А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Долгое путешествие" (страница 1)

   Марина Серова
   Долгое путешествие

   Глава 1

   Я сидела на диванчике в двухкомнатной квартирке на седьмом этаже девятиэтажного дома и держала в руках фотографию молоденькой смазливой девчонки со смелым взглядом и вызывающим поворотом головы.
   Моими новыми клиентами были двое супругов. Им уже за сорок. За плечами годы ожиданий жилплощади, смена рабочих мест в поисках лучшего, а впереди – страх за свое будущее.
   Даже не за свое, а за будущее их дочери, которая не появляется дома уже целую неделю.
   Ну что ж, вполне обычное дело. Частных сыщиков для того и нанимают, чтобы отыскать любимое чадо, последить за неверным супругом или собрать компрометирующий материал на соседа по даче.
   На более солидную роль можете не рассчитывать, господа частные детективы. Громкие дела и леденящие душу преступления будут расследовать органы, у которых под руками современная техника и банки данных. Нам же, простым труженикам сыска, приходится довольствоваться более скромным положением, полагаясь на свои ноги, уши, глаза, гадальные карты, кубики с номерами, четки и тому подобные средства.
   Мои клиенты были не очень-то состоятельными людьми. Скорее наоборот. Это было видно по более чем скромной мебели, дешевой люстре на потолке и отечественному телевизору марки «ВЭЛС» на коричневой полированной тумбочке, кстати, очень прилично демонстрирующему телепередачу местного телевидения.
   Решиться нанять частного детектива им было совсем непросто. Об этом я догадывалась. Значит, случилось то, что не должно было случиться никогда. А может быть, наоборот. Когда-нибудь это самое должно было произойти. И произошло.
   – Давайте еще раз уточним ваши расценки, – вздохнул папа исчезнувшей, Алексей Владимирович.
   Я назвала сумму.
   – Это задаток и расходы на неделю? Я правильно понял?
   – Да, конечно, всего этого мне должно хватить. А там посмотрим.
   Папа вздохнул.
   – Вы думаете, недели будет мало?
   Я пожала плечами.
   – Не буду загадывать. Все зависит от того, где находится ваша дочь. И какие у нее намерения.
   – Она как-то отлучалась из дома на несколько дней. Вернулась сама. Сказала, что ездила с подругой куда-то. Что-то вроде экскурсии.
   – А куда именно?
   Алексей Владимирович взглянул на жену:
   – Мать, ты не знаешь, куда они с Алкой мотались?
   Любовь Сергеевна отняла платок от заплаканных глаз.
   – Не знаю, она не сказала.
   Я решила уточнить.
   – Не сказала или не хотела говорить?
   Мама подняла глаза к потолку.
   – Она как-то замяла этот вопрос. Перешла на другую тему, а я сгоряча и забыла потом об этом. Главное, что вернулась жива и здорова.
   – Она не предупредила, что уезжает?
   – Нет. Просто не пришла домой, и все. Мы, конечно, переволновались. В милицию заявили.
   – Нас там чуть на смех не подняли, – заворчал Алексей Владимирович. – Сейчас, говорят, все норовят свободы хлебнуть. Вот и устраивают себе поездки. Только неизвестно, за чей счет.
   – А за чей счет Настя путешествовала в тот раз?
   – Не за наш, это уж точно, – подумав, произнесла мама. – Наши деньги все на месте.
   – Понятно. А эта самая Алка? Наверное, правильнее будет назвать ее Алла? Кто она?
   – Они вместе учатся в техникуме. То есть в колледже, как сейчас принято называть.
   – Название новое, а суть осталась старая. ПТУ оно и есть ПТУ, – вставил Алексей Владимирович.
   – Не ПТУ, а техникум, – поправила его Любовь Сергеевна. – Колледжами сейчас техникумы называют.
   – Да мне все равно, – огрызнулся отец. – Наберут туда всяких шалав. Порядочных детей с толку сбивают.
   – Это вы про Аллу?
   – Про кого же еще! На нее только взглянешь, так сразу поймешь, что за штучка.
   Я промолчала.
   – Значит, эту самую Аллу мне искать в колледже?
   – Адреса ее мы не знаем. Не догадались спросить.
   – Вы, наверное, уже пытались поговорить с нею? Ходили туда?
   – Пытаться-то пытались.
   – Ну и что?
   – Говорит, что ничего не знает.
   – Значит, Алла никуда не уехала? – Выходит, так.
   – Может быть, Настя вернется, как в прошлый раз?
   – Хотелось бы. Вот только целая неделя прошла. Пора бы уже, – проворчал Алексей Владимирович.
   Любовь Сергеевна заерзала на стуле.
   – Тут такое дело...
   Я насторожилась.
   – Третьего дня днем кто-то позвонил в дверь. Я не стала отпирать, только спросила: «Кто?» Мне в ответ говорят, мол, позовите Настю. Я отвечаю, что нет ее дома. А они спрашивают, когда именно она придет домой. Я говорю, что не знаю. Они и ушли.
   – А кто это был?
   – Я в «глазок» постеснялась смотреть. В окошко выглянула.
   – И что же вы увидели?
   – Их было двое. Обоим за тридцать. Солидные. В костюмах хороших. Не торопясь, прошли и в машину сели.
   – Что за машина?
   – Иномарка. Я в них не разбираюсь. Белая иномарка. Вот все, что могу сказать.
   – Они сразу уехали?
   – Нет... Постояли минут пять. И тронулись с места.
   Я немного подумала, а потом спросила:
   – А на ребят из колледжа они не похожи?
   – Да что вы, – махнула рукой Любовь Сергеевна. – Там все лысые ходят. Смотреть противно. Сопляки. Шея тонкая и сигарета в зубах.
   Верный портрет, подметила я про себя.
   – С кем-нибудь из ребят Настя встречалась?
   – Нет, ухажера у нее не было. Один раз заявилась компания в подъезд, человек двадцать, отец их всех выставил отсюда.
   Алексей Владимирович опустил голову ниже, пряча усмешку.
   – Как кобели, – сказал он, – стаей хо-дят.
   – Стаей не так страшно, – заметила я.
   Папа вздохнул:
   – Им не страшно, а нам страшно. Если они всей стаей накинутся, костей не соберешь.
   – Вы конкретно чего опасаетесь? – я решила вернуться в прежнее русло.
   – Мне этот визит не понравился, – сказала Любовь Сергеевна. – Чует мое сердце, не к добру это все.
   – Зря вы так расстраиваетесь, – утешила я ее, – мало ли кто приходил. Может, знакомые какие.
   – Не нравятся мне такие знакомые! – мотнула головой мама. – На машине, в костюмчиках. Это в июне-то месяце.
   – Сейчас многие бизнесмены в костюмах ходят, – заступилась я за неизвестных визитеров. – Это неплохой стиль. Все строго. Солидно.
   – Солидно-то солидно. Только вчера эта машина опять здесь была.
   – Когда?
   – Под вечер уже. Долго стояла. А потом они уехали.
   – Уехали... Это были те же люди?
   – Наверное. Машина далеко стояла. Не видно.
   Я стала подбадривать Любовь Сергеевну.
   – Что ж, значит, этих двоих можно исключить из списка подозреваемых. Они к исчезновению Насти непричастны, если пытаются дождаться ее.
   – Вот это мне и не нравится.
   – Ничего, узнаем, кто они и откуда. Все в свое время. Я могу взять эту фотографию? Хотя бы на один день?
   – Берите совсем. Нам лучше Настю живую увидеть, чем фотографии ее рассматривать.
   Я ничего не ответила, поднялась со своего места и направилась к выходу.
   – Я начинаю работать. Мой телефон вы знаете. В случае чего – сразу звоните. В любое время суток, без всякого стеснения.
   – Да, конечно, – заверили меня супруги, – обязательно позвоним.
   – Меня настраивает на оптимистичный лад то, что нет новостей от милиции. Они не всегда приятные вести приносят. Так что отсутствие новостей – это хорошая новость, – закончила я свою речь, забрасывая сумочку за плечо.
   Супруги как-то вяло улыбнулись. Что ж, их можно понять. К тому же английские пословицы – не их стихия.
   Я вышла из подъезда, предусмотрительно надев большие темные очки. Совсем не нужно, чтобы кто-нибудь посторонний знал, как я выгляжу.
   Оглянувшись по сторонам, я внимательно посмотрела, не направляется ли кто-нибудь к этому же подъезду, чтобы подняться на тот же этаж и постучать, вернее, позвонить в ту же квартиру.
   Это была привычка. В голове всегда прячется мысль, что при выходе на улицу ты можешь внезапно встретить того, кого тебе поручили найти. И твое расследование закончится тут же, не успев начаться.
   Но ничего подобного не произошло. Я успокоилась и повернула за угол дома.
   И тут я увидела белую машину.
   В отличие от Любови Сергеевны, простой русской женщины, я разбираюсь в марках машин.
   Передо мной был «Форд» с местными номерами. Причем серия свидетельствовала о том, что этот автомобиль уже давно ездит по дорогам нашего города.
   Я запомнила номер. В салоне сидели двое мужчин. Им действительно было за тридцать, даже за тридцать пять. Крепкие ребята, уверенные в себе.
   Я сразу поняла, что это не простые работяги. Тут попахивает крутизной. А может, именно из-за них Настя решила не показываться дома?
   Но какая связь может быть у простой девчонки, учащейся колледжа, с людьми такого сорта?
   Вот и выясни. Для этого тебя и наняли.
   Я пошарила в сумочке и нащупала зеркальце.
   Сейчас достанем помаду и начнем.
   Обойдя автомобиль, я остановилась и стала делать вид, что накладываю помаду на губы, при этом я смотрела на отражение в зеркальце, которое прыгало туда-сюда, и пыталась разглядеть лица сидевших в автомобиле.
   Это мне плохо удавалось. Расстояние было слишком большим. Лобовое стекло в каких-то разводах, лица и костюмы сливались в одно.
   Я спрятала зеркальце и помаду обратно в сумочку и сделала вид, будто хочу поймать попутную машину.
   Надеюсь, что это сработает.
   Первому же попавшемуся водителю я назвала адрес, котрый мог быть только на Марсе. Я не желала уезжать с этого места. Во всяком случае пока. Так я пропустила несколько машин.
   Кое-кто из водителей соглашался ехать туда, куда меня звала моя фантазия, но я старалась называть настолько смехотворную сумму, что все они мысленно посылали меня куда подальше и уезжали прочь.
   Между прочим, один мужичок неожиданно согласился отвезти меня на край света за символическую плату. Совсем не жадный попался. Или наоборот, готовый подбирать любые крохи. Однако я сумела найти предлог, чтобы не воспользоваться его услугами.
   Повертевшись на краю проезжей части минут этак пять, я направилась прямо к «Форду», вооружившись при этом предельно невинной улыбкой.
   Я знала, что ничем не рискую. Если ребята и ждут кого-то, а я догадывалась, кого именно, то ни за что не покинут свой пост. А мне всего-то и надо – рассмотреть и запомнить их физиономии. Так, на всякий случай.
   Я ткнулась носом в окошко водителя, которое тут же опустилось. Я не стала снимать очки, что сильно мешало обзору. Просто старалась повнимательнее рассмотреть лицо того, кто сидел за рулем.
   Так и есть. Стандартная внешность. Ежик светлых волос. Серые холодные глаза. Взгляд уверенный, чуть насмешливый. Нос немного смят. Подбородок вялый, гладко выбритый. Шея короткая, крепкая. На пальце левой руки печатка. Ну как же... Обязательно печатка.
   Второй был темноволос, волосы подлиннее, зачесаны набок. Глаза темно-серые. Нос длинноват, ноздри округлые. Скулы четко очерчены. Губы тонкие, холодные.
   Я тут же придумала им клички: Боб и Патерсон. Почему именно так? Сама не знаю. Начиталась Чейза и Росса МакДональда.
   Пока я буравила глазами пассажиров «Форда», между нами завязался разговор.
   – Ребята, извините, не поможете мне? Никак не могу поймать машину. А мне нужно в ...
   Боб осмотрел меня сверху донизу, а затем произнес:
   – Это будет дорого стоить.
   – Ну пожалуйста...
   – Я же говорю – дорого.
   – Сколько?
   Боб открыл дверцу и вышел из машины.
   – Все о'кей. Поможем, если надо.
   Он встал на краю тротуара и махнул рукой.
   Тут же рядом затормозила серая «Волга».
   – Послушай, браток, отвези девушку, куда ей надо.
   Боб вытащил из кармана смятую пятидесятитысячную купюру и протянул ее оторопевшему водителю.
   Затем распахнул передо мной заднюю дверцу «Волги».
   – Садись. Кстати, телефончик оставь...
   Я не хотела показаться невежливой, поэтому открыла сумочку, достала чистый листок бумаги и ручку. Немного подумав, нацарапала первый пришедший мне на ум номер.
   – Спросите Владу... – заулыбалась я.
   – О'кей, – осклабился Боб, пряча листок в нагрудный карман пиджака.
   И тут случилось то, от чего у меня по спине побежали холодные мурашки.
   Садясь в машину, я зацепилась ремешком за ручку двери и уронила на землю свою сумочку.
   Ее содержимое вывалилось, и Боб кинулся помогать мне подбирать все, что рассыпалось. И среди всего этого была фотография Насти, которую я взяла с собой.
   Боб подобрал фотографию, взяв ее двумя пальцами, и стал рассматривать. Затем медленно поднял на меня глаза, видимо, что-то соображая.
   Его товарищ терпеливо ждал, пока мы закончим наводить порядок, однако дело постепенно принимало дурной оборот.
   Сделав вид, будто ничего не произошло, я осторожно взяла фотографию у Боба из рук.
   – Спасибо большое, – сладким голосом произнесла я, – звоните, если что. Я буду очень рада.
   И запрыгнула в «Волгу».
   Машина отъехала, и водитель собрался развернуться, чтобы следовать по указанному адресу.
   – Нет-нет! – запротестовала я. – Поезжайте вперед!
   «Волга» вильнула туда-сюда, водитель сообразил, что именно от него требуется, и выправил руль. Машина стала набирать скорость.
   Холодея от ужаса, я уже заранее знала, что сейчас поделывают Боб и Патерсон. Первый докладывает о том, что я почему-то держу в сумочке фотографию девушки, которую они так старательно пасут. А второй предлагает догнать меня и выяснить, каким боком я связана с этим делом.
   Собравшись с духом, я обернулась.
   Так и есть. «Форд» догонял нас. Видимо, ребята приняли какое-то решение.
   – Если можно, – попросила я водителя, – давайте побыстрее.
   – Можно, – снисходительно произнес дяденька и нажал на педаль газа.
   «Волга» резко понеслась вперед. «Форд» не отставал.
   Водитель заметил в зеркало заднего вида, что белая иномарка едет за нами, и удивился.
   – Чего это они?
   – Наверное, забыли взять сдачу, – процедила я.
   – Так он ничего не говорил про сдачу, – забеспокоился дяденька, – давай остановимся и выясним.
   – Нет-нет! – взмолилась я. – Ни в коем случае. Лучше оторваться от них.
   – Извини, девочка, – протянул водитель, беспокойно посматривая в зеркало заднего вида. – Я в такие игры не играю. Неприятности мне не нужны.
   И он стал тормозить.
   – Погодите! – вскрикнула я. – Они хотят разобраться со мною. Им кое-что нужно!
   – Ничего не понимаю, – водитель был ошарашен, – вы же только что распрощались!
   – Может быть, оторвемся от них?
   – Сами расхлебывайте эту кашу. А меня не впутывайте. Возьмите ваши деньги...
   В голосе водителя «Волги» слышалось сожаление.
   Машина остановилась. Я не стала дожидаться встречи с Бобом и Патерсоном, уж не знаю, как их зовут на самом деле, распахнула дверцу и бросилась прочь.
   Я заскочила в один из магазинов, но подумала, что это ненадежное убежище, выскочила оттуда и прямо-таки вбежала в бистро, находившееся неподалеку.
   На секунду задержавшись в дверях, я заметила, что «Форд» уже пристроился позади стоящей «Волги», Боб наскочил на водителя, отобрал у него деньги и, наседая, выяснял, куда я делась. Тот тряс головой и непонимающе разводил руками.
   Бистро организовывались на основе бывших кафе или общепитовских столовых. То есть здесь наверняка должен быть выход во внутренний двор. А из внутреннего двора можно попасть на параллельную улицу. Что мне и требовалось.
   Не обращая внимания на удивленные взгляды молодых людей, которые старательно трудились на раздаче, я проскользнула в служебную часть здания и стала искать выход. Я очутилась в грязном коридоре, заставленном какими-то ящиками, коробками, бачками и другими предметами, необходимыми для обеспечения населения питанием по зарубежным канонам.
   Обстановка разительно отличалась от того, что можно было увидеть в сверкающем новизной и роскошью зале. Что и говорить, главное – красивое лицо.
   Я быстро нашла затянутую зеленой полиэтиленовой сеткой дверь, прорванную в нескольких местах. Это был выход во двор, тоже заваленный полуотходами. У меня даже хватило настроения усмехнуться про себя: импортный фасад, но чисто русские задворки. Великолепное сочетание.
   Попав на параллельную улицу, я поймала машину и назвала мой настоящий адрес. Теперь мне было не до шуток. Нужно было как можно скорее уехать из этого района и попасть домой.
   Успокоилась я только тогда, когда вошла в свою квартиру и заперла дверь.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация