А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Меняю любовницу на жену" (страница 7)

   Ну нахал, хватает наглости еще спрашивать! Я метнула в него такой яростный взгляд, что, будь на его месте другой человек, провалился бы под землю. Жорик мой взгляд проигнорировал.
   – Ты голодна? – спросил он и, не дожидаясь моего ответа, продолжил: – А я ужасно. Сейчас перекусим и тогда поговорим.
   – Нет уж, спасибо. Сейчас мы поговорим, а потом ты пойдешь хоть в пирожковую, хоть в пельменную.
   Наконец-то мое настроение дошло до этого обалдуя. Жорик взглянул мне в лицо, вздохнул и уселся за столик рядом со мной.
   – Не возражаешь, если я хоть тут буду разговаривать и есть? – предложил он альтернативный вариант, понимая, что затащить меня в храм его любимого «фаст-фуда» не удастся. – У меня молодой, растущий организм, для него пища требуется.
   Я махнула рукой: пусть ест, если не есть не может. Жорик сделал заказ и подал мне бумаги.
   – Шдешь штолько интерешного, – с набитым ртом заговорил он. Прожевав, добавил: – Тут золотое дно, можно не статью, а целый сериал развернуть. Мой главный со стула рухнет, когда я ему все это покажу.
   – Ну, сначала на это я взгляну, – перебила я и, умеряя его восторги, достала из папки документы. Надо же, и как он успел за такое короткое время собрать столько информации?
   Пирожок оказался еще тем фруктом! Последними в папке лежали документы по «Звездному небу». Так и есть, рестораны в собственности господина Пирожка. Все, можно смело идти в милицию. Я пробежала документы глазами и собиралась уже вернуть их Жорику, когда мое внимание привлекла дата заключения сделки. Не может быть! Я не поверила своим глазам. Рестораны были проданы за несколько недель до смерти Гели. Я еще раз сверила дату, пытаясь осознать увиденное. Зачем тогда Пирожку нужно было убирать Ангелину, если он уже получил все, что хотел? Документы подписаны собственноручно бывшей владелицей «Звездного неба». Это не вызывало сомнений.
   В горле у меня пересохло, я подозвала официантку и заказала кофе. Жорик перестал жевать от удивления – за время нашего знакомства я ела исключительно в дорогих ресторанах и элитных кафе.
   – Что, серьезное что-нибудь нашла? – пробормотал он, пристально следя за тем, как я пью кофе. Отвратительный, если честно.
   Я кивнула, не вдаваясь в подробности.
   – Рассказывать не будешь? – обидевшись, буркнул он.
   – Не буду. У тебя и так информации хватит выше крыши. Только смотри, будь осторожней, я видела этого Пирожка воочию, он шутить не любит.
   Я поймала такси и вернулась в гостиницу. Честно говоря, я была в глубоком нокауте, если не выразиться грубее. Я ничего не могла понять. Выходило, что Пирожок вовсе не заказывал Ангелину. Тогда как же покушение на меня? Зачем рылись в моем номере? А, наверное, для подстраховки. Нервишки сдали.
   Ну что ж, минус один – это тоже результат. Переходим к подозреваемым номер два – любовникам и любовницам.

   Глава 4

   Да, тяжела ты, работа детектива. Роешь носом землю, тратишь свое драгоценное время, подставляешься, рискуя здоровьем и жизнью, разрабатываешь версию, а она – тупиковая. Чтобы поднять себе настроение, я бросила косточки. Лучше бы и не пыталась! Сговорились все, что ли, свести меня с ума?
   Комбинация цифр 30+15+4 не предвещала ничего приятного: «Ждите скорого обмана. Верьте не тому, что вам говорят, а тому, что видите».
   Чего бы стоило еще и подсказать, кто меня будет обманывать? Ладно, надо собраться с силами и позвонить Алексу. Может, он мне расскажет что-нибудь о близких друзьях Ангелины. Например, с кем она встречалась до того, как они познакомились. Все равно скрывать, что расследую обстоятельства гибели его жены, я не смогу. Тем более что мне нужно к нему самому поближе подобраться, чтобы проверить версию «любовницы». Я порылась в памяти своего мобильника и набрала номер телефона Алекса.
   – Да, слушаю, – раздался в трубке приятный мужской голос.
   – Добрый день, Алексей. Это Татьяна Иванова, подруга Ге… Ангелины. Мне хотелось бы с вами поговорить.
   – Татьяна? – Пауза затянулась. Алекс, вероятно, пытался вспомнить, кто я.
   Это несколько задело меня, все же я не из тех женщин, которых легко забывают. Хорошо хоть не спросил, кто такая Ангелина, этого я бы ему не простила.
   – О, конечно, простите, я сейчас в страшной запарке, замотался. Вы в Москве?
   – Да. Мы можем встретиться? Давайте я подъеду к вашему офису, диктуйте адрес.
   – Конечно, но…
   – Алексей, это очень важно и касается Ангелины.
   Довод оказался убедительным, Алекс продиктовал адрес своего офиса. Мы договорились о встрече, я прихватила медицинскую карту Ангелины и поехала к Алексею. Если честно, я не знала, рассказывать ли ему о беременности Гели. Если сама она не хотела сообщать ему о том, что ждет ребенка, так имею ли я право говорить об этом сейчас?
   Офис конторы Алекса находился в центре и занимал двухэтажный особняк, пахнущий ремонтом. Охранник на входе попросил меня назвать свою фамилию, позвонил куда-то и через секунду пропустил меня внутрь. Только сейчас мне пришло в голову, что я не знаю, чем занимается Алекс. Я попыталась припомнить все, что рассказывала Ангелина, но… Информации было минимум.
   Судя по внутреннему убранству здания, дела у Алекса шли прекрасно. Его кабинет занимал почти половину второго этажа, в приемной сидела секретарша. Причем довольно скромненькая секретарша для такого места. Волосы, сколотые в пучок, очки в металлической оправе, деловой костюм, минимум косметики. Кажется, на ее счет можно быть спокойной: по-моему, такая женщина Алекса заинтересовать не сможет. Хотя надо поинтересоваться, как долго она здесь работает.
   – Добрый день. Вам назначено? – произнесла секретарша бархатным голосом, абсолютно не вязавшимся с ее внешностью.
   – Да, мы созванивались с Алексеем час назад. Сообщите ему о моем приходе.
   Девушка мило улыбнулась, поднялась со своего места и скрылась за дверью шефа.
   Я в два шага оказалась у ее стола и заглянула в бумаги, с которыми она работала до моего прихода. Ну ничего не могу с собой поделать, любопытство – залог моего успеха. Правда, ничего интересного на ее столе не обнаружилось. Деловая корреспонденция, и все, на экране компьютера вообще какая-то карточная игра. Да, не балует себя работой девушка, и начальник, видимо, ее не гоняет. Вот только за какие такие заслуги?
   – Входите, Алексей Валерьевич вас ждет, – пригласила она меня, стоя возле раскрытой двери в его кабинет.
   Я прошла мимо нее, навстречу мне из-за стола поднялся Алекс. Великолепен, как всегда: прекрасно сшитый светлый костюм сидел на нем как влитой, рубашка резала глаза белизной и отглаженностью. Я даже позавидовала ему – на улице жуткая жара, я плавлюсь, словно эскимо на палочке, а он такой свеженький, аккуратненький, словно только что из душа.
   – Здравствуйте, Татьяна. Чем могу служить? – приветливо улыбаясь, произнес он, указывая мне на кресло рядом со столом. – Кофе, чай, сок? – тоном любезного хозяина предложил он.
   – О нет, мне минералки. С лимоном, если можно, и ледяной, – попросила я, устраиваясь в кресле поудобнее. От его черной кожи веяло прохладой, и мне захотелось просидеть в этом кресле долго-долго, до самой зимы, пока не исчезнет с улиц ужасный зной.
   Секретарша принесла на подносе напитки и вышла, оставив дверь чуть приоткрытой. Готова поспорить, что сейчас она, затаив дыхание, слушала наш разговор. Надеюсь, это всего лишь невинное любопытство, а не промышленный шпионаж.
   – Я так понял, у вас ко мне какое-то дело? – произнес Алекс, усаживаясь напротив меня. – Слушаю внимательно, хотя с удовольствием поболтал бы с вами о чем-нибудь приятном, – мило улыбнувшись, произнес он.
   Наконец-то я получила возможность рассмотреть его с близкого расстояния. Да, понятно, что заставило Гелю выйти за него замуж. Красивый, элегантный, умные глаза… Стоп, Танюша, ты, кажется, забылась! Расточать комплименты мужчине – вовсе не в твоем репертуаре. Видно, сказываются последствия недавнего удара по затылку. Ну ничего, за него я, можно сказать, отомстила, будущая статья Жорика – тот же удар дубиной. А может, и похлеще.
   На несколько секунд я предалась мстительным фантазиям и пропустила вопрос Алекса. В себя я пришла только после вопроса дубль два.
   – Вы хотели со мной поговорить? – произнес он снова. – С вами все в порядке? – заботливо осведомился он, поняв, что я слушаю его вполуха.
   – О, да, простите, у меня сегодня не самый лучший день, – извинилась я. – С утра на меня напали, потом кто-то вломился в гостиничный номер…
   – Что вы говорите! А в милицию заявили? – участливо произнес он. – Может, помощь нужна? У меня начальник охраны – специалист со связями, если что, может порекомендовать отличного телохранителя.
   – Да нет, спасибо, – отмахнулась я. – У нашей милиции есть дела поважнее, а со своими врагами я разберусь сама. Я по другому вопросу – по поводу убийства Ангелины. У меня есть кое-какие факты, доказывающие, что произошло именно убийство.
   Алекс на мгновение замер, затем судорожно глотнул горячего кофе и закашлялся. Мое сообщение явно произвело на него впечатление.
   – Я не понял. Повторите, пожалуйста, – попросил он, ставя чашку на стол.
   – Геля не покончила жизнь самоубийством. У нее не было для этого оснований. Ее убили, – твердо и четко заявила я, глядя ему в глаза. – И я хочу найти ее убийцу или убийц. И наказать.
   Бледный Алекс не отрываясь смотрел мне в лицо, словно читал по губам, не доверяя собственному слуху.
   – Если это шутка, то довольно злая, – сухо заметил он наконец.
   Я обратила внимание на то, как дрожат его пальцы.
   – Я понимаю, что мои слова могут показаться вам неожиданными, – не отступала я. – Но есть кое-какие обстоятельства, позволяющие сомневаться в добровольном уходе Ангелины из жизни. Например… Алексей, вы знаете, что она была беременна?
   Алекс вздрогнул и как-то странно посмотрел на меня, словно я ткнула пальцем ему в глаз или ударила под дых.
   – Мне не хотелось бы вызывать охрану, так что вам лучше уйти самой, – пробормотал он, отворачиваясь от меня.
   – Это правда! У меня есть медицинская карточка из женской консультации. Она действительно была беременна, здесь все черным по белому… Я знаю… знала Гелю с детства, она всегда мечтала иметь детей. Она никогда бы не решилась на самоубийство, зная…
   – Ангелина была больна, она пила такие таблетки, которые несовместимы с беременностью… – перебил меня Алекс.
   – Ничего она не пила! – в свою очередь прервала его я. – Она сама мне говорила, что не принимает таблетки, выписанные врачом. Мне бы тогда еще следовало догадаться, почему…
   – Нет, этого не может быть… – повторил потерянно Алекс.
   – Вот ее амбулаторная карточка, – я протянула ему бумаги.
   Алекс двумя пальцами, словно мерзкое насекомое, взял карточку и заглянул в нее. Ему пришлось несколько раз прочесть запись, чтобы поверить моим словам.
   На него было больно смотреть. Еще бы… Каково человеку узнать, что он лишился не только любимой женщины, но и ребенка!
   – Как вы думаете, кто мог это сделать? – спросила я, пытаясь вывести его из шокового состояния.
   – Что? – очнувшись, спросил он.
   – Ну, теперь вы понимаете, что Геля не могла покончить жизнь самоубийством, что ее кто-то убил. Кто, по-вашему?
   Алекс дернулся, словно я ударила его по лицу.
   – Убил? Я… я н-не знаю. Почему она не сказала мне о беременности? Это все бы изменило в наших отношениях, я бы уделял ей больше внимания…
   – Алекс, вы ничего не смогли бы сделать с этим, ее убили! Давайте подумаем вместе, – предложила я. – У каждого человека есть враги, только у одних более решительные, у других – менее. Ей кто-нибудь угрожал? Скандалы, ссоры, месть, такое припомнить можете? Она встречалась с кем-нибудь до вас?
   – До меня? – удивленно произнес он, словно был уверен, что Геля жила всю жизнь в ожидании его. – Не знаю. Послушайте, как вам в голову пришла бредовая идея об убийстве? – вдруг выпалил он.
   – Марат… он пришел ко мне и рассказал про беременность, он же и нанял меня…
   – Опять этот Марат, ему вечно мерещится какая-то ерунда! Теперь я все понимаю. Он был в бешенстве, когда узнал, что Ангелина собирается за меня замуж. Наверняка в ее гибели он обвиняет меня. Они все считают меня виновником ее смерти, говорят, что я слишком мало уделял ей внимания.
   – Алексей, но ведь именно он впервые сказал мне о ее беременности… И потом, это действительно не самоубийство, я уверена. Давайте вернемся к убийству. Возможно, к нему причастен какой-нибудь ее бывший дружок. Припомните, с кем она встречалась. Может быть, кто-то ей угрожал? Может, вы отбили ее у кого-нибудь? Ну, я не знаю… К сожалению, последняя пара лет как бы выпала из нашей жизни – мы редко встречались, а по телефону многого не скажешь.
   – Послушайте, Таня, я не помню никаких других мужчин в ее жизни. Меня они не интересовали, ясно? Не думаю, что Геля могла встречаться с каким-нибудь психопатом, способным убить из-за ревности, – выпалил Алекс.
   – Хорошо, – успокоила его я. – Давайте я возьму эту часть расследования на себя. Может, мне удастся раскопать что-нибудь.
   Я не стала вдаваться в подробности, каким образом буду вести расследование, но я обязательно разберусь. У меня есть ключи от московского Ангелининого холостяцкого гнездышка. Геля даже после свадьбы не стала продавать симпатичную квартирку, подаренную ей отцом, когда она только поступила учиться. Там мы довольно часто встречались во время бурной студенческой молодости. Еще с тех давних времен у меня оставался ключ от нее, чтобы я каждый раз, когда бывала в Москве, чувствовала себя как дома. А сейчас и формальный повод наведаться туда у меня был – мама Гели просила разобрать ее вещи, как только узнала, что я еду в Москву.
   – Алексей, – обратилась я к нему, – а у вас до женитьбы, м…мм… были женщины, с которыми вы встречались? Как вы думаете, не могла какая-нибудь из них из-за ревности заказать Ангелину?
   – Я никогда не встречался с идиотками или истеричками, – сухо произнес он. – И потом, вам не кажется глупым предположение, что кто-то ждал целый год, чтобы отомстить?
   Я несколько удивилась резкости его ответа, словно наступила на больную мозоль.
   – Месть, как говорят итальянцы, – блюдо, которое лучше есть остывшим, – произнесла я, пытаясь понять, почему Алекс так нервничает. Неужели все еще из-за известия о беременности Ангелины?
   – Татьяна, я вас прошу: прекратите ворошить прошлое! Может быть, для вас все это не так болезненно, а вот мне ужасно тяжело. Убийство или самоубийство… Ответ на этот вопрос уже ничего не решит, Ангелину не вернуть.
   – Нет, я не могу допустить, чтобы, если мою подругу убили, убийца ходил по земле, – упрямо ответила я. – И потом, у меня есть клиент, который платит за расследование, а раз так, я буду работать.
   Алекс посмотрел на меня долгим испытующим взглядом и спросил:
   – А вы не боитесь, что станете для кого-то опасной и с вами поступят так же? При условии, что Ангелину убили, хотя я этому и не верю.
   – Ну, у меня работа такая, опасная. А волков бояться – шампанского не пить, – возразила я.
   – Извините, я не хотел вас пугать. Узнаете что-нибудь важное – обязательно сообщите мне. Если вы правы, мне будет немного легче. А то я все еще виню себя в ее самоубийстве, – произнес Алекс тихо и так печально, что у меня внутри что-то оборвалось.
   – Обязательно.
   Мы распрощались, и я вышла из кабинета, заметив, как секретарша метнулась к своему столу. Подслушивала-таки? Зачем?
   – До свидания, – небрежно бросила я ей. Почему-то эта девушка раздражала меня. Вот только почему?
   – До свидания, – отозвалась она, внимательно рассматривая свои длинные ногти.
* * *
   Я вернулась в гостиницу и заказала билет на ближайший рейс – на раннее утро завтрашнего дня и принялась собирать вещи. Сборы мои были прерваны телефонным звонком.
   – Да, – произнесла я в трубку.
   – Добрый день. Татьяна Александровна, это вы? – произнес чей-то мужской голос.
   – Да, это я, – проговорила я, напрягаясь. В последнее время мне не очень-то нравятся звонки незнакомцев. Заканчиваются они для меня плачевно.
   – Вас беспокоит Пирожок Кирилл Петрович. Можете ли вы уделить мне внимание?
   Вот как? Собрался извиняться за удар по голове и обыск в моем номере?
   – Нет, я не могу с вами встретиться, у меня самолет через два часа, – позволила я себе небольшую ложь. Видеться с этим человеком мне совершенно не хотелось.
   – Я не займу у вас много времени, уложусь в пятнадцать минут. Я возле вашей гостиницы, если вы не против, давайте через десять минут встретимся в баре.
   Вот привязался! Мне он уже не нужен, к делу об убийстве Ангелины он не имеет отношения, а до его махинаций с ресторанами мне нет дела, на это специальные органы есть. Однако если гора сама пришлепала к Магомету, да еще настойчиво топчется у двери, не впустить ее глупо.
   – Хорошо, ждите меня в баре. Буду там через тридцать минут, – после краткого раздумья произнесла я. Ничего, пусть этот тип немножечко потомится в ожидании, ведь он, а не я просит о встрече.
   Я спустилась в бар через десять минут, подумав, что чем быстрее выслушаю его, тем быстрее отделаюсь. Я натянула футболку и простенькие джинсы, слегка провела щеткой по волосам. Ничего, для него и так сойдет.
   Господин Пирожок – тьфу, сменил бы фамилию, что ли! Ну несолидно для такого мужика! – сидел за стойкой бара и смаковал коктейли Марины.
   – О чем вы хотели поговорить со мной? – холодно спросила я, глядя на него.
   – Хотел извиниться за инцидент в ресторане, – усмехнулся он. – Что будете пить?
   – Я вполне большая девочка, сама могу купить себе выпивку, – огрызнулась я. Мне не понравился его снисходительный тон.
   – Ваша работа? – произнес он, подсовывая мне газетный листок.
   Насколько я поняла, это был макет газеты, в которой работал Жорик. На первой полосе красовалась статья под заголовком: «Пирожок, который съел всех». Однако быстро управился! Я слегка поморщилась, все-таки у Жорика плоховато обстоят дела со вкусом. А что еще можно ждать от человека, обедающего в «Макдоналдсе»?
   – Тут стоит подпись, автор – некто Георгий Победоносец, – прочитала я.
   – Не придуривайтесь! – оборвал меня Пирожок. – Уверен, что без вас здесь не обошлось.
   – С чего вы это взяли? – прикинулась я удивленной.
   – Вы появляетесь в ресторане, набрасываетесь на меня с угрозами, болтаете о каком-то расследовании и убийстве, и тут же появляется статейка. Хорошо, что у меня свой человек в газете, а то бы действительно эта галиматья вышла в свет.
   – Ну, если все улажено, то какого черта вам надо? – снова огрызнулась я. – Вам мало того, что ваши люди чуть не покалечили меня и устроили обыск в моем номере?
   – Ну вот, приплели еще какое-то разбойное нападение, незаконное проникновение… Что будет следующим? Покушение на президента или терроризм? – хмыкнул он.
   Он что, думает, я полная дурочка?
   – Только не говорите, что вы к этому непричастны. Я все равно не поверю, – заявила я. – Говорите, зачем пришли, и проваливайте.
   Последняя фраза, конечно же, была лишней, но сдерживаться я уже не могла.
   – Татьяна Александровна, я действительно не имею никакого отношения к нападению на вас, если таковое имело место. Я приехал, чтобы разобраться с недоразумением по поводу ваших обвинений в мой адрес.
   При слове «разобраться» мне сделалось немного не по себе.
   – Татьяна Александровна, – подала голос Марина, прислушивавшаяся к нашему разговору на повышенных тонах, – может, вызвать охрану?
   Я отрицательно покачала головой.
   – Давайте успокоимся и нормально поговорим, – предложил Пирожок. – Вы упомянули смерть Ангелины Пашковой. Но я к ней непричастен! О продаже ресторана мы договорились за несколько недель до ее смерти. Кстати, я звонил ее мужу вчера вечером, он сказал, что никакого расследования не заказывал. Выходит, расследование – ваша инициатива? Или моих конкурентов? – Пирожок изучающе смотрел на меня, я молчала. – Поверьте, я к ее гибели не имею никакого отношения. Мне очень жаль, что Ангелина погибла, это была потрясающая женщина. У нее были какие-то проблемы с мужем, и она решила продать дело. Если честно, я давно приглядывался к «Звездному небу», еще два года назад пытался заполучить эти рестораны. Но она ни в какую не хотела никого впускать в свой бизнес.
   Ну, это я, положим, уже знала и без Пирожка. А тот продолжал:
   – У нас c ней был общий знакомый – Геннадий Цыганов. Через него-то я и пытался получить желаемое.
   Стоп. Генка Цыган? Два года назад они общались? А почему я об этом не знаю? Мозг заработал быстро-быстро, словно включился рубильник. Господи, вот же оно! Я мгновенно вспомнила наш разговор с Ангелиной и ее рассказ по поводу дебоша Генки Цыгана. А что, если… что, если он и был тем самым любовником, который никак не хотел смириться с потерей, с замужеством Гельки? Может, он – современный Карандышев с мыслями типа «так не доставайся же ты никому»?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация