А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Шкура неубитого медведя" (страница 1)

   Марина Серова
   Шкура неубитого медведя

   Пролог

   Сергей Иванов получил диплом адвоката и начал частную практику в уральском городе Ирбит. Это произошло три месяца спустя после окончания академии права. У Сергея была собственная контора, где он мог принимать клиентов и вести различные дела.
   Рабочий кабинет представлял собой комнату площадью двенадцать метров со скромной обстановкой – письменным столом, шестью полумягкими стульями и стареньким книжным шкафчиком с полками, заставленными юридической литературой. Папки, в которые должны помещаться дела клиентов, пока пусты. Комната отделана неброскими обоями сиреневого оттенка, беленые потолки, на полу линолеум расцветки «темная академия». В небольшую прихожую попасть можно было прямо с улицы, поднявшись по крутым ступенькам.
   Контору оборудовали в однокомнатной квартире пятиэтажного дома по улице Советской, 180. Вход сделали, убрав кладку под одним из окон, поставили недорогую металлическую дверь, оклеенную пленкой коричневого цвета, и выложили кирпичные ступеньки.
   Рядом с входом прикрепили небольшую вывеску с надписью: «Адвокат Сергей Иванов. Прием клиентов с 9 до 18. Выходной – воскресенье».
   Разжиться недвижимостью Сергею помогли родители, разменявшие свою трехкомнатную квартиру ради карьеры своего единственного сына. Они гордились тем, что Сергей закончил академию, да еще с красным дипломом, и решили пойти на жертвы.
   Молодому человеку исполнилось двадцать два года. Он был чуть выше среднего роста, круглолиц, начинал лысеть и носил очки в тонкой металлической оправе. Светло-серые глаза шестилетнего ребенка смотрели при этом просто и доверчиво.
   Несмотря на умеренные цены, добросовестное отношение к делу и тонкое знание юридических норм, клиенты не баловали своим вниманием молодого адвоката. За те две недели, что была открыта контора, к помощи его прибегли только однажды, по поводу возмещения убытков на восстановление разбитого в аварии автомобиля. Большого барыша это не принесло, но Сергей не отчаивался, надеясь, что когда-нибудь наступит и его звездный час. Одновременно молодой адвокат получил лицензию на занятие нотариальной деятельностью, однако в этом виде бизнеса довольно большую конкуренцию составляли государственные службы.
   И вот однажды в дверь конторы позвонили. Сергей поспешил встретить клиента и увидел перед собой пожилую женщину, одетую в строгое демисезонное пальто черного цвета и старомодную шляпку с вуалью, прикрывавшей лицо.
   Сергей тут же почувствовал себя неловко, будто он встретился со знатной дамой из девятнадцатого века. Слово «пожилая» не совсем подходило к возрасту женщины. Ей было около восьмидесяти, совсем уже старушка.
   – Мне нужен адвокат Иванов, – мягким, убеждающим голосом проговорила женщина. – Я хочу составить завещание, сделать кое-какие распоряжения.
   – Адвокат Иванов – это я, – смутился молодой человек, пропуская в кабинет посетительницу. – Прошу вас, проходите, присаживайтесь.
   Женщина не стала снимать головной убор. Она открыла сумочку из черной кожи и достала паспорт.
   – Начнем с завещания, – произнесла она.
   – Хорошо, – с готовностью кивнул молодой человек, раскладывая на столе чистые бланки. Он открыл паспорт клиентки и ознакомился с данными: Анна Иосифовна Демидова, тысяча девятьсот двенадцатого года рождения.
   – Собственно, у меня нет сколь-нибудь ценного имущества, которое я могла бы завещать кому-либо, кроме разве…
   – Фамилия известная, – перебил клиентку Сергей, даже не заметив своей бестактности, – были на Урале такие промышленники Демидовы…
   – Это моя семья, – с достоинством произнесла женщина.
   Сергей поднял глаза. Только сейчас он заметил, что у клиентки благородные черты лица и разговаривает она не так, как окружающие.
   – У вас, наверное, есть квартира, – преодолев странное оцепенение, произнес молодой человек. – Ее можно приватизировать и также передать по наследству.
   Зачем он это сказал?
   – Я обязательно займусь этим при первом же удобном случае, – произнесла Демидова. – Насколько мне известно, в завещание можно внести необходимые изменения.
   – Просто переписать его, – кивнул Сергей. – Может быть, есть смысл повременить с составлением завещания?
   – Я бы не хотела откладывать это на более поздний срок, думаю, что вскоре бог призовет меня. Мне нужно решить один очень важный для меня вопрос.
   На стол лег пожелтевший от времени документ, который вызвал в душе Сергея легкую панику. Во-первых, потому, что он был составлен на немецком языке, а во-вторых – датирован тысяча девятьсот семнадцатым годом. А точнее – пятым июля.
   – Что это?! – Голос молодого человека стал хриплым от волнения.
   – Это документ из банка «Националь» в Швейцарии.
   – Вы имеете вклад в швейцарском банке?
   – Я хочу знать, имеет ли этот документ силу в настоящее время?
   Сергей пожал плечами:
   – Почему нет? Обстановка в Европе более стабильная, это не Россия, где у правительства семь пятниц на неделе. Что за вклад?
   – Золото…
   – Зо… Что вы сказали?
   – На триста тысяч фунтов стерлингов. По ценам семнадцатого года.
   Молодой человек вскочил со стула и побежал запирать двери, повесив в окне, выходящем на улицу, табличку «Закрыто». Он вернулся, вытирая белоснежным платочком липкие ладони. Происходящее казалось ему нереальным сном.
   Сергей даже не стал просчитывать, какую сумму представлял этот вклад в долларах на сегодняшний день. Это займет не пять минут. Цифры должны быть внушительными, что и говорить.
   – Я даже не знаю, смогу ли распорядиться моим богатством сейчас.
   – Почему нет? – пожал плечами молодой адокат. – Границы открыты, международное право осуществляется. Теперь мы живем при капитализме, имеем возможность владеть на законном основании большими деньгами. Любыми.
   – Я не смогу воспользоваться своим богатством и хочу передать его наследникам, вернее, одному из них. Он обязательно должен быть мужского пола.
   Сергей часто заморгал:
   – Я не понял фразу «должен быть». Вы что же, не знаете, кому завещать золото?
   – К сожалению, после смерти моей единственной дочери связь с родственниками утеряна. Я даже не знаю, где сейчас мои внуки, правнуки. Поэтому прошу вас заняться этим делом. И помните, это должен быть отпрыск мужского пола.
   Адвокат покачал головой:
   – Это не так-то просто сделать.
   Демидова кивнула:
   – Понимаю. За эту работу я хорошо заплачу вам. В завещании я отпишу вам десять процентов от указанной суммы. При условии, разумеется, что вы найдете наследника и оформите наследство надлежащим образом.
   Сергей сидел с открытым ртом. Тридцать тысяч фунтов по ценам семнадцатого года? Не может быть!
   Он взял в руки договор с банком.
   – Документ подлинный?
   Демидова гордо выпрямилась:
   – Можете не сомневаться, молодой человек. Кстати, вы понравились мне, я думаю, что вы – честный адвокат и вам можно довериться.
   Иванов почувствовал себя неловко.
   – Сделаю все, что в моих силах, – пробормотал он, разглядывая документ. – Вам было всего пять лет, когда был заключен этот контракт…
   – Золото в швейцарский банк поместил мой родитель – Иосиф Иванович. Он оформил вклад на мое имя, сразу после февральских событий семнадцатого года. Отец словно чувствовал, что смута в стране закончится недобрым. Я была единственным ребенком в семье, батюшка очень сокрушался, что не может передать свои дела сыну, господь не наградил его наследником мужского пола, и постоянно говорил, что этим вкладом должен воспользоваться только мужчина. Ведь мужчина непременно вложит его в дело. Женщина же ничтоже сумняшеся потратит все на украшения и наряды.
   Отца расстреляли еще в двадцать первом. Спустя некоторое время меня выдали замуж за инженера Алексея Васильева, но воспользоваться средствами мы опять же не могли, потому что путь к золоту был закрыт. В стране Советов нельзя быть богатым человеком, даже если это богатство заслужено. Так и пролежало золото восемьдесят лет в чужой стране. Супруга расстреляли в тридцать седьмом, и я осталась с дочкой, свято помня, что фамильным вкладом может распорядиться лишь наследник мужского пола. Так уж не везло, в семьях рождались одни девочки, они выходили замуж, меняли фамилии, и концы обрывались. Кое-кого я знаю и собираюсь сообщить вам о них, это поможет в розысках.
   – Как же вам удалось сохранить такой документ? – удивился адвокат. – Его должны были реквизировать власти.
   – Договор хранился у моей матери, я получила его в день совершеннолетия с наказом прятать в надежном месте, пока не наступит время, когда им можно будет воспользоваться. Уехать за границу или перевести вклад в Россию. Уезжать мне не хотелось, я россиянка и хочу умереть на своей земле, да и воспользоваться состоянием у меня уже нет никакого желания. Я устала. Пусть молодые решают, что делать с золотом.
   Через пятнадцать минут бумаги были оформлены, один экземпляр остался у Сергея, другой перекочевал в сумочку Демидовой.
   – Постарайтесь в самое ближайшее время приватизировать свою квартиру, чтобы она не отошла государству. И мы перепишем завещание, – посоветовал Сергей.
   – Хорошо, – согласилась Демидова.
   Она попрощалась с адвокатом и ушла. Сергей предупредительно открыл перед Демидовой дверь и помог спуститься с крыльца…

   Завещание переписывать не пришлось. Демидова умерла в больнице двенадцатого марта, через полгода после знакомства с адвокатом Ивановым. Ее похоронила специализированная фирма в счет государственного пособия на погребение, да еще близкие соседи подсуетились, чтобы по всем правилам совершить обряд.
   Правами на погоду в тот день 15 марта владел мороз, процессия была немногочисленной, человек двадцать, в основном старушки-соседки, пара молодых людей, работники погребальной фирмы в специальной униформе болотного цвета. Сергей внимательно рассматривал присутствующих и обратил внимание на мужчину лет тридцати с волнистыми, чуть тронутыми сединой волосами и холодными серыми глазами. Он стоял поодаль и даже не подошел, чтобы бросить традиционные три горсти земли, и удалился тут же, не бросив прощального взгляда.
   Сразу после того, как тело предали земле, Сергей Иванов попытался расспросить старушек о родственниках Демидовой, но не получил никакой информации.
   Квартира скорее всего отойдет государству, так как Анна Иосифовна не успела ее приватизировать. Тут же, в доме, некогда принадлежавшем наследнице знаменитых уральских промышленников, появились чужие люди, которые шустренько подмыли полы и стали упаковывать вещи. Сергей предъявил документы, доказывавшие, что он уполномочен заниматься делом о наследстве, и затребовал копию завещания, которая хранилась в квартире Демидовой.
   Навстречу адвокату вышли двое рослых парней с золотыми печатками на безымянных пальцах.
   – Слышь, мужик, делай отсюда ноги, и побыстрее.
   Сергей внимательно посмотрел на квадратные лица, не спеша повернулся и покинул чужую теперь территорию. Вернулся он через полчаса в сопровождении участкового милиционера и двоих знакомых омоновцев с тем же требованием, что и в прошлый раз.
   Гориллы буравили Сергея злющими взглядами, но препятствовать в поисках завещания не стали.
   Странно, но документа не нашли.
   Адвокат подивился этому факту, но подумал, что Демидова, по всей видимости, хранила его в другом месте, о котором никто не знал.
   – Неужели вы ничего не находили? – обратился адвокат к бригаде, которая целеустремленно освобождала квартиру от вещей.
   Ответом было чуть ли не «а пошел бы ты…».
   Молодому человеку удалось забрать с собой письма, которые должны были помочь ему отыскать родственников Демидовой, и он направился в контору.
   Среди корреспонденции, адресованной покойной клиентке, Сергей обнаружил незаконченное письмо Анны Иосифовны, в котором его внимание привлекли следующие строки:
   «Ко мне в гости приходил молодой человек, назвавшийся Александром, хотел наладить родственные отношения, заявив, что мы дальняя, но родня. Живет он здесь же, в Ирбите, что немало удивило меня. Совершенно мне не понравился, чувствую, что недобрый человек, и видеть его в числе своих наследников не хочу».
   В этом недописанном послании Демидова обращалась к какой-то Марии, однако адреса этой женщины молодой человек не обнаружил.
   Это была жалкая, но все же зацепка, и адвокат дал в областную газету объявление такого содержания: родственников Анны Иосифовны Демидовой, умершей 12 марта сего года, просим обратиться к адвокату Сергею Иванову по адресу: город Ирбит, улица Советская, 180.
   Забегая немного вперед, скажем, что за все время никто так и не явился по объявлению. Значит, можно было поставить на некоем Александре жирный крест. Жаль, теперь придется начать тщательные поиски на территории России.
   Через некоторое время Сергей узнал, что квартира была приватизирована кем-то и продана за пять тысяч долларов. Без участия городских властей сделать это было невозможно. Что ж, мафия своего никогда не упустит.
   Сергея немного беспокоило отсутствие экземпляра завещания, принадлежащего Демидовой. Оставалось надеяться, что он не попадет к чужим людям, которые попытаются им воспользоваться. Этому надо будет воспрепятствовать, потому что на кону десять процентов огромного куша, которые станут его достоянием.
   Если в течение полугода никто не заявит своих прав на имущество Демидовой, золото будет утрачено навсегда. Оно останется в банке «Националь» и будет служить людям в другой стране.
   Срок предъявления претензий истекал 12 сентября.
   Сергей внимательно изучал письма и ездил по адресам в другие города, но натыкался лишь на знакомых Демидовой, с которыми она вела переписку.
   Как назло, а может быть, к счастью, навалилось множество дел, клиенты повалили валом, и времени на поиски наследников Демидовой уже не хватало. Это приходилось делать как бы урывками.
   В конце августа адвокат наткнулся наконец на правнука почившей клиентки, проживающего в городке под названием Тарасов. Еще один неясный след терялся на Украине, но это было слишком далеко и время поджимало, поэтому Сергей решил остановиться на Игоре Каменском, жителе вышеупомянутого городка.
   Адвокат заказал междугородный телефонный разговор с молодым человеком. Разговор состоялся 1 сентября. Сергей подробно объяснил своему новому клиенту, что ему необходимо срочно прибыть для оформления прав на крупное наследство почившей прабабушки – последний срок 12-е число этого месяца – по адресу: город Ирбит, улица Советская, 180. При себе иметь паспорт и надежного сопровождающего, как говорится, на всякий случай.
   Через два дня, придя в контору, Сергей обнаружил, что его частная собственность подверглась нападению. Двери были вскрыты, все в кабинете перевернуто вверх дном, короче, полный разгром.
   Сергей всегда старался действовать юридически грамотно и вызвал милицию, которая зафиксировала происшествие. В принципе ничего не пропало, завещание Демидовой Иванов заранее спрятал в надежное место.
   Итак, адвокат сделал свой выбор. Оставалось лишь дождаться приезда будущего богача.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация