А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Долгое путешествие" (страница 8)

   Глава 8

   – Ты здесь, Таня? Отзовись!
   Я не верила своим ушам.
   – Кто там?
   – Это я, Володя...
   – Володя? Как ты здесь оказался?
   – Погоди, я попробую открыть ворота.
   Каким образом Володя нашел меня? Это просто невероятно.
   Снаружи слышался скрежет. Мой спаситель колдовал над замком. Получится ли?
   Получилось. Половинка ворот со скрежетом открылась, и я увидела неясный силуэт. Было темно.
   – Ты где?
   – Володя!
   Я буквально упала в объятия молодого человека и застонала от боли, случайно коснувшись обожженного места.
   – Надо уходить, Таня. Лучше быть подальше отсюда.
   – Да-да, сейчас. Мне нужно найти мою сумочку.
   – Где она?
   – Надо посветить чем-нибудь.
   – Здесь должен быть свет. Но лучше его не включать. Я достану спички.
   Зажегся маленький огонек.
   – Скорее. Ищи сумочку.
   По дороге сюда я не выпускала мою драгоценность из рук. Когда негодяи приматывали меня к стулу, они отобрали сумочку и бросили в какой-то угол.
   – Не можешь найти?
   – Ничего не вижу.
   Чиркнула другая спичка.
   Я споткнулась о тот самый стул, на котором выдержала жуткую пытку. Чуть не упала.
   – Нашла!
   Я подобрала сумочку, и мы выскочили из гаража.
   Володя аккуратно прикрыл ворота.
   – Так будет лучше.
   Я терпеливо ждала.
   – Куда теперь?
   – Здесь проходят железнодорожные пути. Если повезет, сядем на электричку. Быстрее доедем до города. Платформа должна быть недалеко.
   – В какую сторону пойдем?
   – Погоди...
   Володя прислушался.
   – Что случилось?
   – Слышишь? Звуки автомобиля. Кто-то едет сюда.
   Мы увидели свет фар, которые осветили поворот внутри гаражного массива, затем автомобиль вырулил в тот проезд, где находились мы с Володей.
   – Скорее! Бежим отсюда!
   Володя схватил меня за руку, и мы помчались прочь, стараясь не попасть в зону света фар. Пробежав немного, Володя остановился.
   – Мы теряем время. Надо забраться на крышу гаража. По насыпи мы сможем выбраться на железнодорожный путь.
   Володя подсадил меня. Я ухватилась за край железобетонной плиты и оказалась на крыше. Спасибо Володе, он буквально закинул меня наверх.
   – Давай помогу, – я протянула руку, стоя на коленях у самого края.
   – Не надо, я справлюсь!
   Володя подтянулся, заработал ногами и стал влезать на поверхность, покрытую рубероидом. Он закинул ногу наверх и оказался рядом со мной.
   – Уходим? – я взяла его за руку.
   – Погоди, давай посмотрим...
   Мы распластались на шершавой поверхности, которая еще не успела остыть после теплого солнечного дня. Я приподнималась на локтях, чтобы не коснуться ожога.
   – Что там?
   – Сейчас...
   Автомобиль был один. Он остановился напротив того самого гаража, куда меня привезли Серж и его напарник. Двигатель продолжал работать, фары не стали выключать. Из автомобиля выскочили люди и распахнули ворота гаража.
   – Это они... – прошептал Володя.
   – Давай уходить отсюда, – умоляюще протянула я.
   Мне казалось, что мы в еще большей опасности, чем раньше.
   – Пошли...
   Володя увлек меня за собой, и мы стали взбираться по насыпи.
   – Осторожно, здесь рельсы, – предупредил меня мой спаситель.
   – А где останавливается электричка?
   – Чуть подальше.
   Мы перешли через пути и зашагали по краю насыпи.
   – Как ты нашел меня?
   – Заметил, как тебя посадили в машину. Я был почти рядом, но ничего не мог сделать.
   – Меня запихнули в салон, бесцеремонно, как мешок с тряпками.
   – По-другому они не умеют.
   – Что было дальше?
   – Я поймал машину и поехал следом.
   – А потом?
   – Близко подойти я не смог, осторожничал. Ждал, пока они уедут.
   Я не стала рассказывать Володе про пытку паяльной лампой. Как-нибудь потом.
   – Молодец, что сумел открыть ворота.
   Володя засмеялся:
   – С замками я на «ты». Если бы не был тем, кто я сейчас, стал бы взломщиком.
   Мимо нас пронесся пассажирский поезд. Наверное, из Москвы.
   – Далеко еще?
   – Осталось немного.
   Мы пришли на платформу, где должен был останавливаться электропоезд. Я постоянно оглядывалась назад. Мне казалось, что сейчас из темноты выскочат гоблины Германа Петровича и накинутся на меня.
   – Пусто здесь. Пассажиров нет.
   – Пассажиры сидят в электричке. Едут с дач. Здесь самая середина пути. Уже не дачи и еще не город.
   Поезд подошел минут через двадцать. Мы сели в полупустой вагон.
   – Осторожно, двери закрываются.
* * *
   Мы сошли на вокзале.
   – Первый раз в жизни ехала без билета, – призналась я.
   – Ничего страшного, – сказал Володя. – Главное, что мы живы.
   Мой ожог всю дорогу не давал мне покоя. Я стойко терпела боль, которая не желала стихать. Я мечтала только об одном – добраться до дома.
   – Я предлагаю сходить в травмпункт. Окажут квалифицированную медицинскую помощь, – посоветовал Володя.
   Я задумалась. Не хотелось тратить время на посещение больницы. Тем не менее Володя был прав.
* * *
   – Как же вы, девушка, умудрились так обжечься? – подозрительно вопрошал дежурный врач, бодренький старичок с небольшой лысиной, в роговых старомодных очках.
   – Так получилось.
   Интересно, что он подумал, увидев мою разодранную блузку с отлетевшими напрочь пуговицами.
   Я не хотела рассказывать о жутком испытании, которое выпало на мою долю. Пусть думают что хотят.
   Старичок обработал больное место мазью, умело наложил повязку и стал записывать мои данные.
   Затем я поблагодарила за помощь и распрощалась с симпатичным врачом.
   В коридоре меня ждал Володя.
   – Все хорошо?
   – Да, спасибо тебе.
   – Поедем домой?
   – Если проводишь меня, буду весьма признательна.
   – Конечно, провожу.
   Чтобы доехать до дома, пришлось взять такси. Водитель согласился на ту небольшую сумму, которую мы могли предложить, и довез нас самым коротким путем.
   Мы с Володей распрощались у самого подъезда. На всякий случай он тщательно проверил, нет ли чего подозрительного вокруг.
   – Все чисто, – весело провозгласил он. – До самой квартиры можно идти спокойно. Дом спит.
   Ну и слава Богу.
   Прежде чем достать ключи и открыть дверь, я достала карты.
   Валет червей.
   Валет пик.
   Восьмерка пик.
   Первые две карты «перевернутые», третья – «прямая».
   Снова комбинация с двумя вальтами. Против меня затеваются интриги. Ничего нового я не узнала.
   «Прямая» восьмерка пик указывает на то, что вследствие этих интриг меня посетит болезнь или беспокойство. Если я буду осторожна, то их можно будет избежать. Главное – не рисковать.
   Я стояла перед дверью своей квартиры и не знала, что предпринять. Заходить в дом или не заходить? Ошибаются карты или желают предупредить меня?
   Я осмотрелась. Все как обычно. Ничего подозрительного. На бетонном полу не видно никаких следов. Впрочем, следы – не моя специальность. У Густава Эмара, например, следопыты умеют читать следы даже по гладкой поверхности камня. Они могут рассказать о тебе все по стертому отпечатку. Они находят нужный след спустя годы. Вот это квалификация!
   Я не умела делать всего этого. Наверное, положение пылинок, осевших слоем возле моей двери, могло рассказать о многом. Только не мне.
   Я стала ругать себя, хотя не была ни в чем виновата. Страх нанес мне такой сильный удар, что я боялась подходить даже к собственной двери.
   Я прижалась ухом к гладкой поверхности и стала прислушиваться. Долго стояла и слушала гнетущую тишину. Может, я зря отпустила Володю? Да нет, все хорошо.
   Я достала ключи и вставила их в замочную скважину. Открывать или нет? Будь что будет!
   Я решительно повернула замок и распахнула дверь, немного задержавшись на пороге. Если меня ждут, то пусть дадут войти в квартиру.
   Было тихо.
   Я включила свет в коридоре и, не снимая обуви, прошла в комнату.
   – Добро пожаловать!
   Мое сердце бешено застучало. Вспыхнул свет, и я увидела Германа Петровича, сидевшего на диване. Его гориллы были тут же.
   – Не бойся, девочка, проходи смелее. Это ведь твой собственный дом. Я медленно повернула голову к двери. Может, попытаться сбежать? Наверное, поздно.
   – Садись, – продолжал Герман Петрович. – Я хочу поговорить с тобой.
   Я промолчала. Только едва кивнула и уселась на стул, настороженно глядя на бандитов.
   – Во-первых, я хочу принести извинения за непочтительное отношение к даме. Признаюсь, я был неправ. Меня ослепил гнев, и я жалею, что поддался этому чувству. Это была минута слабости, и мне стыдно за нее. Мы готовы компенсировать моральный ущерб.
   Герман Петрович достал из кармана портмоне и вынул стодолларовую бумажку.
   Он положил деньги на журнальный столик.
   – Можно считать инцидент исчерпанным?
   Я настороженно кивнула. Странное начало. Такого в моей практике еще не было. Или я со страху забыла?
   – Теперь у меня к вам есть деловое предложение. Буду откровенным до конца. Простите, что я не учел этики вашего дела. Действительно, права клиентов надо соблюдать. Я тоже хочу стать вашим клиентом.
   Чувство недоверия во мне продолжало нарастать.
   – Почему бы и нет? У меня есть деньги, у вас – талант. Я хочу воспользоваться вашим талантом за мои деньги. Я предлагаю вам сотрудничество. Вы будете заниматься уже порученным вам делом, а я как бы войду в долю. Что вы молчите?
   – Я слушаю.
   Мой голос звучал хрипло и неестественно.
   – Я вижу, что вы мне не верите. Это вполне объяснимо. Итак, буду откровенным. Девочка Настя, которую вы разыскиваете в данный момент, чтобы возвратить ее родителям, украла у меня деньги. Очень крупную сумму.
   – Почему бы вам не обратиться в милицию? Кража – это серьезно.
   Герман Петрович поморщился.
   – Вы бы на моем месте не стали этого делать. Милиция загружена делами. Их беспокоит организованная преступность. Какое им дело до бизнесмена с его личными проблемами.
   Я криво усмехнулась:
   – Может быть, причина в другом? Эти деньги не обозначены в декларации о доходах?
   Серж и Алеша переглянулись. Герман Петрович сделал многозначительное выражение лица и продолжал:
   – Может быть. Дело совсем не в этом. Но я хочу отдать должное гибкости вашего ума. Мне нравятся такие женщины.
   Приятно слышать.
   – Можно узнать, о какой сумме идет речь?
   Герман Петрович замялся. Он не торопился отвечать на мой вопрос.
   – Это великая тайна?
   Тот вздохнул:
   – Вы правы. Нужно доверять друг другу. Пятьдесят тысяч долларов.
   У меня отвисла челюсть.
   – Да-да. Для Штатов это не Бог весть какие деньги, но для нашей страны – огромная сумма. И я не желаю ее терять.
   – Такие деньги на дороге не валяются, – согласилась я, – немудрено, что они привлекли внимание девчонки, которая не смогла бы заработать такую сумму за всю свою жизнь.
   – Согласитесь, Таня, что со стороны Насти было очень нехорошо поступить со мной таким образом. Я делал для девочек все, что мог. Отказа им не было ни в чем.
   – Можно задать вам один вопрос?
   – Да, пожалуйста.
   – Почему вы решили покровительствовать девушкам? Другими словами – заботиться о них. Вы меня понимаете?
   – Конечно. Я ждал этого вопроса. В двух словах об этом не расскажешь, но я попытаюсь.
   – Если можно...
   – Конечно, можно. Ради Бога...
   Вот уж не поверю православной лексике этого урода.
   – Я уже немолод. А с годами в душе человека появляется сентиментальность...
   – Которая так хорошо сочетается с жестокостью. Извините, что перебила вас.
   – Ничего, пожалуйста. Появляется сентиментальность, даже излишняя чувствительность...
   – Это от нервов. Простите еще раз.
   – Я рад, что у нас получается такой живой разговор. Кстати, может быть, нам выпить что-нибудь? Сережа сбегает.
   По лицу Сержа было непонятно: радуется он такому предложению или нет.
   – Спасибо, я не пью.
   Старая сволочь. Еще предложишь выпить на брудершафт?
   – Как хотите. Мое дело предложить. Однако вернемся к нашему разговору.
   – О сентиментальности.
   – Да-да. Хочется обратить свою чувствительность на юное, хрупкое существо.
   – И вы обратили внимание на Настю.
   – Вы правы. И на подругу Насти, Аллу. Поверьте, ничего корыстного в моем поведении не было. Многие деловые люди занимаются меценатством, благотворительностью. У меня по этому поводу несколько иные мысли. Я ясно излагаю?
   – Вполне.
   – И вот произошла такая неприятность. Одна из девочек, которой я полностью доверял, присвоила мои деньги и исчезла. Это была выручка за партию товара.
   – Каким образом Насте удалось взять эти деньги?
   – Их привез человек, с которым мы заключили сделку. Я поступил глупо, не положив чемоданчик в сейф. Я оставил деньги в комнате и отлучился буквально на минуту. Вернувшись, я обнаружил, что Настя ушла, а вместе с нею ушел чемоданчик. Мы кинулись следом, но тщетно.
   – А деньги не мог взять кто-нибудь другой?
   – У меня была такая мысль. Однако сбылись мои самые худшие предположения. Сомнения оставались до недавнего времени.
   – Почему до недавнего?
   – Потому что если родители начали поиски ребенка, то это – серьезно. С такими деньгами в нашей стране можно неплохо устроиться. Купить недорогую квартирку в каком-нибудь городе, начать собственное дело. Девочка вполне могла решиться на это. Сидит теперь где-нибудь в провинции...
   – Наш город – тоже провинция.
   – Простите, я забыл. Кстати, мы с вами живем в крупном областном центре, в три раза превосходящем Тамбов, например. Так что, понятие «провинция» – весьма условно. Мы – провинция относительно Москвы, но у нас тоже есть богатые люди. В сравнении с нашим городом, некоторые населенные пункты России можно считать провинцией.
   С такими доводами нельзя не согласиться.
   – Ну хорошо. Чего же вы хотите от меня?
   – Чтобы вы продолжили поиски Насти, но уже и от моего имени. Я хочу вернуть свои деньги, только и всего.
   – Только и всего?
   Герман Петрович рассмеялся:
   – Неужели вы думаете, что я буду наказывать глупую девчонку? Все глупости совершаются по молодости. А молодость – это не грех. В молодости мы совсем другие. Даже если она что-нибудь потратила на себя – простим ей. Видите, как я снисходителен.
   Не верю я в эту снисходительность.
   – Я хочу услышать ваш ответ.
   Да, ситуация. И желудок заныл не вовремя.
   – Я думаю, что мне придется принять ваше предложение.
   Танюша, Танюша, тебе бы в дипломаты податься...
   – Вот и отлично. Сообщите ваши условия.
   Я пожала плечами.
   – Десять процентов от найденной суммы вас устроят?
   Пять тысяч долларов? Неплохие деньги.
   – Я согласна.
   – Отлично. Теперь мои условия. Вы не должны утаивать от меня какую-либо информацию. Вовремя сообщать об изменениях в ходе расследования. А главное – держать в полном секрете все, что услышали от меня. Если вы хоть кому-то обмолвитесь о нашем договоре и его деталях – мне придется наказать вас. Простите, законы бизнеса порой очень жестоки.
   – Мне все понятно. Постараюсь оправдать ваше доверие.
   – Вот и хорошо. Верните мне мои деньги, и я отблагодарю вас.
   Я с готовностью кивнула головой. Теперь у меня два клиента. Только один из них мне совсем не нравится. Даже больше. Меня от него просто тошнит.
   – И еще. Мои ребята обеспечат вашу охрану.
   Я побледнела.
   – Вот этого делать не надо.
   – Почему? Бывают всякие ситуации. К тому же это будет своеобразным контролем с моей стороны.
   – Вы мне не доверяете?
   – Почему вы так думаете? Просто хочу спокойно спать.
   – Я тоже. Я очень заинтересована в том, чтобы заработать пять тысяч долларов, поэтому буду стараться и без помощи ваших мальчиков. К тому же они могут спугнуть свидетелей.
   Герман Петрович задумался.
   – Возможно, вы правы. Придется строить наши отношения на полном доверии. Будем надеяться, что мы останемся довольны друг другом.
   Будем.
   – Что ж, извините за поздний и неожиданный визит. Мне с самого начала нужно было повести себя именно таким образом. Теперь я понял, что имею дело с человеком, которого нелегко убрать с пути.
   Я вяло улыбнулась. Ну и прохиндей!
   – Кстати, как вы умудрились выбраться из гаража? Это сверхспособности или вам помогал кто-нибудь?
   Мне снова стало не по себе.
   – Это мои профессиональные секреты.
   Герман Петрович снисходительно улыбнулся.
   – Браво, браво. Вы – сильная девушка. Я хотел бы иметь вас в числе своих друзей.
   Я бы тебя тоже поимела. Только по-другому.
   Господи, прости мне мою вульгарность. Просто этот человек мне очень неприятен. Иногда бывает, что сорвешься.
   – Всего доброго. Вот вам мои реквизиты.
   Он протянул карточку.
   Входная дверь громко хлопнула. Это Серж не рассчитал свои усилия. После таких посещений придется ремонт делать.
   Они ушли. Я осторожно поднялась со стула, чтобы не потревожить больное место, и пошла в ванную комнату.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация