А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Крайняя мера" (страница 5)

   Глава 5

   Честно говоря, с милицией связываться не хотелось. Очень не хотелось.
   Но если бы я уговорила Диму смыться с места происшествия, он наверняка терзался бы несколько ночей черт знает какими страхами и укорами совести и рано или поздно надел бы новый костюмчик и отправился бы с повинной. Разумеется, это осложнило бы мою жизнь куда круче, чем теперешний звонок по ноль-два.
   Был у меня один телефончик, но я приберегала его до поры до времени. И когда после допроса мне стали намекать, что неприятности неизбежны и отвечать придется за превышение уровня необходимой обороны, я воспользовалась своим волшебным номером и предложила наглому сержанту быстренько прояснить ситуацию.
   Надо сказать, что сержант оказался благоразумен. Выслушав по телефону, который я ему продиктовала, кто я такая, как со мной следует обращаться и как ко мне следует относиться, он проникся уважением, и все формальности были улажены за час с небольшим.
   Эта «палочка-выручалочка» из шести цифр была подарена мне одним очень важным человеком.
   Обычно я работаю на частных лиц, как вы сами понимаете. Но однажды обстоятельства в моей жизни сложились таким образом, что мне пришлось поработать и на государство. Ситуация была экстраординарной и требовала участия человека со стороны, причем участия немедленного и очень деятельного – в одном доме отдыха при таинственных обстоятельствах погиб постоялец, и надо же было так случиться, что я как раз проводила в этом заведении свой отпуск.
   Постоялец был весьма важной шишкой, убийство было почти идеальным, и любой шорох со стороны органов МВД мог спугнуть преступника.
   Вот и пришлось господам, чья служба и опасна и трудна и на первый взгляд как будто не видна, просить меня о содействии. Содействие было оказано, я распутала это дело и поднесла господам в мундирах разгадку на блюдечке с голубой каемочкой.
   Понятно, что ни о каком гонораре не могло быть и речи. Но в качестве такового мне и был выдан этот телефончик. Я до сих пор не знаю, что это за кабинет, но, как бы там ни было, человек на том конце провода всегда мог внятно, быстро и доступно для любого сержанта или оперуполномоченного объяснить, что Евгения Максимовна Охотникова – человек особенный, очень ценный для наших доблестных органов и ей не следует мешать, а, напротив, оказывать всяческое содействие. При этом, очевидно, назывались какие-то фамилии и звания людей, которые якобы мне покровительствуют и во мне заинтересованы.
   Вся эта бодяга, конечно же, была чистой воды блефом, но во многом облегчала мне жизнь и работу. Облегчила и на этот раз.
   Более того, разговор с сержантом после его звонка по телефону сразу же приобрел характер доверительности. Мы хорошо побеседовали, и мне удалось узнать, что человек, которому я свернула шею, был давним знакомцем городского управления внутренних дел.
   Федя Крюков в свое время служил в спецназе, потом пытался работать в одной охранной фирме, но был оттуда с позором изгнан за пьянство. Не было секретом, что он баловался и наркотиками.
   Карьера после армии не задалась, и Федя превратился в мелкую сошку. Крюков то и дело влипал в разнообразные истории, связанные с мошенничеством, которые обычно кончались его задержанием и возбуждением дела по соответствующей статье.
   Впрочем, до суда дело ни разу не доходило. Как только у Феди начинались очередные неприятности, возникала фигура его брата, который был человеком гораздо более солидным и крутым. Иногда он просто-напросто выкупал братца, если взятка принималась, иногда откупался у потерпевших, либо после переговоров те отзывали свое заявление, и Федя снова оказывался на свободе.
   – Но чтобы убийство! – развел руками сержант. – За этим кадром таких дел не водилось. Наверное, решил подзаработать и пустил заказчикам пыль в глаза, заморочив им голову своим спецназовским прошлым.
   – А что собой представляет его брат? – поинтересовалась я.
   – Никола? Об этом лучше спросите у начальника районного отдела, – нехорошо усмехнулся сержант. – Он с Крюковым-старшим частенько ездит на пикнички. Да и кое-кого из облдумы с собой прихватывает.
   – Понятно, – кивнула я. – Не имей сто рублей, а имей сто друзей.
   – Лучше иметь и то и другое, – вздохнул сержант. – Как-то надежнее…

   Глава 6

   – И что теперь? – спросил меня Дима, когда мы вернулись к нему домой.
   Мы сидели на кухне и пили чай. После всех этих пертурбаций Корнелюк медленно приходил в себя, но все же, судя по его вопросу, способность здраво рассуждать потихоньку к нему возвращалась.
   – Я думаю, Дмитрий Владимирович, что с нами вскорости кое-кто захочет познакомиться поближе, – предположила я, закуривая сигарету.
   – То есть?
   – Человек, который пытался вас сегодня убить, – мелочь, почти никто. Его брат, напротив, довольно авторитетный деятель криминального мира.
   Митя Корнелюк передернул плечами. Ему очень не хотелось встречаться ни с какими авторитетными деятелями, и парня можно было понять.
   – Поскольку Крюкова вы не знаете, – продолжала я, – можно предположить, что его кто-то нанял. Нет-нет, не пугайтесь, речь явно не идет о его брате. Тот прекрасно понимает, что представляет собой его родственник. Вернее, представлял. В общем, Крюков-старший никогда бы не поручил такое ответственное задание брату Феде. Выходит, что кто-то нанял Крюкова, и этот кто-то не очень-то был разборчив в своем выборе.
   – Я ничего не понимаю! – в отчаянии воскликнул Митя. – Я просто отказываюсь понимать! Мой мир – совсем иной, чем мир этих… Крюковых. Как я могу с ними пересекаться? Почему меня преследуют?
   – А вот для того, чтобы найти ответы на эти вопросы, вы и наняли меня, – напомнила я Мите. – А уж если наняли, значит, припекло. Так что если вы хотите побыстрее вернуться к первоначальному безопасному состоянию, то извольте не закатывать истерик, а давайте вместе работать над проблемами. Чем мы скорее их разрешим, тем скорее ваша жизнь вернется на прежние рельсы.
   Корнелюк постарался напустить на себя серьезный вид и с готовностью кивнул.
   – Замечательно, – похвалила я его. – Итак, мог ли кто-нибудь из Крюковых когда-либо пересекаться с вашим отцом?
   Дима лишь развел руками.
   – Я никогда не вникал в эти дела, – извиняющимся тоном произнес он. – Папа предпочитал дома не говорить о работе, он даже никогда не работал здесь с документами. Дом был для него только домом. Когда в фирме начались тяжелые времена, мне даже не пришлось передавать коллегам его бумаги, потому что их просто здесь не было.
   – А в фирме вы можете навести справки? – спросила я у Димы.
   – Думаю, что нет, – покачал он головой. – Народ там себе на уме и со мной на деловые темы не будет разговаривать. Знаете, после того, как я передоверил фирме распоряжение пакетом акций, все отношения со мной сведены к передаче денег ими и получению денег мной. И меня эти отношения вполне устраивают.
   – Хорошо, – медленно произнесла я. – Тогда попробуем выяснить что-нибудь сами.
   – А что именно?
   – Еще точно не знаю, – улыбнулась я, поднимая трубку телефона.
   Я не торопясь набрала номер, который был начертан на клочке бумаги, обнаруженном в кармане у покойного Феди Крюкова.
   Трубку подняли после второго звонка. Мне ответили аж сразу два человека – очевидно, телефон был запараллеленным. Мужской баритон хмуро пробормотал: «Крюков слушает», а довольно писклявый женский голос вопросительно процедил: «Н-да?»
   – Я по поводу Феди, – спокойно проговорила я. – С ним случилось несчастье, и я…
   На том конце последовал отбой. Мне пришлось положить трубку на рычаг, и, пока я обдумывала, что предпринять дальше, телефон зазвонил.
   – Вы мне только что звонили? – осведомился мужской голос.
   – Ага, – ответила я. – У вас что, телефон с определителем?
   – Совершенно верно, – сосредоточенно проговорил Крюков-старший.
   – А зачем же было тогда бросать трубку? – поинтересовалась я.
   – Это не я, это Киска, – пояснил Крюков. – Есть тут такая девочка.
   Последовала пауза. Похоже, брат покойного не был готов к моему звонку и пока не решил, какой стиль общения был бы наиболее адекватным в этой, прямо скажем, неординарной ситуации.
   – Наверное, нам надо как-то пересечься, – предложила я. – Вы уже в курсе?
   – Да, – коротко ответил тот. – Через полчаса, угол Куйбышева и Макаренко, устроит? Я буду на сером «Форде» возле кафе. Там и поговорим.
   – Договорились, – согласилась я и медленно повесила трубку.
   – Ну как? – нетерпеливо спросил Митя, не сводивший с меня глаз за время моего разговора с Крюковым. – Что-то прояснилось?
   – Скоро начнет проясняться, – пообещала я. – Собирайся, пойдем в кафе.
   – Это еще зачем? – удивился Митя. – Я вроде бы не голоден.
   – Помянем покойничка, – пошутила я. – Ну-ну, не надо так морщиться. Просто у нас состоится встреча с интересным человеком.

   Глава 7

   Несколько минут я раздумывала над вопросом: а стоит ли вообще тащить с собой Митю на свидание с Крюковым? Не представляет ли эта встреча опасности для моего клиента? Кто знает, что на уме у человека, который только что потерял брата? Федя был, конечно, негодяем, причем негодяем-неудачником, а таких недолюбливают даже ближайшие родственники. И все же…
   Присутствие рядом со мной Мити Корнелюка может дать положительный эффект.
   Во-первых, я буду уверена, что клиент никуда не сбежит. Он будет все время у меня на виду. А если дело запахнет жареным, я смогу постоять за себя и не дать в обиду Дмитрия.
   Во-вторых, пусть молодое дарование возьмется за ум и начнет мне помогать в моей работе. Шевелить мозгами Дмитрий Владимирович явно не собирается, так что придется мне его немного растормошить. Полезно увидеть и услышать людей, которые могут иметь какую-то информацию по нашему делу. В конце концов, кому это больше надо – ему или мне?
   Риск, конечно, был немалый, что и говорить. И все же я была почти уверена – Крюков-старший тут ни при чем. Так пусть же сам посмотрит на человека, которого хотел убить его брат, и поможет мне вычислить заказчика. Если он действительно такой серьезный человек, как мне описал его сержант, пусть подтверждает репутацию.
   К встрече с серьезным человеком следовало серьезно подготовиться.
   Я выбрала из своего арсенала следующие предметы: дымовую шашку, взрывное устройство и пистолет. Звучит, должно быть, диковато, правда?
   Но если уточнить, что дымовая шашка была замаскирована под пуговицу на платье и ничем не отличалась от остальных пяти кругляшков, что взрывное устройство умещалось в пачке сигарет «Вог», а шестизарядный пистолет «ППС» калибра 7,62 мм свободно умещался в косметичке и весил восемьсот с небольшим граммов, то все становится понятным. Я, конечно, подстраховывалась, беря с собой столько средств защиты – обычно я полагаюсь большей частью на свой опыт ведения боя без оружия, но чем черт не шутит!
   – Женя, почему вы от меня что-то скрываете? – зудел Митя по дороге и мешал мне вести машину. – Почему вы не хотите сказать, с кем мы должны встретиться в этом заведении? И что принесет эта встреча?
   – Как минимум информацию, – чуть повернулась я к Мите, подрулив под светофор. – А встречаемся мы с братом того самого человека, которому я переломила шейные позвонки сегодня вечером.
   Митя побледнел. Он даже бросил взгляд за окно, прикидывая, не стоит ли ему выскочить из автомобиля. Бедняга! Скажи я ему дома, что нам предстоит общение с преступным авторитетом, Корнелюк перетрусил бы еще больше и, кто знает, может быть, совсем отказался бы сопровождать меня. А теперь деваться уже некуда.
   – Я никогда не думал, что вляпаюсь в такое… – проговорил он с отчаянием. – Как все же круто может поворачиваться жизнь!
   – Но не просто же так! – парировала я, подруливая к перекрестку, где располагалось кафе, в котором была назначена встреча.
   Корнелюк на секунду задумался. Он был так сосредоточен, что мне показалось, будто я слышу, как поскрипывают его мозги. Но Митя зря напрягался. Подняв на меня глаза, он покачал головой.
   – Нет, я ничего не могу понять, – глухо произнес он. – Я в сотый раз задаю себе вопрос: «За что меня хотят убить?» – и не нахожу ответа.
   – Значит, будем искать вместе, – подытожила я. – Потому что ничего другого нам с вами, Дмитрий Владимирович, не остается.
   Я бросила взгляд за окно. Серый «Форд» уже стоял у кафе, мотор был заглушен, стекло у сиденья рядом с водительским чуть приспущено.
   Поставив машину рядом, я посигналила, и стекло опустилось еще ниже. На меня в упор смотрел человек лет сорока, одетый в коричневый бархатный костюм. Взгляд тяжелый, и выдержать его было очень трудно. Однако он не выражал ни угрозы, ни ярости – ничего, кроме холодной и скептической проницательности.
   Удостоверившись, что я – тот самый человек, которого он ожидает, Крюков вылез из машины, велев шоферу дожидаться его возвращения.
   Митю била мелкая дрожь. Молодой человек был настолько перепуган, что у него тряслись даже мышцы ног – я заметила, как подрагивает левая штанина.
   – Помогите мне, Дима, у меня тут шарф зацепился… – попросила я, незаметно перекинув узел на каемке своего шарфа через выступ на передней панели автомобиля.
   Корнелюк с готовностью исполнил мою просьбу, и это слегка привело его в чувство – все же он помог даме. Взяв Митю под руку, я позволила ему довести меня до входа.
   Господин Крюков уже поджидал нас на крыльце. Он не поздоровался, лишь ограничился легким кивком и распахнул перед нами дверь.
   Мы прошли в зал, где для нас уже был заказан столик на троих. Помещение было маленьким, но народ заполнял кафе почти целиком, несмотря на кусачие цены. Например, чашка кофе «эспрессо» здесь стоила сорок рублей, как я разобрала из начертанного мелом меню при входе, а про спиртное я вообще умолчу, а то мне не поверят.
   – Вам? – коротко поинтересовался Крюков, когда мы уселись и к нам подлетел официант с таким выражением глаз, как будто он всю жизнь ожидал именно этой минуты и готов исполнить любое наше желание.
   – Апельсиновый сок, кофе. И три рюмки водки, – сделала я заказ.
   – То же самое, только водки не надо, – проговорил ошарашенный Митя.
   – То же самое и еще три хлеба, – проговорил Крюков, понимающе посмотрев на меня.
   Похоже, моя инициатива насчет помянуть покойничка ему понравилась. Однако лицо Крюкова по-прежнему оставалось таким же бесстрастным.
   Когда наш немудреный заказ был выполнен, мы выпили по рюмке, не чокаясь, как водится. Митя даже не пытался увильнуть и честно опорожнил содержимое своего сосуда, не оставив ни капли.
   Закусив хлебом, мы с Крюковым закурили, а Митя принялся медленно тянуть апельсиновый сок. Крюков выжидающе смотрел на меня, и я решила, что следует приступить к основной части нашей беседы.
   – Как вы понимаете, я не хотела смерти вашего брата, – сказала я. – Но он хотел смерти моего знакомого. Я сожалею, что так случилось… Но как бы вы поступили на моем месте?
   – Знакомого или клиента, Женя? – медленно произнес Крюков, выпуская струю дыма.
   – Ага, значит, вас уже информировали, – удовлетворенно кивнула я. – Милиция?
   Крюков кивнул.
   – Что ж, тем лучше, значит, мне не придется вдаваться в объяснения.
   – Не придется, – подтвердил Крюков. – И все же вы не ответили на мой вопрос.
   – Клиента, – кивнула я. – Перед вами Дмитрий Владимирович Корнелюк, сын известного предпринимателя. На него кто-то открыл сезон охоты, и ваш брат решил принять участие в этом опасном спорте…
   У Димы хватило ума не протягивать руку Крюкову, но он все же попытался улыбнуться.
   Господин Крюков смотрел на Корнелюка секунды две, не больше. Как рентгеновский аппарат, он «прочел» по внешнему облику Димы и его манере держаться, что собой представляет молодой человек, и наверняка потерял бы к нему всякий интерес, если бы Митя не послужил косвенной причиной гибели его брата.
   Крюков повернулся ко мне, и в его взгляде я прочла молчаливый вопрос.
   – В том-то и дело, что я не знаю, кто заказчик, – «ответила» я на этот взгляд. – Дмитрий Владимирович тоже не представляет, кому он мог перейти дорогу. А это уже не первое покушение.
   – Я не в курсе. – Крюков был предельно лаконичен. – Брат был непутевым, и я в его дела не встревал. Каждый раз, разруливая его проблемы, я говорил себе: «Это в последний раз». И вот теперь он труп, потому что полез не в свое дело. В общем, нарвался. Что ж, поправить уже ничего нельзя, а мстить я не намерен. Чай, не в Италии живем. Так что мы сейчас разбежимся, и проблемы больше нет.
   Просто так я не намеревалась сдаваться. Крюков дал понять, что не держит на меня зла, и удостоверился, что я была «в своем праве». Но мне этого было мало, и не только эти слова я ожидала услышать.
   – Я думаю, что человек, на которого работал в данном случае ваш брат, является подлинным виновником его смерти, – быстро проговорила я. – Он нанял Федора, потому что хотел определить моего клиента, не привлекая внимание профессионалов. Так дела не делаются.
   Господин Крюков слушал мою речь с интересом, но пока молчал.
   – Этот невидимка просто-напросто использовал вашего брата. Можно сказать – подставил, – продолжала я. – Есть гипотеза, что сначала он сам пытался убрать моего клиента, но потом понял, что не потянет, решил проделать это втихую и нанял Федора. Следовательно, человек этот с ним общался, мог внушить ему, что все пройдет шито-крыто и Федор получит бабки. Не исключено, конечно, что Федор был ему должен, и устранение моего клиента покрывало долг. Что вы об этом думаете, Николай?
   Но Крюков лишь поморщился. Версия, которую я выдала ему, была настолько неприятной, что он очень не хотел ее обсуждать.
   А пришлось. У меня в кармане был один козырь, который я приберегала напоследок.
   – Я не хотел бы вникать в чужие дела, – неторопливо произнес Крюков. – Для меня это уже дело закрытое, так сказать. Проблемы вашего клиента – не мои проблемы. Брат мертв, к вам претензий нет. На этом я считаю наш разговор законченным.
   – Пусть так, – кивнула я, – я вовсе не собиралась вас «грузить». Хотя… Ведь в милиции мне сказали, что ваш брат никогда не был замешан в убийствах. Ни-ког-да. А вот теперь почему-то решился на такое. Значит, его кто-то заставил. Или подкупил.
   – Это уже не имеет значения, – устало произнес Крюков, поднимаясь из-за стола.
   – Возможно, – согласилась я. – И напоследок вы мне вот что скажите: почему Киска бросила трубку, когда я вам позвонила?
   Я поняла, что попала в точку, хотя и била наугад. Николай Крюков замер.
   – Я ни на чем не настаиваю, – тихо продолжила я, – однако мне показалось странным, что разговор так внезапно оборвался.
   Крюков медленно вернулся к столу и оперся руками на спинку стула, пристально глядя мне в глаза. Какое-то время он раздумывал, но потом решил, что стоит проверить эту догадку.
   – Значит, так. Сейчас мы все вместе поедем ко мне, – произнес он тоном, не терпящим возражений. – Там на месте во всем и разберемся. Дай бог, если это – простая случайность. Потому что мне очень не понравится, Женя, если вы окажетесь правы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация