А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Меняю любовницу на жену" (страница 16)

   – Жаль, – решила я включиться в игру. – Давно ищу говорящего кота, для компании, а по комплекции Василий ваш мне как раз подходит. Люблю все большое. Дома бывает, знаете, и поговорить не с кем, а тут такой красавец.
   – А я не подойду? – пошутил Илья.
   – Надо подумать, – усмехнулась я. – Водички напиться не дадите?
   – Это запросто, – отозвался Илья. – В дом войдете или дальше соседей развлекать будем? – поинтересовался он.
   – Соседей? – удивилась я. – Вроде нет никого, в такую жару все на море или…
   – Вон в заборе дырка, где яблоня стоит, – шепнул он, едва шевеля губами.
   Я осторожно оглянулась. Так и есть, в дырке виднелся любопытный глаз.
   – А вон с той стороны ветки малины шевелятся, смотрите внимательнее, – снова тихо проговорил Илья.
   Да, разведка поставлена хорошо. У меня снова появилось чувство, будто кто-то следит за мной. По коже пробежал холодок, заныло под ложечкой.
   – Пожалуй, вы правы, давайте в дом зайдем. Жарко тут у вас очень, – проговорила я громко и прошла за ним.
   В доме было полутемно – все окна закрывали ставни, чтобы не пропускать солнце. Илья дал мне напиться и пригласил присесть на диван, покрытый веселеньким лоскутным одеяльцем.
   – Как я понимаю, вы не только водички попить ко мне зашли? – прямо спросил Илья после того, как я утолила жажду.
   Я честно сказала «да», а затем показала фотографии, сделанные Ангелиной во время медового месяца, и спросила:
   – Илья, вы помните вот эту пару?
   – Да, – отозвался он, возвращая снимки. – Ангелину я очень хорошо запомнил, а вот как звали мужа, нужно подумать.
   – Алекс, Алексей, – подсказала я.
   – Точно, Алексей. Они здесь в прошлом году были. Интересная пара.
   – Вы всех своих экскурсантов помните? – поинтересовалась я, убирая фотографии в сумочку.
   Илья утвердительно кивнул:
   – У меня хорошая память на лица, а тут еще проблемный поход был. Такое тем более не забывается.
   – Проблемный? – сделала я удивленный вид.
   – А вы, собственно, кто такая? – наконец-то проявил бдительность Илья.
   – Видите ли, я подруга Ангелины, она мне много рассказывала про экскурсию, про ваше бюро путешествий, про водопады…
   – Понятно, давайте ближе к делу, – прервал мои объяснения Илья.
   – Илья, у меня есть подозрения, что на Ангелину во время похода было совершено покушение, которое оказалось неудачным. Но убийца повторил попытку и достиг своего, – честно призналась я.
   Новость огорчила Илью.
   – Не может быть! Такая женщина… и погибла, обидно.
   – Илья, я частный детектив, расследую обстоятельства гибели Ангелины и всего того, что ей предшествовало. Ангелина считала, что несчастный случай в горах не был случайностью. Я хочу выяснить, что тут произошло.
   – Дело, если честно сказать, темное. На той прогулке у меня было три пары. Двое с Украины, им дети на серебряную свадьбу путевку подарили, и парень с девушкой из Новосибирска. Девушка по дороге обгорела, пришлось у местных пастухов в горах простоквашу покупать, мазать ее. Она всю дорогу ныла, что хочет обратно. И Ангелина с Алексеем. Ангелина мне с первого взгляда понравилась – открытая, симпатичная, и во время переходов не ныла, на стоянках хворост для костра собирала, дежурила возле костра без всяких проблем, готовила и все такое. Единственное, что мне странным показалось, – она все время нервничала. Прислушивалась к чему-то, оглядывалась. Да, а еще она с мужем почти не общалась. Знаете, я много молодоженов перевидал. Некоторые на второй день похода друг друга ненавидеть начинали, другие только и делали, что целовались, обнимались, по кустам прятались. А эти… Они не ссорились, просто не разговаривали друг с другом. Алексей пытался обращаться к ней, а она не реагировала. И несколько раз меня спрашивала, можно ли здесь путешествовать в одиночку. Словно боялась, что за нами кто-то идет.
   – М-да-а, интересно… – высказалась я. – А в чем состоял инцидент?
   – Дело очень странное. Я обычно все веревки страховочные проверяю перед спуском. Мы на том маршруте к водопадам подходим, там есть ровная площадка и цветы потрясающие растут. Мужья букеты женам преподносят, в озере купаются при луне, романтики ради. А еще там из камней чаша образовалась, как мини-бассейн. И все туда спускаются и плещутся. Короче говоря, Ангелина чуть не сорвалась, у нее перетерся страховочный трос, хотя накануне я его проверял, и он новенький был. А перетерся, как старый, представляете? Так вот, Ангелина сорвалась, но я с ней в паре был и успел подхватить.
   – Хм, перетерся, бывает, – заметила я.
   – Да нет, было еще кое-что. Я свои веревки хорошо знаю – особым составом их пропитываю, так что они у меня вроде как фирменные. А Ангелинин трос, который перетерся, был не мой. Понимаете? Я тогда подумал, что по ошибке чужой прихватил, хотя сам себя не убедил, накануне-то все веревки были моими…
   – А вы кому-нибудь сообщили о своих подозрениях? – спросила я.
   – Да нет, не стал. Алекс с Ангелиной заявили, что это случайность и они не хотят неприятностей для меня. За оплошность со страховкой меня бы с трассы сняли запросто, а я этот маршрут люблю очень, – признался Илья. – А веревка куда-то потом пропала…
   Теперь понятно, почему он шум поднимать не стал. Обошлось – и обошлось, все живы, и бог с ней, с веревкой.
   – Илья, как думаете, а кто бы мог это сделать? – спросила я, глядя ему в глаза.
   – Да кто угодно. Подменить веревку – дело секунды, размочить ее в каком-нибудь едком растворе тоже ничего не стоит. Я же не проверял содержимое рюкзаков всех членов экспедиции, мое дело довести, в пути чтоб ничего не случилось, чтобы сытые, здоровые… Но тот, кто с веревкой химичил, в химии хорошо рубил. С виду – веревка как веревка, вроде прочная, а чуть на ней вес побольше…
   – Илья, могли бы вы то же самое рассказать в милиции, если понадобится? – спросила я.
   – В милиции? – Илья пожал плечами. – Ну, если очень нужно… Только… времени уже много прошло, не думаю, что эта информация кого-нибудь заинтересует.
   – Заинтересует, еще как заинтересует, – успокоила я его.
   – Что ж, раз так, расскажу. Однако ни на кого конкретно показать я не смогу. Сами знаете, обвинить человека просто, а отмыться потом невозможно.
   – Мне нужно только, чтобы вы рассказали о случившемся, и все. Я с вами свяжусь еще.
   Илья проводил меня до калитки с забавной надписью и, улыбнувшись, проговорил:
   – Вы как-нибудь обязательно должны сходить на водопады. Там очень красиво.
   – Хорошая идея, – отозвалась я, – только у меня пары нет.
   – Ну, в качестве пары могу предложить себя, – ответил он.
   – Спасибо, как только разберусь с этим делом, воспользуюсь вашим предложением. Смотрите, вы обещали…
   Я вышла на узкую извилистую пыльную улицу и побрела к центру городка. И снова мне показалось, что за мной кто-то следит. Я резко обернулась, но улица была пустынной, если не считать трех тщедушных куриц, клевавших что-то в пыли, и жилистого ободранного петуха, косившего на меня блестящим глазом. «Тьфу ты, паранойя, пора лечиться», – сама над собой посмеялась я.
   Занятая своими размышлениями, я чуть не врезалась в столб, на котором висел огромный рекламный плакат. Прочитала надпись. А что, не развлечься ли мне, не посетить ли водный аттракцион – аквапарк, один из крупнейших на побережье, как гласил рекламный плакат. Ну, насчет крупнейшего наверняка бессовестно лгут, но прогуляться и отвлечься не мешало.

   Глава 8

   До аквапарка было рукой подать, как мне объяснили. Но это самое «рукой подать» следовало преодолеть по солнцепеку. Близко к заборам, где была тень от раскидистых фруктовых деревьев, идти было нельзя – собаки, почуяв чужого за забором, кидались на меня, как бешеные. Местные трепетно охраняли свой урожай от посягательств отдыхающих. Можно подумать, у тех, кто нашел деньги на дорогущее жилье, нет денег на фрукты. Хотя при этакой дороговизне и подобное вполне возможно. Милые песики, охраняющие фрукты, по размерам и уродству вполне подходили на роль родственничков собаки Баскервилей, которая, помнится, довела до инфаркта одного англичанина. Жертвой их сторожевых инстинктов чуть не стала и я.
   Выйдя со двора Ильи и спросив у первого встреченного мной аксакала в лохматой папахе, надвинутой на глаза, дорогу, я неосторожно приблизилась к забору, манившему тенью. За кирпичной стеной что-то звякнуло, над моей головой как будто из воздуха материализовались две огромные черные мохнатые лапы, и над ухом взорвалась бомба. В первую секунду я даже не сообразила, что этот взрыв – банальный собачий лай.
   Я непроизвольно взвизгнула и пригнулась, пытаясь понять, что происходит. А из-за забора высунулась морда здоровенного злющего пса. Я в два прыжка отскочила от забора. Как назло, улица в том месте была довольно узкой, я уткнулась носом в забор с противоположной стороны. Снова звякнула цепь, и надо мной поднялась морда песика ничуть не лучше предыдущего. На их лай отозвались собаки из соседнего двора, затем из следующего, и так далее. Через тридцать секунд лаяли все, кто мог это делать. Проклиная все на свете, я рванула посередине улицы так, что за мной потянулся шлейф пыли.
   Минут через десять я добралась до асфальтированной дороги и остановилась в надежде поймать машину. Не тут-то было! Нет, машины проезжали, даже много, но ни одна не остановилась. У всех водителей были какие-то настолько важные дела, что они мешали им обратить внимание на молодую одинокую красавицу.
   Это я так про себя по привычке думала… пока не добралась до бензозаправки и не заглянула в туалет. Огромное, засиженное мухами зеркало в дамском туалете отразило вовсе не Татьяну Иванову, к которой я привыкла лет с восемнадцати. На меня смотрело нечто со слипшимися седыми космами на голове и абсолютно серым лицом с потеками грязи. Понятно, что меня никто не захотел подвезти. А говорят, красоту ничем не испортишь. Вот и еще одно развенчанное заблуждение, как про Деда Мороза, дарящего подарки, и аиста, приносящего детей.
   Мне пришлось потрудиться, чтобы привести себя в порядок. Хорошо, что в моей сумочке имелись и расческа, и косметика, а в туалете не было проблем с мылом и водой. Здесь даже фен для рук работал. Я вымыла волосы и просушила их, затем поработала над лицом. На улицу я вышла вновь свеженькой и прекрасной. И сразу нашлось как минимум пятеро водителей, жаждавших довезти меня не только до аквапарка, но и до гостиничного номера с большой кроватью.
   Но я выбрала в качестве перевозчика седовласого пенсионера, вызвавшегося доставить меня до аквапарка за символическую плату. По крайней мере, в его глазах не читалось столь явственно желание затащить меня в койку или порезвиться со мной прямо в салоне авто.
   Николай Николаевич оказался приятным собеседником и настоящим джентльменом. В конце концов он не взял с меня денег, зато пригласил… «откушать мороженого» в кафе. Так и сказал:
   – Татьяна, разрешите пригласить вас откушать со мной мороженого и запить его кока-колой. Не откажите мне в такой малости, очень меня выручите, – просительно добавил он, снимая со своей головы небольшую соломенную шляпу.
   Я удивилась:
   – Николай Николаевич, только честно, зачем вам это?
   Он покраснел, как школьник, и смущенно объяснил мне, в чем дело:
   – Понимаете, Танечка, мы с друзьями несколько лет приезжаем сюда отдыхать. У нас тут игра, соревнование… блажь, конечно, но вполне невинная. Мы соревнуемся, кто самую хорошенькую девушку закадрит.
   «Закадрит» в его устах звучало довольно забавно.
   – Я все время проигрываю… неловко как-то… А вот сегодня вас увидел и понял, если появлюсь в вашем обществе – сто очков мне вперед. Пожалуйста, посидите со мной. Мороженое, кофе, пирожное и все. Я отвезу вас потом, куда захотите, хоть на край света, честное слово! – произнес он, прижимая руки к груди.
   Я расхохоталась. Вот так старики-разбойники! Надо же, седина в бороду, бес в ребро…
   – Ладно, – согласилась я, – так и быть, подыграю вам, ведите меня в кафе. Только, чур, потом до аквапарка меня подбросьте. У меня экскурсия, не уеду, пока не окунусь в воду.
   Николай Николаевич засветился, словно рождественская елка.
   – Здесь недалеко, всего квартал вниз, пойдемте, – указал он дорогу.
   Я кивнула и снова почувствовала чей-то упорный взгляд, направленный мне в затылок. Я резко обернулась, но ничего не заметила. Нет, это кончится когда-нибудь или я скоро начну бояться собственной тени, дисквалифицируюсь и уйду в детский сад, ночной няней?
   Кафе было крохотным, но очень уютным, с его открытой террасы было видно море, прохладный ветер шелестел кружевными занавесками, разносил аромат кофе и ванили.
   Николай Николаевич на секунду исчез и вернулся уже с букетиком крохотных чайных розочек, пахнувших, как целый розарий.
   – Вот, это вам за то, что согласились, – тихо проговорил он и старомодно поцеловал мне руку, склонив голову.
   Я сделала что-то среднее между реверансом и поклоном артистки на сцене и взяла букетик в руки. Розы пахли превосходно, сразу видно – натурпродукт, наш, отечественный, никакой турецкий бутон с ним не сравнится.
   Николай Николаевич по-заговорщически подмигнул мне и распахнул дверь кафе. Я незаметно осмотрелась, стараясь угадать, где потенциальные зрители нашего спектакля. Старички сидели в углу, за столиком, с которого просматривалась вся площадка кафе. Загорелые, крепенькие, спортивного вида, убеленные сединами, они скорее походили на крупных чиновников на отдыхе, чем на пенсионеров, «кадрящих» молоденьких девчонок.
   Николай Николаевич с прямой спиной и улыбкой победителя усадил меня за свободный столик и подозвал официанта. Место он выбрал не случайно – я оказалась на всеобщем обозрении. Старички могли в деталях рассмотреть и обсудить все достоинства и недостатки моей внешности. Думаю, что первое они обсуждали гораздо дольше, чем второе, это я без ложной скромности говорю.
   Николай Николаевич решил проявить чудеса щедрости – на столе уже не было места от заказанного. Шампанское, фрукты, пирожные, шашлык и прочее-прочее. Если бы я его не остановила, растратил бы старичок пенсию на пятилетку вперед.
   Я, улыбаясь, слушала его рассказы о бурной молодости, забавные истории из его жизни. Мне на самом деле было весело. Через час я засобиралась.
   – Думаю, ваша победа – вне всяких сомнений, – шепнула я ему.
   – Угу, они с нас глаз не сводят, – довольно произнес он. – У меня еще одна, последняя просьба, минут на десять. Уж потерпите старика еще чуть-чуть, – проговорил он и позвал официанта.
   – Ладно, пойду попудрю носик и вернусь, – произнесла я и, поддаваясь какому-то порыву, чмокнула старичка в щеку. Побеждать так побеждать!
   Николай Николаевич подмигнул мне, лихо подкручивая седой ус. Готова поспорить, что его приятели были сражены наповал.
   Я с гордым видом прошествовала мимо них, словно модель по подиуму. Мужчина, сидевший за соседним с ними столиком, уткнулся в меню, видимо, надеясь найти там что-нибудь по своему карману. Надвинутая на самый нос бейсболка закрывала пол-лица посетителя кафе. По помятой одежде было сложно определить, сколько ему лет. Впрочем, мне все равно. Я прошла мимо него и, вот странно, уловила носом запах дорогого одеколона, который никак не вязался с помятыми шортами, дешевой футболкой и дерматиновыми сандалиями на ногах. Хм, какой-то оригинал. А может, богатенький Буратино, путешествующий инкогнито?
   В туалете я еще чуть-чуть подкрасилась, причесалась. Отражение в большом зеркале, висевшем на белоснежной кафельной стене, мне понравилось. Ровный золотистый загар, стильная стрижка… «Николай Николаевич бесспорно станет лидером этого сезона в соревновании с друзьями», – подумала я, выходя из туалета. Старички все еще сидели за столом, попивая пивко. Странного мужика в кепке-бейсболке не было. Зато в зале играла тихая музыка.
   Николай Николаевич поднялся со своего места и двинулся мне навстречу.
   – Танюша, разрешите пригласить вас на тур вальса, – церемонно наклонившись, произнес он.
   Я едва сдержала изумленный возглас. Не то чтобы меня никогда не приглашали на танец, вот только никогда я не танцевала вальс в крохотной забегаловке с таким милым старичком.
   – Что ж, – улыбнулась я, – тряхнем стариной. Сто лет не танцевала.
   Николай Николаевич кивнул куда-то в сторону, словно давая знак. Музыка сделалась громкой, полилась знакомая мелодия, и через несколько секунд раздался голос Джо Дассена, поющего про любовь к какой-то незнакомке.
   Я всей кожей чувствовала взгляды посетителей кафе, терзаемых вопросом, что мы за странная парочка – внучка с дедушкой, дочь с отцом или молоденькая любовница с престарелым донжуаном. Плевать, музыка уносила меня далеко-далеко отсюда, Николай Николаевич оказался прекрасным партнером, замечательно чувствующим музыку и партнершу. Старая школа. Да, были мужчины, не то что нынешние. Стоп, Татьяна, чего это ты? Романтизм с сентиментальностью вещь хорошая, но для любовных романов и всяческих телевизионных сериалов. А ты сюда приехала по работе.
   Музыка закончилась, волшебство рассеялось. Николай Николаевич проводил меня к столу, наполнил бокалы шампанским.
   – За самую прекраснейшую из женщин, которую я встретил слишком поздно, – произнес он тост. Мы чокнулись и выпили. – Я провожу вас до аквапарка, – тихонько произнес он, – тут всего пять минут пешком. Уж простите мою хитрость, – за руль никак не могу, у меня тридцать лет безупречного водительского стажа.
   – Пешком так пешком, – махнула я рукой.
   – Танечка, подождите меня на улице, – произнес он, – я сейчас.
   Я вышла на улицу, наблюдая через открытое окно за тем, что происходило внутри.
   Николай Николаевич небрежной походкой бывалого морячка подошел к столику своих приятелей и что-то сказал. Беседа была короткой, но лицо у Николая Николаевича просияло, словно он выиграл миллион.
   – Ур-ра! Моя победа, – сообщил он, выйдя из кафе. – Танец, как я и предполагал, добавил нам очков в произвольной программе. Поздравьте меня, я чемпион этого года.
   – Поздравляю, чемпион, показывайте дорогу, – отозвалась я. – Надеюсь, в вашем роду Сусаниных не было? – пошутила я. – Очень хочется добраться до места до захода солнца. Купание при луне не входит в мои планы.
   Аквапарк действительно оказался рядом. Минут через десять мы остановились у билетной кассы при входе на территорию парка. Николай Николаевич предложил мне свои услуги в качестве гида, но я отказалась, сославшись на то, что хочу побыть в одиночестве.
   И оставшиеся полдня я пробыла в аквапарке, впав в детство. Я каталась на всех, даже самых страшных горках, плескалась в детских фонтанчиках, прыгала с тарзанки, разбавив свою кровь адреналином. Можно сказать, провела день по полной программе, «оттянулась и оттопырилась на все сто». Так выразился рыжеволосый пацан лет тринадцати со смешным вихрастым чубом и носом, усыпанным веснушками. Он вместе с родителями сидел за соседним столиком в кафе-мороженом, куда я зашла передохнуть.
   Все было бы прекрасно, если бы не одна мелочь, добавлявшая ложку дегтя в бочку полученного удовольствия. Я все пыталась и никак не могла вспомнить, где встречала такой запах дорогого одеколона, как от того мужика в кафе. Память настойчиво пыталась мне что-то подсказать, а я никак не разбирала подсказку.
   В конце концов борьба с подсознанием доконала меня, и я, запершись в одной из кабинок для переодевания, которых было в изобилии по всему аквапарку, достала свои косточки.
   Давайте, миленькие, поработайте, объясните мне, что происходит. Почему у меня противно ноет и сосет под ложечкой? Косточки, нагретые солнечными лучами, были теплыми на ощупь. В полутемную кабинку пробивался солнечный луч, придававший моему сегодняшнему общению с высшими силами особую таинственность. Я вздохнула, сосредоточилась и бросила кости.
   10+18+27 – «Вы найдете огорчения и горе там, где искали забаву».
   Вот те раз, вот те и два! Это что, предупреждение? Я получу солнечный удар или заработаю простуду от переохлаждения? Пора убираться из аквапарка? По-моему, косточки еще больше запутали меня.
   Я быстро переоделась, скинула мокрый купальник, завернула его в полотенце и направилась к автобусной остановке. Решила не рисковать и не ловить частника, вдруг нарвусь на маньяка. Хорошо, что остановка была прямо на территории аквапарка – для удобства туристов и отдыхающих.
   Солнце пекло нещадно, я, стараясь побыстрее добраться до автобуса, шла быстрым шагом, не оглядываясь по сторонам. Чтобы не получить солнечного удара, свернула на тенистую аллейку, засаженную пирамидальными тополями и еще какими-то неизвестными мне южными деревьями.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация