А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Долгое путешествие" (страница 4)

   Уж не знаю, чья рука сумела дотянуться до него, только я умудрилась стряхнуть ее и оказалась на свободе.
   Вокруг уже собиралась небольшая толпа, привлеченная необычным шумом. Я не стала обращать на нее внимания. Прибавив шагу, я постаралась за несколько мгновений оказаться как можно дальше от этого места.

   Глава 4

   Алла сидела напротив меня за кухонным столом и внимательно слушала мой рассказ.
   Она почти успокоилась после неприятного происшествия, которое организовали ей наши общие знакомые. Синяк на лице стал чуть поменьше, а правая рука потихоньку обретала прежнюю форму.
   – Мама Насти сказала мне, что вы не так давно уезжали на целую неделю. Мне надо знать об этом.
   – Зачем?
   – Быть может, случайно я услышу какой-нибудь намек на то, где именно искать Настю.
   – Мы ездили в Москву на концерт Майкла Джексона.
   – Серьезно?
   Я была просто удивлена.
   – Как вы организовали эту поездку?
   – Герман организовывал.
   – Тот самый добрый дяденька?
   – Да, Герман Петрович.
   – Я хотела бы знать его адрес.
   Алла испуганно замигала глазами.
   – Это исключено! Прошу тебя, забудь об этом!
   – Алла, послушай. Его гориллы идут прямиком по моему следу, как будто живут со мной на одной лестничной площадке, избивают тебя, укладывают в больницу отца Насти. Неизвестно, что они еще натворили. Наверняка ваш Герман Петрович в курсе всех событий. Разве я не права?
   На глазах у Аллы навернулись слезы.
   – Это вполне возможно.
   – Надо ему показать, кто есть кто. Пусть не думает, что он всесильный.
   Алла с уважением посмотрела на меня.
   – Ох, и смелая ты, Татьяна. Я тебе завидую.
   Лично я ничего такого о себе не думала. Просто говорила это для того, чтобы успокоить Аллу.
   Я рассказала о вчерашнем происшествии в дискотеке. Алла слушала, широко раскрыв глаза.
   – Самые настоящие бандиты! – заявила она. – Не пойму только, что они хотят от тебя.
   – Информацию. Им нужна Настя.
   Алла молчала.
   – Расскажи лучше про Майкла Джексона.
   Впервые за время нашего разговора девушка улыбнулась.
   – Это было замечательно. Словами такое не опишешь.
   – Не надо описывать, я видела его фотографии. Расскажи, как вы попали на концерт.
   – Все очень просто. Билеты для Германа купили прямо в Москве. Номера в гостинице забронировали. Билеты на поезд заказали.
   – Почему поезд, а не самолет?
   – Я не знаю. Может быть, он боится летать на самолетах. Да и я предпочитаю не рисковать. Поездом ехать одно удовольствие. Вечером сел, а утром ты уже в Москве.
   – Почему вы ничего не сказали родителям?
   – Боялись, что не отпустят. Сейчас Москва уже не та, что раньше. Самые кровавые убийства и грабежи происходят именно в Москве.
   – В нашем городе тоже случаются убийства и грабежи. Дело совсем не в том, что Москва – столица.
   – Мы подумали, что родителям эта идея не понравится. Уехать за тысячу километров с посторонним мужчиной, еще в столицу, да еще на рок-концерт, где могут затоптать в толпе...
   – Чем Настя занималась во время поездки?
   – Мы были вместе. Походили по Москве, накупили всякой всячины в московских магазинах.
   – Платил Герман Петрович?
   – Да, Герман. Мы на свою стипендию, которую даже не выдают вовремя, ничего не смогли бы приобрести.
   – Купили что-нибудь дорогое?
   – Мы не злоупотребляли. Потом пришлось бы оправдываться перед родителями, откуда деньги...
   – Каковы ваши впечатления о концерте?
   – Концерт был замечательный. Настя потом какого-то американца прикадрила, из обслуги...
   – Как понять прикадрила?
   – Ничего особенного. Они просто что-то обсуждали, разговаривали.
   – О чем?
   – Не знаю, я не интересовалась.
   Я задумалась. Быть может, это та самая ниточка, которую я искала?
   – Подожди одну минуту...
   Я достала свои карты. Алла с удивлением глядела на мои манипуляции. Я разложила комбинацию прямо на кухонном столе.
   – Что ты делаешь? – спросила Алла.
   – Это мой метод расследования, – пояснила я, – таким образом я проверяю свои догадки и пытаюсь найти ниточку.
   – Как это происходит? – любопытство в глазах Аллы так и искрилось.
   – Сейчас расскажу. Это колода из тридцати шести карт. Здесь отсутствуют шестерки, потому что их место заняли двойки. В том способе, который я сейчас буду использовать, значение имеют только масти. Карта может быть любая – туз, король, десятка и так далее.
   – Как называется этот способ?
   – Способ называется «квадрат из тридцати шести ячеек». Когда-то жила на свете одна женщина, ее звали Ленорман. Говорят, что именно она придумала эту систему.
   Главное место в этой системе занимают интересы субъекта и его проблемы типа: исполнение желаний, благополучие, планы, начинания и многое другое. Тридцать шесть ячеек – тридцать шесть интересов и проблем. Их можно толковать по-разному, в зависимости от масти. Разная масть – разное толкование.
   Я разложила карты в шесть рядов по шесть карт.
   – У каждой ячейки есть свой номер, нумерация ведется по горизонтали. Первая ячейка – ближний интерес, вторая – исполнение желаний, третья – признание. И так далее – по номерам.
   – Это сложно запомнить? – спросила Алла.
   – Когда только начинаешь заниматься гаданием, сложности есть. Под рукой должна быть специальная таблица, потом все запоминается само собой. Начинаем толковать?
   Алла кивнула, а я принялась за работу.
   – Начнем с первой ячейки. В ней описывается мой ближний интерес. Ты его прекрасно знаешь. Я хочу найти Настю с помощью ниточки, которую ты мне дала. Она может быть истинной, но может быть и ложной. Сейчас мы это выясним. В первой ячейке мы видим десятку бубен. Эта карта говорит нам о том, что на моем пути появятся препятствия. Это связано с моей профессиональной деятельностью. Можно сказать, я на верном пути. Во второй ячейке мы видим короля треф. Это означает, что все препятствия будут преодолены с помощью дружеских связей. Это уже хорошо.
   Я познакомила Аллу с толкованием остальных мастей. Для меня это было уже не важно. Тоненькая ниточка находилась в моих руках. Правда, нити обладают одним свойством – они иногда рвутся.
   – Карты могут сказать, кто преступник?
   – Это должен сделать сам детектив. Карты только ведут тебя в нужном направлении. Остальное нужно домыслить самому. Когда-то были специальные способы гадания и предсказаний, чтобы определить, кто именно совершил то или иное преступление.
   – Расскажи подробнее, – загорелась Алла.
   – Был такой способ обнаружения преступника, как аксиномантия. От слова «акс» – топор. Лезвие топора нагревали и ставили на острие. На обух клали кусочек мрамора и поворачивали топор вокруг оси. Если мрамор падал в чью-то сторону, тот человек был преступником. Можно было подвесить топор за рукоятку и заставить его вращаться. В таком случае на преступника указывало лезвие. Был еще один способ: топор неглубоко вонзали в полено и плясали до тех пор, пока он не упадет и топорище не укажет на преступника.
   – Интересно! – восхищалась Алла.
   – Были и другие способы. Например, подозреваемый должен был съесть кусочек ячменного хлеба, который выпекался по особой технологии. Если человек будет кашлять или давиться, значит, он виновен. Словом, способов получать ответы на вопросы немало. Я, кроме карт, использую нумерологию, гадание с помощью кубиков с нанесенными на их грани цифрами. То есть стараюсь менять свои методы. Лучше всего, конечно, когда я спрашиваю у людей, а они мне отвечают.
   – А если тебе скажут неправду?
   – Я проверю это с помощью гадания. Если бы ты сказала мне, о чем беседовали Настя и тот американец, то я смогла бы выяснить еще что-нибудь. К сожалению, пока что мы ничего не узнаем.
   – Почему?
   – Где сейчас искать этого американца? В Штатах? Или на гастролях по Южной Африке?
   – Что же нам делать?
   – Давай подумаем. Настя и обслуживающий персонал ансамбля короля поп-музыки. Что их связывает между собой?
   Мы молчали.
   – Может быть, Настя хотела на работу устроиться?
   – Куда?
   – В ансамбль к Майклу Джексону.
   Я пристально посмотрела на Аллу.
   – Кем? Разносчицей гамбургеров?
   – Не знаю. Во всяком случае, певицей бы ее не взяли.
   – Yes, you are right.
   – Что-что?
   – Правда твоя – вот что. Все-таки у нас в основном молодежь довольно глупа.
   – Это почему? – удивилась Алла.
   – Возьми английский язык в школе. Кому он там нужен? Никому. Все дрожат над математикой, русским, тащатся от физкультуры, особенно если там играют в мячик, и плевать хотели на иностранный язык. А потом, когда получена специальность и назревают предложения, в которых английский играет главную роль, мы начинаем кусать локти, что его не учили.
   Алла задумалась.
   – Наверное, ты права. Как раз сейчас без иностранного трудно.
   – Это сейчас. Кстати, как там у Насти с английским?
   Алла пожала плечами.
   – Вроде неплохо.
   – Поясни.
   – Во всяком случае, у нас в группе она была не из худших.
   – Была? Ты ее вроде как хоронишь?
   – Нет, что ты, просто с языка сорвалось.
   – Значит, поговорить с простым американским парнем она могла бы?
   Алла поджала губы.
   – Может, и могла.
   – Как она его поймала? Там же охрана...
   – Он ходил по сцене, проверял что-то.
   – И ты могла бы подхватить там кого-нибудь.
   – Скажешь тоже, – рассмеялась Алла. – Нужны мне эти американцы.
   – Отчего же, у них зарплата повыше, чем у нас. Ладно, не буду. Все-таки, как ты думаешь, чего Настя хотела от него?
   – Не буду врать, не знаю. Мало ли о чем можно поговорить.
   – Не скажи. Словарный запас нам просто не позволит объять необъятное. А может...
   Что именно «может», я не успела сказать, потому что за входной дверью послышался странный звук.
   – Что это? – спросила я.
   Алла встревоженно посмотрела на меня.
   – Не знаю.
   Впечатление было такое, будто кто-то пытался открыть дверной замок.
   – Может быть, это твои родители?
   – Нет, – Алла покачала головой. – Они позвонили бы или открыли сразу.
   – Дверь заперта только на замок?
   – На два. Да еще цепочка.
   Я осторожно встала со стула и сделала несколько неслышных шагов в сторону двери.
   Дверная цепочка была довольно короткая. Просунув в дверную щель руку, снять ее было невозможно.
   Я вернулась на место, но садиться не стала.
   – Как ты думаешь, кто это?
   Алла была бледна, как сама смерть.
   – Они...
   – Серж и..?
   Алла кивнула.
   Я подошла к окну и посмотрела вниз. Автомобиля, на котором разъезжали бандюги, не было видно.
   – Как бы узнать поточнее?.. – задумчиво произнесла я.
   Алла схватила меня за рукав.
   – Не подходи к двери, – горячо зашептала она, вращая глазами, полными ужаса.
   – Не буду, – успокоила я ее. – Встречаться с ними мне совсем не хочется.
   – Я их просто ненавижу! – дрожала Алла.
   – Одевайся, – сказала я.
   – ?
   – Одевайся, будем выбираться отсюда.
   – Но как?
   – Кто живет под вами?
   – Под нами? Лешка Сапунов.
   – Он сейчас дома?
   – Не знаю...
   – А кто-нибудь? Родители его?
   – Я не знаю...
   – Хорошо, одевайся быстрее.
   Один замок уже был открыт. Негодяи не особенно торопились. Они знали, что их действия приводят в ужас бедную Аллу, и знали, что успех обеспечен. Я не видела никакого смысла в их действиях. Алла ничего не знает и не сможет сообщить им ничего нового. А может быть... они пришли за мной?
   Алла уже надела джинсы и торопливо завязывала шнурки на кроссовках.
   – Готова? – спросила я.
   – Готова, – сказала Алла, выпрямившись. – Что будем делать?
   – Пошли на балкон.
   Второй замок уже издал звук поражения.
   Мы вышли на балкон и поглядели вниз.
   – Третий этаж всего-навсего... – произнесла я.
   – Мы что, прыгать будем? – ужаснулась Алла.
   – Я еще не сошла с ума, – произнесла я. – Под вами живет Лешка Сапунов. Вот к нему-то мы и полезем.
   – Но это же страшно! – Алла вцепилась в меня обеими руками.
   – А с бандюгами встречаться не страшно?
   – Лезем, – только и сказала Алла.
   Мы торопливо кинулись в ванную комнату и вытащили оттуда длинный кусок парашютного стропа, который мама Аллы использовала для сушки белья.
   – Дядя привез когда-то, – пояснила Алла.
   – Отлично, – сказала я. – В сто раз лучше бельевой веревки.
   Я обмотала стропом перила и связала вместе оба конца. После этого сбросила веревку вниз. Она повисла, касаясь прутьев балкона этажом ниже.
   – Я буду первой, – сказала я.
   Я перелезла на наружную часть балкона, встала ногами на краешек бетонной плиты, ухватилась за веревку руками и поползла вниз.
   Вскоре я коснулась пятками твердой земли. Так и есть, наступила на ящичек с цветами.
   Я спрыгнула на чужой балкон.
   – Алла, я тебя жду!
   Алла вцепилась в веревку дрожащими руками.
   – Я буду держать тебя! Смелее!
   Алла осторожно поползла вниз. Я стала поддерживать ее ноги, направляя движение, пока она не коснулась ступней перил и не встала твердо.
   – Давай руку.
   Алла протянула мне руку и приготовилась спрыгнуть на балкон.
   В этот момент она не удержалась, ее нога соскользнула с деревянной поверхности, и Алла сорвалась вниз.
   Я все еще держала ее за руку, это не дало Алле упасть.
   – Держись!
   Я подхватила ее под другую руку и стала тянуть к себе.
   – Работай ногами.
   Алла забарахталась что есть силы, немного продвинувшись вперед. Я умудрилась ухватить ее за пояс брюк и перевалить через перила.
   Алла вскрикнула и упала в мои объятия.
   – Кошмар, – проговорила она заплетающимся языком. – У меня чуть было сердце не разорвалось.
   Я помогла девушке встать рядом со стеклянной дверью, схватила веревку и принялась развязывать узел.
   Он не поддавался.
   Мы уже ощущали шаги чужих людей в квартире наверху. Я скребла ногтями узел, который, видимо, затянула слишком туго.
   Наконец я сумела развязать веревку. Потянув за конец, сдернула ее с верхнего балкона, и она упала к моим ногам.
   И вовремя. Потому что балконная дверь наверху со скрипом открылась, и мы услышали чьи-то тяжелые шаги. Некто вышел на балкон и осмотрелся. А мы с Аллой прижались к стеклянной двери и замерли от ужаса.
   Тот, кто был наверху, постоял немного на месте, а затем вернулся обратно в квартиру.
   – Что делать теперь? – спросила Алла.
   – Сама не знаю.
   – Но мы не можем торчать тут вечно.
   – Не можем... Дай хоть немного подумать.
   Алла села на корточки и закрыла глаза руками. Ей нелегко приходилось в последнее время. По чужой воле она оказалась впутанной в непонятную историю с неприятными последствиями.
   – Ох и сучка эта Настя!.. – наконец произнесла Алла со злостью в голосе.
   Я повернулась к ней.
   – Чего это ты?
   – Это из-за нее бандиты за мной ходят. Подставила меня, дрянь. Хоть бы знать, из-за чего я так страдаю.
   – Узнаем, – произнесла я. – Полезем в чужую квартиру? Интересно, дома есть кто?
   Я прижалась лбом к стеклу балконной двери и попыталась рассмотреть, что там, внутри. Видно было плохо.
   – Если бы дома кто-нибудь был, мы бы об этом уже узнали, – сказала Алла. – Начался бы большой скандал.
   – Не знаю, что делать, – произнесла я. – Форточка открыта. Не хочется лезть на виду у всех.
   Алла поднялась на ноги.
   – А если разбить стекло? Расплатимся потом.
   – Переводы из тюрьмы будем посылать?
   Алла улыбнулась.
   – Да, действительно...
   Я уже стаскивала с себя футболку.
   – Ты что?
   – Другого пути нет. Держи.
   Мы распластали футболку по стеклу балконной двери. Я ударила локтем по нижней части окна. Стекло треснуло с небольшим шумом, и от него отвалился порядочный кусок.
   – Здорово, – удовлетворенно произнесла Алла.
   Она скомкала мою футболку и протянула мне.
   – Надень, а то весь квартал сбежится смотреть на твое нижнее белье.
   Я покачала головой.
   – Погоди, надо второе стекло разбить.
   Я обмотала футболкой правую руку и полезла в проем, предварительно убрав все осколки с моего пути.
   Со вторым стеклом получилось не так удачно. Тем не менее можно было просунуть руку и попытаться открыть балконную дверь изнутри.
   Вот теперь я оделась, чтобы не порезать плечо, и просунула руку в проем.
   – Ну что? – беспокоилась Алла.
   – Никак не нащупаю ручку двери.
   – А вдруг она заперта на шпингалеты? Вверху и внизу?
   – Тогда у нас будут затруднения.
   Я шарила по гладкой окрашенной поверхности и наконец наткнулась на ручку, с помощью которой можно было отпереть дверь.
   Я нажала на нее сверху вниз. Мои движения были скованы ограниченным пространством, внутри которого я не рисковала нанести себе травму.
   Наконец ручка поддалась. Я толкнула дверь, и она открылась.
   – Ну, туши свет! – восхитилась Алла. – Татьяна, у тебя нервы прямо железные.
   Знала бы она всю правду.
   Мы осторожно прокрались в чужую квартиру, ступая по мягким коврам. Мое сердце билось как молот о наковальню. Про Аллу вообще не стоило говорить. Еще немного, и она будет близка к обмороку. Она храбрилась изо всех сил, это было видно.
   Мы торопились пройти к входной двери. Будь что будет. Главное – суметь открыть ее изнутри.
   – Если замок английский, то мы сумеем выйти, – прошептала я.
   – А если нет? – также шепотом спросила Алла.
   – Тогда не сумеем. У тебя есть какие-нибудь ключи?
   – От дома.
   – И у меня есть кое-что. Может, подберем...
   Замков оказалось сразу два. Они были вделаны в дверь на расстоянии полуметра друг от друга и не имели ничего общего с конструкциями английского образца.
   – Надо же, – сказала я. – Все по правилам. Давай подбирать ключи.
   Сначала мы перепробовали ключи, которые были у Аллы. Безуспешно. Затем принялись за мои. Один из них подошел к верхнему замку. К другому не подходил ни один ключ.
   – Жаль, – пробормотала я. – Будем считать, что нам не повезло.
   – Что же делать?
   Я прислонилась спиной к двери и стояла так, вытирая холодный пот. Вот дурацкая ситуация. Из огня да в полымя.
   – Слушай! – вдруг дернула меня Алла.
   Я прислушалась.
   За дверью послышались шаги. Кто-то поднимался по лестнице. Шаги стихли прямо у двери, за которой страдали два ни в чем не повинных существа.
   – Это сюда? – шепотом спросила я.
   Алла пожала плечами:
   – Может быть.
   Это «может быть» оказалось роковым.
   Послышалось звяканье ключей, один из которых вошел в замочную скважину и стал ворочаться в ней. Это был замок, который я уже открыла. Тот, кто отпирал дверь, провернул ключ туда-сюда несколько раз, видимо, недоумевая, почему замок остался незапертым.
   Глаза Алла стали огромными от ужаса.
   – Тихо, – прошептала я. – Иди за мной.
   Мы отпрянули к ванной комнате. Именно ее дверь была ближе к нам. Мы торопливо заскочили внутрь, наталкиваясь друг на друга.
   – Тише ты, – прошипела Алла. – Столкнешь меня...
   Я не ответила, потому что прислушивалась.
   Дверь открылась. Судя по стуку каблуков и шуршанию пакетов, это была женщина. Приятного мало. С женщинами шутки плохи. Особенно, когда дело касается их неотъемлемой собственности.
   Я стала ругать себя за то, что мы полезли в ванную комнату. А вдруг она первым делом захочет привести себя в порядок? И зайдет сюда? А тут мы умираем от страха.
   Женщина прошла на кухню, шурша пакетами.
   – Кто это может быть? – почти беззвучно спросила я.
   – Тетя Валя, мать Лешки, – так же беззвучно ответила мне Алла.
   Я молчала и соображала, что делать, когда нас заметят?
   Как назло, на ум приходил один мордобой. Совсем не мой метод.
   Вновь послышались шаги.
   Все, подумалось мне, это конец.
   Скрипнула дверь рядом. А рядом могла быть только дверь в туалет.
   Я схватила Аллу за рукав.
   – Осторожно, – прошептала я.
   Мы открыли дверь, которая предательски скрипнула. Я замерла. Вот черт!
   На цыпочках мы приблизились к входной двери. Один замок был открыт, в скважине второго торчал ключ.
   Я осторожно повернула его. Послышался щелчок.
   Будь что будет! Я не стала церемониться, открыла замок до конца и распахнула дверь. Мы быстренько выскочили на лестничную площадку именно в тот момент, когда женщина выходила из туалета. Послышался изумленный возглас, мы закрыли за собой дверь и бросились бежать.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация