоник тоже не дурак, имя-то редкое. Он обозвал папашу старым козлом и сказал, что если тот немедленно не прекратит с ней отношения, то он застрелит обоих. На что муж ответил, что не видать ему обещанного как своих ушей. В общем, они в ссоре. Муж с ним не разговаривает, Тоник днем кидается к каждому телефонному звонку, по ночам пропадает. Эта дрянь звонит каждые два часа, и не только на домашний телефон. Кажется, она шантажирует мужа!
   Вот это да! Ситуация слегка вышла из-под контроля. Я никак не рассчитывала, что Тони додумается связать эти два персонажа воедино. Получается, что результатом моих усилий стала ссора отца и сына, которые по моему замыслу должны были действовать совместно. Марина, поняв, что муж вовсе не сгорает от любви к сопернице, может успокоиться и принять реальность как должное. В семьях это бывает: то сковородками швыряются и убить друг друга готовы, то на крылечке песни о любви поют. Это что же, начинать все сначала?
   – Теперь вы помиритесь и все будет как прежде? – спросила я с замиранием сердца.
   – Ну конечно! Думаешь, я прощу ему синяк? Если мужчина хоть раз поднял руку на жену, он уже не остановится, это аксиома. У меня столько подруг на этом попались! Верят, надеются, а дальше – только хуже. Но у них мужья молодые и любимые, дети, которых без отца оставлять страшно, материальная зависимость. А мне что терять? Просто теперь надо следить за Тоником, юноша неадекватен, может что-нибудь натворить. Вот бы он действительно пристрелил их – и девицу, и отца! Этих – на кладбище, Тоника – в тюрьму, а мы с Вадимом белые и пушистые.
   – А ты, подруга, становишься кровожадной, – протянула я.
   Спасибо, что предупредили. А то пока я в полной уверенности в безнаказанности пишу свой сценарий, на меня поставят капкан с ядовитыми зубьями. Конечно, прокурор тоже будет в этой западне, но не ценой своей жизни хотела отомстить я ему за гибель близких. Да и деда жалко.
   – Станешь тут кровожадной, – усмехнулась Марина, – если узнаешь, что готовится у тебя за спиной. Это они хотят лишить меня всего. Это Тоник первый предложил убить меня. Это муж поднял на меня руку за то, что я потребовала вернуть принадлежащий мне перстень. Я женщина тихая, но хочу жить, и жить достойно. Вот и вся моя вина.
   – А Вадим? Ты с ним говорила?
   – Говорила. Он сказал, что это полный бред, отец никогда не отдаст во владение Тони дом и «Седьмое небо». Будто они уже давно решили этот вопрос и никогда к нему не возвращались. И говорил со мной строго так, словно я не реальные вещи ему говорю, а сплетни с базара принесла.
   – Значит Вадиму они ничего не говорили? Боятся, или ждут благоприятного момента?
   – И то и другое. Если сказать ему сейчас, он, конечно, будет против. Хотя, надеюсь, пока они в ссоре, этот вопрос подниматься не будет. Меня-то они тоже пока не трогают. Знаешь, я в последнее время ночью в комнате запираться стала. Все представляю, как они врываются и заставляют подписать бумаги. А что, пригрозят горячим утюгом, думаешь, буду ломаться? Я физической боли совершенно не переношу.
   – Слушай, подруга, это, конечно, бред воспаленного воображения, но я считаю, что тебе не помешает тревожная кнопка. В милиции тебе не помогут, все-таки муж не последний человек в городе, но с кем-нибудь из близких связь установить можно.
   – У меня нет близких. Есть только люди, которым доверяю. Ты и Вадим.
   – Подумай, достаточно ли ты ему доверяешь. Если нет, связь со мной тоже не помешает. Обязуюсь по первому зову прилететь на помощь или вызвать милицию. И устройство достать попробую. Есть у меня один электронный маг.
   Хорошо, что Марина сама подняла этот вопрос. Обстановочка в доме была взрывоопасной, мне не хотелось, чтобы пострадали невинные. Поэтому в тот же вечер я сделала заказ Вите Шилову и отправилась в «Пароход». Следовало развеять сомнения моего возлюбленного в честности его подруги, пока он не свихнулся окончательно. И кто знает, не попытается ли он уже сегодня свести с неверной счеты?
   Главное, выглядеть уверенной. Тоник труслив, он подчиняется силе. И хотя даже самые отчаянные трусы иногда кидаются на хозяина положения, сегодня не тот случай. «Тот случай» – смертельная опасность, а не угроза потери любимой игрушки. Сегодня Тоник был жалок и смертельно пьян. Интересно, к чему эта смена допинга? Он полулежал на диване, приятели не обращали на него внимания. Тюфяк. Кричал, что весь мир у него в кармане, и развалился из-за предполагаемой потери одного материка. Я с силой встряхнула парня – никакой реакции, мутные глаза, струйка слюны из полуоткрытого рта. Пришлось воспользоваться помощью одного из вышибал. Я сунула ему купюру, и мы оттащили Тоника в туалет, где парень хорошо потряс его над унитазом. Потом я полоскала несчастного в раковине, пока мычание не стало похоже на человеческую речь. Тот же вышибала помог мне вытащить Тони на свежий воздух и усадил на бордюр. Парень несколько раз пытался прилечь, я его поднимала. Наконец он будто проснулся и вполне осмысленно посмотрел на меня.
   – А, это ты? Шлюха.
   – Слышали, знаем, – не обиделась я, – чего так набрался-то?
   – Я тебя ненавижу. Ты зачем с папашей спала, а? Со мной не захотела, а с ним – пожалуйста? Дрянь продажная.
   – Откуда ты взял, дубина?
   – Ты же сама звонила! Сказала, что это Элла, хочет поговорить со своим любимым мальчиком. Я обрадовался, а ты говоришь, что не с жертвой аборта, а с мальчиком! То есть с папашей! Ты меня оскорбила.
   Я не выдержала и рассмеялась. Тони говорил таким обиженным тоном, так раздувался от возмущения! Старшая группа детского сада.
   – Я никогда не звонила на ваш домашний телефон. Вспомни, ты мне его давал? Не давал. Если бы у меня был роман с твоим папочкой, неужели я сказала бы тебе это только по телефону?
   – Это правда? – просиял он.
   Удивительно, как быстро пьяные люди переходят от одной эмоции к другой.
   – А ты узнал мой голос?
   – Нет, ты его изменила.
   – Зачем я стала бы его менять, если решила тебя отшить? Где логика?
   – Нету, – развел руками Тоник, – только папаша тоже врет. Зачем он говорит, что видел тебя, то есть другую Эллу, всего один раз?
   – А ты спросил, как выглядит его Элла? Твоему папаше нравятся девушки, похожие на меня?
   – Нет, – затряс головой он, – тебя бы он испугался.
   – Тогда слушай и запоминай. Тебя развела одна из твоих бывших. Приревновала ко мне и решила поссорить. Люди не слепые, видят, как ты изменился. Ты не только мне говорил о том, что скоро будешь богат? Вот видишь. Девица захотела тебя вернуть, А сначала решила избавиться от меня. Так что мирись с отцом, иначе он не поможет тебе отобрать все у мачехи.
   Кажется, парень протрезвел настолько, что начал адекватно воспринимать действительность. Надеюсь, он все запомнит и выполнит приказ. Мой карточный домик едва заметно качнулся и снова замер. Я его дострою. И ничто мне не помешает.
* * *
   На следующее утро я собиралась в офис «Седьмого неба». Волнения почти не было, а то, что было, я устранила чисто женскими способами: чуть больше времени у зеркала, чуть откровеннее вырез на блузке. Теперь я чувствовала себя во всеоружии. Ариша перекрестил меня и взял обещание, что буду звонить ему каждый час. В случае пятиминутной задержки он вызывает группу быстрого реагирования, и они все вместе штурмуют офис. Смешно, но, дав ему это обещание, я почувствовала себя почти спокойной.
   Вадим принял меня в своем кабинете спокойно, почти холодно. Никаких заигрываний, никакого напоминания о произошедшем в лесу. Мне это и понравилось, и нет. Я боялась, что придется объяснять свою выходку или даже продолжить незаконченный разговор, ничего этого не было. Может, он обиделся? А может, действительно пригласил меня только как толкового специалиста? Вадим коротко объяснил, что на днях уволил главного юриста. Его помощник оказался не столь компетентен, растерялся, запутался. Как оказалось, начальник доверял ему лишь техническую работу: напечатать, отправить, зарегистрировать, парень расслабился и потерял остатки знаний, полученных в институте. Следовало систематизировать все материалы юридического отдела, выявить и залатать «дыры», разобраться в проблемах, подготовить поле деятельности для нового человека, по возможности выполнять текущую работу.
   – Учился заочно? – спросила я помощника юриста, молодого человека по имени Степа.
   – Заочно. И не учился, а учусь. Меня дядя сюда устроил. Бывший главный юрист меня к делу не допускал, говорил, рано еще.
   Понятно. Парня приняли по знакомству, юридических знаний на минимум. Хотя внешне на студента он не очень похож, на вид ему лет тридцать, в таком возрасте пора быть профессионалом, а не учеником. Уволенный юрист – темная лошадка, не просто так он правил в отделе единолично. За что его, кстати, уволили?
   – Ладно, не трусь, разберемся. Постараемся не напортачить. Что бывший-то натворил?
   – Не знаю. Вроде все было тихо, на днях пошел к Синдякову по личному, вернулся злой, бледный, шепчет под нос чего-то. Будто угрожает. Открыл сейф, стал бумаги какие-то вынимать, а тут – охрана. Бумаги в сейф, его личные вещи в коробку покидали и вывели. Даже проставиться мужику на прощание не дали, а у нас так не принято.
   Ясно, дело нечисто. Не зря уволенный юрист полностью контролировал процесс. Явно решил заставить шефа делиться, а Синдякову это не понравилось. А кому понравится? Но это значит, что скоро у Вадима начнутся неприятности. Кто же потерпит, чтобы его вышвырнули, как щенка? Да еще на глазах у подчиненных?
   А какие неприятности он может устроить Вадиму? Привлечь внимание закона! Значит, под горячую руку могу попасть и я. Надо предельно внимательно делать свое дело и не поддаваться на провокации, если они последуют. А еще – выйти на уволенного юриста. Не факт, что он тут же выложит мне всю интересующую меня информацию, но чем черт не шутит? Обиженный человек теряет осторожность и делает глупости. Надо раздобыть номер его телефона и адрес. Самый простой и легкий способ – спросить. Попробуем сойти за дурочку.
   Степа не знал ни адреса, ни телефона своего бывшего начальника. Странно. Хотя он персонаж ленивый и равнодушный, от такого всего можно ожидать. Значит, нужно спросить у секретаря. Ничего криминального в этом нет, я просто хочу задать ему несколько вопросов по делу. Не вышло, информация оказалась закрытой по приказу самого Синдякова. Не на ту напали! Сегодня же позвоню дяде Сереже, для него нет невозможного, вечером у меня уже будет вся интересующая меня информация. Только я разложила на столе бумаги, как меня вызвал Вадим.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация