А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пальцем в небо" (страница 15)

   Глава 8

   Обговорив все с Князевым, я вернулась домой. Там собрала все имеющиеся у меня поддельные доллары, нарезала из бумаги «кукол» и изготовила весьма похожие на настоящие пачки банковские упаковки. После этого проверила содержимое своей сумочки, почистила свой старенький «ПМ», во внутренний карман брюк положила маленький складной ножичек и отправилась на кухню.
   Понимая, что нужно что-нибудь съесть, но при этом не имея ни малейшего желания заниматься готовкой, я открыла холодильник и стала думать, как бы так заполнить свой желудок, чтобы он не скоро стал напоминать о себе. Особо выбирать не приходилось, так как в холодильнике имелась лишь банка консервированной кукурузы, несколько кусочков колбасы и банка шпрот. Все это я и достала. После чего сделала себе кофе, порезала батон и села как бы обедать.
   Вместе с процессом поглощения пищи, как и обычно, начался процесс переваривания имеющейся у меня на сейчас информации. Последнему я и отдалась полностью.
   Дело близилось к развязке. Через пару часов я возьму Грицкого, потом надавлю на него и заставлю выдать сообщников. Ведь не один же он действует. Тем более что информация, если верить словам Князева, могла поступить только из аэропорта. Жаль, что Андрей Андреевич не смог запомнить того типа, который проверял его, а то бы даже время зря терять не пришлось: сначала взяла бы наводчика до пяти часов, а потом и исполнителя. Так нет же, обязательно возникают какие-нибудь сложности: то одно неизвестно, то другое.
   «Интересно, а почему вдруг такой профессионал, как Грицкий, который всегда работал только в одиночку, завел себе сообщника? – неожиданно возник у меня вопрос. – Разве ему одному плохо было? Напротив, меньше возможности оплошать и засветиться. И все же он начал работать с сообщником, стало быть, так ему показалось выгоднее».
   Я попыталась предположить, в чем же именно состояла эта самая выгода, и пришла к выводу, что Грицкий, имея наводчика, тем самым освобождал себя от лишних хлопот. Ведь, влезая в ту или иную квартиру, он никогда не знал, что в ней найдет. Зато теперь ему прямо на блюдечке с голубой каемочкой подносили сведения о вновь прибывших в Тарасов лицах, имеющих при себе солидные суммы денег.
   «Кстати, а ведь наверняка дело Апроянца и то, что запланировано на сегодня, не единственные у Длинного и его сообщника, – встрепенулась я. – А раз так, то, зная об их методе работы, я запросто могу вычислить, когда и кого они уже обчистили. Это сделать проще простого, достаточно поднять нераскрытые дела о кражах из квартир, чьи хозяева пострадали сразу по возвращении из поездок. К тому же кто-то из пострадавших может оказаться более внимательным и сумеет указать на сообщника Грицкого. Этим стоит воспользоваться».
   Порадовавшись открывшейся возможности побыстрее завершить начатое мной дело, я убрала со стола остатки еды и направилась в зал. Там села в кресло, взяла с тумбочки телефон и набрала номер Кирьянова. Володя снял трубку почти сразу.
   – Киря, привет, это опять я, – слегка виновато представилась я.
   – Что еще потребовалось? – не прореагировав на мои слова, сразу же спросил Володька, явно стараясь побыстрее покончить с моими делами и вернуться к своим. Подобное его поведение указывало на то, что дел у него – выше головы.
   – Мне нужны кое-какие данные, это не займет у тебя много времени, – продолжила я.
   – Поконкретнее, пожалуйста, – попросил Володя.
   – Мне требуется информация о нераскрытых кражах из квартир, чьи хозяева пострадали сразу по возвращении в Тарасов из различных поездок, – пояснила я. – Желательны адреса пострадавших и суммы, у них украденные. Сможешь помочь?
   – Перезвони через часок, сейчас у меня срочный вызов к начальству, – со вздохом откликнулся Володька. – А мои ребята, сама знаешь, могут такого насобирать, потом запутаешься.
   – Хорошо, позвоню ближе к вечеру, – вспомнив о том, что мне уже пора ехать к Князеву и готовиться к поимке преступника, ответила ему я и, услышав короткое «угу» Кири, отключила телефон. Проверку работников аэропорта приходилось отложить на более позднее время.
   Дорога до дома Князева заняла около тридцати минут, я уже хорошо знала, куда мне нужно ехать, и выбрала наиболее короткий маршрут. Когда же оказалась на месте, занялась поиском места для машины. Я предположила, что Грицкий, который должен быть довольно наблюдательным человеком, уже успел запомнить слишком часто попадающуюся ему на глаза машину. Он может заподозрить неладное, если наткнется на нее еще и здесь.
   Стало быть, «девяточку» мою следовало спрятать. Сделать же это было не так-то просто, учитывая, что поблизости напрочь отсутствовали автостоянки, а все въезды во двор были перекрыты трубами или камнями, вкопанными в землю. Делалось это для того, чтобы под окнами то и дело не завывали сигнализации и не трещали моторы, а дети могли спокойно играть возле дома без риска попасть под машину. Так что мне пришлось оставить «девятку» за два квартала от дома Князева и оттуда добираться пешком.
   Когда я позвонила в дверь, Андрей Андреевич почти сразу же открыл мне и сообщил, что у него все готово для встречи вора.
   – Что именно готово? – не поняла я, но на всякий случай заглянула в зал.
   У комнаты был такой вид, словно хозяева готовились к ремонту, а потому все убрали со своих мест и кое-что даже прикрыли белой тканью.
   – Все, – неопределенно развел руками хозяин, как только я обернулась к нему. – Я убрал с видных мест самые дорогие вещи, вазы, картины. Вы же понимаете, все это мне очень дорого и…
   – Да вы с ума сошли! – возмутилась я. – Вор, одним только глазом заглянув в вашу квартиру, определит, что его тут ждали. Вы что, хотите провалить мне всю операцию?
   – Нет, конечно, я просто хочу обезопасить себя от…
   – Сейчас же верните все на место! – не став дальше слушать Князева, требовательным голосом заявила я. – Если что-то пропадет, обещаю, что сама лично вам за это заплачу.
   – Заплатите? Со своей бюджетной зарплаты? – усмехнулся на мое обещание Князев. – Да у меня одна только вон та ваза стоит столько, что вам и не снилось.
   – А вот это уже не ваши проблемы, – стаскивая с резного старинного столика покрывало, произнесла я. – Деньги у меня есть. К тому же пропасть отсюда ничего не может, учитывая, что вор выносит украденное через форточку, а большая часть ваших драгоценных раритетов в нее просто не пролезет. Это-то, надеюсь, понятно?
   – Ну, в общем… – смутился хозяин, поняв глупость всего содеянного, и стал мне помогать возвращать вещи на прежние места.
   Мы управились за двадцать минут. К этому моменту часы показывали без четверти пять.
   – Вам уже пора, – напомнила я. – Идите на свою выставку и не переживайте, все будет нормально. Да, и еще: старайтесь не привлекать к себе внимания, во дворе не вертите головой по сторонам, не рассматривайте пристально прохожих, иначе спугнете вора. В общем, ведите себя так, как обычно, словно вы ничего не знаете и ни о чем не догадываетесь. Договорились?
   – Договорились, – тяжело вздохнул Князев и, взяв в руки свой портфель, направился к двери.
   И только тут я вспомнила о деньгах.
   – Стойте, а куда вы поместили деньги компании?
   Князев молча указал на портфель в своих руках.
   – Вы с этим портфелем прилетели? – тут же спросила я. – То есть его же видел в аэропорту наводчик?
   – Нет, – Князев отрицательно покачал головой. – Тогда они были в чемодане.
   – Давайте его сюда, я положу в него куклы. Уверена, вор будет искать именно этот чемодан. «Если ему, конечно, о нем рассказали», – уже про себя добавила я.
   Князев сообщил мне, где находится тот самый чемодан, напрочь отказавшись возвращаться с порога в квартиру, ибо считал это плохой приметой, еще немного повздыхал и наконец ушел.
   «Чем больше у человека денег, тем он жаднее, – невольно перефразировала я известную пословицу, заметив, как трясется за свое добро Князев. – Ну да ничего, никуда его вещи не денутся. Грицкий не успеет их вынести, уж я об этом позабочусь».
   Упаковав свои заготовки в чемодан Князева, я положила этот мини-сейф назад в шкаф, который затем закрыла, еще раз осмотрела всю квартиру и стала искать место, где мне можно было бы спрятаться. По-настоящему укромного не нашла и решила рискнуть – спрятаться в складках плотных штор, которые в данный момент все сдвинуты были в одну сторону. Правда, видно мне из-за них ничего не было, но с этим уж приходилось мириться.
   Встав в углу за шторами, я стала ждать гостя. Ждала долго, точно не могу даже сказать сколько. Но главное, не зря – Грицкий все же объявился. О том, что он пытается пролезть в квартиру, я поняла по легкому скрипу форточки в кухне, специально мной оставленной приоткрытой, чтобы не усложнять вору проникновение в квартиру.
   Поняв, что гость уже прибыл, я замерла и стала прислушиваться к его действиям, не спеша заявлять о себе. Мне хотелось взять Грицкого с поличным, в тот момент, когда он найдет спрятанные мною «куклы». Но тут была одна проблемка: деньги находились в другой комнате, а я не видела даже того, что происходило в этой. Пришлось положиться на свою интуицию.
   От скрипа половиц, донесшихся до меня, мое сердце едва не упало в пятки – Грицкий был совсем рядом, может, даже стоял прямо передо мной. Я испугалась, а вдруг он меня заметил и теперь думает, чем бы нанести удар. Зря я, наверное, сюда встала, следовало поискать более удобное местечко. Но теперь думать об этом поздно, что будет, то и будет.
   Звук легких, едва слышных шагов медленно удалился в правую сторону. Затем раздался тихий скрип открываемых створок шкафа. Я поняла, что вор проверяет содержимое полок и иных укромных мест, ища крупную сумму денег. Естественно, что здесь ее он не нашел, а потому переключился на осмотр других комнат. Как только мне стало понятно, что Грицкий ушел в спальню, я осторожно отодвинула край шторы и выглянула.
   Видно Грицкого мне не было, хотя по доносившимся звукам я поняла, что он близок к цели. По крайней мере, шкаф он уже открыл. Решив, что больше ждать нет смысла, я быстренько вынырнула из своего укрытия и на цыпочках поспешила в сторону спальни. В тот момент, когда я достигла двери, Длинный как раз открывал чемодан.
   – Кхе, кхе, – дала я о себе знать, дождавшись, чтобы вор притронулся к лежащим сверху купюрам и оставил на них свои отпечатки.
   Грицкий испуганно обернулся и отскочил от чемодана.
   – Добрый вечер, гражданин, – с улыбкой на устах поприветствовала вора я. – Что ищете? Впрочем, вижу, что вы все уже нашли. И как вам улов?
   На мое издевательское обращение вор в считаные минуты извлек из кармана маленький складной ножичек и, раскрыв его, направил лезвие в мою сторону. Я поняла, что драки не избежать, и напряглась. Нужно было заставить Грицкого напасть первым, и поэтому я так же нахально произнесла:
   – А поделиться не желаешь?
   В следующую секунду Грицкий понесся на меня, зло сжав свои и без того тонкие губы. Пугаться мне было некогда, так что я собрала все свои силы и, мысленно рассчитав траекторию удара направленного на меня ножа, приготовилась отразить его. Сделать это мне удалось, и через мгновение после того, как я поймала руку нападавшего своей, а нож благополучно отлетел в сторону, мы схватились врукопашную.
   Не обладая никакими навыками боя, Грицкий упрямо толкал меня к стене, нанося удары лишь ногами. Делал он это для того, чтобы получить возможность стукнуть меня головой о стену. Но, как говорится, не тут-то было. Я с легкостью отбила все его удары, а заодно и охоту обижать меня. Затем без особого труда сама прижала мужичка к стене, несколько раз «помассировала» кулаками его лицо, тряхнула как следует, отошла на шаг назад и достала наручники. Потом сцепила ими руки вора, еще не успевшего до конца понять, что с ним собираются сделать, и спросила:
   – Ну что, может, теперь попробуем еще раз поговорить? Или еще повоюем?
   Воевать Грицкий не хотел, хотя и не особо горел желанием со мной разговаривать. Правда, выбора у него все равно не было. К тому же вор понял, что со мной ему не справиться, а сбежать не удастся. По всей видимости, сообразив все это, он решил просто молчать. Меня же такое поведение задержанного совсем не устраивало, но я не стала пока впадать в раздражение и попыталась наладить отношения мирным путем. И начала с того, что представилась, показав «корочки».
   – Давно вас здесь жду, гражданин Грицкий, – захлопнув «корочки» и убирая их в карман, произнесла я. – Думала уж, что не придете. Не хотите ли теперь рассказать, кто вас навел на это жилище?
   Грицкий недовольно поморщился и отвернулся в сторону, демонстрируя полное нежелание со мной общаться. Я повторила свой вопрос еще раз, но к нему еще добавила:
   – На твоем месте, гад, я бы рассказала все сама, а не ждала, когда прибегнут к более резким методам допроса.
   – Не имеете права, – только и буркнул Грицкий и снова умолк.
   – Не имеем? – усмехнувшись, намеренно язвительно заговорила я, давая своему пленнику понять, что он никак не сможет доказать факта избиения его работниками следственных органов. Впрочем, он и сам должен был все понимать, хорошо зная, в какой стране живет. – Я бы на твоем месте не была в этом так уверена.
   Чтобы подтвердить свои слова действиями, я подошла к мужику поближе и, прошептав: «Лучше расскажи все сам», – ударила его в живот. Грицкий согнулся пополам, но даже не застонал.
   – Ты, милый, думаешь, что мы и без твоих признаний твоего сообщника не найдем? Нет, найдем, раз уж вышли на тебя, – склонившись к лицу мужчины, зло прошипела я.
   – А чего тогда цепляешься? – ядовито буркнул в ответ форточник.
   – Хочу проверить свои подозрения.
   – А мне глубоко плев…
   Не дослушав и без того понятный ответ Грицкого, я резко поднялась и тыльной стороной ладони ударила его по лицу. На щеке незадачливого вора тут же отпечаталась моя рука. Лицо стало пунцовым. Предположив, что, может, хотя бы так мне удастся разговорить пленника и заставить сознаться во всем, я продолжила нервировать его:
   – У тебя с математикой как? Можешь сосчитать, сколько лет тебе за это дельце дадут, или подсказать? А представляешь, сколько можно ко всему добавить, учитывая, что ты работал не один, а с сообщником? Ведь двое – это уже банда. Не хочешь срок скостить собственным признанием? Мне бы, например, было очень интересно знать, куда ты дел украденные в прошлую твою вылазку деньги, которые в сумме составляли пятьдесят тысяч долларов.
   – Да пошла ты! – огрызнулся Грицкий. – Не буду я ничего говорить. Чего пристала?
   – Значит, тебе все равно, на год больше ты просидишь или меньше? – не сдавалась я.
   – Считай, что так, – равнодушно произнес Грицкий, затем, видя, что я не намерена от него отставать, по-хозяйски прошел к креслу и сел в него.
   Я просто обалдела от подобной наглости. Его застукали на месте преступления, а он, видите ли, проявляет полное безразличие к своей судьбе! Впрочем, воробей Грицкий стреляный, уже сидел, закон знает. А следовательно, понимает и то, что попытка удрать или оказать сопротивление лишь еще больше усугубит его и без того незавидное положение. Отсюда следовало, что все мои попытки бесполезны и ни к чему не приведут.
   Я задумалась, что делать дальше. То, что Грицкий ничего говорить не станет ни мне, ни кому бы то ни было, я считала очевидным. Стало ясно и то, что при агрессивном натиске он моментально замыкается в себе. Тут и комната пыток инквизиции вряд ли помогла бы. Оставалось только сдать его Кирьянову, а самой заняться поиском сообщника. Возможно, тот окажется более разговорчивым и поведает нам, как они с Грицким проворачивали свои дела. К тому же Володька как раз должен был собрать для меня информацию о нераскрытых кражах, а значит, позвонив ему, я убью сразу двух зайцев.
   Я достала из сумочки свой сотовый и сразу, как только Киря взял трубку, спросила:
   – Володя, ты сейчас свободен?
   – Да, абсолютно, – откликнулся мой милицейский друг. – Все, что ты просила, нашел, можешь подъехать прямо сейчас. Хотя, если желаешь, могу и продиктовать данные. Правда, тут много всего набралось, вполне может быть, что половина окажется лишней. Тебе бы стоило самой просмотреть.
   – Просмотрю, – ответила ему я, а затем попросила: – Только ты к моему приезду приготовь еще и местечко в камере.
   – В камере? Местечко? – переспросил Киря, а потом, догадавшись, что я имею в виду, уточнил: – Ты везешь нам пополнение?
   – Угадал. Того самого парня, которого вы, наверное, уже и не мечтали больше увидеть, – похвалилась я Кире, намекая на его слова по поводу того, что с розысками Грицкого мне придется возиться весьма и весьма долго. Ничего, справилась, причем очень быстро.
   – Ну что ж, ждем, – отозвался Володька, потом пожелал мне удачной дороги и отключил телефон.
   Я убрала сотовый, а потом обратилась к Грицкому:
   – Ну, чего расселся, вставай. Поедем в твой новый дом.
   Тот не прореагировал, и мне пришлось поднять его с кресла силой и даже пару раз ударить, чтобы он двигался как положено и не показывал мне своего характера. Видели, сами такие. Как только мой пленник встал, я захлопнула лежащий на кровати чемодан и прихватила его с собой. Затем подтолкнула Грицкого к выходу. Дверь квартиры я открыла оставленным мне Князевым ключом и вышла на площадку. Там я вынуждена была взять вора за наручники, чтобы избежать попыток побега, пока буду запирать. Грицкий это понял и, покосившись на меня, криво усмехнулся.
   Мы с вором благополучно спустились по лестнице на первый этаж, вышли из подъезда и направились в сторону моей машины. На улице стемнело, несмотря на то что время было не позднее. Я посмотрела на небо и поняла, что его заволокли тучи и, возможно, что ночью на город наконец прольется долгожданный летний дождичек.
   Идти до моей «девятки» предстояло довольно далеко от дома Князева, и Грицкий, как любой другой нарушитель закона на его месте, просто не мог не воспользоваться такой возможностью и не попытаться сбежать от меня. Он повел себя как настоящий профессионал: якобы споткнулся, а затем, улучив момент, сбил меня ударом плеча с ног и кинулся прочь.
   Я, конечно, сама немного сплоховала, поверив, что Грицкий споткнулся и вывихнул лодыжку. Даже дала ему немного времени, чтобы прийти в себя. Этим воришка и воспользовался. Он сначала делал вид, что ему ужасно больно и что он не может идти. Стоял согнувшись, а потом вдруг резко развернулся и попер на меня. Никак не ожидая такого поворота событий, я просто не сообразила отскочить в сторону, а потому была сбита с ног и повалилась на спину. Грицкий же рванул в сторону домов, прекрасно понимая, что там ему проще спрятаться.
   Мгновенно оправившись от удара спиной об асфальт, я вскочила с земли и побежала за Грицким. Бежать мне, конечно же, было намного проще, чем ему, так как я и одета была соответствующе, и физподготовка имелась, да к тому же мои руки не сковывали наручники. Но не тут-то было. Оказалось, зря я так думала, потому как на эти самые наручники наткнулась буквально через несколько метров – вор смог от них избавиться. И самое интересное – он не раскрыл их при помощи отмычки, а попросту вытянул руки через кольца.
   «Вот черт, – невольно выругалась я, поднимая железные браслеты. – Мне бы такую пластичность, как у него, проблем вообще бы не было. Это же надо – наручники его не удерживают. Нужно будет посоветовать Кире, чтобы он в его камере на решетке прутьев добавил. Мало ли, вдруг и через те отверстия пролезть сумеет».
   Вспомнив о Кире, а также о том, что обещала ему привезти в ближайшее время преступника, я побежала еще быстрее. Портфель с деньгами, вернее с «куклами», на которых остались отпечатки пальцев Грицкого, чтобы не мешал сейчас, я сунула в мусорный бак, встретившийся на пути. Понадеялась, что в такое малоприятное место вряд ли кто-то решится заглянуть. А бомжей в этом районе точно нет – как-никак центр, менты их то и дело гоняют.
   Теперь силы Длинного и мои были почти равны. Оба мы имели свободу движений, оба горели желанием добиться своего. Победить сейчас мог только сильнейший или хитрейший. Хитрить не получалось, так как я плохо знала того, за кем гналась, поэтому не могла предположить даже примерного маршрута его дальнейшего движения. Оставалось надеяться на собственные силу и ловкость.
   Грицкий оказался не только очень гибким, но и весьма шустрым человеком. Со стороны казалось, что он не бежит, а чуть ли не летит над землей, лишь иногда касаясь ее ногами, настолько легкими были его прыжки. Мне пришлось позабыть обо всем, включая мой собственный вид после падения, и сосредоточиться на погоне.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация